Режим герцога Альбы в Нидерландах

Террористическая диктатура герцога Альбы. Разгромив восстание, правительство отменило сделанные ране

Режим герцога Альбы в Нидерландах

Террористическая диктатура герцога Альбы. Разгромив восстание, правительство отменило сделанные ранее уступки, а в августе 1567 г. в Нидерланды было введено большое испанское войско под командованием герцога Альбы. Фердинанд Альварец де Толедо — герцог Альба был типичным испанским грандом того времени.

Спесивый, надменный, вероломный и фанатичный католик, он был талантливым военачальником и способным дипломатом, но бездарным политиком.

Не будучи в состоянии понять уклад жизни и хозяйственный строй Нидерландов, он искренне верил, что застенки инквизиции, топор палача и произвол испанской военщины — единственно надежные средства укрощения «недосож-женных еретиков» — нидерландцев, а государственная казна будет всегда полна за счет конфискаций имущества казненных еретиков и введения испанской системы налогообложения. Так Альба действовал. Тысячи людей были отправлены на плаху, костер или виселицу, а имущество их конфисковано. За свою политическую недальновидность и веру в возможность сог- 15 * 451 лашения с испанским абсолютизмом поплатились многие богатые буржуа, купцы, аристократы и дворяне. 5 июня 1568 г. были казнены лидеры аристократической оппозиции граф Эгмонт и адмирал Горн. В городах спешно строились цитадели, в которых размещались испанские войска. Малодушные трепетали и пресмыкались перед тираном, многие, в том числе и вождь оппозиционеров принц Оранский, бежали за границу. Но с каждым днем росли ряды смельчаков, поднимавшихся на борьбу за честь и независимость родины против испанских поработителей и их пособников — попов и монахов, судейских чиновников, реакционных дворян и верных испанцам городских властей. Народная борьба против режима Альбы и военные действия дворянской эмиграции. Дремучие леса Фландрии и Эно стали убежищем для сотен отважных партизан из числа бедных ремесленников, работников мануфактур, крестьян. Во главе их были отдельные буржуа и радикально настроенные дворяне. Эти партизанские отряды, прозванные «лесными гёзами», пользовались самоотверженной поддержкой населения. Во время внезапных налетов «лесные гёзы» истребляли небольшие испанские отряды, захватывали и казнили судейских чиновников, шпионов-священников и других пособников испанцев. В Голландии и Зеландии матросы, рыбаки и другой бедный люд вели успешную войну против испанцев на море. Они захватывали испанские корабли, а порой и целые флотилии, совершали смелые налеты на прибрежные гарнизоны и небольшие городки. Узнав об успехе их действий, принц Оранский послал «морским гёзам» военачальников из числа дворянских эмигрантов-кальвинистов, из рядов которых вышли отважные революционеры. Ближайшие соратники принца Вильгельма Оранского, поддерживая внутри страны конспиративные связи со своими сторонниками — дворянами, богатыми горожанами, вынашивали особые планы. Они пока еще верили в возможность с помощью лютеранских князей Германии и французских дворян-гугенотов навербовать наемников, нанести извне удар герцогу Альбе и добиться включения Нидерландов на правах самостоятельного курфюршества в состав империи. При этом должны были сохраниться средневековые вольности и привилегии, выгодные консервативному бюргерству и дворянству. Церковь они намеревались реформировать в лютеранском духе, передав ее земли дворянам. И сам принц, и его приверженцы все еще надеялись договориться на подобной основе с Филиппом II. Используя дворянских эмигрантов, с помощью немецких про-тестанстских князей и французских гугенотов принц Оранский в 1568—1572 гг. несколько раз организовывал вторжения в Нидерланды, главным образом в южные провинции, где он рассчитывал на наибольшую поддержку. Но он избегал совместных действий с «лесными гёзами», а все свои надежды возлагал на помощь из- вне и на продажных иноземных наемников. Естественно, что подобные действия успеха не имели. Восстание 1572 г. на севере. Обстановка в стране накалялась. Герцог Альба, окрыленный своими «успехами», пошел на крайнюю меру — весной 1572 г. он решил, что наступило время ввести постоянный испанский налог-алькабалу (см. гл. 32).

Угроза введения алькабалы парализовала экономическую жизнь страны. Цены сразу возросли. Закрывались мануфактуры, мастерские, лавки. Народ открыто негодовал. Некоторые города и провинции севера препятствовали введению алькабалы. Чтобы сломить сопротивление, герцог Альба разместил в этих городах испанские войска, ослабив тем самым оборону побережья.

В конце концов ему пришлось заменить алькабалу взиманием единовременного налога. Но угроза ее последующего введения осталась. Ослаблением обороны побережья воспользовались «морские гёзы». Изгнанные накануне из портов Англии, где они до того времени укрывались, «морские гёзы» 1 апреля 1572 г. захватили портовый город Брил.

5 апреля вспыхнуло восстание в крупном зеландском городе Флиссингене. С быстротой пожара оно распространялось на севере. Повсюду гёзы с помощью городского плебса и вооружившихся крестьян добивались успеха, и к лету 1572 г. провинции Голландия и Зеландия почти полностью были освобождены от испанцев. В Фрисландии крупные отряды крестьян вели кровопролитные бои.

Временно подавленное революционное движение возродилось с новой силой. Его организаторами были революционные слои национальной буржуазии и некоторые кальвинистские дворяне, связавшие свои интересы с успехом революции и войны за независимость.

