Вещь в себе и явление

Содержание
  1. Явление и «вещь в себе» — природа и свобода
  2. Словарный запас: что такое вещь в себе и почему мы так мало знаем о мире
  3. Что такое «вещь в себе» в философии? «Вещь в себе» по Канту
  4. Познание по мнению Канта
  5. Ограниченное и безграничное познание по Канту
  6. Непознаваемость «вещей в себе»
  7. «Вещь в себе» в философии
  8. Принципиальная непознаваемость
  9. Кантова форма идеализма
  10. Начальный момент познания. Вещь в себе и явление
  11. Сущность и явление
  12. f2. Явление и сущность. Закон
  13. — диалектическое отрицание как момент развития;
  14. f1. Критическая философия И. Канта. Определение границ познания, понятие «вещи в себе» и «вещи для нас». Чувственность, рассудок, разум
  15. 4.5 Идеологический момент в нонконформизме
  16. f2.7 Сущность и явление
  17. 1.1 Гуманизм в начальный период своего становления
  18. 2. Границы человеческого познания — «вещь в себе»
  19. Отрицание метафизики и «вещь-в-себе»
  20. 2.1 Ответственность — явление социальное
  21. 5. Смерть в момент наступления смерти
  22. f2. Наука — «сама себе философия» (О. Конт)
  23. f4. «Пізнай самого себе»
  24. 3.4. Любовь к себе

Явление и «вещь в себе» — природа и свобода

Вещь в себе и явление

Утверждая, что субъект познает только то, что сам он и творит, Кант проводит водораздел между миром явлений и непознаваемым миром «вещей в себе». В мире явлений царит необходимость, все здесь обусловлено другим и объясняется через другое.

Тут нет места субстанциям в их традиционном понимании, то есть тому, что существует само через себя, как некоторая цель сама по себе. Мир опыта в целом только относителен, он существует благодаря отнесению к трансцендентальному субъекту. Между «вещами в себе» и явлениями сохраняется отношение причины и следствия: без «вещей в себе» не может быть и явлений.

Кант не может тут избавиться от противоречия: он применяет здесь незаконно одну из категорий рассудка — причинность — по отношению к «вещам в себе».

Мир «вещей в себе», или, иначе говоря, умопостигаемый мир, мог бы быть доступен лишь разуму, ибо он полностью закрыт для чувственности. Но разуму теоретическому, то есть науке, по Канту, он недоступен. Однако это не значит, что мир этот вообще никак не свидетельствует о себе человеку: он, по Канту, открывается практическому разуму, или разумной воле.

Практическим разум здесь называется потому, что его функция — руководить поступками человека, то есть устанавливать принципы нравственного действия. Воля позволяет человеку определять свои действия всеобщими предметами (целями разума), а потому Кант и называет ее разумом практическим.

Существо, способное действовать в соответствии со всеобщими, а не только эгоистическими целями, есть свободное существо.

Свобода, по Канту, есть независимость от определяющих причин чувственно воспринимаемого мира. Если в мире эмпирическом, природном всякое явление обусловлено предшествующим как своей причиной, то в мире свободы разумное существо может «начинать ряд», исходя из понятия разума, вовсе не будучи детерминированным природной необходимостью.

Кант называет человеческую волю автономной (самозаконной). Автономия воли состоит в том, что она определяется не внешними причинами — будь то природная необходимость или даже божественная воля,— а тем законом, который она сама ставит над собой, признавая его высшим, то есть исключительно внутренним законом разума.

Итак, человек есть житель двух миров: чувственно воспринимаемого, в котором он как чувственное существо подчинен законам природы, и умопостигаемого, где он свободно подчиняет себя закону разума, то есть нравственному закону.

Принцип мира природного гласит: никакое явление не может быть причиной самого себя, оно всегда имеет свою причину в чем-то другом (другом явлении). Принцип мира свободы гласит: разумное существо есть цель сама по себе, к нему нельзя относиться лишь как к средству для чего-то другого.

Именно потому, что он есть цель, он не может выступать в качестве свободно действующей причины, то есть свободной воли. Умопостигаемый мир Кант, таким образом, мыслит как совокупность «разумных существ как вещей самих по себе», как мир целевых причин, самосущих автономных монад.

Человек, как существо, наделенное разумом, существо мыслящее, а не только чувствующее есть, по Канту, вещь сама по себе.

«Знание» умопостигаемого мира, открывающегося практическому разуму,— это, по Канту, особого рода знание-призыв, знание-требование, обращенное к нам и определяющее наши поступки.

