Возможность и действительность

Возможность и действительность

Возможность и действительность

Возможность и действительность, философские категории, логически описывающие движение, способ существования материи во времени. Действительность — это то, что уже возникло, существует. Возможность — это то, что может возникнуть и существовать при определённых условиях, стать действительностью.

Введены древнегреческим мыслителем Аристотелем в связи с критикой предшествовавшей философской традиции, которая в вопросах возникновения и движения не выходила за рамки мифологического истолкования: «двуначальный» (мужское — женское) подход к порождению и порожденному («природа»), циклическая трактовка движения («рождение — детство — юность — зрелость — старость —смерть»). Аристотель предложил новое понимание, связанное с удвоением бытия: «… Возникновение может совершаться не только — привходящим образом — из несуществующего, но также можно сказать, что всё возникает из существующего, именно из того, что существует в возможности, но не существует в действительности. И именно к этому бытию сводится единое Анаксагора; ибо лучше его формулы „все вместе”… сказать: „все вещи были вместе — в возможности, в действительности же — нет”» (Met. XII, 2, 1069 b 20—26; рус. пер., М. — Л., 1934). Тем самым был открыт путь к логической интерпретации движения, под которым Аристотель понимал переход «… из одного определённого данного в другое» (там же, 1068 а 7). В этом исходном варианте В. и д. отнесены к совокупности форм существования материи и связаны друг с другом через необходимость, которая и обеспечивает при переходе возможных форм в действительные выполнение законов формальной логики: стать действительной может одна и только одна из возможных форм существования. Выбор возможной формы и её перевод в действительность осуществляются, по Аристотелю, целевой и действующей причинами, причём наличное бытие (энергия) оказывается действительностью двоякого рода: продуктом внешнего определения и продуктом самоопределения (энтелехия), доступного лишь одушевлённым существам.

  Аристотелевское понимание В. и д. с небольшими изменениями господствовало до 17 в., когда формулирование принципа инерции позволило обосновать идею самодвижения неживой природы и её самоопределения через взаимодействие.

Необходимость в душе как особом механизме исчезла, и Т. Гоббсом было предложено новое, «контактное» толкование В. и д., основанное на вероятности причинно-обусловленного события (см. Избранные произведения, т. 1, М., 1965, с.

157—58).

  В трактовке И. Канта В. и д. отнесены к представлениям, связанным с модальностью и с существованием во времени: возможность рассматривается как сумма представлений о вещи за неопределенное время, действительность — как существование в определённое время, необходимость — как существование предмета во всякое время (см. Соч., т. 3, М., 1964, с. 225—26).

Вместе с тем эти категории выступают и как постулаты эмпирические исследования, отнесённые к разным моментам научного познания: «1. То, что согласно с формальными условиями опыта (если иметь в виду созерцание и понятия), возможно. 2. То, что связано с материальными условиями опыта (ощущения), действительно. 3.

То, связь чего с действительным определена согласно общим условиям опыта, существует необходимо» (там же, с. 280). Тем самым категория возможности была отнесена к нормам мышления, позволив различить логическую, реальную и практическую возможность. Общим для систем Ф. Шеллинга и Г.

Гегеля является утверждение изначальной определённости, «запрограммированности», не оставляющей места выходу за рамки наличного тождества деятельности и действительности; поэтому любое изменение системы обнаруживается апостериорно как очередной момент предзаданной временной целостности (что весьма напоминает этапы мифологического цикла).

При таком подходе возможность выглядит обеднённо, как абстрактный момент действительности, а отношение В. и д. представляется как единство внутренней и внешней вещи в её свойствах и относящегося к ней многообразия обстоятельств при явном примате действительности. Вместе с тем рассмотрение В. и д.

как категорий бытия, отвергнутое Кантом, позволило Гегелю сформулировать тезис о разумности действительности и вытекающей отсюда необходимости познания её реальных возможностей — условии разумности деятельности.

  Категории В. и д. в марксизме, обобщившем достижения и сохранившем преемственную связь с предложенными Аристотелем, Гоббсом, Кантом и Гегелем схемами, органично связаны с производительной деятельностью и специфически социальными характеристиками общественного бытия. В. и д. рассматриваются в марксизме прежде всего как свойства бытия.