Они группировались вокруг кальвинистских консисторий, возглавляли отряды «морских гёзов», а также заново переформированных стрелковых гильдий в городах. В этих формированиях царили революционный, демократический дух, непримиримая ненависть к испанцам и всем врагам революции.

Революционной партии противостояли католическое духовенство, реакционное феодальное дворянство и часть патрициата, составлявшие лагерь контрреволюции. Эти силы явно или тайно боролись на стороне испанцев. Богатое голландское купечество, некоторые слои бюргерства и дворян, связанные с принцем Оранским, занимали промежуточную позицию.

Одна их часть составляла зародыш оранжистской партии, другая (особенно богатые купцы, хотя они и относились к принцу с подозрением) считала его тем не менее единственным Человеком, способным организовать отпор испанцам и одновременно «обуздать» революционный порыв народных масс, готовых идти гораздо дальше, чем того хотелось купеческим воротилам.

Эти силы сумели провести на собравшихся в июле 1572 г. Генеральных штатах северных провинций нужные им половинчатые решения. Главой восставших провинций был провозглашен принц Оранский. Война объявлялась лишь «узурпатору» Альбе, тогда как власть Филиппа II формально сохранялась.

Для финансирования военных действий была конфискована и продана часть церковных имуществ, введены новые косвенные налоги и принудительное налогообложение состоятельных лиц. Такая компромиссная политика порождала тем не менее трения и конфликты.

Народные массы и революционная буржуазия, опираясь на консистории и стрелковые гильдии, оказывали через них влияние на провинциальные штаты и магистраты городов, явочным порядком осуществляли революционные мероприятия.

Принц Оранский, прибывший на север лишь после того, как провалился его последний поход в южные провинции, сразу же стал проводить политику интриг и компромиссов. Он привлек на свою сторону дворянство отсталых аграрных провинций. Овер-эйссела и Хелдера; прикидываясь убежденным кальвинистом, принц заигрывал с консисториями, враждовавшими с крупным голландским купечеством.

Среди народных масс он снискал популярность, представляясь патриотом. Однако его главной целью было укрепить свою личную власть, создать из представителей разных социальных слоев компактную и политически активную группу своих приверженцев, чтобы осуществлять свои честолюбивые планы.

Войну с испанским режимом он предпочитал по-прежнему вести с помощью иноземных наемников, а также при содействии королей Франции и Англии. Одновременно принц энергично продвигал преданных ему людей в командный состав армии и стрелковые гильдии и, где мог, препятствовал самостоятельным выступлениям народных масс.

Правящая купеческая олигархия знала о честолюбивых замыслах Вильгельма Оранского, но не боялась их. Она прочно окопалась в городских советах и провинциальных штатах, мелочно контролировала финансы и надежно держала в руках своего ставленника, отлично понимая, что его демагогические маневры в конечном счете укрепляют созданный ею самой политический режим, придают ему «популярность». Так сложились оранжист-ская партия и оранжизм как политическое течение. Успехи революции на севере положили начало становлению здесь самостоятельного государства с фактически республиканским строем. Освободительная борьба до 1576 г. После первых побед военное положение «отложившихся» северных провинций осложнилось. Размах восстания заставил герцога Альбу бросить против них все силы; он захватил ряд голландских городов, осадил другие, его войска глубоко вклинились между Голландией и Зеландией.

Начало династии. Царь Борис Годунов. Восшествие на престол
Борис Фёдорович Годунов родился около 1551 года.

Род Годуновых вместе с Сабуровыми и Вельяминовыми-Зерновыми происходит от татарского мурзы Чета, в крещении Захарии, который в 1329 году выехал из Орды к великому князю московскому Ивану Данииловичу Калите и построил Костромской Ипатьевский монастырь. Старшая линия потомков Чета–Сабуровы, …

Основные черты развития польской культуры
После разделов Речи Посполитой важной областью общественной жизни польского народа стала национальная культура, переживавшая с начала XIX в. активный процесс демократизации. Это касалось не только доминировавших направлений и форм художественного творчества, которые в целом следовали за западноевропейской культурой. Более важными были к …

Польша
До конца сентября 2001 г. правила правая коалиция «Солидарность правых» (AWSP). Премьер-министром являлся Ежи Бузек (1997-01), который продолжил либеральные реформы. Но итогом стал огромный дефицит бюджета. 23 сентября 2001 г. состоялись новые парламентские выборы. Победил левый оппозиционный блок – «левица» во главе с партией СДЛС [СД …

Источник: http://www.fullistoria.ru/fuists-587-2.html

Режим герцога Альбы в Нидерландах.: Филипп II, получивший подробные известия о событиях в Нидерландах,

Режим герцога Альбы в Нидерландах

Филипп II, получивший подробные известия о событиях в Нидерландах, решил жестоко наказать бунтовщиков. Летом 1567 г. в Нидерланды была направлена карательная армия во главе с видным военачальником герцогом Альбой.

Высокомерный и суровый испанский гранд, он был неколебимым католиком и верным исполнителем воли короля. He дожидаясь его прибытия, тысячи людей отправились в эмиграцню, в том числе принц Вильгельм Оранский.

Графы Эгмонт и Горн, надеясь на милость-Филиппа II, остались в стране.

Пополнив свою испанскую армию наемниками, в том числе из крестьянской бедноты южных нидерландских провинцнй, Альба в августе 1567 г. вступил в Брюссель. Разместив в городах и замках страны свои гарнизоны, он приступил к проведению в жизнь режима террора и устрашения.

Под его председательством был создан Совет поделам мятежа, прозванный “кровавым”, который методично выносил OT 6 до 18 смертных приговоров в месяц.