Оно сводится высшего нравственного закона, категорического императива, гласящего: «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципа всеобщего законодательства». Это значит: не превращай другое разумное существо только в средство для реализации своих партикулярных целей.

«Во всем сотворенном,— пишет Кант,— все что угодно и для чего угодно может быть употреблено всего лишь как средство; только человек, а с ним каждое разумное существо есть цель сама по себе».

В этике Кант выступает как противник эвдемонизма.

Поскольку исполнение нравственного долга требует преодоления чувственных склонностей, постольку, согласно Канту, принцип удовольствия противоположен принципу морали, а значит, нужно с самого начала отказаться от иллюзии, что, следуя категорическому императиву, человек может быть счастлив. Добродетель и счастье — две вещи несовместимые, считает немецкий философ.

Хотя Кант первоначально был близок к Просвещению, однако в итоге его учение оказалось критикой просветительской концепции разума.

Отличительной чертой Просвещения было убеждение в безграничных возможностях познания, а соответственно и общественного прогресса, поскольку последний мыслился как продукт развития науки.

Отвергнув притязания науки на познание вещей самих но себе, указав человеческому рассудку его пределы, Кант, по его словам, ограничил знание, чтобы дать место вере.

Именно вера в бессмертие души, свободу и бога, рациональное доказательство существования которых Кант отвергает, составляет основание, которое должно освятить обращенное к человеку требование быть нравственным существом. Сфера нравственного действия оказалась, таким образом, отделенной от научного познания и поставленной выше него.

Источник: https://filosofka.ru/emergence/javlenie-i-veshh-v-sebe-priroda-i-svob/

Словарный запас: что такое вещь в себе и почему мы так мало знаем о мире

Вещь в себе и явление

Разнообразные толкования термина возникли в том числе и из-за спорного перевода. Русский перевод выражения «Ding an sich» — «вещь в себе» — появился в XIX веке и стал использоваться во всех философских изданиях.

Но в ХХ веке он был раскритикован как недостаточно точный, потому что буквальное значение немецкого выражения «an sich» — «сам по себе», «самостоятельный».

Русское сочетание «в себе», во-первых, не означает самостоятельности, а во-вторых, добавляет понятию мистицизма: можно представить себе некий черный ящик с неизвестным содержимым. Поэтому в некоторых современных переводах Канта используется более точный перевод — «вещь сама по себе».

У этого понятия долгая история. Еще древнегреческие философы задумывались о том, что вещи, существующие сами по себе и не воспринимаемые сознанием, отличаются от тех же вещей в нашем восприятии.

Так появилась платоновская концепция эйдоса — идеи (или своего рода идеальной модели) вещи, которая в разных вариантах воплощается в реальном мире. Например, есть эйдос стола — идеальная и универсальная концепция стола, которая является прообразом всех столов на свете.

Реально существующая мебель — лишь несовершенное воплощение этой концепции.

Когда нам кажется, что мы взаимодействуем с окружающим миром, мы имеем дело не с ним, а со своими представлениями о нем. Так что постичь вещь в себе мы не можем

Мысль об объективном существовании вещей окончательно оформилась в XVIII веке в философии Иммануила Канта. Кант трактует «вещь в себе» как нечто существующее независимо от сознания и действующее на наши органы чувств. Мир «вещей в себе» становится исходным материалом для нашего познания мира.

Получается, что наш опыт — это синтез того чувственного содержания (материи), которое мы получаем из мира вещей в себе, и той субъективной формы, которую эта материя принимает в нашем сознании.

В качестве наглядного примера можно привести знаменитый философский вопрос, поставленный предшественником Канта философом Джорджем Беркли: «Слышен ли звук падающего дерева в лесу, если рядом никого нет?»

На первый взгляд кажется, что при отсутствии наблюдателя с деревом происходит все то же самое, что случилось бы и в нашем присутствии. Но есть загвоздка — с точки зрения не только философии, но и физики.

Вот как ответила на этот вопрос редакция Scientific American: «Звук — это вибрации воздуха, передающиеся нашим чувствам через ушную систему и признающиеся таковыми только в наших нервных центрах.

Падение дерева или другое механическое воздействие будет производить вибрацию воздуха. Если не будет ушей, чтобы слышать, не будет и звука».

Когда вещи в себе воздействуют на наши органы чувств, мы воспринимаем их как феномены, впечатления. И, по сути, когда нам кажется, что мы взаимодействуем с окружающим миром, мы имеем дело не с ним, а со своими представлениями о нем.