Эта тенденция в анализе В. и д. продолжает и обобщает линию, представленную Аристотелем и Гегелем (с учётом различий в других пунктах этих концепций). Основная линия марксистского анализа В. и д. состоит в том, чтобы рассмотреть их как моменты познания действительности с целью её изменения и раскрыть связь структур бытия и категорий мышления.

  М. К. Петров.

Интерпретируя В. и д. как соотносительные понятия, выражающие основные моменты движения и развития бытия, диалектический материализм рассматривает возможность как менее богатое и конкретное понятие, чем действительность в широком смысле, т. е.

объективный мир в целом с присущим ему различием, в том числе противоборствующими тенденциями.

Марксизм указал на 2 взаимосвязанных момента: на внутреннее беспокойство, самодвижение, присущее бытию, которое по мере развития реализует свои собственные возможности, и на роль человеческой деятельности, общественной практики, которая имеет дело с определённым спектром возможностей (в том числе и создаваемых в самой человеческой истории) и превращает их в действительность. Действительность в узком смысле и есть реализация существующих потенций бытия и практики как его социальной формы. В этом смысле человеческая история — это история раскрытия объективных возможностей бытия, их реализация, создание новых объективных социально-культурных возможностей и их воплощение в практике.

  В зависимости от характера закономерностей, лежащих в основе того или иного типа возможностей, различают абстрактную и реальную возможности. Абстрактная возможность противостоит невозможности и вместе с тем не может непосредственно превратиться в действительность.

Реальная возможность предполагает наличие объективных условий для её реализации. Различие между этими двумя типами возможности относительно, так как оба они основаны на объективных, хотя и разного порядка, закономерностях. При изменении условий абстрактная возможность может перерасти в реальную.

Классический пример такого превращения дан К. Марксом при анализе генезиса кризисов: в условиях капитализма абстрактная возможность кризиса, возникающая из разделения процесса обмена на два акта — купли и продажи, становится реальной возможностью, которая превращается в действительность.

Степень возможности того или иного явления выражается через категорию вероятности.

  В существовании и развитии любого объекта воплощено единство противоположных тенденций и потому содержатся возможности разного уровня, направления и значения.

Конкретная совокупность реальных условий определяет, какая из возможностей становится господствующей и превращается в действительность; остальные же либо превращаются в абстрактную возможность, либо вообще исчезают. Различают объективные и субъективные условия превращения возможности в действительность.

Последние специфичны для общества: здесь ни одна возможность не превращается в действительность, помимо деятельности людей. Вместе с тем субъективный момент деятельности открывает возможности для её волюнтаристского истолкования и соответствующих попыток реализации.

Однако произвол в истории раньше или позже терпит крах именно в силу того, что он игнорирует реальные законы действительности, её реальные возможности. Марксизм подчёркивает решающую роль активности человека, его творческих усилий в реализации возможностей, в превращении осознанных тенденций общественного развития в действительность.

  Лит.: Маркс К., Тезисы о Фейербахе, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3; его же, Капитал, т. 1, там же, т. 23; Энгельс Ф., Диалектика природы, там же, т. 20; Ленин В. И., Крах II Интернационала, Полн. собр. соч.,5 изд., т. 26, с.

212— 219; его же, Философские тетради, там же, т. 29, с. 140—42, 321—22, 329—30; Гегель Г. В. Ф., Энциклопедия философских наук, Соч., т. 1, М. — Л., 1929; Проблема возможности и действительности, М.—Л., 1964; Арутюнов В. Х.

, О категориях возможности и действительности и их значении для современного естествознания, К., 1967.

  Л. Е. Серебряков.

Оглавление

Источник: https://www.booksite.ru/fulltext/1/001/008/006/102.htm

Лекция № 7 тема: философия сознания

План

  1. Сознание как проблема философии. Отражение как генетическая предпосылка сознания. Эволюция форм отражения

  2. Происхождение и сущность сознания как общественно – исторического явления. Проблема идеального.