Эгмонт, Горн и бургомистр Антверпена в назидание всей стране были казнены в числе несколькнх тысяч других приговоренных, имущество которых конфисковали в пользу королевской казны.

Вильгельм Оранский и его брат Людвиг Haccay возглавили силы сопротивления. Они вторглись в Нидерланды с крупными армиями наемннков, один с юга, другой с севера, чтобы свергнуть режим Альбы. Старый полководец, однако, сумел разбить солдат Людвига Нассау, а войско принца вынудил отступить, после чего оно, не получив обещанной платы, рассеялось.

Такой же провал ждал и ряд других попыток принца и его сторонников вытеснить Альбу из Нидерландов вооруженным путем, с помощью наемников. Чтобы подорвать познции Вильгельма Оранского, Совет по делам о мятеже обвинил его в стремлении под покровом религиозных мотивов захватить власть в стране.

Bce его владения были конфискованы, ІЗ-летнего сына, первенца, арестовали и отправили н Испанию.

Стремясь превратить Нидерланды в послушный придаток Испании, все больше нуждаясь в деньгах не только для отправки королю, но и для оплаты своих войск, Альба решил пронести финансовую реформу, позволявшую обойтись без согласия Генеральных штатов на новые налоги. B 1571 г.

в стране начали вводить испанское налогообложение средневекового типа, так называемую алькабалу. Предписывались трн налога — однопроцентный со всякого недвижимого имущества, пятипроцентный с продажи недвижимости и десятипроцентный с продажи любого товара.

Альбу предупреждали, что особенно третий из этих налогов вызовет возмущение, так как в Нидерландах товар часто доходит до потребителя через несколько посредников. Герцог, однако, упрямо настаннал на своем.

Он считал, что “лучше сохранить для Бога н для короля государство обедневшее и даже разоренное, чем иметь дело в цветущем состоянии для сатаны и его пособников — еретиков”. Результаты хозяйственной политики Альбы были катастрофичны: массовые банкротства, сокращение объема торговли.

Попытки протеста были беспощадно пресечены: в Брюсселе Альба пригрозил повесить на дверях их ланок нескольких лавочников, пытавшихся в знак недовольства временно прекратить торговлю.

Политика, которую проводил Альба, не только устрашала население — она вызвала у части людей растущее чувство протеста и первые попытки организовать сопротивление собстненными силами, а не только опираясь на наемников и поддержку иностранных нла- стителей, как это пытался делать Вильгельм Оранский. Наибольшую активность проявляли изгнанники. Некоторые из иих тайно вернулись в южные провинции страны и вмссте с примкнувшими K ним сторонниками повели партизанскую войну против испанцев и их пособников. Это были отдельные вспышки террора в ответ на террор, действия разрозненные и жестокне: убивали испанских солдат, католических священников и монахов, доносчиков на инакове- рующих, ненавистных судейских чиновников. Леса Фландрии и Гсннегау укрывали партизан, которые вербовались из всех слоев общества и сами себя называли “лесными гёзами”.

Второй этап освободительной борьбы. Восстание 1572 г. в северных провинциях. По иному пути освободительная борьба пошла на севере. Здесь действовали “морские гезы», среди командиров

Национально-освободительное движение в Нидерландаі

которых было немало дворян. Нападая на испанские суда и грабя их, они использовали в качестве мест своего базирования порты Англии, помогавшей тем, кто наносил удары по ее врагу — Испании.

Герцог Альба принимал меры против гёзов и в то же время с презрением относился к ним, считая, что действительную военную опасность представляют только вторжения войск принца Оранского.

Опытный военачальник, он, однако, не понял, что движение гёзов отражает перелом, происшедший в настроениях масс, и вскоре поплатился за свой просчет.

Весной 1572 r., стремясь избежать открытого конфликта с Испанией, королева Елизавета повелела “морским гёзам’’ покинуть порты Англии. Гёзы вышли на 24 кораблях и 1 апреля 1572 г. захватили город Бриль в Зеландии.

Это послужило сигналом для начала народной освободительной борьбы в северных провинциях против иноземного деспотизма. Восстал город Флнссинген, второй но значению порт Зеландии, решивший “отложиться от испанцев”. За ним последовал ряд других городов. B движении участвовали массы населения независимо от исповедания.

Вильгельм Оранский посылал на помощь местным городским ополчениям в качестве командиров своих сторонников-дворян.

B противовес ярым кальвинистам из числа руководителей “морских гёзов”, которые клялись истребить священников, монахов, папистов и тем самым свергнуть «великое идолопоклонство» — католицизм, принц многократно и настойчиво призывал не нарушать свободу вероисповедания, в том числе католического.

Для него как политика были важны не только отдельные успехи на севере страны, но и общая ситуация: ведь хотя кальвинизм и добился к этой поре большего распространения, в целом 90% населения Нидерландов оставались католиками. Это не мешало части из них, сохраняя свою веру, противодействовать “испанизации” страны и церкви, и Вильгельм Оранский не хотел терять их поддержку.

Летом 1572 г. собравшиеся в Дордрехте штаты Голландии и Зеландии, отражая преобладавшие в обществе настроения, официально постановили призвать в эти провинции принца Оранского, назначив егоуже не по королевскому, а по своему решению статха- удером — главой исполнительной власти и командующим войсками.

Провозглашалась также свобода вероисповедания. Это были первые шаги на севере к организации самостоятельной республиканской нласти. Ha дальнейшее развитие событий большое воздействие оказали вести о резне Варфоломеевской ночи в августе 1572 г. во Франции.

