Проблема движения в истории философии: парадоксы соотношения движения и покоя

Проблема соотношения движения и покоя в философии досократиков

Проблема движения в истории философии: парадоксы соотношения движения и покоя

Эгейская школа: Ксенофан, Парменид, Зенон, Мелисс (флотоводец). Идея о первоначальной сублимации. Бытие едино и неделимо. Выступают против множественности вещей. Идея об иллюзорности движения. Мир неподвижен в своей основе. Бесконечная делимость пространства и времени.

Движение в принципе невозможно. Рассматривали понятие бытия как такового. (Мыслить бытие нельзя, нельзя мыслить вообще). Мысль атенциальна, всегда на что-то направлена. Можно представить мир как что-то являющееся в единственном экземпляре, единственное.

Существует два принципиальных вида знания. Есть знание на уровне мнения — докса (истин столько, сколько людей). Эпистеме — знание на теоретическом уровне (с этим согласны все, если приобщиться).

Эгейская школа противостоит Гераклиту (понимание движения), Милейской школе (множественность движения), системе Демокрита.

Парменид. Делает весьма резкое различие между подлинной истиной, являющейся продуктом рационального освоения действительности, и мнением.

Из действительного мира Парменид полностью исключает движение. Все, что существует, есть сущее (бытие), которое есть всюду, во всех местах, и поэтому оно не может двигаться.

Бытие имеет материальный характер, но из него исключены изменение, движение и развитие.

Зенон. Истинным он однозначно признает рациональное познание, чувственное же ведет к неразрешимым противоречиям. Он однозначно отстаивал позиции единства, целостности и неизменности сущего. Движение не может ни начаться, ни закончиться. Апории Зенона: 1.

Апория дихотомии — неподвижность и неделимость бытия. 2. Апория «Ахил и черепаха». 3. Апория «стрела» — невозможность движения в принципе.

Движение рассматривается не как чувственная данность, а как попытка выяснить логическую, понятийную сторону движения.

Мелисс. Бытие является не только единым и не ограниченным во времени и пространстве, но и метафизически неизменным (никакого движения в принципе нет).

Пифагорейцы: акусматики (послушники, бездоказательное обучение), математики (вторая ступень, дозволена аргументация). Обpаз жизни определялся традициями. Пpинцип всех вещей — числа. Евклид: единица есть то, через что каждое сущное считается единым.

Начало числа — единое или единица (монада). Единое выше множественности, оно начало определенности. Неопределенное непознаваемо. Сама вещь — это материалистическая оболочка. Попытки связать геометрию и арифметику. Пpи движении планеты издают звуки.

Гипотеза о геоцентрическом строении Вселенной. Земля и Луна все вpемя движутся. Все вращается вокруг центрального мирового огня. Пифагорейцы верили в переселение душ. Отличительная особенность этих школ — это их стремление найти первоначало, аpхе.

У пифагорейцев идеальное начало число. Эгейцы: статичность мира.

Школа Эмпедокла. Hаличие нескольких равноправных аpхе: земля, воздух, вода, огонь. Сами первоначала — материальные. Движущие силы — любовь, вражда — идеальные начала. В зависимости от того, какое начало доминирует, то и происходит.

Любовь объединяет землю, воду, огонь, воздух — космос. Равновесие динамическое. Когда любовь достигает высшей точки, начинается спад и нарастает ненависть — коллапс, разброс — мир распадается на первоначала.

Развитие идет путем мягких переливов.

Анаксагор. Анаксагор: небесные светила являются кусками камня и железа. Светила — естественные объекты. Изобрел мысленный эксперимент (необходимо создать самые правдоподобные абстракции из всех возможных). Частицы материи делимы до бесконечности, из них состоит все многообразие вещей. Их нельзя пощупать, понюхать.

Идея: нет ничего элементарного, но есть имена — (гомеомерии), о них можно говорить как об исходных объектах. Все многообразие вещей проявляется на макроуровне, на микроуровне все есть во всем. Соединение осуществляет мировой разум — нус. Нус действует только в исключительных случаях (приближается к идее первоначала).

Школа: Левкип, Демокрит, Эпикур. Атомизм (неделимый). Принципиальное отличие: атомы являются качественно однообразными элементами, кроме того, далее неделимы. Атомы однородны, но могут отличаться формой (многообразие вещей). Отличие от элеатов: движение не только возможно, а по сути, атрибут атомов.

Для движения атомам нужна пустота, абсолютная пустота. Атомы бесконечно движимы вверх и вниз (есть абсолютный верх и низ). Их траектории предопределены заранее. Атомы могут сталкиваться и менять траектории. Природа случайного. Что не имеет причин — чудо. Отсутствие цели (нет причинно-следственной связи).

Случайность — пересечение причинно-следственных рядов.

Левкипп Единственное, что существует, — атомы и пустота. Атомы характеризуются величиной, формой, порядком и положением. Существование пустоты делает возможным движение атомов.

Эпикуp не согласен с тем, что все предопределено. Атомы могут свободно отклоняться от этой траектории. Таким образом, случайность внутренне присуща миру, мир построен вероятностным образом. Познание — понимание самого процесса.