Так что постичь вещь в себе мы не можем — можем познать только собственные реакции на нее.

«Нельзя не признать скандалом для философии и общечеловеческого разума необходимость принимать лишь на веру существование вещей вне нас… и невозможность противопоставить какое бы то ни было удовлетворительное доказательство этого существования, если бы кто-то вздумал подвергнуть его сомнению», — резюмировал Кант.

Получается, что мир «вещей в себе» недоступен для чувств. А что насчет разума? Теоретическому разуму (то есть науке), по мнению Канта, он тоже недоступен. Но есть лазейка: этот мир открывается так называемому практическому разуму, или разумной воле. Практический разум — это разум, руководящий поступками человека, устанавливающий нравственные принципы и дающий нам свободу.

Свобода, по Канту, — это независимость от причинно-следственных связей чувственно воспринимаемого мира. Ведь в «реальном» мире ни одно событие не происходит без причины.

А в мире внутренней свободы разумное существо может начинать логическую цепочку с чего угодно, создавая собственные законы.

Поэтому Кант называет человеческую волю автономной, а человека тоже считает в некотором роде «вещью в себе».

Впрочем, не все философы согласились с концепцией Канта. Например, Гегель считал, что вещь в себе — это лишь первоначальный момент, ступень в развитии вещи.

«Так, например, человек в себе есть ребенок, росток — растение в себе… Все вещи суть сначала в себе, но на этом дело не останавливается».

Вещь в себе, во-первых, развивается, вступая в многообразные отношения, и, во-вторых, ее можно познать через наши впечатления о ней.

https://www.youtube.com/watch?v=RwvAE9ubu6w

Как говорить

Неправильно: «Этот умный дом — вещь в себе: он сам регулирует температуру и отвечает за безопасность». Правильно — «саморегулируемая система».

Правильно: «Бог — вещь в себе: он непознаваем, и мы не можем предъявить эмпирических доказательств его существования».

Правильно: «Я до сих пор не могу понять Колины мотивы: он вещь в себе».

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/7777-veshch-v-sebe

Что такое «вещь в себе» в философии? «Вещь в себе» по Канту

Вещь в себе и явление

Что такое «вещь в себе» (Ding an sich)? Этот термин в философии обозначает бытие вещей самих по себе, не касаемо их познания, то есть безотносительно того, как они познаются.

Чтобы понять, о чем говорил Кант, нужно взять во внимание, что понятие «вещи в себе» у него имеет несколько смыслов и включает два основных значения.

Прежде всего подразумевается то, что предметы познания существуют сами по себе, отдельно от логических и чувственных форм, при помощи которых они воспринимаются нашим сознанием.

В этом смысле «вещь в себе» по Канту означает, что любое расширение и углубление знаний является познанием только явлений, а не самих вещей. Это объясняется тем, что оно происходит в субъективных формах рассудка и чувственности.

По этой причине Кант считает, что даже математика, которая является точной наукой, не отражает объективную реальность, поэтому она достоверна лишь для нас, поскольку воспринимается с присущими нам априорными формами рассудка и чувственности.

Познание по мнению Канта

Что такое «вещь в себе» для Канта? Это время и пространство, которые лежат в основе точности математики, арифметики и геометрии. Это не формы существования непосредственно вещей, а формы нашей чувственности, не требующие доказательств.

В то же время причинность, субстанция и взаимодействие не являются предметами вещей, это лишь априорные формы нашего рассудка. Понятие науки в принципе не копирует свойства предметов, она относится к категории вещей, налагаемых рассудком на «материал».

Кант считает, что свойства, открываемые наукой, не зависят от беспорядочности каждого конкретного субъекта, но при этом нельзя утверждать, что закономерности, познаваемые наукой, независимы от сознания.

Ограниченное и безграничное познание по Канту

Способность познавать может быть и ограниченной, и безграничной. Кант говорит, что эмпирическая наука не имеет пределов для своего дальнейшего углубления и расширения. Наблюдая и анализируя явления, мы проникаем в глубь природы, и неизвестно, как далеко можно продвинуться со временем.

И тем не менее, наука, согласно Канту, может быть и ограниченной.

В этом случае имеется в виду то, что при любом углублении и расширении научное знание не может выходить за пределы логических форм, путем которых происходит объективное познание реальности.

То есть даже в том случае, если нам удастся полностью изучить природные явления, мы никогда не сможем ответить на вопросы, которые находятся за гранью природы.

