Софисты и Софистика

Софисты — это… что такое софисты?

Софисты и Софистика

        условное обозначение группы др.-греч. мыслителей сер. 5— 1-й пол. 4 вв. до н. э. Первоначально греч. слово было синонимично слову («мудрый») и обозначало человека, авторитетного в различных вопросах частной и обществ. жизни. С сер. 5 в. до н. э. С.

стали называть появившихся тогда платных преподавателей красноречия и всевозможных знаний, считавшихся необходимыми для активного участия в гражд. жизни коллектива. С. навлекли на себя нападки со стороны консервативных обществ. групп (обвинение в нечестии против Протагора; изображение Сократа в виде типичного С. в комедии Аристофана «Облака» и т. п.). Осн. соч. С.

до нас не дошли, и об их взглядах можно судить гл. обр. по той полемике, которую вели с ними Платон и Аристотель и находившиеся под их влиянием позднейшие авторы.

        К старшим С. (2-япол. 5 в. до н. э.) причисляют Протагора, Горгия, Гиппия, Продика, Антифонта, Крития. К следующему поколению — младшим С. относят Ликофрона, Алкидаманта, Трасимаха. Неизвестному С.

принадлежит дошедшее до нас соч. «Двоякие речи». Рассуждения неизвестного С. дословно приводит Ямвлих в «Протрептихе». Натурфилос. проблемы интересовали С.

меньше, чем мыслителей предшествовавших поколений,— чаще всего они принимали идеи ионийской философии.

        Общей чертой учений С. был релятивизм, нашедший классич. выражение в положении Протагора «человек — мера всех вещей». Этому способствовал самый характер деятельности С.: они должны были научить обратившегося к ним молодого человека убедительно защищать любую т. зр., какая только могла понадобиться ему в его делах. Основой такого обучения было представление об отсутствии абс. истины и объективных ценностей. Сопоставление противоречивых норм, господствовавших у различных народов, быстрый распад традиц. идеологии в греч. городах расшатывали представление о едином божеств. нравств. законе. Относительность понятий добра и зла «Двоякие речи» доводят почти до карикатуры: «Болезнь есть зло для больных, для врачей же благо. Смерть есть зло для умирающих, а для продавцов вещей, нужных для похорон, и для могильщиков — благо». Важнейшую роль в мировоззрении С. играло противопоставление природы, как элемента относительно постоянного, человеч. закону или установлению — изменчивому и произвольному.        С. неизбежно впадали в противоречие с традиц. ре-лиг. верованиями. Так, Протагор утверждал, что не знает, существуют ли боги (см. Диоген Лаэртий IX 51). Трасимах полагал, что боги не обращают внимания на людей (см. DK, В 8). Близкие к С. Диагор Мелосскйй и Феодор Киренский прямо отрицали существование богов. Продик видел истоки религии в почитании хлеба и вина, солнца, луны и рек — всего, что приносит пользу людям (см. там же, В 5). Критий, возглавивший олигархич. правительство «30 тиранов» в Афинах после поражения Афин в Пелопоннесской войне в 404 до н. э., объявил религию выдумкой, предназначенной для того, чтобы заставлять простых людей соблюдать законы (см. Секст Эмпирик, Против ученых IX 54).        Протагор сделал первые попытки систематизировать приёмы умозаключения. Ликофрон размышлял над тем, что связка даже в простейших суждениях отождествляет единое с многим, и требовал отказа от ее употребления (см. Аристотель, Физика I 2, 185 b 25с). Протагор, согласно традиции, положил начало словесным состязаниям, в которых многие С. прибегали к логич. передержкам и парадоксам, получившим уже в древности название софизмов. Горгий и др. С. развили начатое в Сицилии Кораком и Тисием преподавание ораторского искусства и перенесли его, в частности, в Афины. С. сделали важный шаг на пути к созданию науки о языке. Протагор занимался категориями словоизменения и синтаксисом предложения. Продик заложил основы учения о синонимах (см. Платон, Кратил 384 b; Протагор 337 а—с).        С. высказывали идеи равенства всех людей. Так, Алкидамант заявлял, что «бог сделал всех свободными, природа никого не сделала рабом» (схолии к Аристотелю, Риторика 1373 b). Антифонт и Ликофрон отвергали преимущества знатного происхождения.        Взгляды С. не отличались единством даже по осн. вопросам. В то время как «Аноним Ямвлиха» считает законы основой нормального существования людей, Антифонт объявляет гос. установления злом (см. DK, В 44). Ликофрон отводил закону роль гаранта личных прав граждан (см. Аристотель, Политика III 9, 1280 b 8 слл.), а Трасимах, по Платону, утверждал, что правители везде навязывают гражданам выгодные для себя законы (см. «Государство» 336 b— 354 с).

        С. оказали влияние на афинского гос. деятеля Пе-рикла, на драматурга Еврипида, на «отца истории» Геродота.

        Фрагменты: DK II; Mаковельский А. О., С., ч. 1—2, Баку, 1940—41.

        Чернышев Б. С., С., М., 1929; Лурье С. Я., История антич. обществ. мысли, М.— Л., 1929; Dесhаrmе P., La critique des traditions religieuses chez les Grecs, P., 1904; Nestle W.

