Социокультурная обусловленность познания

phil — 42.Социокультурная обусловленность развития науки

Социокультурная обусловленность познания

Включение научного знания в культуру предполагает его философское обоснование. Оно осуществляется посредством философских идей и принципов, которые обосновывают онтологические постулаты науки, а также ее идеалы и нормы.

Философские основания науки — связующее звено между философским и научным знанием. Они не относятся напрямую ни к науке, ни к философии, так как по своей природе, они скорее являются неким пограничным знанием. Кроме того, философские основания науки обеспечивают включение научного знания в культуру.

Любая новая идея для того, чтобы стать либо частью картины мира, либо принципом, выражающим новый идеал научного познания, должна пройти через процедуру философского обоснования (в этом заключается одна из функций философских оснований науки). Эвристическая функция — другая функция философских оснований науки. Она активно применяется при построении новых теорий, направляя перестройку нормативных структур науки и картин реальности.

Выделяют несколько разновидностей философских оснований науки. Онтологические основания науки представляют собой принятые в той или иной науке представления о картине мира, типах материальных систем, законах функционирования и развития и т. д.

Логические основания науки — принятые в науке правила абстрагирования, образования понятий и утверждений. Методологические основания науки представляют собой принимаемые в рамках той или иной науки представления о методах открытия и получения знания.

Ценностные или аксиологические основания науки — принятые представления о практической и теоретической значимости науки в целом или отдельных наук в общей системе науки.

Ф.О.Н.(фил.основание науки) выполняют две основные функции: во-первых, являются средством адаптации научных знаний к более широкому социокультурному контексту; во-вторых, определяют эвристические программы научного познания, ориентируя ученых на новые формы связи между субъектом и объектом.

Нормы научной этики редко формулируются в виде специфических перечней и кодексов. Однако известны попытки выявления, описания и анализа этих норм.

Наиболее популярна в этом отношении концепция Р.Мертона. В ней Р.Мертон дает описание этоса науки, который понимается им как комплекс ценностей и норм, воспроизводящихся от поколения к поколению ученых и являющихся обязательными для человека науки. С точки зрения Р.Мертона, нормы науки строятся вокруг четырех основополагающих ценностей.

Первая из них — универсализм, убеждение в том, что изучаемые наукой природные явления повсюду протекают одинаково и что истинность научных

утверждений должна оцениваться независимо от возраста, пола, расы, авторитета, титулов и званий тех, кто их формулирует. Требование универсализма предполагает, в частности, что результаты маститого ученого должны подвергаться не менее строгой проверке и критике, чем результаты его молодого коллеги. Наука, стало быть, внутренне демократична.

Вторая ценность — общность (в буквальном переводе — “коммунизм”), смысл которой в том, что научное знание должно свободно становится общим достоянием. Тот, кто его впервые получил, не вправе монопольно владеть им.

Третья ценность — незаинтересованность. Первичным стимулом деятельности ученого является бескорыстный поиск истины, свободный от соображений личной выгоды — завоевания славы, получения денежного вознаграждения. Признание и вознаграждение -не цель, во имя которой проводятся исследования.

Четвертая ценность — организованный скептицизм.

Каждый ученый несет ответственность за оценку доброкачественности того, что сделано его коллегами, и за то, чтобы эта оценка стала достоянием гласности.

Причем ученый, опиравшийся в своей работе на достоверные данные, заимствованные из работ его коллег, не освобождается от ответственности, коль скоро сам он не проверил точность используемых данных.

Термин «картина мира» используется также для обозначения научных онтологии, т.е. тех представлений о мире, которые являются особым типом научного теоретического знания. В этом смысле понятие Н.К.

М(научная картина мира). используется для обозначения горизонта систематизации знаний, полученных в различных научных дисциплинах. Н.К.М.

при этом выступает как целостный образ мира, включающий представления о природе и обществе.

Основными компонентами Н.К.М. являются представления о фундаментальных объектах, о типологии объектов, об их взаимосвязи и взаимодействии, о пространстве и времени.

Интернализм (А.Койре, Очерки истории философской мысли)

1)теоретический мир полностью автономен и отделён от реального мира. Т.к. наука – деятельность духовная, то объяснена она может быть только из самой себя.

2) главное значение имеют внутринаучные факторы: объективная логика возникновения и решения научных проблем, эволюция научных традиций, .

3) история науки – эволюция идей, понятий, теорий, происходящая по внутренней логике их развития либо скачкообразная смена типов мышления. Этот процесс связан со сменой философских концепций.

Недостатки:

а) односторонность

б) в крайних формах интернализма человек, как субъект познания является «духовной субстанцией», природа которой не может быть объяснена исходя из материальных и социальных предпосылок.

в) полностью разделяет интеллектуальные и культурно-исторические социальные аспекты развития науки

Экстернациолизм (Б.М. Гессен, доклад о экономических корнях механики И. Ньютона)

— противоположная концепция. Ведущую роль в науке играют внешние факторы, в первую очередь соц – экономич.

