Возникновение арабо-исламской философии. Ее связь с новой религией и античностью

Возникновение арабо-исламской философии. Ее связь с новой религией и античностью — Философия

Возникновение арабо-исламской философии. Ее связь с новой религией и античностью

Термин “арабо-исламская” философия достаточно условен. Под ним подразумевается философия разных народов, входивших в состав Арабского халифата, писавших не только на арабском, но и на персидском языках. И хотя философия эта далеко не всегда была религиозной, развивалась она все же в культуре, где доминировал ислам.

Характер и содержание ее определило то обстоятельство, что она возникла сразу же как средневековая, со всеми ее особенностями. Что это значит?

Победа ислама в борьбе с родо-племенной идеологией, языческой религией в Аравии и установление в результате завоеваний господства на огромной территории (от границ Индии и Китая до Испании) принесли новую форму организации общественной жизни, знаменовавшую приход на место родовых связей отношений феодальных. Монотеистическая религия ислама стала идеологией этого объединения.

Исламская культура впитала в себя многое из того, чем уже обладали жившие здесь народы и что придало своеобразные черты ее облику. Это довольно скоро выразилось в появлении многочисленных сект внутри ислама. Разные формы протеста против навязанной силой религии выливались в идейные течения.

В них сказалось влияние древне-иранской религии зороастризма, гностицизма, религиозно-философского учения манихейства, вобравшего в себя в свою очередь идеи зороастризма, христианства и буддизма. Наконец, огромное вли 0 яние на развитие исламской теологии оказала античная мысль.

И все же, арабо-мусульманская философия как часть исламской культуры по сути дела оказалась без этапа древности – за нее эту стадию прошли другие, достижениями которых она успешно воспользовалась и довольно скоро (уже в XI-X вв.) выступила как имеющая свое собственное содержание и немалые успехи в разработке проблематики и обогащения философского видения мира.

Возникновение ислама внесло в жизнь народов Ближнего и Среднего Востока и северной Африки серьезные изменения. Для аравийцев, в среде которых он появился, это был совершенно новый тип сознания, принесший на место язычества,

ориентированного на замкнутые внутриродовые интересы, сознание надродовое, надэтническое. Ислам приносит учение о едином (хотя и разделенном невежеством) человечестве, о едином его корне.

Центральным пунктом этого соединяющего разных людей и разные народы сознания стала идея единого для всех них бога.

На этой основе создаются новые механизмы управления огромным государством-империей; получают больший простор для развития ремесла, торговля, знания.

Ислам освободил аравийца от сознания абсолютной подвластности року, наделив его возможностью выбора своей судьбы. Правда, в этом вопросе Коран как исходная книга вероучения довольно противоречив.

В нем есть аяты (стихи), где жизнь человека рисуется как целиком зависящая от божественного произвола: “Знает Он, что на суше и на море; лист падает только с Его ведома, и нет зерна во мраке земли, нет свежего или сухого, чего не было бы в книге ясной”; “Он творит то, что желает, ведь Аллах над всякой вещью властен”; “Он прощает, кому пожелает, и наказывает, кого пожелает”. Но всемогущество и всевластие Аллаха предполагают вместе с тем, что человек обязан уразуметь мудрость бога, праведность дарованного им вероучения и сознательно идти его путем – тогда человека ожидает награда за добродель. При этом единственным судьей человека является бог, и никакой другой человек – таким образом обретается пусть хотя бы в идее внутренняя свобода.

Свободная воля невозможна без знания, она является проявлением разума. Поэтому Коран провозглашает разум и знание основными добродетелями человека – без них нет и настоящей веры.

Конечно, не стоит преувеличивать возможности, открытые исламом, поскольку все его установления были направлены на утверждение религиозной доктрины и поэтому с самого начала вводили принципиальные ограничения в объяснение волнующих человека проблем. Коран отвечал самым простым общественным

запросам, в нем нет теоретической глубины, по языку и идеям он соответствовал сознанию неискушенных в умозрении людей. Создаваясь на протяжении многих лет и отражая разные ситуации он не избежал разноречивых высказываний, формулировок.

И когда он был канонизирован в качестве священной книги, положившей начало новому вероучению, встала проблема разъяснения его содержания, толкования и согласования разноречий, дополнения его установлений новыми, рождаемыми жизнью.