, Vom Mythos zum Logos, Stufig., 19422; Havelock E. ?., The liberal temper in Greek politics, L, 1957; Gomperz H., Sophistik und Rhetorik, Stuttg., 1965: Guthrie W. K. C., A history of Greek philosophy, v.

3, Camb., 1971.

        А. И. Зайцев.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/1129/%D0%A1%D0%9E%D0%A4%D0%98%D0%A1%D0%A2%D0%AB

Что такое Софистика

Софисты и Софистика

Софистика — это умное использование аргументов, которые кажутся истинными, но на самом деле являются ложью, с целью обмана людей.

Также софистика — это философское течение, которое было создано софистами в Древней Греции и существовало с середины V до первой половины IV века до нашей эры.

Софизм — это аргумент в рассуждениях, кажущийся истинным, но содержащий какую-то скрытую логическую ошибку, служит для обмана собеседника; это специальный приём мошенничества, где человек пытается обхитрить, выдав ложь за правду, и ввести в заблуждение.

Софист — это человек, который говорит с разумными, но ложными, обманчивыми аргументами.

В современной речи софизм, софист и софистика используются в пренебрежительном смысле.

Этот термин произошёл от старофранцузского слова sophistrie, от латыни sophista, от древнегреческого σοφιστής (sophistḗs — «мудрый человек»), от σοφίζω (sophízō — «я — мудрый»), от σοφός (sophós — «мудрый»).

Софизм — примеры

  • Трава зелёная. Трава растёт из земли. Значит земля зелёная;
  • Я еду в поезде. Поезд едет во Владивосток. Значит я еду во Владивосток;
  • Проезжать на красный свет является нарушением правил дорожного движения. Машины скорой помощи проезжают на красный свет. Таким образом, машины скорой помощи нарушают правила дорожного движения.

Естественно все мы знаем, что земля не зелёная, а только трава, так как содержит вещество хлорофилл (которое зелёного цвета).

Он есть у травы для того, чтобы обеспечивать процесс фотосинтеза и превращать углекислый газ в кислород, и в это время трава получает энергию для своей жизни.

Фраза про поезд могла бы даже быть правдой. Однако далеко не факт, что этот путешественник собирается выходить именно на конечной остановке. Если это, например, поезд Москва — Владивосток, у него даже очень многокилометровый выбор, растянутый на целую неделю. Значит, это ложное умозаключение.

Про скорую помощь, конечно, бывают ситуации, когда они действительно нарушают правила дорожного движения. Но фраза говорит о том, что раз всем и всегда запрещено — значит они тоже нарушают. Хотя им в основном дозволено нарушать правила. Значит, это неправда.

Софистика как философия

Софисты, будучи «учителями мудрости», изучали не только политические и юридические вопросы, но также и задачи философии.

Софистика сконцентрировала свой интерес на социальных темах, на вопросах коммуникаций и на человеке. Она изучает ораторское искусство, политику, философское познание и конкретные науки.

В своей тяге к убедительности они достигали мнения, что можно, и даже нужно, доказать всё, что угодно, или же оспорить. Всё зависело от того, что было нужно в данный момент. И это стало источником равнодушного отношения к правдивости доказательств и оспариваний.

Таким образом сформировались приёмы аргументирования, которые стали называть софизмами. А софисты, как люди с образованием и интеллектом, прекрасно знали, что теоретически могут доказать всё, что душе угодно.

Школа софистов

Софисты были странствующими профессиональными учителями и интеллектуалами, которые посещали Афины и другие греческие города во второй половине пятого века до нашей эры.

За оплату софисты предлагали молодым богатым греческим мужчинам образование в области аретé (добродетель или превосходство), тем самым достигая богатства и славы, но и вызывая огромную антипатию.

До пятого века до нашей эры качество арете было преимущественно связано с аристократическими добродетелями воина, такими как мужество и физическая сила.

Однако в демократических Афинах конца пятого века до нашей эры арете всё чаще стало пониматься как способность влиять на своих сограждан на политических собраниях посредством риторического убеждения.

Таким образом, софистическое образование выросло за свои привычные рамки и использовало это изменение.

Известными представителями софистического движения являются Протагор, Горгий, Продик и Фрасимах.

Особые доктрины софистики

Английский историк Джордж Грот (1794-1871) утверждал, что софисты не имеют ничего общего друг с другом, кроме как своей профессии в качестве оплачиваемых учителей, обучающих молодых людей.

Софисты не были никакой сектой, с набором обязательных убеждений или доктрин. Но у них была общая заинтересованность к целому ряду вопросов, где они стремились применять решения по определённым, чётко установленным принципам.

Теоретические вопросы

Релятивизм и скептицизм часто рассматривались как общие черты софистического движения в целом. Но было ранее указано, что только у Протагора и Горгия есть какое-либо указание на радикальный скептицизм возможности познания.

Одной из самых известных доктрин, связанных с софистическим движением, была оппозиция между природой и правом или конвенцией морали. Вероятно, что это противопоставление возникло не в софистических кругах, а скорее возникло ранее, но оно было явно очень популярно и фигурировало в основном в софистических дискуссиях.