  3. Духовная жизнь общества и общественное сознание: их соотношение и сущность.

На протяжении всейистории философии проблема сознанияпривлекала, да и сегодня привлекаетвнимание философов, ибо человеческоесознание влияет на отношение человекак миру и к самому себе.

Сознание человекаимеет огромные возможности воздействияна мир и человека, поэтому на сознаниичеловека лежит огромная ответственностьза настоящее и будущее цивилизации,своей собственной судьбы.

Философия сознания– это раздел нашего курса, которыйпредметом своего изучения имеет такуюспецифическую форму бытия как духовноеили духовный мир человека, связанный ссознанием.

Надо сказать, чтосознание является предметом изучениямногих наук (таких как логика, психология,биология, антропология, философия идр.) в силу своей исключительной сложности,многогранности и значимости.

Философия изучаетсознание под углом зрения выясненияего происхождения, сущности, еговозможностей и значимости для человека,его опредмечивания в общественныхсостояниях или структурах.

Мы с вами уже напредшествующих лекциях частично касалисьэтой проблемы, в частности, во 2-й и 3-йтемах «Философия ее предмет и роль вобществе» и «Философия бытия».

Философскоеосмысления сознания нацеливает нас навыделение двух форм бытия духовного:а) субъективный дух (или индивидуализированноебытие духовного, связанного с внутренниммиром человека), основными уровнямисуществования которого являются:сознание, подсознание бессознательное,самосознание, коллективное бессознательное).Все это является достоянием отдельногочеловека, его психики;

б) объективный дух(или объективированное бытие духовного,основными формами проявления котороговыступают формы общественного сознания(философия, право, политика, искусство,эстетика, мораль и др.). Они являютсядостоянием всего общества в целом, всейцивилизации, ибо в них отражен весьчеловеческий опыт.

Короче говоря, извсего сказанного следует, что сознание,будучи неотъемлемым атрибутомчеловеческого бытия, носит какиндивидуальный, так и коллективный, какединичный, так и общий, всеобщий характер,т.е.

сознание дуально (двойственно).

Кроме того, вопрос о включенности человека обладающего сознанием, в мир,о тех возможностях и ответственности,которое налагает сознание на человека — это далеко не полный перечень философскихаспектов этой проблемы.

Мы должны четкопонять: 1) происхождение и сущностьсознания; 2) что является содержаниемсознания? 3) Почему оно является высшейформой отражения действительности? Гдеистоки мыслей человека? и др.

Философы –идеалисты рассматривают сознание как самостоятельнуюсубстанцию, лежащую в основе материальногобытия или материи и создающее ее.

Философыматериалисты придерживаются прямо противоположнойточки зрения, полагая, что сознание поотношению к материи носит вторичный,производный характер, и эта вторичность,производность означает следующее:

  1. Сознание возникает на конкретно – историческом этапе развития материи, т.е. в истории развития бытия, материи существовали формы, не обладавшие сознанием.

  2. Сознание по отношению к материи носит вторичный характер, как свойство по отношению к своему носителю, т.е. мозгу.

  3. Сознание вторично, ибо является высшей формой отражения объективного мира, т.е. точно также, как образ вторичен по отношению к своему оригиналу.

Надо сказать, чтоперед философами материалистическихвзглядов встала непростая для решенияпроблема: каким образом, в ходе эволюции,из необладающей сознанием материивозникает материя, наделенная сознанием?

В некоторыхучебниках по данному вопросу, говоряоб идеализме, констатируется, что,дескать, идеализм «снимает» эту проблемупростой констатацией первичностисознания по отношению к материи. Насамом деле это не соответствуетдействительности.

Вспомните, Платон,будучи объективным идеалистом, нодиалектиком, полагал, что нельзя понятьсущность идей без их противопоставлениямиру материальных вещей, самой материи.Вот почему именно Платон был вынужденввести в философию понятие «материи»для адекватного объяснения сущностисознания, «мира идеальных сущностей».

Как же материалистыразрешили эту не простую, но достаточносложную проблему?