Принц, питавший надежды на прямую помощь французских гугенотов, понял, что рассчитывать на нее пока не приходится.

Он прибыл в Голландию, чтобы оттуда возглавить сопротивление испанцам. Среди руководства оппозицией надолго утвердилось представление, что маленькой стране не выстоять в своей освободительной борьбе беэ иностранной помощи.

По-своему восприняли новую ситуацию и кальвинисты, влияние которых в северных про- пинциях возрастало. Вопреки вето Вильгельма Оранского оии про- иелн решение о запрете католической мессы в Голландии и Зеландии.

Вскоре и сам принц перешел в кальвиннзм, ио продолжал іащищать свободу исповеданий.

Между тем Альба двинул на север против мятежников свои войска, вынужденные осаждать город за городом, чтобы добиться покорности. Семь месяцев, с декабря 1572 по июль 1573 r., длилась героическая оборона Харлема, окруженного испаицами под командованием сына Альбы.

Из-за голода город был вынужден сдаться. Испанцы, обещавшие милость побежденным, немедленно казнили 2300 французских, английских и южнонидерландских солдат, участвовавших в обороие Харлема. Население после грабежа обложили громадной контрибуцией.

Герцог, однако, считал, что с мятежниками обошлись слишком мягко и обещал в письме Филиппу II, что после взятия еще одного города, Алкмара, “нож будет всажен в каждое горло”. Защитники Алкмара н помогавшие им извне гёзы предпочли открыть плотины и затопить всю округу, чтобы заставить испанцев уйти.

Пять месяцев, до октября 1574 r., длилась осада Лейдена, но взять его испанцам не удалось.

K этой поре герцог Альба, шесть с половиной лет правивший Нидерландами, уже был отозван в Испанию Филиппом Il1 который понял наконец, что политика открытых репрессий провалилась и может лишить его власти над Нидерландами. B конце 1573 г. Альбу сменил новый наместник — Луис Рекезенс.

Отныне испанцы повели двойную игру — зондировали почву для переговоров, смягчали некоторые установления власти, но продолжали подкреплять господство испанцев силой и контрреформационный курс в целом не изменили. Это была смена тактики, а не стратегии.

При Рекезенсе испанцам удалось нанести серьезный удар по оппозиции: новое вторжение в страну германских наемников Людвига Нассау, набранных на французские деньги, потерпело крах. B бою были убиты и Людвиг, и его младший брат. Еще раньше в борьбе с испанцами погиб третий из братьев Вильгельма Оранского. B марте 1576 г.

Рекезенс умер, но его новую линию лавирования подхватил Государственный совет, ожидавший прибытия очередного наместннка.

Источник: https://sci-lib.biz/vsemirnaya-istoriya/rejim-gertsoga-albyi-57096.html

Установление режима герцога альбы

Режим герцога Альбы в Нидерландах

Герцог Альба

Даже те небольшие уступки, которые сделала Маргарита Пармская оппозиционерам, показались испанскому королю излишними. А поэтому летом 1567 г. в Нидерланды вступили войска герцога Альбы.

Фернандо Альварес де Толедо, герцог Альба, был знаковой фигурой испанской истории XVI в. Фанатичный католик, ненавидевший Реформацию, и при этом отважный воин, стремившийся каленым железом истребить любое неповиновение испанской власти и церкви.

С его именем связаны почти все войны, которые вела Испания в то время. В 25 лет он был уже генералом, в 30 — командовал армией. Альба принимал самое непосредственное участие в руководстве действиями императорских войск Карла V в Шмалькальденской войне.

Он предлагал своему монарху выкопать и сжечь останки Мартина Лютера. Затем были сражения в Италии против французов и папы Павла IV. Герцог пользовался особым доверием Филиппа II. Его-то король и направил усмирять бунтующие Нидерланды.

Для руководителей движения в этой стране это назначение было знаком начала реакции.

Альба, которому король даровал титул вице-короля, прибыл в Нидерланды, имея под своим началом многотысячную армию. Свою программу он сформулировал так: «Бесконечно лучше сохранить для Бога и короля государство обедневшее и даже разоренное, чем видеть его в цветущем состоянии для сатаны и его пособников-еретиков». В августе 1567 г.

Альба вступил в Брюссель. Понимая, что наступает новый период в общении с мятежниками, Маргарита поспешила уехать из страны. 9 сентября 1567 г. были схвачены вожди дворянской оппозиции — графы Эгмонт и Горн, и это несмотря на гарантии неприкосновенности, которые предоставлялись обладателям ордена Золотого руна.

Эгмонт был одним из ближайших сподвижников Карла V. С 1559 г. он был штатгальтером (наместником) Фландрии и Артуа. После петиции 1566 г. он проявлял полную лояльность, участвовал в подавлении Иконоборческого восстания, в январе 1567 г. присягнул на верность королю. Однако, по мнению Альбы, его все равно следовало наказать.

Были здесь и личные мотивы — Эгмонт со времен Итальянских войн соперничал с Альбой в полководческой славе. Вторым лидером оппозиции был Горн, занимавший должность штатгальтера провинции Гельдерна. Горн и Эгмонт были казнены в июне 1568 г. Чуть раньше, в мае 1568 г.

, Альба приказал разрушить замок Кейлембург, тот самый, в котором был в свое время устроен банкет дворянских гезов на следующий день после подачи петиции наместнице.

Политика репрессий набирала ход, герцог всеми силами стремился наказать и запугать непокорную страну. В сентябре 1567 г. был учрежден Совет по делам о беспорядках, более известный как «Кровавый совет».