Недостатки: а) попытка выводить содержание, темы, методы, идеи и гипотезы науки непосредственно из экономических причин из экономических, игнорируя особенности науки, как специфической духовной деятельности по получению, обоснованию и проверке истинного знания

Источник: https://www.sites.google.com/site/philustu/home/42-sociokulturnaa-obuslovlennost-razvitia-nauki

Социокультурная обусловленность научного познания

Социокультурная обусловленность познания

Стремление изучать объекты реального мира и на этой основе пред­видеть результаты его практического преобразования свойственно не только науке, но и обыденному познанию, которое вплетено в прак­тику и развивается на ее основе.

По мере того как развитие практики опредмечивает в орудиях функции человека и создает условия для элиминации субъективных и антропоморфных наслоений при изуче­нии внешних объектов, в обыденном познании появляются некото­рые виды знаний о реальности, в общем-то сходные с теми, которые характеризуют науку.

Зародышевые формы научного познания возникли в недрах и на основе этих видов обыденного познания, а затем отпочковались от него (наука эпохи первых городских цивилизаций древности).

С раз­витием науки и превращением ее в одну из важнейших ценностей ци­вилизации ее способ мышления начинает оказывать все более актив­ное воздействие на обыденное сознание.

Это воздействие развивает содержащиеся в обыденном, стихийно-эмпирическом познании эле­менты объективно-предметного отражения мира.

Способность стихийно-эмпирического познания порождать пред­метное и объективное знание о мире ставит вопрос о различии между ним и научным исследованием.

Признаки, отличающие науку от обы­денного познания, удобно классифицировать сообразно той катего­риальной схеме, в которой характеризуется структура деятельности (прослеживая различие науки и обыденного познания по предмету, средствам, продукту, методам и субъекту деятельности).

Тот факт, что наука обеспечивает «сверхдальнее» прогнозирование практики, выходя за рамки существующих стереотипов производства и обыденного опыта, означает, что она имеет дело с особым набором объектов реальности, несводимых к объектам обыденного опыта.

Ес­ли обыденное познание отражает только те объекты, которые в прин­ципе могут быть преобразованы в наличных исторически сложивших­ся способах и видах практического действия, то наука способна изучать и такие фрагменты реальности, которые могут стать предме­том освоения только в практике далекого будущего.

Она постоянно выходит за рамки предметных структур наличных видов и способов практического освоения мира и открывает человечеству новые пред­метные миры его возможной будущей деятельности.

Эти особенности объектов науки делают недостаточными для их освоения те средства, которые применяются в обыденном познании. Хотя наука и пользуется естественным языком, она не может только на его основе описывать и изучать свои объекты.

Во-первых, обыденный язык приспособлен для описания и предвидения объектов, вплетен­ных в наличную практику человека (наука же выходит за ее рамки); во-вторых, понятия обыденного языка нечетки и многозначны, их точ­ный смысл чаще всего обнаруживается лишь в контексте языкового общения, контролируемого повседневным опытом. Наука же не может положиться на такой контроль, поскольку она преимущественно име­ет дело с объектами, не освоенными в обыденной практической дея­тельности. Чтобы описать изучаемые явления, она стремится как мож­но более четко фиксировать свои понятия и определения.

Выработка наукой специального языка, пригодного для описания ею объектов, необычных с точки зрения здравого смысла, является не­обходимым условием научного исследования.

Язык науки постоянно развивается по мере ее проникновения во все новые области объектив­ного мира. Причем он оказывает обратное воздействие на повседнев­ный, естественный язык.

Например, термины «электричество», «холо­дильник» когда-то были специфическими научными понятиями, а затем вошли в повседневный язык.

Наряду с искусственным, специализированным языком научное исследование нуждается в особой системе средств практической дея­тельности, которые, воздействуя на изучаемый объект, позволяют выявить возможные его состояния в условиях, контролируемых субъек­том.

Средства, применяемые в производстве и в быту, как правило, непригодны для этой цели, поскольку объекты, изучаемые наукой, и объекты, преобразуемые в производстве и повседневной практике, чаше всего отличаются по своему характеру.

Отсюда необходимость специальной научной аппаратуры (измерительных инструментов, приборных установок), которые позволяют науке экспериментально изучать новые типы объектов.

Научная аппаратура и язык науки выступают как выражение уже добытых знаний.

Но подобно тому как в практике ее продукты пре­вращаются в средства новых видов практической деятельности, так и в научном исследовании его продукты — научные знания, выражен­ные в языке или овеществленные в приборах, становятся средством дальнейшего исследования. Таким образом, из особенностей предме­та науки мы получили в качестве своеобразного следствия отличия в средствах научного и обыденного познания.

Спецификой объектов научного исследования можно объяснить и основные отличия научных знаний как продукта научной деятельно­сти от знаний, получаемых в сфере обыденного, стихийно-эмпири­ческого познания.