Рядом с Кораном и хадисами (рассказами сподвижников Мухаммеда о жизни и изречениях пророка) создавалось, как их продолжение, мусульманское богословие.

И государственное управление, и судопроизводство, и хозяйственная жизнь, и решение теологических споров требовали более глубокого теоретического решения вопросов, нежели то, которое предлагало Писание.

Что такое единобожие? Что такое божественное всемогущество? Промысел божий? В чем заключается вера в Аллаха? Каково праведное поведение? Если все во власти Аллаха, то отвечает ли человек за свои поступки? Каждый ли человек может быть ответствен за них – малый ребенок, слабоумный? Что такое ответственность, свобода воли, разум?

Один вопрос влек за собой другие. Для ответа на них нужна была разработанная теория. Рядом, в соседней культуре – византийской, да и в библиотеках крупных ближневосточных городов и в монастырях сохранилась мудрость античности, ее высокая наука.

Изгнанные из Византии после осуждения на Никейском соборе (431) и обосновавшиеся в Персии несториане с целью распространения своей еретической теологии начали перевод трудов Аристотеля и его комментаторов (“Введение в Категории Аристотеля” Порфирия) на сирийский язык.

В Сирии и Египте, вошедших в состав Халифата, монофизиты так же переводили на сирийский и коптский языки тексты Аристотеля. В персидском Гундишапуре нашли гостеприимство изгнанные по указу Юстиниана (529) философы платоновской академии. Помимо трактатов Аристотеля и “Введения” Порфирия здесь переводились также (на пехлеви) труды Гиппократа, Галена.

Начавшаяся еще до арабских завоеваний эта переводческая деятельность продолжалась и позже. Правда, на протяжении почти

всего VIII века переводы выполнялись пока что в христианских школах.

Но в это время сирийцы, работавшие врачами при дворах первых халифов и принявшие ислам, начали осуществлять переводы логических сочинений Аристотеля и медицинских трактатов Галена с сирийского на арабский язык.

В Багдаде халиф Харун ар-Рашид основал в конце VIII века знаменитый Дом мудрости. Благодаря деятельности Хунайна ибн Исхака, Косты бен Луки, Сабита ибн Курры, библиотека Дома пополнилась многими переводами – античность предстала в достаточно цельном виде.

Проблема единства бытия

Основной вопрос, который особенно остро стоял в первые века существования ислама, в период выработки его догматики, был вопрос о единобожии (таухид).

Идея монизма, единства бытия и единства и единственности мироздания стала и центральной темой философии.

Как религиозная и философская она обсуждалась в двух планах – в плане мистического видения ее разрешения и в плане рационалистического обоснования.

Первые развитые концепции единства бытия были предложены мутазилитами – религиозными философами-рационалистами. Мутазилиты были наиболее радикальными в критике традиционалистского течения в исламе, выражавшего стремление не подвергать Писание никакому перетолкованию, принимать его как букву, данную раз и навсегда в вере.

Напротив, мутазилиты настаивали на необходимости все принципы вероучения подвергнуть проверке разумом. Именно разум, а не что иное, должен быть критерием, мерилом истинности всякого утверждения. Поэтому и проблему единобожия они обсуждали, оперируя доводами разума, логики, философии.

Для этой цели они использовали уже созданные античными философами логику и метафизику, учение о началах бытия. Рассуждая о единстве и единственности бога мутазилиты стремились к предельной чистоте этой идеи.

Единство бога должно означать отсутствие в нем какой-либо множественности, следовательно и каких-либо качеств, атрибутов – наличие их нарушает это единство, предполагает их существование вне и независимо от бога, которому они потом

приписываются. Наличие их означало бы отрицание и единственности бога, то есть отказ от центрального постулата ислама: “Нет бога, кроме Аллаха”.

Поэтому, считали мутазилиты, бог может характеризоваться лишь через отрицания, через отказ ему в атрибутах, подобно тому, как определял Единое Платон.

Но о таком боге фактически нечего сказать – он превращается в предельную абстракцию и, конечно, перестает иметь что-либо общее с богом, представленным в Коране.