Непознаваемость «вещей в себе»

«Вещь в себе» — это, по сути, тот же агностицизм. Кант предполагал, что в своем учении априорных форм разума и чувственности у него получилось преодолеть скептицизм Юма и античных скептиков, но в действительности его понятие об объективности двусмысленно и многозначно.

То, что, по мнению Канта, является «объективностью», на самом деле полностью сводится ко всеобщности и необходимости, что понимается им как априорные определения чувственности и рассудка.

В итоге конечным источником «объективности» становится тот же субъект, а не собственно внешний мир, который отражается в абстракциях умственного познания.

«Вещь в себе» в философии

Разъясненное выше значение понятия «вещи в себе» применяется Кантом только при попытке объяснить возможность точного математического и естественнонаучного знания. Но при обосновании идеи своей философии и этики оно приобретает несколько другое значение.

Так что такое «вещь в себе» в философии Канта? В этом случае имеются в виду особые объекты умопостигаемого мира – свобода определения человеческих действий, бессмертие и Бог как сверхприродная причина и истина мира.

Принципы этики Канта также сводились именно к такому пониманию «вещей в себе».

Философ признавал, что человеку присуща неискоренимость зла и противоречия общественной жизни, обусловленные им. И при этом он был убежден, что в душе человек жаждет гармоничного состояния между нравственным умонастроением и поведением.

И, по мнению Канта, эта гармония может быть достигнута не в эмпирическом, а в умопостигаемом мире. Именно для того чтобы обеспечить нравственный миропорядок, Кант и стремится разобраться, что такое «вещь в себе».

К миру «явлений» он относит природу и ее явления как предмет научного знания, а к миру «вещей в себе» — бессмертие, свободу и Бога.

Принципиальная непознаваемость

Как уже было отмечено, «вещь в себе» Кант провозглашает непознаваемой, и ее непознаваемость — уже не временная и относительная, а принципиальная, непреодолимая никакими философскими познаниями и прогрессом. Бог является такой непознаваемой «вещью в себе». Его существование невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть. Существование Бога – это постулат разума.

Человек признает то, что Бог есть, основываясь не на логичные доказательства, а на категорическое веление нравственного сознания. Выходит, что в этом случае Кант критикует разум, чтобы утвердить и укрепить веру. Ограничения, которые он применяет к теоретическому разуму, – это те ограничения, которые должны остановить не только науку, но и практику веры.

Вера должна находиться вне этих границ и стать неуязвимой.

Кантова форма идеализма

Чтобы перенести решение конфликтов и противоречий – общественно-исторических и этических – в умопостигаемый мир, потребовалось применить идеалистическую трактовку главнейших понятий теоретической философии.

Кант являлся идеалистом в философии и этике, но не потому, что его теория познания была идеалистична. А скорее, наоборот, теория была идеалистична, потому что философия истории и этика оказались идеалистическими.

Немецкая действительность времен Канта полностью отрицала возможность решения реальных противоречий жизни общества на практике и вероятность адекватного их отражения в теоретической мысли.

По этой причине философское мировоззрение Канта сложилось в традиционном русле идеализма под воздействием, с одной стороны, Юма, а с другой — Лейбница, Вольфа. Противоречие этих традиций и попытка проанализировать их взаимодействие отображена в учении Канта о границах и формах достоверного знания.

Источник: https://FB.ru/article/142229/chto-takoe-vesch-v-sebe-v-filosofii-vesch-v-sebe-po-kantu

Начальный момент познания. Вещь в себе и явление

Вещь в себе и явление

Процесс человеческого познания, согласно Канту, начинается с опыта: «…в самом деле, чем же пробуждалась бы к деятельности познавательная способность, если не предметами, которые действуют на наши чувства…».

Кант совершенно верно считает, что в процессе познания субъекту противостоит независимая от него действительность, объективная реальность, которую он называет вещью в себе. В существовании объективной реальности философ не сомневается. Вещь в себе, воздействуя на наши органы чувств, вызывает в нас ощущения. Перед нами чисто материалистическое положение.

Объявляя единственным источником знания опыт, ощущение, Кант тем самым отрицает возможность сверхопытного знания. Однако этот исходный тезис он не проводит сколько-нибудь последовательно. Дело в том, что ощущения, в их кантовском понимании, ничего общего не имеют со своей причиной. Ощущения не дают никакого знания о вещах самих по себе.