Последние чаще всего не систематизированы; это, скорее, конгломерат сведений, предписаний, рецептур деятельности и поведения, накопленных на протяжении исторического развития обыденного опыта.

Их достоверность устанавливается благодаря не­посредственному применению в наличных ситуациях производ­ственной и повседневной практики.

Что же касается научных зна­ний, то их достоверность уже не может быть обоснована только таким способом, поскольку в науке преимущественно исследуются объекты, еще не освоенные в производстве. Поэтому нужны специ­фические способы обоснования истинности знания.

Ими являются экспериментальный контроль за получаемым знанием и выводи­мость одних знаний из других, истинность которых уже доказана. В свою очередь, процедуры выводимости обеспечивают перенос ис­тинности с одних фрагментов знания на другие, благодаря чему они становятся связанными между собой, организованными в систему. Таким образом, мы получаем характеристики системности и обосно­ванности научного знания, отличающие его от продуктов обыденной познавательной деятельности людей.

Из главной характеристики научного исследования можно вывес­ти также и такой отличительный признак науки при ее сравнении с обыденным познанием, как особенность метода познавательной де­ятельности. Объекты, на которые направлено обыденное познание, формируются в повседневной практике.

Приемы, посредством кото­рых каждый такой объект выделяется и фиксируется в качестве пред­мета познания, вплетены в обыденный опыт. Совокупность таких приемов, как правило, не осознается субъектом в качестве метода по­знания. Иначе обстоит дело в научном исследовании.

Здесь уже само обнаружение объекта, свойства которого подлежат дальнейшему из­учению, составляет весьма трудоемкую задачу.

И чем дальше наука отходит от привычных вещей повседневного опыта, углубляясь в исследование «необычных» объектов, тем яснее и отчетливее проявляется необходимость в создании и разработке особых методов, в системе которых наука может изучать объекты. Наряду со знаниями об объектах наука формирует знания о методах.

Потребность в развертывании и систематизации знаний второго ти­па приводит на высших стадиях развития науки к формированию ме­тодологии как особой отрасли научного исследования, призванной целенаправленно вести научный поиск.

Наконец, стремление науки к исследованию объектов относитель­но независимо от их освоения в наличных формах производства и обыденного опыта предполагает специфические характеристики субъекта научной деятельности.

Занятия наукой требуют особой под­готовки познающего субъекта, в ходе которой он осваивает историче­ски сложившиеся средства научного исследования, обучается при­емам и методам оперирования с этими средствами.

Для обыденного познания такой подготовки не нужно, вернее, она осуществляется ав­томатически, в процессе социализации индивида, когда у него фор­мируется и развивается мышление в процессе освоения культуры и включения индивида в различные сферы деятельности.

Занятия на­укой предполагают наряду с овладением средствами и методами так­же и усвоение определенной системы ценностных ориентации и целе­вых установок, специфичных для научного познания. Эти ориентации должны стимулировать научный поиск, нацеленный на изучение все новых и новых объектов независимо от сегодняшнего практического эффекта от получаемых знаний. Иначе наука не будет осуществлять своей главной функции — выходить за рамки предмет­ных структур практики своей эпохи, раздвигая горизонты возможно­стей освоения человеком предметного мира.

Две основные установки науки обеспечивают стремление к такому поиску: самоценность истины и ценность новизны.

Любой ученый принимает в качестве одной из основных установок научной деятельности поиск истины, воспринимая истину как выс­шую ценность науки.

Эта установка воплощается в целом ряде идеа­лов и нормативов научного познания, выражающих его специфику: в определенных идеалах организации знания (например, требовании логической непротиворечивости теории и ее опытной подтверждае­мое, в поиске объяснения явлений, исходя из законов и принци­пов, выражающих сущностные связи исследуемых объектов, и т.д.

Не менее важную роль в научном исследовании играет установка на постоянный рост знания и особую ценность новизны в науке. Эта установка выражена в системе идеалов и нормативных принципов на­учного творчества (например, запрете на плагиат, допустимости кри­тического пересмотра оснований научного поиска как условия освое­ния все новых типов объектов и т.д.).

Ценностные ориентации науки образуют фундамент ее этоса, ко­торый должен усвоить ученый, чтобы успешно заниматься исследова­ниями.

Великие ученые оставили значительный след в культуре не только благодаря совершенным ими открытиям, но и благодаря тому, что их деятельность была образцом новаторства и служения истине для многих поколений людей.

Всякое отступление от истины в угоду личностным, своекорыстным целям, любое проявление беспринцип­ности в науке встречало у них беспрекословный отпор.

В науке в качестве идеала провозглашается принцип, что перед ли­цом истины все исследователи равны, что никакие прошлые заслуги не принимаются во внимание, если речь идет о научных доказательствах.

Не менее важным принципом научного этоса является требование научной честности при изложении результатов исследования. Ученый может ошибаться, но не имеет права подтасовывать результаты, он может повторить уже сделанное открытие, но не имеет права зани­маться плагиатом.

Главное качество науки — постоянно генериро­вать рост нового знания, выходя за рамки привычных и уже известных представлений о мире.