Продолжая рассуждать в этом направлении, мутазилиты пришли к выводу и о том, что Коран не может быть извечным – иначе он тоже существовал как бы наряду с Аллахом. Значит – Коран сотворен, хотя и богом, но сотворен. Такое заявление также противоречило исламской догматике.

Стремясь к рационалистической интерпретации идеи бога, мутазилиты склонялись к тому, чтобы отождествить его с закономерностью, пронизывающей все сущее.

Бог придав в единовременном акте несущему существование в дальнейшем уже не может делать абсолютно ничего: ни сотворить даже пылинку, ни шелохнуть листа на дереве.

Богословы, настаивавшие на необходимости буквального следования традиции, объявляли мутазилитов еретиками, безбожниками.

И хотя на деле они таковыми не были, все же именно мутазилиты поставили на обсуждение эти и некоторые другие острые вопросы, а их стремление решать их, опираясь лишь на разум, логику, способствовали тому, что наряду со спекулятивной теологией появились и философские (светские) концепции, попытки ответить на подобные вопросы без обращения к аргументации “от религии”.

Само арабское слово “фальсафа” откровенно указывает на связь с античной философией – оно было заимствовано оттуда и обозначало совершенно определенное течение в духовной культуре исламского Востока – учение, которое считалось наследием греческой мудрости.

Уже она за множеством вещей, богов видела нечто, объединяющее мир в целое. Парменид, Платон, Аристотель искали соединяющее все начало, которое они определяли понятием бытия.

И все же интерес к этой проблеме в античности еще только выкристаллизовывался, в средневековье же, в эпоху утверждения монотеистических религий, она становится непременным атрибутом теоретического знания.

Но если в религиозной философии единое олицетворял бог, пусть даже и толкуемый как закономерность бытия, то в “фальсафа” проблема единого рассматривается уже иначе. Место бога занимает философская категория “единого” или “необходимосущего”, то есть существующего независимо от какой-либо причины, имеющего причину бытия в самом себе, не могущего не существовать.

Оно означает единство всего сущего, его цельность, а также единое начало, первопричину всего – взаимосвязь в динамике. “Всякая цепь, состоящая из причин и следствий … нуждается в причине вне ее самой, поскольку она состоит из одних следствий…

Очевидно, что если в этой цепи имеется нечто такое, что не есть следствие, то это и есть тот самый конец, которым заканчивается цепь.

Отсюда следует, что каждая цепь должна заканчиваться необходимо сущим”, – так определял смысл центральной категории арабо-исламской “фальсафа” великий ученый и философ Абу Али ибн Сина (980-1037), – известный в средневековой Европе как Авиценна[21] . “Необходимосущее, – разъясняет он, – по своей сущности едино и совершенно не высказывается о многом”.

Источник: https://student2.ru/filosofiya/1715138-vozniknovenie-arabo-islamskoy-filosofii-ee-svyaz-s-novoy-religiey-i-antichnostyu/

Возникновение арабо-исламской философии

Возникновение арабо-исламской философии. Ее связь с новой религией и античностью

Отличительной чертой арабской философии является то, что она в меньшей степени, чем философия европейская, интересовалась абстрактными вопросами. Мышление арабов всегда было более конкретно, тогда как европейцы склонны к абстрактным рассуждениям. Но также, нельзя сказать, что арабский мир или Восток вообще никогда не стремился к познанию мира посредством построения теорий.

В отличии от Западного Средневековья на Востоке, в мусульманском мире, особенно в VII-X вв. происходит расцвет философии и таких наук, как алгебра, тригонометрия, астрономия, оптика, химия, география, зоология, ботаника, медицина, психология и т.д.

Большой вклад в развитии специальных наук внесли такие ученые, как Аль-Хорезми, Аль Бируни, Ибн-Сина, Омар Хайям и др. Например, Бируни одним из первых выдвинул гипотезу о вращательном движении Земли вокруг своей оси, обосновал идеи существования множества миров и т.д.

Философы и ученые Востока оказали влияние на формирование мировоззрения западной философии и науки. Через мусульманский Восток и Запад познакомился с наследием античной культуры; западный мир узнал об Аль-Фараби, Баласагуни, Кашгари и др.

Родоначальниками исламской философии являются Аль-Кинди и Аль-Фараби.

Аль-Кинди (Абу, Юсуф, Якуб Бен Исхак (800-870)) —  арабский философ, врач, математик, астролог, основоположник восточного аристотелизма; придерживался философии Аристотеля.