Ничем не связанные ощущения представляют собой лишь некий хаос. Однако человеку окружающий мир представляется не в виде хаоса, но в виде некоторого целого, в виде предметов и явлений, расположенных в пространстве и времени. Предмет эмпирического наглядного представления есть не что иное, как явление, утверждает и Кант.

Каким же образом из хаоса ощущений возникает явление или нечто целое? Этот вопрос Кант решает с точки зрения субъективного идеализма: порядок и закономерность в ощущения вносятся человеческим сознанием. Человеческое сознание, по убеждению мыслителя, обладает закономерностью, определенными априорными формами, посредством которых оформляется хаос ощущений.

Таким образом, «в качестве субъекта познания человек оказывается активно действующим субъектом, обладающим познавательной способностью, независимой от опыта и всех чувственных представлений». В явлении, учит Кант, следует различать две стороны: «То в явлении, что соответствует ощущениям, я называю его материей, а то, благодаря чему многообразное в явлении…

может быть упорядочено определенным образом, я называю формой явления» Если материя явления дана нам апостериори, форма находится целиком готовой в нашей душе, являясь чистой формой чувственных наглядных представлений. «Глубокий дуализм пронизывает кантовское понимание опыта: содержание его эмпирично, форма — априорна.

Однако то, что Кант называет формой опыта, в действительности составляет и его содержание»(2,c247). При этом форма играет основную роль в образовании предмета познания: посредством нее приводится в порядок чувственный материал. Существуют две чистые формы чувственного наглядного представления: пространство и время, утверждает Кант.

Эти формы приводят в порядок ощущения, располагая их в пространстве и времени. Таким образом, последовательность и рядоположенность ощущений — продукт априорных форм чувственности.

Из того факта, что предметы окружающего мира необходимо воспринимаются нами как расположенные в пространстве и времени, Кант делает вывод: «пространство и время, обладающие признаками всеобщности и необходимости, не могут иметь опытного происхождения»(4, c26).

С точки зрения Канта, априорные формы чувственности — пространство и время — необходимо лежат в основе всех наглядных представлений, являются принципами априорного знания. Пространство и время имеют значение только в отношении явлений, но не являются объективными свойствами, которые принадлежали бы вещам самим по себе.

Как пространство, так и время есть лишь субъективное условие нашего созерцания, имеющего всегда чувственный характер. Сами по себе, вне субъекта, пространство и время есть ничто. В то же время Кант отрицает врожденный характер понятий пространства и времени. В работе «О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого мира» (1770) он пишет: «Однако оба понятия, без всякого сомнения, приобретены, но не путем отвлечения от чувственных объектов (ведь ощущение дает материал, а не форму человеческого познания), а самим действием ума, координирующего свои ощущения по вечным законам как неизменный и потому созерцательно познаваемый прообраз». Ощущения вызывают деятельность ума, не влияя на созерцание. Врожденным, замечает мыслитель, будет здесь только закон духа, в силу которого сочетаются определенным образом ощущения.

Нет необходимости останавливаться на доказательстве того, что пространство и время вовсе не являются только нашими представлениями, а суть объективные формы бытия предметов материального мира. «В мире нет ничего, кроме движущейся материи, и движущаяся материя не может двигаться иначе, как в пространстве и во времени»(5, c112).

Все окружающее мы воспринимаем в пространстве и времени потому, что они всеобщи объективно. Наше восприятие пространства, представляя собой отражение объективно существующего пространства, включает в себя восприятие формы, величины, взаимного расположения объектов, их удаленности и направления, в котором они находятся.

Указанные восприятия предметов осуществляются с помощью зрительного, тактильного и кинестезического анализаторов. Восприятие направления объектов возможно с помощью слухового и обонятельного анализаторов. Итак, наши представления пространства и времени представляют собой образы объективно существующих форм бытия материи.

Понятия времени и пространства имеют объективную основу,— это абстракции, взятые из материального мира.

Кант, не признавая опытного происхождения этих понятий, рассматривает их как априорные формы сознания.

Этим обусловлено превращение в критической философии чувственных наглядных представлений в некие субъективные образования, которые отделяют сознание от действительности.

Так возникают два мира: мир явлений и мир вещей в себе. Познаваемый мир явлений существует лишь в нашем опыте, а тем самым — в пространстве и времени.

Создавая учение о пространстве и времени как формах созерцания, Кант стремился установить границы познания и преодолеть односторонность материализма и идеализма. На самом же деле, занимая промежуточную позицию между материализмом и идеализмом, Кант старается их примирить. «Основная черта философии Канта,— писал В. И.