Демокpит отрицает за случайностью онтологический статус (мы не можем до конца вычислить траекторию – гносеологический феномен). Миp построен однозначным образом. К характеристикам атомов Демокрит добавляет еще величину, которая была у Левкиппа допустима как различие форм атомов, и тяжесть.

Атомы сами по себе неизменны, были, есть и будут постоянно теми же самыми. Материя, по Демокриту, бесконечна. Движение присуще атомам и передается столкновением, является основным источником развития. Движение никогда не было сообщено атомам, оно является основным способом их существования.

Процесс начинается на основе органов чувств, поскольку все вещи состоят из атомов, даже души. Процесс познания связан с восприятием окружающего мира. Знания связаны с нашими органами чувств — мы воспринимаем лишь внешнюю сторону веществ, а не их структуру. Все определяется взаимодействием субъекта с объектом.

Две степени познания: опытное (чувственное) знание и теоретическое знание. Этика Демокpита создает модели поведения человека на основе автономии. Дружба — главное, а любовь уже обременяет — детей лучше заводить по дружбе.

Богатство и бедность (как бы ты не был богат, все богатство не соберешь, а если ты беден, то есть кто-то еще беднее).

Источник: https://studopedia.su/16_43953_problema-sootnosheniya-dvizheniya-i-pokoya-v-filosofii-dosokratikov.html

Проблема движения в истории философии: парадоксы соотношения движения и покоя

Проблема движения в истории философии: парадоксы соотношения движения и покоя

Определение 1

Движение – это способ существования материи, который представляет собой все возможные изменения, происходящие во Вселенной, начиная от механического перемещения тел, заканчивая социальными процессами.

Категория движения является одной из важнейших категорий материалистической философии и разрабатывается философами с самого момента осмысления онтологических проблем. При этом категория движения постоянно соотносилась с категорией покоя, как ее полной противоположности. Соотношение и взаимосвязь этих категорий менялись с течением времени.

Уже в концепциях натурфилософов, предполагавших в качестве первоосновы мира различные стихии – воду, воздух, апейрон и т.д. – заложено представление о движении как необходимом свойстве этих субстанций, которое и обуславливает изменения, происходящие в мире, его динамику.

В концепции Гераклита движение приобретает еще одно важное значение – оно обуславливает не только наблюдаемые процессы природы, но также задает динамику самого существования мира, которая представляет собой последовательные процессы расширения и сжатия, как разгорания и затухания пламени.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Вместе с тем, прямо противоположная позиция высказывалась современниками натурфилософов, последователями Элейской школы – Парменидом, Зеноном, Мелиссом. Согласно воззрениям Парменида весь мир един.

Все сущее во всем многообразие его форм представляет собой единое тело, которое невозможно разделить на части, в котором не существует отдельных объектов, нет и пустоты которая могла бы разделить единый мир на части, а, следовательно, нет ни времени, ни движения.

Все же видимые изменения и процессы в мире Парменид объяснял за счёт введения понятия трансмутации, т.е. преобразования одного вещества в другое.

Позиция Парменида подвергалась яростной критике, в следствии ее противоречия наблюдаемому образу вселенной, по этой причине его ученик Зенон, создал ряд философских парадоксов – апорий, в которых последовательно опровергал возможность существования движения, времени, отдельных вещей, а также деления на части. Наиболее известными апориями о движении являются:

  • «Ахилл и черепаха»,
  • «Стадий»
  • «Стрела».

Понимая движение как изменение положения тела в пространстве, Зенон указывает на тот факт, что находящаяся в полете стрела, в каждый отдельный момент времени занимает в пространстве одно и тоже положение, т.е. находится в состоянии покоя. А поскольку покоиться и двигаться одновременно тело не может, значит движение невозможно.

Но даже если движение возможно, то его невозможно начать. Так в апории «Стадий» бегуну, чтобы пробежать дистанцию нужно сначала преодолеть ее половину. А чтобы преодолеть половину, нужно пробежать половину от нее, и так до бесконечности. В итоге бегун просто не может сдвинуться.

Наконец Зенон приводит и аргументы против невозможности окончания движения. В апории «Ахилл и черепаха» быстроногий герой соревнуется в скорости с рептилией, однако не может догнать ее т.к. черепаха каждый раз уползает от него на бесконечно уменьшающийся отрезок расстояния, как только Ахилл ее догоняет.

Критически рассматривая обе позиции Аристотель указывает на то, что хотя и время, и пространство можно делить на абстрактно бесконечное число частей, в реальности они представляют собой непрерывный континуум, в котором каждому участку пространства соответствует и промежуток времени за который его можно преодолеть. Сам Аристотель считал, что движение присуще материи и детерминировано ее внутренней природой. Он выделял три вида движения:

  • движение места, как физическое перемещение;
  • движение количества, как уменьшение или увеличение;
  • движение качества, как изменение свойств, в том числе возникновение и разрушение.

Движение в Новое время и проблема первотолчка

Взгляды Аристотеля на движение оставались каноничными в течение всего средневековья, однако уже в Новое время подверглись пересмотру на основании научных прорывов, совершенных в механике и физике.

Идеалом движения стало линейное движение по прямой, каждая точка пространства стала равноправной и изотропной, в отличии от физики Аристотеля, в которой каждый предмет стремился двигаться в «свое» пространство (легкое устремлялось вверх, а тяжелое к земле).