Мистика суфиев, на первых порах подвергавшаяся преследованиям со стороны ортодоксального духовенства, была узаконена аль-Газали (1059-1111)- крупнейшим представителем религиозно-идеалистической философии.

В своей критике «еретических» и «противоверных» взглядов перипатетиков Газали отстаивал наряду с мистическим суфизмом положения ашаритов, отказываясь, однако, принять их атомистическую теорию. Одним из влиятельных представителей суфизма можно считать также Ибн аль-Араби (1165-1240).

В основе восточного перипатетизма лежала философия Аристотеля, перешедшая к арабам при посредстве сирийских переводчиков, отчасти в интерпретации афинской и александрийской школ, а также другие антические учения, в частности политическая теория Платона.

Толкования Аристотеля восточным перипатетиками открывали возможность для атеистической и даже материалистической концепций.

Так, положение о двойственной истине, в скрытом виде содержавшееся уже в учении мутазилитов, предполагало аллегорические толкования догматов ислама.

Основоположником восточного перипатетизма был аль-Кинди, который первым в арабской философии изложил содержание основных трудов Аристотеля.

Он же впервые представил (на основе восходящей к Александру Афродизийскому классификации интеллектов) рациональное познание как приобщение разума индивида к универсальному, божественному разуму.

Деизм Кинди, его представление о боге как о безликой «отдаленной причине», развивался в рамках неоплатонической теории эманации аль-Фараби.  Аль-Фараби (870-950). Первый на Востоке поднял вопросы общественной жизни. Цель человека – счастье. Для достижения счастья нужны познание, воля и свобода.

Воля связывается с чувством познания, свободы с логическим рассуждением. Только сообща можно достичь счастья. Легче это сделать в пределах родного города. Эти его взгляды нашли отражение в работе «О взглядах жителей добродетельного города». В философии Аль-Фараби был в основном идеалистом.

Решая задачу возникновения мира и человека из Бога, он считал, душа человека есть сущность, полностью отличающаяся от тела, не зависит от него. Однако деятельность тела невозможна без направляющей деятельности души. Человеческая душа (интеллект) стремится познать сущность Бога. Познание невозможно без опоры на чувства.

Но с помощью чувств сущность познать невозможно. Это может только разум. Разум от тела не зависит. Он пассивен. Он обобщает чувственные данные. Разум абсолютно не зависит от телесности и материальности.

Он – чистая форма, способная и постижению того, что находится вне его, он действует и постигает духовно-космические формы, высшую из них – Бога.

Онтологическая и гносеологическая идеи Фараби углубил и детализировал крупнейший мыслитель средневековья Ибн Сина, утверждавший вечность материи и независимость частных явлений жизни от божественного провидения.

В XII веке центр философской мысли перемещается на Запад мусульманского мира — в Испанию.  Своей вершины андалусская, а вместе с ней и вся средневековая арабская философия достигает в творчестве Иби Рушда, отстаивавшего от нападок ашаритов и Газали идеи перипатетизма и создавшего самостоятельное философское учение.

Отвергая учение Ибн Сины о внедрении форм в материю извне, Ибн Рушд выступил с тезисом об имманентности форм самой материи. Он отрицал также бессмертие индивидуальных душ, считая вечным лишь человеческий интеллект, приобщающийся к деятельному божественному разуму, который воплощает предельную цель человеческого знания.

Большую роль в истории средневековой философии сыграла разработка Ибн Рушдом концепции двойственной истины.

Таким образом, мутазилиты, с одной стороны, положили начало рациональной геологии, с другой — расчистили почву для зарождения чисто философского свободомыслия перипатетиков.

Вторую жизнь арабская философия обрела в Европе — в деятельности аверроистов и других борцов против официальной идеологии католицизма.

Известные мыслители и ученые средневековой философии

Ближнего Востока.

Для арабского мира характерен более конкретный подход к мирозданию.

Арабские ученые разработали самостоятельную концепцию разума. Под разумом они понимали не только способность человека, но и все продукты культуры, язык и т.д., т.е. рассматривали его в смысле, близком к современному понятию ноосферы. С их точки зрения, разум обладает следующими свойствами:

1. Разум божественный как одно из выражений всемогущества и всезнания бога, в философии аналогичный творческому, активному началу и законосообразности мира (мировой разум), отличается от разума человеческого, подобного божественному, но лишь подобного, а, следовательно, несовершенного, ущербного.