Так называемые«вульгарные материалисты» (Фогт, Бюхнер,Молешотт) приписывали сознанию, мыслямчеловека материальные, вещественныесвойства или признаки. Для них крылатойстала фраза «Мозг выделяет мысль так -же, как печень выделяет желчь».

Другие материалисты,стоявшие на позициях гилозоизма (hyle– вещество, zol– жизнь) приписывали всей материиспособность ощущать. Это течение возниклоеще в античности, но особенно яркопроявилось в философии Нового времени(Спиноза, Робинэ и др.)

Последующееразвитие философской мысли, особеннов XIXв., привело к появлению философиимарксизма, представители которого (К.Маркс, Ф. Энгельс) доказали, что всейматерии присуще не способность кощущениям, а свойство отражения, т.е.предпосылкой возникновения сознанияявляется отражение.

Что же такоеотражение с философской точки зрения?

Отражение естьпроцесс и результат взаимодействиядвух или нескольких систем, в результатечего в измененной форме или формахпроисходит воспроизведение свойствили признаков одной системы в другой.

Поскольку материяимеет различные уровни организации,постольку соответственно существуютразличные, историко – генетическиеформы отражения. К уровням организацииматерии относятся: а) неживая природа;б) растительный мир; в) животный мир; г)человеческий мир (социум).

Соответственнокаждому из них по порядку относятсяформы отражения: а) элементарныеформы отражения, которыеносят пассивный характер; б) раздражимость,как способность проявления известнойактивности в ответ на внешние раздражители;в) чувствительностькак способность к ощущениям; г) сознаниекак свойство высокоорганизованнойматерии, свойство человеческого мозга,отражать действительный мир в идеальныхобразах.

В целом, еслисравнить живую природу с неживой, тообнаружим, что в живой природе организмыне только получают информацию о внешнеммире, но и приспосабливаются к еговоздействию. В живом мире чувствительность,как правило,уже связана с развитием нервной системыу животных и пяти органов чувств. Здесьощущенияпроявляются как способность отражатьотдельные свойства или признаки предметови явлений.

С развитиемцентральной нервной системы и ее главногоносителя или отдела – головногомозгапоявляется психическаяформа отражения (психика) у животных ичеловека. Чем они отличаются друг отдруга?

Прежде всего тем,что психикаживотныхбазируется на инстинктах и, как правило,животные приспосабливаются к окружающейсреде, а психикачеловека,основным фундаментом которой являетсясознание как опосредованная и активнаяформа отражения мира, таким образомоказывает предметно – практическоевоздействие на окружающий мир

2-й вопрос.

Источник: https://studfile.net/preview/5734304/page:15/

Возможность и действительность

Возможность и действительность

Возможность и действительность — это взаимосвязанные понятия философского дискурса (см. Философия), означающие модальные характеристики бытия (см. Бытие), выражающие, с одной стороны, тенденцию становления, с другой — ставшую реальность.

Если понятие «возможность» выражает объективно существующую тенденцию изменения предмета, возникающую на основе определённой закономерности его развития, то «действительность» — объективно сущее, наличное состояние предмета, конституированное в качестве фрагмента бытия.

В широком смысле слова, действительность, таким образом, есть совокупность всех реализовавшихся возможностей и предметно совпадает с феноменом наличного бытия.

Выступая в качестве парных категорий, возможность и действительность могут быть охарактеризованы с точки зрения взаимоперехода: возможность возникает в рамках действительности как одна из тенденций и потенциальных перспектив её эволюции, презентируя будущее в настоящем, воплощая тем самым эволюционный потенциал действительности (как, по примеру Аристотеля, статуя Гермеса в мраморной глыбе), а превращение возможности в действительность (актуализация) порождает новые возможности. Однако претворение в жизнь одной из возможностей, её превращение в действительность, означает в то же время и неосуществлённость всех других, альтернативных возможностей (их сохранение в качестве возможности или превращение в невозможность). Таким образом, в контексте взаимодействия возможность и действительность конституируется категория невозможности как того, что не может быть артикулировано в качестве действительности ни при каких условиях и не может быть помыслено без нарушения логического закона непротиворечивости суждения. Наряду с этим, противостоя невозможности, возможность противостоит и необходимости, то есть тому, что не может не стать действительностью, в отличие от которой возможность соизмеряет свой статус потенциальности с вариативной перспективой. В связи с сопоставленностью действительности с необходимостью, возможность — из соображений симметрии — ставится в соответствие со случайностью, которая характеризует возможности или невозможности тех условий развития предмета, при которых возможность — с необходимостью — превратится в действительность.