Замечание 1

Вместе с тем, с развитием механистического понимания движения, как перемещения тела в пространстве под воздействием внешних сил, особую остроту приобрела проблема первотолчка или субстанционального и атрибутивного понимания движения.

Субстанциональная концепция, развиваемая в первую очередь в рамках идеалистической философии, предполагала, что движение является способом самореализации некоей единой субстанции, которая является первопричиной мира и под которой традиционно понимался бог. При этом все видимое движение мира трактовалось как инерционное, т.е. как последствие первотолчка, с помощью которого бог реализовал себя и придал до того покоящейся материи движущий импульс.

Атрибутивная концепция напротив полагала движение абсолютным, а покой относительным. Движение в ней рассматривается как неотъемлемый атрибут материи, основная форма ее существования, которая не нуждается в каком-либо внешнем воздействии.

Напротив, любое состояние покоя относительно – оно не больше чем временное динамическое равновесие движущих сил внутри ограниченного тела.

Покой относителен как в пространстве (дом покоится относительно земли, но движется относительно Солнца), так и во времени.

Черты и формы движения

Замечание 2

В настоящее время общепринятой является атрибутивная концепция движения. Движение как атрибут материи имеет ряд существенных черт – объективность, противоречивость, несотворимость и неуничтожимость.

Противоречивость движения выражается с одной стороны в дихотомии движения и покоя, который мыслится как одна из форм движения, а также в абсолютно-относительном характере движения.

Хотя движение абсолютно, оно может существовать лишь в конкретных и специфических формах, которые существенно отличаются друг от друга.

Формы движения распределены от «низших» к «высшим» при этом высшие не сводимы к низших, хотя они и содержат в себе их закономерности, но качественно преобразуют нижележащие особенности движения исходя из своей природы.

Всего выделяют 5 форм движения:

  • механическая,
  • физическая,
  • химическая,
  • биологическая,
  • социальная.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/problema_dvizheniya_v_istorii_filosofii_paradoksy_sootnosheniya_dvizheniya_i_pokoya/

3.Проблема движения в истории философии

Проблема движения в истории философии: парадоксы соотношения движения и покоя

Любая форма бытияможет существовать и проявлять своиспецифические особенности лишь привзаимодействии с другими. Всеобщиевнутренние и внешние взаимодействияприводят к изменениям взаимодействующихявлений и объектов. Всякое изменение вфилософии обозначается понятием«движение».

Наличие движения вокружающей действительности, постоянноизменяющееся бытие признают практическивсе философские концепции. Но с древнихвремен сущность движения, природу егомногообразных форм трактуют по-разному.

Одним из первых движениекак философскую категорию, подвергнуланализу Зенон Элейский. Он сформулировалряд апорий (греч. – безвыходное положение,логическое затруднение, тупик), гдепоказал сложность рациональногопонимания движения в силу его внутреннейпротиворечивости.

Рассуждения Зенонав одной из его апорий «Летящая стрелапокоится» можно реконструироватьпримерно так: когда стрела движется потраектории, то в любой момент онанаходится в определенном месте и можетбыть зафиксирована как покоящаяся, тоесть ее скорость равна нулю. Движущаясястрела не движется в том месте, где онанаходится (покоится), но она не можетдвигаться и там, где ее нет.

Поэтомудвижение можно рассматривать какследующие одно за другим состоянияпокоя: движения не существует.

Внутренняя противоречивостьдвижения как единство изменчивости инеизменности, устойчивости (покоя,сохранения) является одним из егоатрибутивных свойств. Любое конкретноебытие существует лишь благодаря тому,что в нем воспроизводится определенныйтип изменений, движений.

При уничтоженииэтого типа движения данное конкретноебытие распадается, переходит в другоебытие, которое характеризуется своимтипом движения.Покойвыступает какмомент движения, момент сохранениякачественной определенности движущегосябытия.

До тех пор, пока бытие сохраняетсвою качественную определенность, тоесть находится в относительном покое,остается «самим собой», оно можетсуществовать, изменяться, двигаться.

В диалектическомединстве изменчивости и покоя определяющейстороной выступает движение, ибо толькооно приводит к появлению новых видовбытия, а покой лишь констатируетсохранение этих видов.

И хотя благодаряпокою нас окружает вполне определенныеобъекты и процессы он относителен,преходящ. Движение же абсолютно.

В любом«покоящемся» бытии происходят какие-тоизменения, и хотя они не затрагиваютего качественной специфики, но, находясьво взаимодействии с другими телами ипроцессами, бытие изменяется относительноэтих тел.

Кроме движения в рамкахотносительного покоя, существуетдвижение, связанное с изменением самогопредмета или явления и переходом его вдругое качественное состояние: либораспад или гибель явления, либовозникновение более сложных, высшихматериальных образований.

Движение,которое связано с качественнымпреобразованием объекта, переходом отпростого к сложному, от низшего к высшему,от старого к новому, – есть развитие.

Развитие может быть связанным скачественным преобразованием данноговида бытия, например, развитие растенияиз семени до колоса, процесс образованиякристаллов, смена общественных эпох,эволюция звезд, приобретение студентомспециальности, формирование новыхтеорий (динамический вид развития).