2. Человеческий разум может быть потенциальным, то есть существующим как способность, предрасположенность к мышлению (например, у ребенка), и актуальным, то есть уже реализовавшимся, действующим.

3. Разум рассматривается как приобретенный — сформированный через обучение, систему умозаключений, опыт и т.д., и неприобретенный, идентичный непосредственной интуиции.

В средневековой арабской философии существовал религиозный мистицизм, представленный в первую очередь суфизмом. В основе этой доктрины лежит вера в возможность созерцания божества и конечного слияния с ним человека, отрешившегося от материального мира.

Ярким представителем этого направления средневековой арабской мысли является суфийский философ Ибн-Араби. Для него бог одновременно слит с миром, является им, неотделим от него и в тоже время внеположен ему, поскольку является порядком, организующим этот мир.

В одном из сочинений этого философа сказано: «Миропорядок есть целиком Бог или целиком Творение, ибо он (миропорядок) — Творение в одном отношении, он же — Бог в другом отношении, суть же едина.

Ведь воплощенная сущность формы, в которой Он проявился, есть воплощенная сущность формы того, кто принял сие проявление».

Другой арабский философ, Аль-Газали, пытался найти компромисс между безграничной верой в силу разума и сомнениями в его способностях. В частности, он писал: «С помощью одного только разума невозможно охватить те вопросы, которые требовалось еще разрешить… разум не способен поднять завесы над всеми проблемами».

И в то же время разум способен найти ответы хотя бы на ряд вопросов, а потому его нельзя отвергать». Он оспаривал общезначимость закона причинности, затем стал ярым противником философии («Опровержение философов») и новооснователем ортодоксальной теологии («Воскрешение наук о вере»). Газали был одним из самых известных мыслителей мусульманского средневековья.

Исследователи утверждают также, что Газали повлиял на Фому Аквинского и на всю схоластику.

Трактат Газали содержит основные идеи суфийской системы: идею мистической близости к Богу; идею тарика — пути к этой близости, на котором отмечены «стоянки», символизирующие определенные качества; идею суфийских идеалов терпения, бедности, аскетизма, любви и т. п.

Сделав религию объектом чувств и эмоций, Газали пытается «оживить» суннитский традиционализм, отставший от требований новой жизни, поэтому он и назвал свой труд «Воскрешение наук о вере».

Газали был первым крупным мыслителем ислама, у которого сомнение в самой возможности знать истину о мире получило законченное философское выражение в его системе взглядов. Газали считает сомнение путем к постижению истины.По этим причинам, некоторые исследователи Газали называют его предшественником всего философского скептицизма.

Причинную связь явлений Газали отрицает и в «Воскрешении наук о вере». По утверждению Газали, творец и причина каждого из названных явлений — Аллах. Он создал такой порядок, при котором одно явление может происходить только при наличии другого.

Тема № 6. Философия Возрождения и Нового Времени.

План лекции.

1.      Характерные черты эпохи Возрождения и их отражение в философии.

2.      Становление новой космологии, философский пантеизм: Н. Кузанский, Дж. Бруно, Н.  Коперник и др.

3.      Философия истории, философия политики, социальные утопии (Макиавелли, Т. Мор, Кампанелла).

4.      Проблема методов познания. Эмпиризм и рационализм.

5.      Проблема субстанции и пантеизм в философии Нового времени.

6.      Субъективный идеализм в философии Нового времени.

Ренессанс или эпоха Возрождения определяется как общеевропейский процесс идейного и культурного развития. Это период перехода от феодализма к начальной стадии капитализма. 13-16 вв. это время простого товарно-денежного хозяйства.

Религия отступает на второй план, общество преобразуется на основе светского образования, светского устройства жизни. Формально не было отступления от принципов теоцентризма, но на практике осуществляется принцип антропоцентризма.

А именно: человек – обладатель безграничных творческих возможностей помноженных на мощь его познавательной деятельности. Человек мыслится демиургом (богом), это творец самого себя.