Эта самая распространённая доктрина включала в себя призыв двигаться от обычных законов к якобы более «высоким» законам, основанным на природе.

Иногда эти более «высокие» законы применялись для исправления недостатков в действующих законах и для введения более строгих обязательств. Но обычно это было для того, чтобы освободить человека от ограничений, неоправданно навязанных законами, созданными обществом.

Гуманистические вопросы

Они были чрезвычайно заинтересованы в истории и социальной организации общества.

Одна из теорий предполагала, что в человеческих отношения повторялись циклы, согласно которым существовала прогрессия «от хорошего к плохому», которая уступала место другой — «от плохого к хорошему». Но типичное софистическое отношение к обществу отвергло со временем эту версию в пользу другой. Они стали смотреть на человеческую историю как на прогресс от «дикости» к «цивилизации».

Арете (об этом написано выше), по мнению софистов, стало результатом контролируемых процедур, которые были им знакомы, что имеет огромное значение для организации общества.

Вера в то, что преподавание самого высокого качества может принести успех как для человека, так и для правительств, оказала глубокое влияние на последующую историю образования.

Считается, что благодаря принятию этой доктрины Платоном и Аристотелем софистическая позиция стала частью последующей гуманистической традиции.

Синонимы слова софист

  • учитель;
  • хитрец;
  • оратор;
  • казуист;
  • лжемудрец.

Смотрите также что такое Философия и Догма

Источник: https://www.uznaychtotakoe.ru/sofistika/

Софисты и софизмы

Софисты и Софистика
(из книги М.Д Гаспарова «Занимательная Греция»)Подчинение раба господину, подчинение жены мужу, подчинение младших старшим, подчинение гражданина государству, подчинение человека богам — это были неписаные законы греческой жизни.

И чем больше греки в народных собраниях сочиняли писаных законов, в каждом городе своих, тем крепче они помнили про эти неписаные, для всей Эллады общие.Писаные законы можно было обсуждать, дополнять, совершенствовать, они менялись по многу раз на глазах каждого. Неписаные оставались такими же, как при предках.

И вот мыслящие люди Греции один за другим стали задумываться: хорошо ли это? Точно ли они вечны и едины для всех? Может быть, и они держатся не «по природе», а «по уговору»? Может быть, и их стоило бы пересмотреть?

Гражданин должен подчиняться государству? Но государство меняется: что вчера было незаконным, то завтра будет законным; где же здесь «вечное»? Раб должен подчиняться господину? Но человек сегодня свободен, а завтра попал в плен и стал рабом; разве это «по природе»? Младшие должны подчиняться старшим? Но вот у греков принято стариков почитать, а у индийских дикарей — убивать и поедать; что же здесь «единое для всех»? Человек должен подчиняться богам? А собственно, знаем ли мы, что такое эти боги?

Здесь любой слушатель приходил в ужас и начинал, ничего не слушая, бранить своего мыслящего собеседника за такое кощунство. А тот невозмутимо отвечал: «Я ведь не утверждаю, что все именно так и есть, я лишь говорю, что мне так кажется. Если тебе кажется иначе — попробуй доказать, что все обстоит иначе; если получится убедительно — я с радостью с тобой соглашусь.

И пожалуйста, не сердись: я ведь только предлагаю обсудить, что такое боги и хорошо ли поедать стариков, так же трезво, со всеми „за“ и „против“, как ты обсуждаешь в народном собрании, не взимать ли с приезжих рыбаков лишний грош налога».«Но я не умею доказывать такие вещи!» — говорил собеседник.

«Не умеешь? Как же будешь ты спорить и в народном собрании и в суде? Что ж, тогда возьми урок у меня: мы давно уже приметили все приемы, какими Перикл олимпиец и другие ораторы убеждают народ, и я охотно им тебя научу. Захочешь — докажешь, что стариков надо почитать, а захочешь — докажешь, что надо поедать. Но имей в виду: стоить это будет недешево».

— «Кто же ты такой, что не учишь нас, что нам говорить, а учишь, как нам говорить?» — «Как бы сказать? Я не мудрец — обладатель мудрости; не философ — искатель мудрости; я софист — специалист по мудрости!»Такие софисты стали появляться в Афинах еще при Перикле. Народ сбегался их слушать: говорили они и вправду завораживающе, а спорить умели на любую тему «за» и «против».

Богачи платили им за уроки такие деньги, что софист Горгий пожертвовал в Дельфы золотую статую на доходы с ученья.Правда, всех смущало: а вдруг дурные люди научатся этому искусству убеждать и употребят его во вред? Но софисты отвечали: «Это нас уже не касается. Мы — как кузнец, который продает покупателю нож; а зарежет ли тот этим ножом курицу или родного отца, кузнец не в ответе».

И еще смущало: софисты берут плату, и большую, как какие нибудь ремесленники, а ведь свободному человеку это стыдно! Но софисты отвечали: «Это такая же условность, как и все у людей: по уговору — это стыдно, а по природе — вовсе и нет».