Конечно, требование недопустимости фальсификаций и плагиата выступает как своеобразная презумпция науки, которая в реальной жизни может нарушаться.

В различных научных сообществах может устанавливаться различная жесткость санкций за нарушение этичес­ких принципов науки.

Рассмотрим один пример из жизни современ­ной науки, который может служить образцом непримиримости сооб­щества к нарушениям этих принципов.

В идеале научное сообщество всегда должно отторгать исследова­телей, уличенных в умышленном плагиате или преднамеренной фаль­сификации научных результатов в угоду каким-либо житейским бла­гам.

К этому идеалу ближе всего стоят сообщества математиков и естествоиспытателей, но у гуманитариев, например, поскольку они испытывают значительно большее давление идеологических и поли­тических структур, санкции к исследователям, отклоняющимся от идеалов научной честности, значительно смягчены.

Показательно, что для обыденного сознания соблюдение основ­ных установок научного этоса совсем не обязательно, а подчас даже и нежелательно. Человеку, рассказавшему политический анекдот в не­знакомой компании, не обязательно ссылаться на источник инфор­мации, особенно если он живет в тоталитарном обществе.

В обыденной жизни люди обмениваются самыми различными зна­ниями, делятся житейским опытом, но ссылки на автора этого опыта в большинстве ситуаций просто невозможны, ибо этот опыт анони­мен и часто транслируется в культуре столетиями.

Наличие специфических для науки норм и целей познавательной деятельности, а также специфических средств и методов, обеспечива­ющих постижение все новых объектов, требует целенаправленного формирования ученых-специалистов.

Эта потребность приводит к появлению «академической составляющей науки» — особых органи­заций и учреждений, обеспечивающих подготовку научных кадров.

В процессе такой подготовки будущие исследователи должны ус­воить не только специальные знания, приемы и методы научной ра­боты, но и основные ценностные ориентиры науки, ее этические нор­мы и принципы.

Итак, при выяснении природы научного познания можно выде­лить систему отличительных признаков науки, среди которых глав­ными являются: а) установка на исследование законов преобразова­ния объектов и реализующая эту установку предметность и объективность научного знания; б) выход науки за рамки предметных структур производства и обыденного опыта и изучение ею объектов относительно независимо от сегодняшних возможностей их произ­водственного освоения (научные знания всегда относятся к широко­му классу практических ситуаций настоящего и будущего, который никогда заранее не задан). Все остальные необходимые признаки, от­личающие науку от других форм познавательной деятельности, могут быть представлены как зависящие от указанных главных характерис­тик и обусловленные ими

Источник: https://cyberpedia.su/12x12f92.html

Социокультурная обусловленность познания: В наше время направленность развития философии науки является

Социокультурная обусловленность познания
В наше время направленность развития философии науки является отражением общей тенденции в истории познания — гуманитаризации и аксиологизации знания, противостоящих абсолютизации «предметно-вещного», односторонне

объективистского подхода, требующего полного отвлечения от культуры и истории.

Борьба этих тенденций и стремление учесть их, отобразить логико-методологическими средствами выражаются в самых разнообразных формах.

Примером этому может служить «поворот» от философии науки, верящей, что применение оптимальных стандартов, норм и правил может создать «хорошую науку», к философии науки, предпочитающей исследование неявных ценностных предпосылок и принципов. Примерами такого поворота могут служить «тематический анализ» Дж.

Холтона; борьба формалистических и антиформалистических концепций философии науки, недостаточность каждой из которых очевидна, так же как очевидна необходимость их синтеза и взаимодействия, вполне достижимых в рамках социально-исторического понимания науки и ее методологии.

Исследования последних десятилетий показали, что проблема социокультурной детерминации, обусловленности познания представляет собой фундаментальную характеристику как познания вообще, так и научного познания в особенности.

Детерминация реализуется в формах взаимообусловленности материального и идеального, внутреннего и внешнего, осуществляется не только как причинная, но и в других многообразных формах обусловленности.

Среди непричинных типов детерминации выявлены такие, как условная, функциональная, системная, управляющая и другие, тесно связанные с причинностью, но не сводящиеся к ней.

Детерминизм понимается сегодня как относительная необходимость, существенно дополняемая случайностью, вероятностными связями и отношениями, что предполагает преодоление представлений о нем только как о жесткой однозначной связи вещей и явлений.

Эти положения конкретизируются в детерминации познания следующим образом. В «мире познания» в отличие от «мира ве

Глава 5. Научное знание и познавательная деятельность

171

щей» существует двойная детерминация — объектная и субъектная, реализующаяся как через субъектно-объектные, так и через субъектно-субъектные отношения.

Включение субъекта в детерминационные отношения вводит ряд новых принципиальных моментов в процесс детерминации, совершаемый в природе без вмешательства человека.