Меняется не только направленность идеологии и культуры в целом, но и стиль мышления: происходит поворот от теоцентрического к антропоцентрическому пониманию мира. Мыслители Возрождения видели в человеке существо, властвующее над природой, возродили интерес к изучению самой природы.

Природа достойна восхищения, она идеализируется, обожествляется. А это пантеизм.

Человек как бы поднимается на пьедестал, он учится у природы, улучшает ее. Другой особенностью философии Возрождения является гуманизм – реализация человечности, учение о правах свободного индивида, создания условий для его достойной жизни.

Гуманизм утверждает внутреннюю земную «божественность» человека, его веру в свои силы (об Эразме Ротердамском). Одним из ярких представителей гуманизма Возрождения был Эразм Ротердамский.

Эразм Ротердамский (1469-1536) (Герхард)

Ученый-гуманист, писатель, Герхард – настоящий богослов, виднейший представитель Северного Возрождения. В основе его мировоззрения – «возрождение» идей и идеалов раннего христианства, «возврат к истокам» во всех областях жизни.

В 1509 году написал шутливую книгу «Похвала Глупости», в которой отражен свод взглядов автора по всем вопросам человеческого существования.

В ней он высмеивает все пороки современной ему общества: невежество, тщеславие, лицемерие, духовенства, придворных и т.д.

Эразм сыграл большую роль в подготовке Реформации (социально-политическое и идеологическое движение 16-17 вв. направленное против католической церкви, ее догматов) но не принял ее.

В целом Эразм – сторонник сильной, но просвещенной и гуманной монархической власти. Но лично для себя он хотел самоуправляющуюся городскую общину.

Эразма можно назвать главой «христианского гуманизма», который пытался синтезировать культурные традиции античной древности и раннего христианства. Сущность эразмианства – свобода и ясность духа, миролюбие, воздержанность, здравый смысл, образованность, простота.

В целомфилософия Возрождения помогала раскрепощению философии, утрате ею статуса служанки теологии.

Философия Нового Времени начинает свой отсчет с 17 века. Философы и ученые неоднозначно оценили роль опыта и рационального мышления в познавательной деятельности.

Родоначальником эмпиризма считают английского мыслителя Френсиса Бекона (1561-1626). Он считал, что цель науки – практика, а опыт и эксперимент – основа достоверного знания.

Эмпиризм – философское направление, признающее чувственный опыт единственным источником знания («нет ничего в разуме, что не прошло через чувства» (взял у Локка)).

Бекон считал, что для достижения истинного знания необходимо избавиться от четырех заблуждений – «идолов». Это идолы рода, пещеры, рынка, театра.

Идолы рода – заблуждения, свойственные людям из-за несовершенства человеческого разума, который отражает действительность как в кривом зеркале – выдает желаемое за действительное.

Идолы пещеры – связаны с субъективностью восприятия человеком окружающего мира, люди имеют индивидуальный характер, каждый получает различное воспитание, опыт и т.д.

Идолы рынка (или рыночной площади) возникают в результате неверной или неточной терминологии.

Идолы театра – это общепринятые заблуждения, научные и философские; научные и философские системы – это комедии, разыгранные на основе несовершенных методов познания.

Восход из всего этого – применение индуктивного метода исследования (рассуждение от единичного к общему). Эти мысли изложены им в книге «Новый Органон». Заслуга Ф.

Бекона в том, что он, критикуя старые, схоластические методы познания, пытался реализовать в философии общий методологический подход к получению научных знаний.

Идеи эмпиризма развивались в творчестве Дж. Локка (1632-1704). философская заслуга Локка в истории философской мысли заключается в развитии и обосновании им сенсуалистической теории познания. Прежде всего, Локк выступил с опровержением платоновско-картезианского учения о врожденных идеях.

Он доказывал, что в разуме нет ничего такого, чего не было бы в ощущениях. Разум новорожденного, говорил философ и педагог, — это “Tabula rasa” (Чистая доска), на которой опыт записывает свои чувствования. Все знания, по Локку, приобретаются из опыта.

Отсюда Локк вслед за его предшественников Френсисом Беконом называют эмпириком.

Источник: https://www.stud24.ru/philosophy/vozniknovenie-araboislamskoj-filosofii/395894-1340160-page5.html

Booksm
Добавить комментарий