И софист Гиппий гордился тем, что знает не только все науки, но и все ремесла: сам себе выткал плащ, окрасил его пурпуром, расшил золотом, стачал сандалии, вытесал посох и выковал перстень.Самый старший из софистов, Протагор, в молодости был дровосеком. Философ Демокрит увидел его за работой и заметил, что онсвязывает дрова в вязанки самым математически выгодным образом.

Демокрит угадал в нем талант и сделал его своим учеником. Этому Протагору принадлежит самая знаменитая фраза всей греческой философии: «Человек есть мера всем вещам — существованию существующих и несуществованию несуществующих». Это, между прочим, значило: если люди верят в богов — боги есть, если не верят — богов нет!
Протаго́р из Абдер(Πρωταγόρας, ок. 490 до н. э. — ок. 420 до н. э.

)О Протагоре рассказывали забавную историю. Был у него ученик, учившийся судебному красноречию. По уговору ученик должен был заплатить учителю после первого выигранного дела. Ученье кончилось, но ученик не спешил выступать в суде. Тогда Протагор сам подал на него в суд. Протагор рассуждал: «Если я выиграю дело, он заплатит по приговору, если он — он заплатит по уговору».

А ученик рассуждал: «Если я выиграю дело, то не буду платить по приговору, если проиграю — то по уговору». Как быть?Может быть, Протагор сам сочинил эту историю как «софизм» — задачу на то, чтобы найти неправильный ход мысли. Таких софизмов было немало. Например, «Рогатый»: «То, чего ты не потерял, ты имеешь; ты не терял рогов; стало быть, ты имеешь рога».

Или — «Покрытый»: «Знаешь ли ты, кто стоит перед тобой под покрывалом? Нет? А ведь это твой отец; значит, ты не знаешь собственного отца».

Или — «Лысый»: «У меня густые волосы; если вырвать один волос, я не стану от этого лысым; если вырвать все — стану; а если вырывать волосок за волоском, то на котором волоске я стану лысым?»Самым знаменитым был софизм «Лжец»: «Критянин сказал: „Все критяне — лжецы“; сказал он правду или ложь?» Если правду — значит, он тоже лжец — значит, он солгал — значит, на самом деле критяне правдивы — значит, он все таки сказал правду — и так далее, опять сначала.

Если хотите, вот вам тот же софизм в немного иных декорациях — «Крокодил». Крокодил схватил ребенка и сказал матери: «„Я отпущу его, если ты угадаешь, отпущу ли я его“. Мать безнадежно сказала: „Не отпустишь“. Что должен сделать крокодил?»

Софисты и открытие языка

Когда софисты доказывали, что все людские обычаи — условность, что даже самые привычные из них возникли не «по природе», а «по уговору», то в руках у них был один почти неопровержимый пример: язык. В самом деле, вот мы говорим «стол», но что общего между этими четырьмя звуками и тем домашним предметом, который они обозначают? Ничего.

Персы называют этот предмет совсем другим словом и отлично обходятся. Не ясно ли, что язык существует не по природе, а по уговору, как любой закон?И его можно даже усовершенствовать, как любой закон. Вот, например, одни говорят «мирт», как будто это растение — мужчина, а другие «мирта», как будто оно женщина.

Почему бы не собраться и не условиться, что считать правильным и что неправильным? Или вот еще. Названия самцов и самок животных обычно похожи друг на друга: лев — львица, заяц — зайчиха. А вот самка петуха почему то курица. Не лучше ли договориться, чтобы и ее тоже звать «петушиха»? Или вот еще.

Первая строка «Илиады» — это обращение к Музе: «Гнев, богиня, воспой Ахилла, Пелеева сына…» Хорошо ли это? Ведь «воспой» есть приказание, а можно ли приказывать Музе? Вернее было бы, пожалуй, так: «Хорошо бы тебе, Муза, воспеть гнев Ахилла…»Мы привыкли говорить о роде существительных, о наклонении глаголов, как о чем то само собой разумеющемся.

А они тоже когда то были открыты впервые — именно тогда, когда софист Протагор сказал: «Названия бывают трех родов: как у мужчин, как у женщин и как у вещей» и «высказывания бывают четырех родов: вопрос, ответ, приказание и просьба».

Все наши грамматические понятия восходят к греческим: «название» — это наше «имя» (существительное, прилагательное, числительное); «высказывание» — это наш «глагол» («глаголати» — по старославянски значит «сказывать»), а при нем «при глаголь е» — «на речи е».

«Склонение» — это значит: нормальная форма «имени» — «именительная», а все остальные как бы отклоняются от нее то в одну, то в другую сторону, образуя отпадения, «падежи». А вы задумывались, почему первым склонением в вашей грамматике называется склонение слов женского рода? Потому что первым словом, которое склоняли греческие ученики в школах, было «Муза», а Муза — женского рода.

Но это было много позже, а пока сама мысль о том, что родной язык нужно как то изучать, вызывала у публики лишь веселый смех. Зачем, если мы и так его знаем с детства? Сочинители комедий не жалели насмешек над новомодными чудаками.