Один из членов этого совета говорил: «Еретики разоряли храмы, обыватели им не препятствовали — значит, всех надо повесить». Смертные приговоры подписывались тысячами. Страна наводнилась сыщиками, доноса было достаточно для осуждения.

Конфискации имущества компрометировали Альбу даже среди католического населения страны. В 1571 г. герцог настоял на введении в стране новой системы налогов по образцу испанской: 1 %-ный налог со всех имуществ, 5 %-ный — с продажи недвижимости, 10 %-ный — движимости.

Доходы казны от этого только упали, поскольку вся хозяйственная жизнь в Нидерландах замерла. Население же все более ожесточалось.

К весне 1568 г. Вильгельм Оранский собрал под своими знаменами 20-тысячную армию, состоявшую из немецких наемников, французских гугенотов и эмигрантов-кальвинистов. Это войско вторглось в Нидерланды с нескольких сторон. Однако поход оказался неудачным. Наемники грабили население, ничем в этом не отличаясь от испанцев.

В ответ на это в стране началось масштабное партизанское движение. Против испанских солдат, чиновников, католических священников действовали лесные гезы, на море проводили операции корабли морских гезов.

Их флот блокировал Нидерланды, они нападали на испанские суда, тревожили врага дерзкими высадками, разрушали плотины, затопляя большие площади на голландском побережье. Базами гезам служили порты Англии и Германии, а также гугенотская крепость во Франции — Лa-Рошель. Вильгельм выдавал им каперские свидетельства.

Треть захваченной гезами добычи передавалась Вильгельму для набора новых солдат. Лидер повстанцев продолжал называть себя наместником Голландии, Зеландии и Утрехта (северных провинций).

Ранней весной 1572 г. испанцы, как им показалось, добились дипломатического успеха. Королева Англии закрыла для морских гезов английские порты. Однако испанцы рано радовались. 1 апреля 1572 г. 22 корабля повстанцев, покинув Дувр, приблизились к портовому городку Бриль близ устья Рейна.

Испанского гарнизона здесь не было, и гезы легко овладели городом. Это послужило сигналом к общему восстанию в Голландии и Зеландии.

Городская беднота, руководимая революционно настроенными буржуа и дворянами, создавала военные отряды, свергала сотрудничавшие с Испанией местные власти, истребляла испанцев и их пособников, громила церкви и монастыри. Представительные органы — штаты Голландии и Зеландии, собравшиеся летом 1572 г.

в Дордрехте, приняли ряд важных решений по организации власти в восставших провинциях, а синод, проведенный там же в 1574 году, заложил организационные основы кальвинистской церкви на севере страны.

Купеческая олигархия вручила высшую исполнительную власть и верховное военное командование Вильгельму Оранскому, получившему осенью 1572 г. практически диктаторские полномочия.

Испанские власти бросили все силы на борьбу с восстанием и одержали ряд побед, но их силы подтачивало героическое сопротивление революционных сил. С большим трудом, после семимесячной осады испанцам в июле 1573 г. удалось взять Гарлем.

Но не сдался Алкмар, несмотря на осаду с августа по октябрь 1573 г. Сняли морские гезы и осаду с Лейдена. В 1574 г.

повстанцы впервые шли в бой под оранжево-бело-синим стягом, ставшим основой государственного флага Нидерландов (оранжевый — геральдический цвет Вильгельма Оранского). В 1630 г. официально принятый в 1599 г. флаг был частично изменен: монархическую оранжевую полосу заменили революционной красной.

Еще летом 1573 г. герцог Альба был отправлен в отставку. Даже жестокому испанскому королю Филиппу II стала очевидна несостоятельность его доверенного лица в дипломатии и политике.

Источник: http://indbooks.in/mirror6.ru/?p=257652

Иконоборческое движение 1566 г. и начало революции. Режим герцога Альбы в Нидерландах

Режим герцога Альбы в Нидерландах

Летом 1566 г. проповеди и шествия еретиков собирали многие тысячи вооружённых участников. Власти не могли им противодействовать. В августе 1566 г. движение принимает форму открытого вооружённого восстания, направленного против главного оплота испанского господства — католической церкви.

Происходили многочисленные разгромы церквей, уничтожение икон и статуй святых (иконоборчество). Центрами движения были промышленные районы Хондсхота, Ипра, Касселя и Армантьера.

Толпы вооружённых рабочих мануфактур, ремесленников и крестьян повсеместно громили католические церкви и монастыри, уничтожали иконы, статуи, забирали драгоценную утварь и передавали её городским магистратам на нужды бедных.

В Антверпене инициаторами иконоборческого движения были ремесленники и городская беднота. В Турне в разгроме церквей приняли участие 800 крестьян из окрестных деревень. К восстанию были причастны многие богатые купцы.

Здесь были созданы специальные военные отряды, которые несли охрану порядка в городе. Они содержались за счёт конфискованных имуществ. Повстанцысожгли все документы, содержавшие привилегии церквей и монастырей.

То же происходило и в Валансьене.

В Миделбурге иконоборцы при поддержке богатых лиц и даже некоторых членов магистрата принудили магистрат города освободить заключённых в тюрьме еретиков. В Утрехте действия иконоборцев носили ярко выраженный социальный и политический характер, и Маргарита Пармская оценивала их не только как «ниспровержение религии, но и как уничтожение судопроизводства и всего политического порядка».

Общий размах иконоборческого восстания был грандиозен. За несколько дней оно охватило 12 из 17 провинций.

В одной лишь Фландрии было разгромлено свыше 400 церквей и монастырей, а всего в Нидерландах — 5500. Это свидетельствует о массовом характере восстания.