Главный из них состоит в том, что детерминация становится целенаправленным и управляемым процессом, а значит обретает социальные и культурно-исторические признаки и характеристики. В результате научно-познавательная деятельность предстает как система действий и операций, обусловленных:

—объектом исследования и наличным знанием;

—активной практической и теоретической деятельностью субъекта, через которую опосредованно реализуется социальная детерминация познания.

Социальность и предпосылочное знание

Одновременно произошло уточнение понимания природы социальности, и исследования в сфере философии науки должны раскрывать, как и в каких формах социальный и культурно-исторический моменты входят в содержание знания и влияют на способы и результаты познавательной деятельности.

Сегодня найдены реальные, вполне адекватные формы и опосредующие механизмы такого воздействия, в частности выявлена роль идеалов и норм, философско-мировоззренческих предпосылок и оснований научного знания.

Через них, принимая форму ценностного сознания, социальная и культурная детерминация входит в само содержание научного знания и познавательную деятельность.

При таком подходе акцент делается на взаимодействие науки и общества, понимаемое как превращение внешних социокультурных, ценностных факторов во внутренние когнитивные и логико-методологические регулятивы. В этом случае для изучения социальной детерминации познания особое значение приобретают междисциплинарные связи культурологии, социологии и психологии науки, с одной стороны, истории и методологии науки — с другой.

Социальность в истории науки предстает как бы в двух своих формах: как внешняя, основанная на совместном труде в разных сферах деятельности, и как имманентная науке социальность самого зарождения и развития научных идей, смены научных теорий. Присущие науке специфические формы социальности проявляются в нормах и способах научно-исследовательской деятельности, их дифференциации и интеграции; сама предметная детерминация

172 Часть

II. Философия науки

предстает как социальная по природе, понимаемая в контексте конкретно-исторической практической деятельности человека.

Обращение к социальной и культурно-исторической природе познания с необходимостью выводит на более глубокие уровни анализа и понимания природы и структуры научного знания, когнитивные идеи, логические формы и ценностные предпосылки которого оказываются укорененными в культуре общества.

Выясняется, что многие фундаментальные элементы знания и познавательной деятельности органически соединяют в себе когнитивные и ценностные начала, разъятие которых разрушает и само знание.

Кроме того, выясняется, что социальность, предстающая как совместный либо как всеобщий труд, выражающаяся, в частности, в коммуникативности и общении, имеет свои следствия для познания, находящие отражение в содержательных и структурных особенностях, а также в организации и построении знания и познавательной деятельности. При выходе на глубинные основания знания само понятие «социокультурной детерминации», по-видимому, утрачивает смысл, поскольку выявляются более тонкие структуры и качественно иные взаимосвязи когнитивного и ценностного. Речь идет уже не просто о детерминации, но о двуединой — логической и социокультурной природе познавательных форм и сложных опосредованных способах ее проявления, что требует нового видения самого научного познания.

Главным и непосредственным проводником социокультурного воздействия на систему научного знания является субъект научной деятельности.

Система правил, нормативная регуляция, способы видения (парадигмы), познавательные, мировоззренческие и этические ценности с необходимостью влияют (и конкретные формы этого влияния могут быть показаны) на характер и результаты научной деятельности субъекта.

Особо следует отметить роль нравственного фактора как средства эффективного управления научной деятельностью. Методология науки смыкается здесь не только с социальной психологией, но и с этикой, определенные принципы которой также могут выполнять регулятивные функции в научном познании, т. е. обрести методологическую значимость.

Указанные обстоятельства предполагают понижение уровня абстракции субъекта познания, т. е. учета и использования его исторических и ценностных «параметров». Методология науки, оперирующая внеисторическим, внесоциальным субъектом и приписывающая ему свойства совершенного по своим характеристикам познающего «устройства», отражает идеалы и нормы классической

Глава 5. Научное знание и познавательная деятельность

173

науки, предполагавшей элиминацию субъективного как условие получения объективно истинного знания. В современной науке активность социально-исторического субъекта познания, опирающегося на объективные законы, становится решающим фактором и главным условием получения объективно истинного знания.

Отсюда следует, что элиминировать этот фактор при изучении процессов и результатов познания — значит существенно деформировать эти процессы и результаты.

Задача философии науки состоит в том, чтобы найти адекватные логико-методологические средства, выявляющие роль социально-исторического субъекта, его ценностных ориентаций в научном познании.

Начало этому уже положено, в частности, в философии и методологии физического познания, где исследуются такие понятия, как физическая реальность, условия познания, регулятивные принципы, конкурирующие теории, исторический тип физического знания и другие. Сходные конструкты исследуются и в других отраслях методологии и философии науки.

Одновременно все более осознается «присутствие человека» в традиционных формах и методах научного познания.

Исследуется «теоретическая нагруженность» фактуального знания, его конкретно-исторический характер; выясняются функции философских принципов и мировоззрения в целом в выдвижении, выборе, обосновании гипотез и теорий; обнаружены аксиологические аспекты в становлении и функционировании научных методов. Перечисленные факты ставят задачу разработки такого подхода, при котором изучение социальной обусловленности познания происходит с учетом ценностных ориентаций субъекта. Одновременно возникает необходимость выявить методологические абстракции, введенные при исследовании этого круга проблем. Прежде всего следует отметить серьезные изменения в понимании ценностей, проистекающие из осознания социальной обусловленности познания.