Различные виды возможностей могут быть систематизированы как следующие типологические оппозиции:

  1. Формальная возможность, то есть всё то, что не исключено сущностными законами развития предмета и может быть помыслено в непротиворечивой форме в качестве потенциальных версий его развития (гегелевский пример о формальной возможности того, что турецкий султан станет папой Римским), и возможность реальная, то есть такая, которая не только может быть помыслена без нарушения законов формальной логики (см. Логика формальная), но и сохраняет потенциал актуализации при её сопоставлении с другими возможностями (в этом контексте конституируется понятие вероятности (см. Вероятность) как количественной меры возможности: «максимальная вероятность» означает акт превращения возможности в действительность).
  2. Абстрактная возможность, то есть такая, условия реализации которой, в свою очередь, выступают в качестве возможных, и конкретная возможность, превращение которой в действительность может быть осуществлено на наличном уровне развития предмета.
  3. Обратимая возможность, превращение которой в действительность симметрично трансформирует статус прежней действительности в возможный (фигура маятникообразного взаимопревращения), и необратимая возможность, превращение которой в действительность придаёт прежней действительности статус невозможности.

Термины возможность (dinamis) и действительность (energeia) были введены впервые в «Метафизике» Аристотеля, однако объективно дифференциация актуального и потенциального существования обнаруживает себя уже в рамках натурфилософии, начиная со старших физиков: так, у Анаксимандра, Анаксагора, Демокрита действительность (то есть наличный, эмпирически данный Космос) представляет собой лишь один из возможных вариантов организации исходного субстанциального начала (см. Субстанция) как неограниченности возможностей, причём эта возможность обратима (например, ритмические пульсации космизации и апейронизации мира у Анаксимандра, гераклитовский огонь, «мерами разгорающийся и мерами погасающий» и другие).

Наряду с этим в философии элеатов оформляется апория о невозможности возможности, ибо сущее не может возникнуть ни из сущего (ибо в этом случае отсутствует реальное возникновение), ни из не-сущего (что невозможно).

Аналогично в рамках Мегарской школы оформляется идея о том, что возможной является только действительность, ибо вне действительности не может быть возможности («возможностью можно обладать только в акте»).

На базе критики означенной аргументации («такие утверждения упраздняют всякое движение и возникновение») выстраивается концепция возможности и действительности Аристотеля. Возможность связывается у Аристотеля с материальным, а действительность — с формальным началами, — под действительностью, таким образом, понимается то, что обрело форму, вид, эйдос.

Аристотель интерпретирует взаимодействие возможности и действительности в контексте процессуального изменения бытия («осуществление того, что существует в возможности, есть движение») при безусловном примате действительности («существующее актуально возникает из существующего потенциально под действием существующего актуально»).

Понятия возможность и действительность лежат у Аристотеля в основе логической теории модальности, детерминируя классификацию суждений — по критерию модальности — на «ассерторические» («суждения действительности»), «проблематические» («суждения возможности») и «аподиктические» («суждения необходимости»).

В средневековой схоластике energeia и dinamis были переведены на латынь как actus (акт) и potentia (потенция), что обрисовывает основные векторы интерпретации их соотношения в рамках аристотелевской парадигмы.

Однако многочисленные неортодоксальные ответвления и вариации схоластических концепций, задающие радикально новые ракурсы видения проблемы возможность и действительность, выходят далеко за границы этой схемы.

В этом контексте наиболее плодотворна доктрина Иоанна Дунса Скота, интерпретирующего понятия возможность и действительность в контексте модальной онтологии: возможность рассматривается им как сфера концептуальной непротиворечивости, логическая возможность иного мироустройства как альтернатива действительности.