Говорят, слова бывают мужские, женские и средние? Ах, догадываюсь: женские слова — это у изнеженных богачей, средние — это у нас, простых граждан, а мужские — у деревенских мужиков. Как, нет? Ах, понял: это значит, что у козла жена коза, а у осла, стало быть, оса, а у кувшинки муж — кувшин, а у корзинки, должно быть, корзин…Впрочем, бывало и не до смеха.

Издавна люди верили в молитвы, в заклинания: если сказать такие то слова, то по ним и сбудется, потому что между словами и вещами есть тайная связь. А теперь оказывается — нет никакой связи, одна условность. Как же быть? Нет, не может быть, чтобы названия вещам были даны по уговору, — наверное, все таки по природе. Нужно только додуматься до их первоначального смысла.

Почему бог называется «бог»? Потому что люди поклонялись солнцу и луне, видели в небе их бег и называли этот бег «бог». Почему человек называется «человек»? Потому что он смотрит вокруг себя, «очами ловит» и умом понимает все на свете: он «оче ловец», так что и это слово не случайно. (По гречески, конечно, эти созвучия другие, но, поверьте мне на слово, такие же странные.

) Больше того: почему слова «мой», «меня», «мною» все содержат звук ме? Потому что при этом звуке я удерживаю воздух закрытыми губами — как бы оставляю его при м м мне! Почему дательный падеж кончается на у: бог у, дом у, окн у? Потому что при звуке у из губ трубочкой вылетает узкая, как стрела, струйка воздуха и как бы у казывает, кому у мы что то даем или к кому у идем.

Не смейтесь, пожалуйста: над доводами такого рода ученые серьезно думали еще сто лет назад.Уверяли, будто египетский царь однажды даже сделал опыт, чтобы проверить, откуда пошел человеческий язык. Он взял двух новорожденных младенцев и отдал на воспитание пастуху козопасу, взяв с него клятву, что он при них не произнесет ни одного слова, а только будет слушать, какое первое слово произнесут они сами. Прошло два года, и пастух доложил: дети тянут к нему ручонки и лепечут: «Бек, бек!» Тогда царь послал по всему миру гонцов: у какого народа в языке есть слово «бек»? Оказалось, что по фригийски «бек» значит «хлеб». После этого египтяне стали считать самым древним народом на земле фригийцев, а себя только вторым.Так люди впервые заговорили о том, как они говорят, а значит, и задумались о том, как они думают.

* * *

Афиняне удивлялись, восхищались, негодовали, слушая софистов. И только один человек, оборванный и босой, был спокоен и добродушен. Он улыбался и говорил: «Не пугайтесь, граждане. Пусть Горгий сколько угодно доказывает, что нет никакой разницы, почитать стариков или поедать стариков, но предложите ка ему самому убить и съесть старика, и он так же откажется, как и вы. А вот интересно — почему?»Это был Сократ, знаменитый афинский мудрец и чудак.

Источник: https://atsinis.livejournal.com/39527.html

Софисты и софистика

Софисты и Софистика

Поскольку в Древней Греции искус­ство красноречия и умение убеждать ставились необыкновенно высоко, в V в. до н. э. появились софисты (от греч. $орЫ51ея — мастер, художник) — платные учителя красноречия, «мудрецы за плату».

В их деятельности произошло перемещение центра тя­жести философских интересов из сферы натурфилософии в сфе­ру этики, политику, теорию познания. Софисты учили искусству спора и могли показать, как защищать или оспаривать то или иное мнение.

Считалось, что обучение риторике и логике рассуж­дения закладывается софистикой.

В силу того, что они, ловко и умело манипулируя словами и аргументами, могли ложное доказать, а истинное опровергнуть, от­ношение к ним было неоднозначное. Их всегда более интересовали сами способы доказательства и опровержения, нежели суть споров и истинное положение вещей.

Они пренебрегали нормами, моралью, обычаями, не признавали объективности критерия добра и зла. Благо понималось, как то, что выгодно. Сократ весьма неодобрительно от­зывался о софистах: «Так красоту, если кто продает за деньги кому угодно, того называют распутником…

Точно так же, кто продает свои знания за деньги кому угодно, тех обзывают софистами».

Софисты вели в основном странствующий образ жизни и по всеобщему мнению были очень заносчивы. Радикальная молодежь в лагере софистов выступала с критикой норм, признаваемых обще­значимыми, утверждая, что вся нравственность выдумана органи­зованным обществом в его интересах.

Постепенно софистов стали именовать лжемудрецами или даже фокусниками, считая, что они либо вовсе не занимаются практическими вопросами, либо обнару­живают в них такую ловкость, что заморочат и обведут вокруг паль­ца любого.

Когда Аристофан в комедии «Облака» зло высмеивал софистов, он подразумевал всю систему новой учености, которая имела целью «дать человеку средства поставить свой произвол выше «законов писаных и неписаных».

В платоновском диалоге «Софист» делается вывод: «Этим име­нем обозначается основанное на мнении лицемерное подражание искусству, запутывающему другого в противоречиях, подражание, принадлежащее к части изобразительного искусства, творящего при­знаки и с помощью речей выделяющего в творчестве не божествен­ную, а человеческую часть фокусничества: кто сочтет полного со­фиста происходящим из этой плоти и крови, тот, кажется, выра­зится вполне справедливо».