Собственно логико-методологический подход к изучению социальной детерминации познания заключается в выявлении роли самого знания в этом объективном процессе.

Подход к науке как к единой системе знания и деятельности позволяет вычленить особую проблему: роль научного знания как целостной исторической совокупности в процессе выработки нового знания.

Однако при исследовании этой проблемы обычно имеют в виду только специально-научное знание и упускают такой принципиальный момент, как существование и функционирование в научной деятельности наряду и во взаимодействии со специальным еще и особого — ми

174

Часть II. Философия науки

ровоззренческого знания. Системообразующими элементами этого знания являются общенаучная картина мира, стиль научного мышления и соответствующий понятийный аппарат. Кроме того, сюда входят идеологические, философские и общенаучные методологические принципы, а также обыденное знание в форме так называемого здравого смысла.

Именно в мировоззренческой системе знания находит непосредственное отражение социально-историческая практика, опыт в широком смысле слова, который не сводится только к набору экспериментальн1х данных.

Социально-политические и культурно-исторические факторы, отраженные непосредственно в мировоззренческом знании, предстают на этом уровне как элементы знания и в такой форме, близкой по природе научному знанию, входят в содержание и структуру последнего и в той или иной степени детерминируют их.

К этим формам знания применимо понятие «предпосылочное знание», введенное еще И. Кантом, стремившимся исследовать аналитическое и синтетическое априори, априорные основоположения, различного рода регулятивные гтринципы, диалектику теоретического и практического (нравственного) разума.

Важнейшие проблемы, возникающие в связи с необходимостью введения понятия «предпосылочное знание» в аппарат методологии, — это разграничение понятийных и допонятийных форм знания, выявление и разграничение явных и неявных предпосылок, способов их «вхождения» в знание и функционирования в познавательной деятельности.

Здесь трудности вызваны тем, что ни одна из указанных форм предпосылочного знания не находится в отношении логического следования со специально-научным знанием. Свои функции предпосылки выполняют через гносеологические процедуры выбора, предпочтения, конвенции, установление консенсуса и т. д.

, осуществляемые субъектом на основе научной интуиции, а также принятой парадигмы, научно-исследовательской программы, в которых предпосылки соответствующим образом конкретизированы.

Источник: https://uchebnikfree.com/obschaya-filosofiya/sotsiokulturnaya-obuslovlennost-poznaniya.html

42. Социокультурная обусловленность познания

Социокультурная обусловленность познания

Внаше время направленность развитияфилософии науки является отражениемобщей тенденции в истории познания —гуманитаризации и аксиологизациизнания, противостоящих абсолютизации«предметно-вещного», одностороннеобъективистского подхода, требующегополного отвлечения от культуры и истории.

Борьба этих тенденций и стремлениеучесть их, отобразить логико-методологическимисредствами выражаются в самых разнообразныхформах.

Примером этому может служить«поворот» от философии науки, верящей,что применение оптимальных стандартов,норм и правил может создать «хорошуюнауку», к философии науки, предпочитающейисследование неявных ценностныхпредпосылок и принципов. Примерамитакого поворота могут служить «тематическийанализ» Дж.

Холтона; борьба формалистическихи антиформалистических концепцийфилософии науки, недостаточность каждойиз которых очевидна, так же как очевиднанеобходимость их синтеза и взаимодействия,вполне достижимых в рамкахсоциально-исторического пониманиянауки и ее методологии.

Исследованияпоследних десятилетий показали, чтопроблема социокультурной детерминации,обусловленности познания представляетсобой фундаментальную характеристикукак познания вообще, так и научногопознания в особенности.

Детерминацияреализуется в формах взаимообусловленностиматериального и идеального, внутреннегои внешнего, осуществляется не толькокак причинная, но и в других многообразныхформах обусловленности.

Среди непричинныхтипов детерминации выявлены такие, какусловная, функциональная, системная,управляющая и другие, тесно связанныес причинностью, но не сводящиеся к ней.

Детерминизм понимается сегодня какотносительная необходимость, существеннодополняемая случайностью, вероятностнымисвязями и отношениями, что предполагаетпреодоление представлений о нем толькокак о жесткой однозначной связи вещейи явлений.

Этиположения конкретизируются в детерминациипознания следующим образом. В «мирепознания» в отличие от «мира вещей»существует двойная детерминация —объектная и субъектная, реализующаясякак через субъектно-объектные, так ичерез субъектно-субъектные отношения.

Включение субъекта в детерминационныеотношения вводит ряд новых принципиальныхмоментов в процесс детерминации,совершаемый в природе без вмешательствачеловека. Главный из них состоит в том,что детерминация становится целенаправленными управляемым процессом, а значитобретает социальные и культурно-историческиепризнаки и характеристики.