Другой разновидностью развития являетсяпроцесс перехода с одного структурногоуровня организации бытия на другой(популяционное развитие). Примерамиэтой разновидности может быть формированиеатомов и молекул на основе взаимодействияэлементарных частиц и полей: переходот углеродистых соединений к белкам,возникновение социального уровняорганизации бытия и др.

Важнейшим свойствомдвижения является его несотворимостьи неуничтожимость, причем не только вколичественном, но и в качественномотношении. Это значит, во-первых, чтодвижение не возникает из ничего и неисчезает бесследно, что доказываетсяуниверсальностью закона сохранения ипревращения энергии, а во-вторых, движениеспособно к постоянным превращениям изодной формы в другую.

Таким образом, длядвижения как атрибутивного свойствабытия характерны: объективность,противоречивость, несотворимость инеуничтожимость. Движение абсолютно,но в «чистом» виде, как «движение вообще»оно не существует. Оно может существоватьлишь в конкретных, относительных формах,каждая из которых обладает особыми,специфическими свойствами.

Классифицироватьформы движения пытались многие мыслителипрошлого, но впервые вывод о качественноммногообразии форм движения, в связи сконкретными видами материи и ихвзаимосвязью, предложил Ф. Энгельс.

Опираясь на достижения естествознанияXIXвека, он выделил пятьосновных форм движения:механическую,которую он рассматривал как пространственноеперемещение тел; физическую, кудаон включил теплоту, свет, электричествои магнетизм; химическую, рассматриваемуюкак движение атомов в молекулах,изменяющее химический состав и строениевещества;биологическую,жизнь какспособ существования белковых тел, иобщественную, куда включалось имышление. Разработанную Энгельсомсистему классификации форм движенияматерии, которая легла в основуклассификации наукXIXвека, можно представить в виде следующейгенетической связи:

механическая >физическая > химическая > биологическая> социальная

Современная наукаоткрыла новые структурные уровни иформы организации бытия, особенно вмикро- и мегамире, и соответственновозникла необходимость внести уточненияи коррективы в классификацию Энгельса.

Современные представления об основныхформах движения и их специфике значительнорасширились, но выработанные Энгельсомпринципы их классификации сохраняютсвое методологическое значение. Это,во-первых, требование соотнесения формыдвижения с определенным видом бытия.

Каждому структурному уровню организациибытия, о которых мы говорили выше,соответствует своя качественноопределенная форма движения. Второйпринцип классификации форм движенияустанавливает генетическую взаимосвязьмежду ними, объясняет, каким образом возникли «высшие» формы движения наоснове развития «низших».

И, наконец,третий принцип классификации подчеркиваеткачественную специфику каждой формыдвижения и несводимость высших форм кпредшествующим в генетической связи иразвитии (принцип антиредукционизма).

Отрицание качественногомногообразия, специфических особенностейформ движения приводит к редукции,полному сведению высших форм движенияк совокупности предшествующих или кзаконам одной какой-то формы.

Принципредукции лежал в основе механицизмаXVIIIстолетия, которыйпытался объяснить и деятельностьчеловеческого организма, и развитиесоциума на основе законов неорганическогомира.

С позиций современного «механицизма»некоторые физики объясняют законыорганической жизни на основефизико-химических закономерностей.Фрейдизм и неофрейдизм объясняют язвысоциального развития биологическимии психологическими процессами.

Развитиеквантовой механики породило тенденциюк универсализации ее законов, а успехикибернетики привели некоторых ученыхк отождествлению психической деятельностичеловека с работой электронно-вычислительныхустройств.

Социальный уровеньорганизации бытия занимает особое местов современной классификации форм егодвижения. Человеческое общество являетсявершиной развития материального мира,результатом длительной эволюции живойи неживой природы.

В социальном движениив снятом виде присутствуют и действуютзаконы всех других форм движения. Новозникновение человеческого обществаобусловлено не только природнымипричинами, а, в первую очередь, трудом,созданием орудий труда и производствомматериальных благ.

Далее, развитиесоциального бытия, как и других уровнейорганизации и форм движения, подчиняетсясвоим собственным, объективнымзакономерностям.

Но, если в другихуровнях и формах движения законы могутдействовать, исключая вмешательствосубъекта, то действие законов развитияобщества проявляется только черезсознательную деятельность людей.

Одним из сложнейшихвопросов, возникших еще в древности,был и остается вопрос об источникедвижения, изменения бытия. Вматериалистической традиции сложилосьдва подхода к этой проблеме.

Одни философывыносили источник движения за пределыконкретного вида движения, искали вкаждом изменении внешнюю причину,«первотолчок» (Аристотель, Демокрит,И. Ньютон, Ж. Ламетри и др.).

Другие(Гераклит, Дидро, марксизм) разрабатывалиидею самодвижения материального мира,где внешние воздействия играютмодифицированную или опосредующуюроль. Однако углубление научных знанийо движении убедительно доказываютистинность идей самодвижения, саморазвития.

Источник: https://studfile.net/preview/1865895/page:35/

Философия движения

Проблема движения в истории философии: парадоксы соотношения движения и покоя

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Философия движения

Опыт изменения

изменчивость движение философия релятивизм

Еще в древности многими мыслителями в разных странах был отмечен фундаментальный факт всеобщей изменчивости, царящей в чувственном мире. Гераклит выразил этот факт в знаменитом изречении: «Все течет, все изменяется».