В стороне от него остались отсталые сельскохозяйственные провинции, где иконоборческие выступления имели место лишь в нескольких крупных городах.

Власти оказались бессильными перед этим мощным движением народных масс. Маргарита Пармская вынуждена была пойти на некоторые уступки. 23 августа 1566 г. она официально заявила о своём согласии на отмену инквизиции, смягчение «плакатов», амнистию членам дворянского союза «Компромисса» и на допущение кальвинистского богослужения в специально для этого отведённых помещениях.

Размах и сила восстания напугали не только правительство. Напуганы были члены союза «Компромисса» и буржуазия.

Дворяне безоговорочно приняли условия Маргариты, распустили свой союз и совместно с правительственными войсками приступили к подавлению восстания.

Консистории вели переговоры с правительством, но уже отрекались от своег о участия в восстании и от руководства им, утверждая, что оно произошло без их «ведома и согласия».

Примиренческая, нерешительная позиция буржуазии лишала восстание руководства. Консисториальные проповедники везде призывали народные массы «прекратить мятежи» и повиноваться властям. Некоторое время народные массы продолжали стихийную героическую борьбу. Однако уже к весне 1567 г.

последние островки восстания в Антверпене и Валансьене были подавлены. Несмотря на обещания Маргариты Пармской, Нидерланды по-прежнему остались во власти деспотизма и инквизиции.

В Мадриде было решено, что герцог Альба соберёт сильную армию и, вторгнувшись в Нидерланды, жестоко покарает всех «бунтовщиков» и «еретиков».

22 августа 1567 г. армия Альбы вступила в Брюссель. Тысячи семей ещё до её вступления в панике покинули пределы страны. В числе их были некоторые аристократы, в частности принц Вильгельм Оранский, который стал руководителем дворянско-эмигрантскои оппозиции.

Маргарита Пармская была отозвана. Дон Фердинанд Альварец де Толедо, герцог Альба, испанский гранд и католический фанатик, отличался деспотическим характером и непреодолимым упрямством.

Опытный полководец и дипломат, он, однако, не был способен разобраться в событиях, происходивших в той стране, «усмирить» которую он был послан.

Данные ему Филиппом II инструкции были категоричны. Альба фактически получил права диктатора. Все носители «духа мятежа» и «ереси» подлежали физическому истреблению. Герцог Альба тотчас же принялся за осуществление этих предначертаний. 9 сентября Альба арестовал главарей аристократической оппозиции — графов Эгмонта и Горна, а также бургомистра Антверпена Ван Стралена.

В сентябре был учреждён и приступил к своей деятельности «Совет по делам о мятежах», прозванный «кровавым советом». На основании приговоров этого террористического судилища за период 1567—1569 гг. было казнено свыше 8 тыс.

человек, не считая многих тысяч, подвергшихся другим видам наказаний. 5 июня 1568 г. были казнены лидеры аристократической оппозиции Эгмонт и Горн.

Уничтожая все оппозиционные элементы, Альба одновременно хотел превратить судебные конфискации в источник обогащения испанской казны.

В марте 1569 г. на утверждение Генеральных штатов был внесён законопроект о введении в Нидерландах испанской системы налогообложения, носившей название алькабалы.

С большим трудом Генеральные штаты уговорили Альбу отложить введение алькабалы до 1571 г., а пока ограничиться взиманием с Нидерландов ежегодного платежа в испанскую казну в размере 2 млн флоринов.

1%-ый налог был всё же взыскан и дал 3300 тыс. флоринов.

5. Освободительная борьба против испанцев на севере и юге Нидерландов. «Гентское умиротворение». Арасская и Утрехстскя унии.

Наконец в Мадриде поняли, что политика Альбы провалилась. В декабре 1573 г. он был смещён и покинул Нидерланды. Сменивший герцога Альбу Рекезенс перестал взимать алькабалу и объявил весьма ограниченную амнистию, но это были запоздалые, половинчатые меры, и положение в стране не изменилось к лучшему.

Восставшие же провинции севера самоотверженно переносили самые тяжёлые испытания. В 1576 г. испанские солдаты подняли мятеж. Сместив своих командиров и покинув «негостеприимный» север, они самовольно двинулись всей своей массой на юг, оставляя за собой руины и запустение. Однако и на юге быстро назревал революционный кризис.

Городские магистраты и народные массы готовили отпор наёмным грабителям. Отряды крестьян уничтожали мелкие группы испанских солдат. На улицах Брюсселя убивали испанцев и их пособников. 4 сентября 1576 г.отряд городской милиции Брюсселя под командованием офицера-оранжиста (сторонника принца Оранского) при поддержке населения арестовал членов государственного совета.

Народные массы восстали. Испанское владычество было низвергнуто и в южных провинциях. Власть перешла к Генеральным штатам.

Восстание 4 сентября получило отклик во всей стране. Повсюду народные массы брались за оружие и низвергали реакционные городские магистраты. К политической деятельности приобщались широкие слои городского плебса и крестьянства. Революционные элементы буржуазии стремились овладеть и руководить этим движением масс.

В то же время реакционное дворянство, богатое консервативное бюргерство и купечество не желали терять своих руководящих позиций. Они старались закрепиться в городских магистратах и правительственном аппарате. Дворяне захватывали командные должности в армии организованной штатами, и энергично набирали собственные отряды.

В целом же политическая обстановка была крайне запутанной и противоречивой.

В Генте в 1576 г. собрались Генеральные штаты. По своему составу они мало отражали изменения, происшедшие в политической жизни страны.