В новоевропейской философии механицизм и радикальная ориентация на естествознание обусловили отрицание объективного существования возможности как случайной (в связи с трактовкой случайности как проявления незнания): «случайным и возможным называется вообще то, необходимую причину чего нельзя разглядеть» (Гоббс).

У Лейбница положение о всеобщей необходимости, исключающей какую бы то ни было возможность, определяет известный тезис о сущем мире как единственно возможном и, следовательно, наилучшем.

Наряду с этим в качестве гипотетической модели в философии Лейбница была выдвинута идея о «конкуренции» между различными возможностями как вариантами мира, в контексте которой была сформулирована мысль о своего рода шкале вероятностей реализации той или иной версии бытия.

Критическая философия И.

 Канта трактует возможность и действительность в качестве априорных категорий модальности: «что согласуется с формальными условиями опыта (что касается наглядных представлений и понятий), то это возможно.

Что согласуется с материальными условиями опыта (ощущение) — то действительно. То, связь чего с действительностью определяется согласно общим условиям опыта, существует необходимо».

В рамках концепции Г. В. Ф. Гегеля осуществлено синтетическое рассмотрение возможности и действительности.

Здесь возможность выступает как абстрактный момент действительности: «Возможность есть то, что существенно для действительности, но она существенна таким образом, что она вместе с тем есть только возможность.

Реализованная возможность, конституировавшаяся в качестве действительности, обретает все параметры существования: действительность есть ставшее непосредственным единство сущности и существования, или внутреннего и внешнего; действительность есть конкретное единство сущности и явления».

Высказанные в рамках классической философской традиции версии отношения возможности и действительности (в частности, идеи Иоанна Дунса Скота, Лейбница, немецкой трансцендентально-критической философии) сыграли значительную роль в становлении модальных концепций семантического анализа в рамках неклассической философской парадигмы (Карнап, C. Кангер, Р. Монтегю, Хинтикка, С. Крипке, А. Прайор, А. Мередит, И. Томас и другие). Проблема взаимоотношения возможности и действительности артикулируется в неклассической философии как проблема возможных миров (см. Возможные миры). Проблема возможности и действительности актуальна и для социального вектора философствования, ибо принципиально статистическая природа социальных закономерностей имеет своим следствием шлейф нереализованных возможностей, тянущийся за реализованной и свершившейся действительности.

Источник: https://gtmarket.ru/concepts/6917

Возможность и действительность в философии: сущность категорий

Возможность и действительность

Возможность и действительность в философии — диалектические категории, отражающие две ключевые ступени в развитии каждого явления или предмета в мышлении, природе или обществе. Рассмотрим определение, сущность и основные аспекты каждой из них.

Возможность и действительность в философии

Под возможностью следует понимать объективно существующую тенденцию развития предмета. Появляется она на основе тех или иных закономерностей развития предмета. Возможность служит выражением конкретной закономерности.

Философ Франк: биография, личная жизнь, научные труды, философские учения

Действительность целесообразно рассматривать как объективно существующую единую совокупность закономерности взаимозависимости развития предметов, а также всех ее проявлений.

Сущность категорий

В стремлении познать сущность процессов и предметов человек занимается исследованием их истории, обращается к прошлому.

С постижением сущности у него появляется умение предвидеть их будущее, потому что общей характеристикой всех процессов развития и изменения, которая связана с их непрерывностью, считается обусловленность будущего настоящим, а еще не возникших явлений — уже функционирующими.

Один из аспектов взаимосвязи между объективным образом существующими и появляющимися на базе их явлениями представлен в теории диалектического материализма не чем иным, как связью категорий возможности и действительности в философии.

Возможность как философский термин

Что такое объективизм? Это философия эгоиста или альтруиста?

Возможность отражает потенциальное бытие. Иными словами, категория раскрывает ту стадию развития, движения явлений, когда они существуют исключительно как предпосылки или тенденции, присущие некоторой действительности.

Именно по этой причине возможность определяется в том числе как совокупность многообразных аспектов действительности, порождаемых единством, комплекс предпосылок ее изменения, а также превращения в другую действительность.