В результатенаучно-познавательная деятельностьпредстает как система действий иопераций, обусловленных:

— объектомисследования и наличным знанием;

— активнойпрактической и теоретической деятельностьюсубъекта, через которую опосредованнореализуется социальная детерминацияпознания.

43. Специфика социального познания

Предметомсоциального познания выступает сферачеловеческой деятельности и многообразныхформах ее общественного проявления.

Социум самый СЛОЖНЫЙ объект познания,так как- представляет высшую формуразвития материального мира, котораяпреобразует себя со временем в духовных,культурных п моральных областях своегосуществования.

Кроме того, нажизнедеятельность социума влияют такиефакторы, как климатический, географический,исторический, политический, ментальныйи т. п.

Социальноепознание обладает рядом особенностей,обусловленных спецификой самого объектаисследования.

  1. в качестве объекта здесь выступает деятельность самих субъектов познания. То есть сами люди являются и субъектами познания, и реальными действующими лицами.

    Помимо этого, объектом познания становится также взаимодействие между объектом и субъектом познания.

    Другими словами, в отличие от наук о природе, технических и других наук в самом объекте социального познания изначально присутствует и его субъект.

  1. общественные отношения сложнее природных процессов и явлений. На макроуровне они состоят из материальных, политических, социальных и духовных отношений, которые настолько переплетены между собой, что только в абстракции можно оторвать их друг от друга.

Всамом деле, возьмем политическую сферужизни общества.- Она включает в себясамые различные элементы — власть,государство, политические партии,политические и социальные институты ит.д. Но ведь нет государства без экономики,без социальной жизни, без духовногопроизводства.

Изучение всего этогокомплекса вопросов — дело тонкое иархисложное.

Но кроме макроуровня естьеще микроуровень общественной жизни,где связи и отношения различных элементовсоциума носят еще более запутанный ипротиворечивый характер, что их раскрытиетоже представляет немало сложностей итрудностей.

  1. социальное отражение имеет не только непосредственный, но и опосредованный характер. Одни явления отражаются непосредственно, а другие —опосредованно. Так, политическое сознание отражает политическую жизнь непосредственно, т.е.

    оно фиксирует свое внимание только на политической сфере общества и, если можно так выразиться, оно вытекает из него.

    Что касается такой формы общественного сознания, как философия, то она опосредованно отражает политическую жизнь в том смысле, что политика не является для нее объектом исследования, хотя так или иначе затрагивает те или иные ее аспекты. Искусство и художественная литература полностью связаны с опосредованным отражением общественной жизни.

  2. социальное познание может осуществляться через ряд опосредствующих звеньев. Это значит, что духовные ценности в виде определенных форм знаний об обществе передаются из поколения в поколение, и каждая генерация их использует при изучении и выяснении тех или иных сторон социума

  3. субъекты истории не живут изолированно друг, от друга. Они творят вместе и создают материальные и духовные блага. Они принадлежат к определенным группам, сословиям и классам. Поэтому у них формируется не только индивидуальное, но и сословное, классовое, кастовое сознание и др.

    , что тоже создает определенные трудности для исследователя. Индивид может и не осознавать свои классовые (даже класс их не всегда осознает) интересы.

    Поэтому ученому надо найти такие объективные критерии, которые бы позволили ему четко и ясно отделить одни классовые интересы от других, одно мировоззрение от другого.

  4. общество изменяется и развивается® быстрее, чем природа, и наши знания о нем быстрее устаревают. Поэтому необходимо их постоянно обновлять и обогащать новым содержанием. Иначе можно отстать от жизни и науки и впоследствии скатиться к догматизму, что крайне опасно для науки.

  5. социальное познание непосредственно связано с практической деятельностью людей, которые заинтересованы в том, чтобы использовать результаты научных исследований в жизни. Математик может заниматься абстрактными формулами и теориями, не имеющими прямого отношения к жизни.

    В сфере социального познания вопрос стоит несколько иначе. Такие науки, как социология, юриспруденция, политология имеют непосредственное практическое значение.

    Они обслуживают общество, предлагают различные модели и схемы совершенствования социальных и политических институтов, законодательных актов, повышения производительности труда и т.д.

  6. необходимо отметить социально-историческую обусловленность социального познания, в том числе уровнем развития материальной и духовной жизни общества, его социальной структурой и господствующими в нем интересами.

Конкретнаякомбинация всех указанных факторов исторон специфики социального познанияобусловливает многообразие точек зренияи теорий, объясняющих развитие ифункционирование общественной жизни.

Конкретнаякомбинация всех указанных факторов исторон специфики социального познанияобусловливает многообразие точек зренияи теорий, объясняющих развитие ифункционирование общественной жизни.

Источник: https://studfile.net/preview/2042464/page:29/

Социокультурная обусловленность познания

Социокультурная обусловленность познания

Определение 1

Познание – это направленная деятельность человека, которая ставит своей целью раскрытие существенных свойств объектов окружающего и внутреннего мира.