Не менее известно другое его парадоксально звучащее изречение: «В одну и ту же реку мы дважды входим и не входим». В самом деле, с одной стороны, мы второй раз входим в ту же самую реку. Но, с другой стороны, река — это вода. Та вода, в которую мы входили прошлый раз, протекла. Значит, сейчас мы входим уже не в ту же самую реку.

С этой точки зрения правильнее рассматривать вещи не как прочные, косные образования, а как текучие процессы.

Я и изменение. Такая изменчивость касается не только материальных процессов. Гераклит говорил: «души наши текут словно реки».

ГРИГОРИЙ НАЗИАНЗИН:

«Есмь». Но что это значит? Чем был я, уж то миновало.

Ныне — иной и иным буду, коль буду и впрямь

Несть постоянства. Я сам — речной поток замутненный,

Вечно теку я вперед и никогда не стою…

Дважды потока реки не прейдешь того же, что прежде,

Снова, ни смертного ты прежним не узришь вовек.

Фрагменты ранних греческих философов.- Часть 1.От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики.- М.,1989.- С.209 — 213.

Аналогичные мысли о всеобщей изменчивости посещали и восточных мыслителей. Это, прежде всего, представители буддизма, даосизма. Одна из самых известных древних китайских книг называется И-Цзин («Книга перемен»)

В философии движение понимается максимально широко. Движение есть синоним всякого изменения, всякой перемены предмета, всякого процесса.

Свойства и виды изменения по Аристотелю

Аристотель открыл два свойства любого движения или изменения. Во-первых, любое движение есть превращение возможности в действительность. Во-вторых, любое движение происходит между противоположностями. Так, например, нагревание —это переход от холодного к теплому, усложнение — переход от простого к сложному и т. п.

Этот же мыслитель выделил 4 основных вида изменения.

Перемещение — изменение положения тела в пространстве.

Качественное изменение — изменение качеств, свойств вещи, например, цвета, твердости, формы и т.п. Если студент из необразованного стал образованным, то произошло качественное изменение.

Количественное изменение — рост или убывание чего-либо, увеличение или уменьшение. Например, увеличение стипендии.

Наконец, можно отметить также уничтожение или возникновение самих вещей.

Противоположностью движения является покой, неподвижность, постоянство, устойчивость. Поэтому возникает проблема их соотношения.

ПРОБЕМА: КАК СВЯЗАНЫ ДВИЖЕНИЕ И ПОКОЙ, ИЗМЕНЧИВОСТЬ И УСТОЙЧИВОСТЬ ДРУГ С ДРУГОМ?

На эту проблему есть несколько вариантов ответов.

Релятивизм

Релятивизм считает, что изменчивость абсолютна, а покоя, постоянства, устойчивости вообще не существует. Но, если все абсолютно изменчиво, то это означает, что ничего от прошлого не сохраняется, и вещь каждое мгновение абсолютно новая. Основоположником такого взгляда был ученик Гераклита Кратил.

Он утверждал, что в одну и ту же реку нельзя войти даже один раз. Пока мы входим, вода же течет. Значит, начинаем мы входить в одну реку, а заканчиваем в другой. По преданию, он отказался от использования слов и изъяснялся жестами и свистом. Такое поведение вытекает из идей его философии.

Релятивистов можно назвать «текучниками».

В комедии древнегреческого драматурга Эпихарма эта философия высмеивается.

Один человек взял у другого взаймы, но по прошествии определенного времени отказывается вернуть долг, мотивируя это тем, что раз все абсолютно изменчиво, то, тот, кто в прошлом взял долг и он, сегодняшний — разные люди. Тогда кредитор бьет должника палкой.

Тот подает на него в суд. На суде обвиняемый заявляет, что поскольку все абсолютно изменчиво, то тот, кто бил должника, и он стоящий сейчас перед судьями — совершенно различные люди. Стало быть, он ни в чем не виноват.

https://www.youtube.com/watch?v=Lv2WiQpTPCk

Французский поэт Жан Тардье так иронически выразил точку зрения релятивистов:

Кто скажет, я есть или нет

Сейчас и в любое мгновенье?

Так быстро время уходит.

Что я, когда рассуждаю (глагол в настоящем времени, изъявительное наклонение).

Я, право, не тот уж, кем был В предшествующее мгновенье,

Прошедшее время тоже Сюда подойти не может.

Здесь нужно, чувствую я,

Наклонение небытия.

В противоположность релятивизму возник фиксизм.

Фиксизм

Фиксизм считает, что поистине существует лишь покой, постоянство, а движения в действительности не существует, оно иллюзорно. Фиксистов можно назвать «неподвижниками». Такой взгляд в древней Греции развивали представители Элейской школы, или элеаты (по названию города Элея). Так, Парменид (ок. 540 — 470 гг. до н.

э.) рассуждал следующим образом: Бытие существует и не может не существовать, а небытие, как противоположность бытия, не существует и не может существовать. Но в понятии изменения содержится элемент небытия: нечто было одним и стало другим. Значит, изменения нет. То же самое касается множества.