Вот пример того, как два софиста решили запутать простого человека по имени Ктисипп: «Скажи-ка, есть ли у тебя собака?» — «И очень злая»,-отвечал Ктисипп.

«А есть ли у нее щенята?» — «Да, тоже злые» — «И их отец, конечно, собака же?» — «Я даже видел, как он занимается с самкой».- «Что ж, ведь эта собака твоя?» — «Конечно».

— «Зна­чит, этот отец — твой, следовательно, твой отец — собака и ты — брат щенят».

В дошедшем до нас сочинении «Двоякие речи» видно, как основные понятия добра и зла цинично доводятся до карикатуры. «Болезнь есть зло для больных, для врачей — благо».

«Смерть есть зло для умирающих, а для продавцов вещей, нужных для похорон и для могильщиков, — благо». Неизвестный автор «Двояких ре­чей» пытается объяснить, что зло и благо есть одновременно как хорошо, так и дурно.

Примером древнего софизма является со­физм «Рогатый»: «То, что ты не потерял, ты имеешь; ты не поте­рял рога, следовательно, ты их имеешь».

Аристотель приводит примеры рассуждений софистического рода. Если человек, будучи образован в искусстве, стал сведущим в языке, то значит, он, будучи сведущ в языке, стал образован в искусстве. В трактате «О софистических опровержениях» Аристотель определяет софистику как мнимую мудрость.

Он предпринимает серьезную попытку систематизации софистических приемов. Например, софист может говорить очень быстро, чтобы его противник не смог уяснить смысл его речи. И напротив, софист может нарочито растягивать свою речь, дабы его противнику было трудно охватить весь ход его рассуждений.

В основе разоблачения тайны искусства вводить людей в заблуждение выявляют пять целей или намерений софистов:

• опровержение;

• ложь;

• несогласованность с общепринятым;

• погрешность в речи;

• принуждение собеседника к пустословию, т.е. к частому повто­рению одного и того же.

Больше всего софисты одержимы идеей опровержения, за ней по значимости следует стремление показать, что собеседник гово­рит неправду, третьим шагом является попытка привести его к тому, что не согласуется с общепринятым, четвертым — умение заставить противника делать ошибки и допускать погрешности в речи и в заключении привести к тавтологии, т.е. заставить Гово­рить одно и то же.

Оценивая совокупный вклад софистики, можно отметить, что именно потому, что софисты были готовы следовать за доказатель­ством куда угодно, они переместили акцент философских размыш­лений на противоречия познавательного процесса и парадоксы ло­гики высказываний.

В софистике были созданы определенные пред­посылки для возникновения формальной логики, софистическая аргументация стояла у колыбели европейского способа мыслить.

Исследователи определяют софистику как совокупность многооб­разных видов аргументации, основанных на субъективистском ис­пользовании правил логического вывода ради сохранения и утвер­ждения наличных положений и теорий, которые по тем или иным причинам, независимо от фактического положения дел, признают­ся истинами, не подлежащими критике, пересмотру.

Софистика способствует активному выявлению малейших про­тиворечий в системе. Фигуры софистики — софизмы, как отмечал Гегель, при ближайшем рассмотрении оказываются первичной фор­мой теоретического освоения противоречии, представая обычно в виде апорий и парадоксов.

Причем софизмы могут содержаться в любых сферах познавательной деятельности, а софистика занимает законное место проблемообразующего момента, вскрывает и указы­вает на логические тонкости мышления.

Экспериментируя со словом и суждением, она показывает «пути и распутья» словесно оформленной мысли и обращает внимание на то, что объем понятия в словес­ном материале может быть выражен гибко и неоднозначно.

Различают две школы софистов — старшую и младшую. К стар­шей, относились Протагор, Горгий, Гиппий, Продик, Антифонт. Главой софистов был Протагор. Сын богатого отца, Протагор стал профессиональным преподавателем риторики и эристики — искус­ства речи и спора.

Он один из первых стал брать деньги за обучение философии. Большая часть его зрелой жизни была проведена в не­прерывном лекторском турне по городам Греции. Он учил за возна­граждение «всякого, кто желал практического успеха и более вы­сокой культуры», устраивал публичные диспуты и ввел в обиход со­физмы.

Протагор уделял особое внимание обучению тому, как сде­лать слабейший аргумент сильнейшим. Согласно характеристикам Секста Эмпирика, Протагор утверждал, что материя текуча и ее восприятие находится также в непрерывном изменении. Это поло­жение готовило почву для онтологического релятивизма.

Утвержде­ние типа «Ничего не существует само по себе, но все только в от­ношении к другому» — и было основанием релятивизма софистов. Протагор известен также своим тезисом: «Человек есть мера всех вещей, существующих, что они существуют, и не существующих, что они не существуют».

Именно данный тезис традиционно истол­ковывают как манифест этического релятивизма.

Древнегреческий философ-софист Антифонт, автор сочине­ний «Истина», «Согласие», разделяет мнение Протагора о том, что общественная жизнь, предписания законов есть результат согла­шений, они искусственны и поддельны. Законы природы возник­ли сами собой.