С момента научного становления естествознания, выделения Декартом субъекта и объекта познания, а вместе с ними субъективной и объективной стороны получаемого знания, был сформирован идеал объективной науки.

Этот идеал находил свое выражении в стремление науки к обретению объективной истины – т.е.

таких знаний которые полностью соответствовали бы свойствам и особенностям исследуемых объектов и не несли бы в себе отпечатка самого исследователя, его личности.

В философии сформировалась позитивистская концепция, которая поставила своей целью демаркацию науки и философии, ее очищение от субъективного и метафизического знания. Эталоном объективного знания стало то, которое опирается непосредственно на экспериментальные факты и выводится из этих фактов.

Однако по мере развития гуманитарных наук стало очевидно, что данный подход не является универсальным, а также полным. В противовес объективистской концепции развивается гуманитарный и аксиологический, ценностный подход к знанию, в котором значительная роль отводится влиянию социокультурных факторов.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Формы социокультурной обусловленности знания

Философское осмысление и исследование проблемы социокультурного детерминизма привели к пониманию того, что несмотря на все методологические и нормативные требования объективной науки, она всегда была подвержена влиянию социальных и культурных факторов. Это влияние присутствует в двух формах:

Внешняя социальность выражена в самой структуре организации и осуществления познавательной деятельности. Познание осуществляется в рамках науки, а наука в свою очередь предполагает не только наличие методологии и стандартов познания, а также совокупность результатов своей деятельности, но и социальный институт.

Научная и познавательная деятельность осуществляется группами людей, эти люди взаимодействуют между собой, обмениваются информацией и идеями, вырабатывают определенные нормы и правила осуществления как процесса познания, так процессов его презентации, аргументации и критики, что безусловно оказывает непосредственное влияние на само знание как конечный продукт.

Замечание 1

Имманентная социальность – это неотъемлемое, врожденное свойство науки. Оно состоит в том, что процесс познания и наука, возникли не в абстрактном пространстве, а из мотивов и побуждений людей, социума, т.е. в самом основании науки заложен социальный интерес, который она реализует.

Именно социальный интерес и потребности общества формируют запрос на проведение научных исследований и оказывают значительное влияние на активность научного поиска в различных областях разветвленного дерева науки.

Таким образом, социокультурная обусловленность познания есть его неотъемлемое свойство, которое достаточно долгое время не принималось в расчет, однако было осознано и признано благодаря развитию гуманитарных наук и концепций.

Однако ни объективистский, ни гуманитарно-аксиологический подходы не являются полноценными сами по себе, перед наукой и философией лежит задача их интеграции и формирование нового единого похода, способного адекватно соответствовать двойственной природе знания — объективной и социально обусловленной.

Влияние социокультурных факторов на развитие науки

Сам процесс формирование науки как особой, целенаправленной и структурированной формы познания, находился под значительным влияние социокультурных детерминант. Традиционной является точка зрения, что научное знание постепенно выделялось из философии на протяжении развития общества.

Вместе с тем, хотя в настоящее время широко известны достаточно глубокие познания мудрецов древнего Египта и Вавилонии, Китая и Индии в области математики, геометрии, астрономии, логики, наука в собственном смысле этого слова смогла сформироваться лишь в древней Греции.

Данный феномен оказался детерминирован целым рядом факторов непосредственно социокультурного свойства:

  • свободное распространение научных и философских идей между гражданами,
  • создание культуры и практики доказательной аргументации истины,
  • десакрализация научного знания.

В большинстве древних культур знания оставались достоянием узкой прослойки мудрецов, жреческого сословия и передавались в ее рамках по принципу преемственности. При этом в качестве источника знаний использовался авторитет учителя, т.е.

знания подавались в готовом виде и заучивались, при этом механизм их открытия и обоснования не раскрывался перед учениками, даже для тех знаний, которые нельзя было вывести из непосредственных наблюдений за природой.

Знание таким образом не приобретало самостоятельного статуса, а оставалось частью религиозной или практической, ремесленной культуры, что не позволяло ему развиваться за границы насущной потребности его носителя.

В культуре Древней Греции напротив, демократические порядки требовали, как от политиков, так и от философов убедительной аргументации собственной позиции.

Именно требование выстраивания строгих аргументов не только способствовало развитию логики, но также превращало знания в самостоятельный объект исследования оторванный от практических нужд, и подключало к этому процессу множество людей, способных аргументированно излагать свои позиции.

В тоже время хотя математика сформировалась в качестве науки в античности, дальнейшее развитие наук было остановлено действием социокультурных факторов, таких как жесткое разделение мира природы, и мира чисел в сознании греков и их духовных наследников, а потому принципы, открытые в математике не могли быть перенесены на естествознание, и способствовать его становлению в качестве науки. Данный перенос был осуществлен лишь в Новое время, с которого берет свой отсчет развитие современной науки.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/sociokulturnaya_obuslovlennost_poznaniya/

Booksm
Добавить комментарий