Южные провинции были представлены здесь реакционным дворянством, католическим духовенством и консервативными слоями бюргерства.

Тем временем взбунтовавшиеся испанские наёмники антверпенской цитадели 4 ноября овладели городом, подвергнув его грабежу и разгрому. 8 тыс. горожан было убито и замучено, сгорело около 1000 зданий, общий ущерб оценивался в 24 млн. гульденов.

Эти события заставили Генеральные штаты поспешить с выработкой решения. Принятый ими 8 ноября 1576 г. текст «Гентского умиротворения» не содержал, однако, чёткой программы действий. На юге сохранялось господство католической религии; за Голландией и Зеландией признавалось право сохранить протестантизм.

Не были восстановлены отменённые за последние 5—10 лет испанцами вольности и привилегии, которые давали право городским низам принимать некоторое участие в местном управлении. В частности, не были восстановлены вольности Гента, отменённые Карлом V после гентского восстания 1539—1540 гг.

Вопреки воле народа Генеральные штаты повели переговоры с присланным Филиппом II в качестве наместника Нидерландов дон Хуаном Австрийским. В феврале 1577 г. дон Хуан согласился принять условия «Гентского умиротворения» и подписал так называемый вечный эдикт.

Но уже 24 июля он открыто порвал с Генеральными штатами и начал стягивать войска в Намюр.

В ответ по всей стране прокатилась новая волна народных восстаний. В Брюсселе и некоторых других городах Фландрии и Брабанта были созданы революционные «комитеты восемнадцати», состоявшие из представителей 9 цеховых «наций» (Нацией называлась группа цехов родственных специальностей.) города, по 2 от каждой.

Членами «комитетов восемнадцати» являлись буржуа, адвокаты, ремесленники, мелкие лавочники, купцы. Фактически эти комитеты представляли собой органы революционной власти. Их главной задачей была организация обороны городов и их окрестностей от испанских войск.

Война за независимость страны являлась наиболее насущной жизненной задачей в стране, и революционность любой партии определялась тем, насколько энергично она способна была вести войну с испанцами.

Но, начав с организации обороны городов, «комитеты восемнадцати» стали вторгаться во все области городской жизни, контролировать действия магистратов и оказывать давление на государственный совет и Генеральные штаты в Брюсселе. Летом и осенью 1577 г.

«комитет восемнадцати» Брюсселя официально требовал у Генеральных штатов удаления из государственного аппарата засевших в нём реакционеров и испанской агентуры. Он обложил особым налогом доходы зажиточных горожан Брюсселя.

Однако народные массы не были достаточно организованны, а революционная буржуазия не смогла выдвинуть из своей среды руководителя общегосударственного масштаба. Этим воспользовался принц Оранский. Осенью 1577 г. он прибыл в Брюссель. Опираясь на энергичную деятельность своих сторонников, он добился должности руварда (наместника) Брабанта.

Дворянская партия тем временем пыталась закрепиться во Фландрии и сделать её столицу — город Гент — центром своих контрреволюционных комбинаций. Восстание гентского плебса 28 октября 1577 г. смело дворянских реакционеров. Их лидер — герцог Арсхот и ряд других заговорщиков были арестованы, а хозяином города стал «комитет восемнадцати», находившийся под влиянием кальвинистских консисторий.

Всюду организовывались демократические военные отряды, революционные «комитеты восемнадцати», собирались пожертвования и изготовлялось оружие.

Демократические элементы захватили власть и в Аррасе — центре провинции Артуа, в которой преобладало влияние реакционно-дворянских элементов.

Но повсюду в состав «комитетов восемнадцати» проникали и сторонники Вильгельма Оранского, которые старались проводить свою программу действий.

Генеральные штаты и поддерживавшие их социальные слои находились в растерянности. Напуганные мощным размахом народных выступлений, они видели своё спасение в его подавлении путём сговора с силами феодально-католической реакции, что вызывало в народе ещё большее возмущение.

6 января 1579 г. в Аррасе представители дворянства провинций Артуа и Геннегау заключили союз, целью которого являлось общее соглашение с Филиппом II как «законным повелителем и государем». Это было открытое предательство национальных интересов страны феодально-католической реакцией.

В ответ на это 23 января 1579 г. была создана Утрехтская уния, ядро которой составляли революционные северные провинции: Голландия, Зеландия, Утрехт и Фрисландия. К ним примкнули вскоре города Фландрии и Брабанта во главе с Гентом.

Целью Утрехтской унии было ведение революционной войны против Испании до победного конца.

Дата добавления: 2015-04-22; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав

1 | | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 |

lektsii.net — Лекции.Нет — 2014-2020 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав

Источник: https://lektsii.net/3-102838.html

История Испании

Режим герцога Альбы в Нидерландах

Известие о назначении герцога Альбы произвело скверное впечатление во Фландрии, Англии и других странах, где реформация успела уже пустить корни.

Правительница, хорошо осведомленная о настроениях в стране, возражала против его назначения, говоря, что «здесь так ненавидят Альбу, что одного его появления будет совершенно достаточно, чтобы ненависть распространилась на всю испанскую нацию».

Но ее не послушали, и она вынуждена была сложить полномочия, которые, по приказу короля, были полностью переданы герцогу Альбе.

Полученные им инструкции требовали не только подавления ереси, но и подавления всякого движения, направленного на возрождение традиционной автономии Нидерландов, или всего, что хоть сколько-нибудь походило на оппозицию или протест против централизаторской политики короля. А в этом были повинны многие знатные католики и духовенство, которые протестовали против реформы местного епископата. На них-то и обрушился в первую очередь герцог.