Один член множества (А) не есть другой член множества (В), т.е. А есть небытие В, а В есть небытие А. Но небытия нет, значит, множества не существует. Существует только Бытие с большой буквы, однородное, единое, вечное, а весь чувственный мир, изменчивый и множественный, лишь мнится, кажется.

Еще один знаменитый представитель Элейской школы Зенон Элейский сформулировал апории движения. Апория — логическая трудность (дословно «нет пути»). При размышлении о движении мы сталкиваемся с несколькими апориями. Они являются своеобразными тупиками для мысли. Апории показывают, что движение нелогично, неразумно, следовательно, его нет.

Апория Дихотомия (Деление пополам)

Представим себе, что нам надо пройти 1 километр. Прежде чем пройти весь путь, надо пройти его половину. Прежде чем пройти 500 метров, надо пройти половину этого пути и т.д.

Это деление пополам может идти бесконечно. Значит, любое расстояние делимо до бесконечности, у него бесконечное число частей и оно само бесконечно. Но бесконечное пространство нельзя пройти за конечное время.

Следовательно, движение невозможно.

Апория Ахиллес и черепаха

Допустим, что движение есть. Представим себе соревнование Ахиллеса и черепахи. Пусть черепаха проползет половину дистанции. Затем выбегает Ахиллес. Он пробегает эту половину.

Но, пока он бежит, черепаха проползет еще какое -то расстояние. Ахиллес пробежит и это расстояние, но черепаха проползет еще какой -то отрезок. В итоге получится, что Ахиллес никогда не догонит черепаху.

Но это абсурдно. Вывод: движения не существует.

Апория Стрела

Запустим стрелу из лука. Она пролетит и опишет какую -то траекторию. Мы говорим, что стрела «переместилась».

Это означает, что в момент времени А стрела находилась в точке пространства В, а следующий момент времени А в точке пространства В и т.д.

Но если стрела в данный момент времени находится в данной точке пространства, то она покоится. Следовательно. Стрела покоится во всех точках траектории. Движение «исчезло».

Если вы не согласны с Зеноном — попробуйте опровергнуть его апории и доказать, что движение все-таки существует. Но для этого нужны логические, теоретические аргументы. Ссылки на то, что мы видим недостаточно. Это обстоятельство понял еще А. С. Пушкин. Вот его стихотворение «Движение»:

Движенья нет, сказал мудрец брадатый.

Другой смолчал и стал пред ним ходить.

Сильнее бы не мог он возразить;

Хвалили все ответ замысловатый.

Но, господа, забавный случай сей Другой пример на память мне приводит:

Ведь каждый день пред нами солнце ходит,

Однако ж прав упрямый Галилей.

Третья позиция

Возможна и третья позиция по данному вопросу. Информацию о том, как она может формулироваться, можно почерпнуть в пособии. В частности, стоит отметить тот факт, что изменение мыслимо лишь относительно чего-то неизменного.

Литература

Аристотель Метафизика// Аристотель Сочинения в четырех томах. — М., 1976. — Т.1.- С.288- 314.

Данэм. Гигант в цепях. — М.,1984. — С. 30 — 93.

Размещено на Allbest.ru

Источник: https://otherreferats.allbest.ru/philosophy/00800054_0.html

Проблема движения в истории философии и логические векторы ее решения

Проблема движения в истории философии: парадоксы соотношения движения и покоя

ДВИЖЕНИЕ КАК АТРИБУТ БЫТИЯ.

ЛЕКЦИЯ 13 .

Проблема движения всегда стояла в философии очень остро. При внешне неоспоримом факте, что движение существует, в истории философии были концепции которые отрицали это.

С чем это связано? Попробуем разобраться, исходя из своеобразной “презумпции невиновности” философов, то есть понимая, что, делая тот или иной вывод, они опирались на рациональные аргументы даже тогда, когда отрицали движение.

Итак, что такое движение? Познаваемо ли оно? Как соотносятся движение и покой? Какие существуют формы движения? Какова связь движения и развития? Векторы исследования проблематики движения были заданы еще в античной философии, которая определила как бы основные логические варианты решения вопроса о сущности движения.

Первый вариант был представлен милетской школой и Гераклитом. Движение здесь понималось как перманентное возникновение и уничтожение вещей, как бесконечное становление всего сущего.

Анаксимандр, создавая свое учение об апейроне, отмечал, что его важнейшим свойством является движение. А поскольку сам апейрон вечен и находится в вечном движении, следовательно и само движение вечно и всеобще. Поэтому, «вечное движение – начало, обладающее старшинством над влагой…

от него одно рождается, другое уничтожается»[411]. Анаксимен и Гераклит так же полагали, что движение вечно и выступает причиной всех частных изменений.

Именно Гераклиту принадлежит известное всем высказывание о том, что нельзя в одну реку вступить дважды, и о том, все течет и все изменяется.

Аристотель, комментируя Гераклита, замечает, что речь должна идти не о мире как таковом, хотя он действительно изменяется, а о том, что любое наше высказывание о предмете не носит абсолютного характера. Таким образом, обратив внимание на изменчивом характере бытия, философы отодвинули на второй план моменты устойчивости движения.

Второй (противоположный) варианттрактовки движения был развит в элеатской школе.