Ленин,— есть примирение материализма с идеализмом, компромисс между тем и другим, сочетание в одной системе разнородных, противоположных философских направлений. Когда Кант допускает, что нашим представлениям соответствует нечто вне нас, какая-то вещь в себе,— то тут Кант материалист.

Когда он объявляет эту вещь в себе непознаваемой, трансцендентной, потусторонней,— Кант выступает как идеалист»(7, c136).

Диалектика – как философская концепция развития

От познания внешних отдельных сторон предметов человек погружается во внутреннюю, глубинную основу вещей, проявляющуюся через случайные свойства и связи, что отражается в категориях «сущность» и «явление»…

Диалектика: принципы, законы, категории

Сущность и явление

Сущность и явление — категории, отражающее всеобщие формы предметного мира и его познание человеком. Сущность — это внутреннее содержание предмета…

Единичное и общее с позиций диалектики

f2. Явление и сущность. Закон

Развитие познания есть движение мысли от поверхностного ко все более глубокому, скрытому — к сущности. Сущность же обладает подлинной действительностью только вследствие определения форм своего самообнаружения (листья…

Методологическое значение философских категорий бытия и развития для развития науки и военного дела

— диалектическое отрицание как момент развития;

Немецкая классическая философия

f1. Критическая философия И. Канта. Определение границ познания, понятие «вещи в себе» и «вещи для нас». Чувственность, рассудок, разум

Основоположником немецкой классической философии являлся Иммануил Кант — профессор Кенигсбергского университета, преподавал, логику, физику, математику, философию. Все творчество И…

4.5 Идеологический момент в нонконформизме

Исторически встречается и такой вид радикального нонконформизма, при котором представители определенных кругов, религий, групп, социальных классов приходят к утверждению, что вся политическая система…

Основные категории философии

f2.7 Сущность и явление

Сущность — это главное, основное, определяющее в предмете, это существенные свойства, связи, противоречия и тенденции развития объекта. Язык образовал слово «сущность» из сущего…

Проблема гуманизма образования в истории и современной философии

1.1 Гуманизм в начальный период своего становления

Как черта мировой культуры, гуманизм проявился еще в древнем мире. Уже от эпохи Древнего царства в Египте (III тысячелетие до н.э.) до нас дошли высказывания типа надписи жреца Шеши: «Я спасал несчастного от более сильного…Я давал хлеб голодному…

Проблема достоверности научного знания и его границ в философии И. Канта

2. Границы человеческого познания — «вещь в себе»

Кант различал воспринимаемые человеком явления вещей и вещи, как они существуют сами по себе. Мы познаем мир не так, как он есть на самом деле, а только так, как он нам является. Нашему знанию доступны только явления вещей (феномены)…

Проблема истины в эпистемологии

Отрицание метафизики и «вещь-в-себе»

Таким образом, Кант рассмотрел проблему, связанную с тем, как можно получить достоверное знание в феноменальном мире, а именно, в естественных науках или математике, после чего исследовал вопрос о возможности существования метафизики…

Свобода и ответственность

2.1 Ответственность — явление социальное

Проблема свободы воли тесно связана с вопросами о моральной ответственности, и потому она встает перед многими людьми. Например, они спрашивают: «Могут ли преступники не делать то, что они делают?» Ведь, кажется…

Смерть как категория человеческого бытия

5. Смерть в момент наступления смерти

Владимир Янкелевич в своей книге “Смерть” пишет, что философия момента наступления смерти невозможна. Философия смертельного мгновения проникла бы с самое сердце тайны… если бы была возможна. Но она не возможна…

Соотношение философии и науки

f2. Наука — «сама себе философия» (О. Конт)

Огюст Конт — французский философ первой половины XIX в., один из основоположников позитивизма и социологии. Он исходил из того, что единственным источником подлинного знания является система частных наук…

Філософські погляди Григорія Сковороди

f4. «Пізнай самого себе»

Вчення про малий світ — основа його філософської системи. Сутність малого світу — людини (як і великого) Сковорода розкриває, виходячи з концепції двонатурності світу. У людині, як і в усьому існуючому, є видиме і невидиме, тілесне і духовне…

Эрих Фромм и его философия любви

3.4. Любовь к себе

Рассматривая данную форму любви, Эрих Фромм обращает внимание на противоположность двух понятий: любовь к себе и эгоизм. Он пишет, что большинство людей считают данные понятия синонимичными. «Широко распространено мнение…

Источник: https://fil.bobrodobro.ru/9567

Booksm
Добавить комментарий