Боги — также результат «искусства», они созданы. Мысль об искусственности происхождения богов поддержал Про­дик — ученик Протагора.

Его знаменитый антирелигиозный тезис гласит: «Солнце, луну, реки, источники и вообще все, что полез­но для нашей жизни, древние признали богами вследствие полу­чаемой от них пользы, подобно тому, как египтяне боготворили Нил».

Продик занимался анализом языка, проблемами синони­мии, учил правильному употреблению слов, особое внимание уде­лял правилам спора, приближался к формулировке общего спосо­ба опровержения ложных условных предложений.

На основании того, что в софистических рассуждениях стано­вится возможным судить о всякой вещи по крайней мере двояко, с взаимоисключающих позиций, софистика вошла в историю ин­теллектуальной мысли человечества еще как визитная карточка ре­лятивизма.

Обратимся к суждениям софиста Горгия: «Ничего не су­ществует, а если что-либо существует, то оно непознаваемо, если су­ществует и познаваемо — оно невыразимо. Мир настолько изменчив, что невозможно, чтобы кто-либо смог передать свои знания другому». Таким образом, релятивизм обнаруживает себя как абсолюти­зация изменчивости и отрицание даже относительной устойчивости.

В рассуждениях релятивистского типа эксплуатируется реальная осо­бенность взаимодействий, согласно которой ничто не существует изолированно, само по себе, но лишь в отношении и взаимосвязи с другим. Все существующее приходит в состояние, отличное и про­тивоположное себе, поэтому о каждой вещи возможны различные и противоположные мнения. Релятивизм активно используется для критики догматов.

Вместе с тем он ведет к обоснованию субъекти­визма, к отрицанию общезначимых норм и законов. Онтологический релятивизм дополняется гносеологическим и завершается этическим.

Источник: https://magref.ru/sofistyi-i-sofistika/

Софистика в философии

Софисты и Софистика

Ни один научный диспут не обходится без четких доказательств выбранной позиции. Но все ли сказанное основано на фактах? Софистика в философии предоставляет возможность мыслителям убедить оппонента в своей правоте. Философам приходится додумывать, придумывать, предполагать. Означает ли это, что наука – ложь? Нет, данный факт подтверждает цитату: «истина рождается в споре».

Где берет начало понятие «софистика»?

Софистика имеет Древнегреческое происхождение, буквально переводится, как «мудрость». Изначально считалось, что его применяли к музыкантам. Возникновение понятия относится к V веку до нашей эры в Афинах, позже оно распространилось по всей стране.

Когда в Греции управление аристократической страной сменилось рабовладельческой демократией, появилась острая необходимость в мудрецах, ораторах.

Перед ними стояла сложная задача – влиять на настроение общественности с помощью слова: вдохновлять воинов, идущих на войну; делать интересной дружескую встречу с делегатами других государств; просвещать народ; организовывать праздники.

Риторы должны были уметь убедить, доказать, объяснить, обладать дипломатичностью, знанием политических тонкостей, общим мировоззрением.

Тот период ознаменовался расцветом красноречия. Оратор должен был привлечь к себе внимание с помощью умения красиво излагать свои мысли, убеждения для того, чтобы выиграть судебный процесс, решить политическую дилемму.

Софистика, или софизм, представляет метод построения выводов, идущих в разрез с законами логики, не имеющих научного обоснования, доказуемости, но выдаваемых как истинные. Софистика использует сознательное нарушение логических цепочек, подмену, многозначность понятий, словесные ухищрения, чтобы ввести противника в заблуждение, взять над ним превосходство.

Софизм – направление философской мысли

Софистика, как многогранность образа мысли, приобрела законченный вид в конце V века до нашей эры, став субъективно-идеалистическим философским направлением – софизмом. Сейчас софизм имеет совершенно другое понятие – интеллектуальное мошенничество.

В античности его связывали с особой мудростью, умением передавать научные знания за деньги. Представители течения были отличными педагогами, первыми учеными, профессорами. Философы нарекли себя софистами. Их появление привело к зарождению софийской школы.

Род деятельности софийской школы

Впервые школы ораторского мастерства упоминаются в V веке в Сицилии. Но именно Афины стали публичной ареной просветительской деятельности софистов. Учение затронуло гносеологическую проблему философии.

Адепты античной школы старались научить последователей с помощью доказательств, рассуждений опровергать выводы политических оппонентов. В этом стремлении они сталкивались с социально-политическими проблемами, ради разрешения которых занимались общими вопросами истинности и ложности.

Из этого следует, что философия, представленная учением софистов, — важное направление мыслительной науки в целом.

Ведя разъездной образ жизни, софисты выступали перед всеми желающими обучиться красноречию. «Гастролировали» по городам, с помощью педагогической риторики объединяли различающиеся по возрасту, полу, социальному положению группы людей.

Мудрецы внесли огромный вклад в развитие общества – взрастили понимание важности не только физического, духовного воспитания, но и умственного. Образование приобрело наивысшую ценность, получило последующее распространение.