Но прежде чем перейти к анализу взглядов ее представителей, мы обратимся к А.С. Пушкину, кстати говоря блестящему знатоку античности[412]. Подобно всем гениальным людям, ему удалось в образной емкой форме, буквально несколькими поэтическими строками, зафиксировать сущность античного спора по поводу движения

“Движенья нет, сказал мудрец брадатый.

Другой смолчал и стал пред ним ходить.

Сильнее бы не мог он возразить;

Хвалили все ответ замысловатый.

Но господа, забавный случай сей

Другой пример на память мне приводит:

Ведь каждый день пред нами солнце всходит,

Однако ж прав упрямый Галилей”

Перед нами пример, который затрагивает одну из важнейших сторон проблемы движения и возможность его достоверного познания. Переформулировать проблему можно следующим образом: возможно ли описать движение на языке понятий или познаваемо ли движение?

Иначе говоря, вряд ли философы отрицали движение как таковое, но безусловно, что они ставили под сомнение его всеобщность, а главное — возможность логического обоснования движения.

Пушкин в стихотворении иронически отразил слабость (“ответ замысловатый”) наглядного обоснования движения (путем хождения), приведя соответствующее метафорическое рассуждение, говорящее о том, что из того, что каждый день “пред нами солнце всходит”, мы тем не менее знаем, что на самом деле Земля совершает свои обороты вокруг Солнца. Истинное положение дел, установленное Галилеем, радикально расходится с данными наших органов чувств.

Одновременно, в этом стихотворении затронута и проблема диалектики как особого типа обоснования, которая, начиная с софистов, часто использовалась как средство доказательства противоречивости любых выдвигаемых утверждений.

А из этого, в свою очередь можно сделать два вывода. Первый, о том, что логически определить что-либо вообще нельзя, так как всегда можно выдвинуть и обосновать противоположное утверждение.

Второй — что диалектика представляет собой некий мыслительный фокус, создающий, по выражению Гегеля, “ложную видимость”.

По разным источникам, в качестве участника указанной ситуации, отрицавшего движение путем хождения, был Диоген Синопский (403-323 гг. до н.э.).

Гегель отмечает, что его опровержение (как и вообще опровержения подобного типа) является вульгарным, “которое противопоставляет, как это сделал Диоген, мышлению чувственное сознание” и является обычным взглядом, “так называемого здравого человеческого рассудка, придерживающегося чувственной очевидности и привычных представлений и высказываний …”[413].

Зенон, который утверждал, что движения нет, имел в виду вовсе не его существование как таковое, а лишь противоречивость самого определения движения и тот факт, что на языковом уровне мы можем давать движению самые разнообразные, в том числе и противоположные определения.

“Что существует движение, что оно есть явление, это вовсе и не оспаривается; движение обладает чувственной достоверностью, оно существует, подобно тому как существуют слоны; в этом смысле Зенону и на ум не приходило отрицать движение. Вопрос здесь идет о его истинности”[414].

Дело в том, что проблема обоснования истинности утверждений о движении предстала как весьма сложная задача, так как на уровне его логического понимания наша мысль постоянно сталкивается с противоречиями.

В частности, мыслить движения оказывается принципиально невозможным без привлечение противоположной категории, а именно — покоя.

Элеаты (Ксенофан, Зенон, Парменид), обратили внимание на моменты устойчивости в движении, которые при их абсолютизации могли привести к выводам отрицающим всеобщность движения. Так, например, у Парменида бытие неподвижно и едино, оно замкнуто само в себе «в пределах оков величайших». «Его бытие не поток как у Гераклита, а как бы лед»[415].

Логический вариант данной проблемы был представлен Зеноном, который, защищая тезисы своего учителя Парменида, разрабатывает целую систему обоснования того, что движения нет. Исходя из логической противоречивости движения, Зенон действительно делал вывод, о том, что движение не обладает истинным бытием.

А согласно общей гносеологической позиции элеатов – предмет, о котором мы не можем мыслить истинно (то есть непротиворечиво), не может обладать истинным бытием.

“С этой точки зрения мы должны понимать аргументы Зенона не как возражения против реальности движения, каковыми они представляются на первый взгляд, а как указание на необходимый способ определения движения и на ход мысли, который необходимо соблюдать при этом определении”[416].

Концентрированным выражением аргументов против существования движения стали знаменитые апории Зенона, исходящего из того, что бытие едино и неподвижно.

Первая апория: движение не может начаться, потому что движущийся предмет должен дойти до половины пути, а для этого пройти половину половины и так до бесконечности (Дихотомия).

Вторая апория гласит, что быстрое (Ахиллес) не догонит медленное (Черепаха). Ведь когда Ахиллес придет в ту точку, где была черепаха, она отойдет на такое расстояние от своего старта, на сколько скорость медленного меньше скорости быстрого и т.д.

Третья апория (стрела) говорит о том, что движение невозможно при допущении прерывности пространства. Летящая стрела покоится, так как всегда занимает место равное себе, то есть покоится в нем. Но движение не может быть суммой состояний покоя, ибо это самопротиворечиво.