Альба прибыл в Брюссель 22 августа 1567 г. С ним была десятитысячная армия, состоявшая из испанцев и итальянцев и лишь частично из местных людей. Таким образом, уже одно это возрождало одну из первых причин недовольства фламандцев. Спустя несколько дней (9 сентября) Альба изменнически захватил Эгмонта, Горна и других знатных фламандцев, приглашенных им на банкет.

Альба создал специальный «трибунал по расследованию беспорядков», получивший в народе название «кровавого трибунала» за ту ужасную свирепость, с какой он действовал. Был день, когда этот трибунал приговорил к смерти сразу 500 человек.

Шпионы и специальные агенты рыскали по всей стране, собирая донос за доносом. Среди судей особенно выделялся своей жестокостью Хуан де Варгас, испанец, покровительствуемый Альбой.

Его жестокость доходила до такой степени, что даже его коллеги, устрашенные ужасающим количеством смертных приговоров, отказались заседать вместе с ним.

Напрасно восставали против такой политики и просили о ее смягчении многие католики и приверженцы короля и даже сам германский император. Филипп не смещал герцога, и тот по-прежнему продолжал свою террористскую политику, полагая, что это единственное средство полностью подчинить страну. Вскоре события показали, к каким последствиям вела эта политика.

Оранский с помощью нескольких немецких князей и некоторых городов Голландии сделал попытку поднять страну против герцога Альбы, организовав вооруженное вторжение. Армия под командованием его брата Людовика Нассауского одержала победу над испанскими войсками (май 1568 г.).

Альба ответил на это новыми репрессиями; важнейшей из них была казнь графов Эгмонта и Горна (5 июня), к которой Альба прибег невзирая на предупреждения князей и кардиналов и всеобщее возмущение народа. Король не только утвердил приговор (основанный на чисто политических мотивах), но даже конфисковал все состояние Эгмонта.

Только стараниями Альбы была оставлена незначительная пенсия вдове и детям графа.

Берген и Монтиньи, находившиеся в Испании с 1566 г., также были приговорены к смерти. В том же 1568 г. несколько друзей Эгмонта во главе с Хинкертом сделали попытку захватить герцога Альбу, но из-за предательства одного из заговорщиков попытка эта провалилась и привела лишь к усилению репрессий.

Террор совершенно парализовал жителей. Военная экспедиция Людовика Нассауского не имела никакого отклика среди местного населения.

Поражение, понесенное им от испанцев, заставило его оставить территорию Голландии. Вторая попытка Оранского также провалилась, и герцог Альба торжественно отпраздновал в Брюсселе успех своей политики. Там он получил от папы Пия V поздравления вместе со священной шпагой и головным убором, украшенным драгоценностями.

Даже после того как были достигнуты такие успехи, Альба не прекратил политические и религиозные преследования, принявшие столь большой размах, что даже фламандский епископат обратился к нему с просьбой о смягчении режима. Однако это обращение, так же как и другие, не возымело действия.

Герцог додумался до введения в Нидерландах совершенно необычной налоговой системы. Это вызвало протесты по всей стране. Провинции отказались признать эти налоги, означавшие гибель торговли. Тогда герцог согласился отказаться от своего проекта за возмещение в размере 4 млн. золотых флоринов.

Одновременно он объявил амнистию (июль 1570 г.), но с такими исключениями, что на деле она ничего не стоила.

По истечении двух лет герцог захотел вернуться к намеченной им системе налогов, но натолкнулся на решительное сопротивление не только народа, но даже своих приближенных, среди которых были самые преданные сторонники короля и представители католического духовенства во главе с епископами. Но это не остановило герцога, и специальным декретом он все же ввел новую налоговую систему.

Обстановка накалилась до чрезвычайности, и уже можно было ожидать, что Альба прибегнет к своей излюбленной системе террора, как вдруг было получено известие о том, что пираты (морские гёзы, кишевшие у голландских берегов и продолжавшие борьбу лиги «нищих», с поощрения Оранского, флот которого они составляли) захватили порт Брилль (1 апреля 1572 г.). Это явилось сигналом к восстанию всех северо-западных провинций (Голландия, Зеландия, Гельдерн, Овериссель, Утрехт).

Восставшие, пользовавшиеся поддержкой Франции и Англии, поклялись в верности королю и выбрали правителем Оранского, в противовес Альбе (Дордрехтский союз).

Несколько раньше Людовик Нассауский овладел на юге страны Монсом (май 1572 г.). Напуганный размахом восстания, Альба отменил декрет о налогах, но было уже поздно. Оранский с армией вторгся во Фландрию.

Положение испанцев значительно ухудшилось.

Но восставшие неожиданно лишились поддержки Франции, где над гугенотами одержала верх католическая партия (Варфоломеевская ночь, 24 августа 1572 г.). Восстание против испанцев потерпело поражение. Восставшие города снова попали в руки испанцев.

Репрессии были страшные; не учитывались ни пол, ни возраст, ни состояние. Были разграблены даже католические церкви. Своеволия и бесчинства, чинимые солдатами Оранского, также способствовали поражению восстания.

Только несколько голландских городов продолжало оказывать сопротивление. Против них отправился сам Альба, который как раз в это время пытался организовать убийство герцога Оранского, (прием, очень распространенный в политических делах того времени).

В такой обстановке пришел приказ короля о смещении герцога с поста правителя (октябрь 1573 г.).

Источник: http://maxbooks.ru/spain3/espan29.htm

Booksm
Добавить комментарий