«Образованный человек уверен в себе, способен противостоять толпе, силен мыслью, оружие его – слово» таким девизом руководствовались мыслители.

Из-за «бродячего» образа жизни у софистов не было сложенной системы знаний. Рукописи не сохранились до нашего времени, изучать софиологию мы можем только на основании трудов философов позднего периода.

Особенность мышления «старших софистов»

Софисты старшей группы изучали языки, занимались этическими, политическими, правовыми, государственными проблемами, абсолютизировали относительность знания, так как подвергали сомнению все имеющиеся ранее истины.

Идея изучения проблемы бытия у «старших» открылась в новом ракурсе – бытие не в себе, а для себя.

Они усомнились в существовании богов, полагая, что последние – объект человеческого воображения, подвергли критике религиозное верование. Софисты не отрицали обитателей Олимпа, только искали аргументы «за» и «против».

«Старших софистов» делят на три категории:

  • первые ораторы, уважающие правила морали, этики;
  • спорщики («эристы»), отстаивающие формальный аспект метода. Они утрировали содержание понятий, стирали моральный контекст, чем вызывали гнев общественности;
  • политики в софизме, сводившие идеологию учения к теоретизации аморализма.

Заметным представителем старших софистов выступал древний философ Протагор. Среди единомышленников мудрец обладал ярким философским мышлением. Будучи материалистом, рассуждал о материи, равнозначности бытия и небытия. Протагор считал:

  • человек является человеком, так как обладает характером, позиционирует собственное «я»;
  • бытие имеет сущность;
  • истина является феноменом сознания;
  • человек позиционирует смысл, как меру бытия.
  • человек есть мера всех вещей, каким он видит мир таким он и есть.

Протагор отрицает абсолютные истины, делая акцент на относительности. На взгляд мыслителя есть что-то более уместное, полезное. Мудрец – тот, кто признает относительную полезность, приемлемость; он способен убедить в этом других, воплотить уместность в жизнь.

Философ выдвинул идею демократического устройства общества, в котором свободные люди будут равны.

Протагор утверждал, что всякому мнению противопоставлено противоречащее мнение. Противоположность утверждений открыла понятие «философского диалога».

«Старший софист» учил, как слабым доводом побить сильный довод, используя благородные методы, утилизируя беззаконие, неправоту; показывал, как методично со слабым аргументом одержать победу.

Сократ был учеником Протагора. Философия мастера казалась ошибочной, поэтому Сократ и остальные софисты стали противниками в познании бытия. Софисты настаивали на преимуществе человека оценивать правду собственными ощущениями, отвергали абсолютную истину.

Сократ доказывал, что фундаментом бытия является божественная сущность, поскольку только так можно изучить назначение человека в мире. Сократовский принцип доходчиво аргументирует нереализованность софийного отрицания истины, ее объективных, значимых качеств.

Следующим софистом старшей группы выступил Горгий. Его считают создателем риторики, этики ситуаций. По его мнению, один и тот же поступок одновременно и хороший, и плохой, в зависимости от того, к какому моменту относится. Горгий выделил три парадоксальных правила:

  • ничего не существует;
  • даже, если бы что-то существовало, люди не могли бы познать это;
  • но даже если бы познали, не смогли бы описать словами, объяснить другим.

Самым эрудированным, разносторонним софистом стал современник Протагора — Гиппий. Сила его слова заключалась в естественности, он умел увлечь слушателей. Мыслитель распространял среди масс сведения об истории, политике, генеалогии, математике, поэзии. Писал стихи, прозу, увлекался музыкой, был разносторонней личностью. Гиппий делал положительные выводы, разбогател на любимом деле.

Еще один философ-софист Продик занимался словесной семантикой, углубился в правильность речи. Мудрец противопоставил добродетель пороку, подталкивал выбирать между ними добро, как настоящую выгоду, истинную пользу.

Призвание «младших софистов»

О «младших софистах» сохранилось мало достоверной информации. Представляют учение Ликофрон, Алкидамант. Говоря кратко об основных идеях философов, можно выделить этическое и социальное направления:

  • разрушение барьера между социальными классами;
  • элита – выдумка заинтересованной группы людей;
  • природа всех создала свободными, без рабства.

Фрасимах рассуждал о полезности для сильного мира сего. Считал, что каждая власть создает свой свод законов: демократия – свободные, тирания – угнетающие. Философ критикует религию, оправдывает атеизм. Говорит: «Если бы божества наблюдали за действиями людей, то увидели бы сокровище – справедливость. А люди замечают, что сами ею почти не пользуются».

Методологический принцип софистов

Силлогизм рассматривает принцип трех методов. Софийность идет в разрез этому утверждению, практикуя методологический принцип софизма «учетвертение», то есть использование четырех терминов.

Если оценить логически это — игра слов. Применяется не тождественность аналогичных понятий: «Мужчины – люди. Многие люди – женщины. Тогда допускается утверждение, что многие мужчины – женщины».

Есть ли в данном утверждении истина? Сомнительно, но спорить трудно.

Источник: https://mystroimmir.ru/filosofiya/sofistika.html

Booksm
Добавить комментарий