“Не все, что чувственно представляется нам реальным, существует на самом деле; но, все что истинно существует, должно подтверждаться нашим разумом, где самое главное условие — соблюдение принципа формально-логической непротиворечивости” — вот ключевая мысль элеатов, против которой бессильны любые аргументы, апеллирующие к чувственному опыту[417].

Не случайно завершением вышеприведенного анекдота о “мудреце брадатом” становится тот факт, что когда один из учеников Диогена посчитал, что тезис об отсутствии движения действительно опровергнут молчаливым хождением, то сам Диоген (который своим хождением лишь обострил диалоговую ситуацию) побил его палкой, говоря тем самым, что чувственная достоверность не есть еще доказательство или опровержение, а необходимы более основательные аргументы.

Мы так долго разбирали этот исторический эпизод, чтобы показать, что вряд ли в истории философии существовали когда-нибудь философы отрицающие движение как таковое, даже когда они так говорили.

Скорее всего отрицалась познаваемость какой-то из характеристик движения, например, достоверность его чувственного познания, тем самым, безусловно, ограничивалась и достоверность чувственного познания в целом.

Можно указать и на еще один исключительно важный позитивный момент, который имела негативная диалектика Зенона.

После его апорий, направленных против возможности логически непротиворечиво мыслить движение, стало понятно, что в мире существует целый класс объектов и явлений, которые только и могут быть постигнуты диалектически противоречиво, т.е. через синтез их противоположных мысленных определений.

В самом деле, человек — это всегда единство души и тела, сознательного и бессознательного, биологического и социального начал. Жизнь, текущая вокруг нас, неотделима от смерти; необходимость и закономерность наступления каких-то событий — от случайных обстоятельств и привходящих факторов.

Попробуйте абстрактно запретить противоречия в познающем мышлении, и вам никогда не удастся осмыслить сущность света, ведь он — иное тьмы; звука, ведь он — иное тишины; емкости бокала, которая — иное его вещественной формы и т.д.

Вам никогда не удастся верно расставить акценты в проблемах семьи и брака, ибо именно единство противоположных полов обеспечивает гармонию семейного и социального бытия.

Сущность подлинной человеческой индивидуальности состоит вовсе не в том, что она противопоставляет себя всему родовому и общечеловеческому и всячески подчеркивает свои отличия от других людей, а в том, насколько органично и творчески преломляются всеобщие родовые характеристики и универсальные ценности в ее уникальных (особенных) поступках и чертах характера.

Таким образом, подлинный философский разум — это как раз не шараханье от противоречий бытия и познания, а умение органически двигаться в стихии противоположных характеристик самих вещей и, соответственно, логических определений мысли.

Последующая позитивная платоновская диалектика в диалогах “Софист” и “Парменид” будет разворачиваться именно в этом ключе и, вместе с диалектическими идеями Гераклита, станет основой всей европейской диалектической традиции.[418].

Кстати, и сама сущность движения после элеатов будет осмыслена именно диалектически: как разные формы единства покоя и изменения, прерывности и непрерывности, линейности и нелинейности, качественных и количественных трансформаций, о чем мы еще поговорим.

Третий взгляд на сущность движенияпредставил Эмпедокл, который как раз и попытался объединить противоположные взгляды и стал рассматривать изменчивость и устойчивость как две стороны общего процесса движения.

“Сочетая ионийскую философскую традицию с италийской, Эмпедокл равно говорил об изменчивости и неизменности мира, но фактически в разных отношениях и частях.

Мир неизменен в своих корнях и в пределах “круга времен”, но изменчив на уровне вещей и внутри “круга времен””[419].

Своеобразный итог данным спорам подвел Аристотель.

Он дает классификацию видов изменения, среди которых выделяется возникновение, уничтожение, и собственно движение, понимаемое как осуществление сущего в возможности, переход его в действительность.

Частным видом движения является механическое перемещение тела из одного места в другое, “движения помимо вещей не существует”.[420] Мысленное представление движения предполагает использование категорий места, времени и пустоты. Вечность движения Аристотель обосновывает “от противного”.

“Отрицание вечности движения приводит к противоречию: движение предполагает наличие движущихся предметов, которые в свою очередь, или возникли, или же существовали вечно неподвижно. Но возникновение предметов есть тоже движение.

Если же они покоились вечно неподвижными, то тогда непонятно, почему они пришли в движение не раньше и не позже. Трудно объяснить также причину покоя, а такая причина должна быть”[421].

Итак, движение, по Аристотелю, реализуется внутри одной сущности и внутри одной формы в трех отношениях – качества, количества и места. То есть для каждой исследуемой сущности всегда имеется данное трехчленное отношение.

Количественное движение – это рост и убыль. Движение относительно места – это перемещение, или, говоря современным языком, пространственное перемещение, механическое движение.

Качественное движение – это качественное изменение. Кроме того всякое движение осуществляется во времени.

Причем, если движение в пространстве и во времени изучает физика, то качественные изменения выступают предметом метафизики.

Перевод исследования проблемы движения в плоскость качественного изменения, позволяет рассматривать его в наиболее широком, философски предельном смысле по отношению к бытию в целом, говорить об изменчивости, процессуальности бытия.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/3_107685_problema-dvizheniya-v-istorii-filosofii-i-logicheskie-vektori-ee-resheniya.html

Booksm
Добавить комментарий