Действительность и смысл категории

Философия Юнга: кратко и понятно. Карл Густав Юнг: философские идеи

В противоположность возможному, мыслям человека, тому, что может быть, однако еще нет, действительность является ставшим. Другими словами, это реализованная возможность. Действительность служит основой создания новой возможности. Так, действительное и возможное выступают в качестве противоположностей, которые тесно связаны между собой.

Так как любой процесс развития и изменения относится к превращению возможного в действительное, можно сделать вывод, что порождение новой действительностью соответствующих возможностей, взаимосвязь категорий составляет общий закон развития и изменения в области познания и объективного мира.

Исторический аспект вопроса

Вопрос касательно возможности и действительности в философии, их соотношения с глубокой древности был объектом внимания мыслителей. Первую систематическую его разработку можно найти у Аристотеля. Он рассматривал действительное и возможное как всеобщие стороны познания и настоящей жизни, как связанные между собой моменты становления.

Тем не менее в некоторых случаях Аристотель показывал непоследовательность: он допускал отрыв действительного от возможного.

Например, в учении о материи, которая является возможностью и способна стать действительностью исключительно посредством оформления, где реализуется та или иная цель, в рассуждениях касательно первоматерии как чистейшей возможности, а также о первых сущностях, выступающих чистой действительностью, можно найти метафизическое противопоставление изучаемых категорий. Следствием здесь служит уступка идеализму в виде учения касательно «формы всех форм», то есть «перводвигателя» мира, бога и высшей цели существующих на планете предметов и явлений.

Представленную антидиалектическую тенденцию философии Аристотеля абсолютизировала, после чего сознательно поставила на службу теологии и идеализму средневековая схоластика.

Стоит заметить, что в учении Фомы Аквинского материя считалась неопределенной, пассивной и бесформенной возможностью, которой только божественная идея, иными словами, форма придает объективную действительность в философии.

Бог, будучи формой, выступает источником и целью движения, активным началом, а также разумной причиной реализации возможного.

Джон Ролз: биография, личная жизнь, произведения

Тем не менее в Средние века вместе с господствующей имела место и прогрессивная тенденция в философской науке.

Она воплощалась в попытках преодолеть непоследовательность Аристотеля и представить форму и материю, действительность и возможность в единстве.

Ярким примером возможности и действительности в философии служит творчество Абу-Али Ибн-Сины (Авиценны), таджикского мыслителя Х — XI вв., и Ибн-Рошда (Аверроэса), арабского философа XI I в., в котором нашла воплощение представленная тенденция.

Несколько позднее идею единства рассматриваемых на базе атеизма и материализма развил Дж. Бруно. Он утверждал, что во Вселенной не форма порождает мир, в котором мы живем, действительность, а вечная материя имеет бесконечное многообразие форм.

Материю, которая считается первым началом Вселенной, итальянский философ толковал по-другому, нежели Аристотель.

Он утверждал, что она есть нечто возвышающееся над противоположностью формы и субстрата, выступающее в то же время как абсолютная возможность и абсолютная действительность.

Взаимосвязь между категориям в мире конкретики

Несколько другое отношение между философскими категориями для обозначения объективной реальности и возможного усматривал итальянский философ Дж. Бруно в мире конкретных вещей. Так, в данном случае они не совпадают, их необходимо различать, что, с другой стороны, не исключает их взаимосвязи.

Названные диалектические идеи метафизическим материализмом XVII — XVIII вв. были утрачены.

Они остались в рамках механистического понимания детерминизма вместе с абсолютизацией определенных связей, присущей ему, а также отрицанием объективных особенностей возможного и случайного.

Стоит заметить, что понятие возможного сторонники материализма включали в категорию событий, причины которых еще не познаны. Иными словами, они считали возможное специфическим продуктом неполноты людского знания.

Трактовка И. Канта

Интересно знать, что субъективно-идеалистическое определение проблемы возможного и настоящей жизни развил И. Кант. Философ отрицал объективное содержание названных категорий. Он утверждал, что «…различие действительных вещей от возможных есть такое, которое имеет значение лишь субъективного различия для человеческого рассудка».

Стоит заметить, что И. Кант считал возможным то, в мысли о чем нет противоречия. Подобный субъективистский подход к действительному и возможному был подвергнут достаточно резкой критике со стороны Гегеля, который развил диалектическое учение о данных категориях, их взаимопереходах и противоположности в рамках объективного идеализма.

Закономерности категорий в философии марксизма

Закономерности взаимосвязи мира, в котором мы живем, и возможного, которые были гениально угаданы Гегелем, получили материалистическое научное обоснование в философии марксизма.

Именно в ней действительность и возможность были осмыслены впервые как категории, отражающие некоторые существенные и всеобщие моменты диалектического в соответствии со своим характером развития и изменения объективного мира, а также познания.

Взаимосвязь категорий

Действительность и возможность находятся в так называемом диалектическом единстве.

Развитие абсолютно любого явления начинается с назревания его предпосылок, иными словами, с его существования в виде возможности, осуществляемой исключительно в случае наличия конкретных условий.

Схематически это можно отобразить как движение от возможности, появляющейся в недрах той или иной действительности, к новому действительному с присущими ему возможностями. Тем не менее такая схема, будучи всякой схемой вообще, огрубляет и упрощает реальные отношения.

В универсальном и всеобщем взаимодействии явлений и предметов любой исходный момент является результатом предшествующего развития. Он превращается в исходный пункт последующих изменений, другими словами, противоположности — действительное и возможное — оказываются в данном взаимодействии подвижными, то есть меняются местами.

Таким образом, став действительностью по итогам реализации возможностей появления при определенных условиях органических форм, заключавшихся, прежде всего, в неорганической материи, жизнь на Земле стала базой, на которой сформировалась возможность появления мыслящих существ. Получив в соответствующих условиях реализацию, она, в свою очередь, стала основой формирования возможностей дальнейшего развития человеческого общества на Земле.

Относительная противоположность

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что противоположность действительного и возможного не абсолютна — она относительна. Данные категории взаимосвязаны. Они диалектическим образом переходят друг в друга.

Стоит заметить, что учет диалектических особенностей взаимосвязи действительного и возможного важен как в теории, так и на практике. Качественное своеобразие состояний, которые отражают рассматриваемые категории, предполагает, что надо учитывать представленное различие. «Именно в «методологии».

.., — отмечал В. И. Ленин, — нужно различать возможное и действительное».

Рассмотрим идеи В. И. Ленина

Здесь интересно отметить следующее:

  • Чтобы отличаться успешностью, практическая деятельность должна базироваться на действительном. В. И. Ленин много раз обращал внимание на то, что марксизм основывается на почве фактов, но не возможностей. Стоит добавить, что марксист в посылки собственной политики должен ставить лишь бесспорно и точно доказанные факты.
  • Естественно, что человеческая деятельность, связанная с преобразованием действительности должна формироваться с учетом объективно свойственных данной действительности тенденций развития, возможностей. Тем не менее это не дает основания, чтобы игнорировать качественное различие, существующее между возможным и действительным: во-первых, далеко не каждая возможность реализуется; во-вторых, если возможное и становится реальностью, то не нужно забывать, что данный процесс, происходящий в общественной жизни, является подчас периодом острой борьбы сил общества и требует целенаправленной, напряженной деятельности.

Заключительная часть

Итак, мы рассмотрели такие понятия, как возможность и действительность, а также несколько примеров из жизни касательно данной темы. В заключение следует отметить, что отождествление разобранных категорий порождает опасную пассивность и самоуспокоенность.

Так, понимание диалектики действительности и возможности определяется большим практическим значением, так как помогает находить возможности, которые обоснованы совокупностью реальных отношений, сознательно бороться за абсолютное утверждение нового, передового, а также не создавать беспочвенных иллюзий.

Источник

Источник: https://NewsOpt.ru/fmlosofija/6340-vozmozhnost-i-dejstvitelnost-v-filosofii-sushhnost-kategorij

Booksm
Добавить комментарий