Португалия, режим Салазара

«Долой фашизм»: как в Португалии свергали диктатуру

Португалия, режим Салазара

45 лет назад в Португалии почти бескровно свергли самый долгоиграющий диктаторский режим в Западной Европе. Так называемое «Новое государство», в котором усматривали признаки фашизма, существовало с 1933 года и привело Португалию к незавидному статусу беднейшей страны Запада. Революция гвоздик стала последним военным переворотом в регионе.

Португалия середины XX века ассоциировалась, прежде всего, с бессменным на протяжении почти четырех десятков лет премьер-министром, идеологом «Нового государства» Антониу Салазаром.

Установленный им авторитарный режим оценивается крайне неоднозначно. С одной стороны, по степени жесткости он уступал фашистской Италии и франкистской Испании. Но с другой, Португалию не обошли стороной репрессии.

Неугодных оппозиционеров заключали в концлагерь Таррафал на острове Сантьяго в Кабо-Верде.

Во Второй мировой войне Португалия сохраняла нейтралитет.

«В 1942 году ее побережье стало последним прибежищем беглецов, для которых справедливость, свобода и терпимость значили больше, чем родина и жизнь»,

— писал по этому поводу Эрих Мария Ремарк в романе «Ночь в Лиссабоне».

Не была успешной политика в африканских колониях. И хотя считается, что при Салазаре экономика страны получила значительное развитие, многие социальные проблемы так и не были решены, а некоторые из них только усилились.

В начале 1970-х годов Португалия представляла собой отсталую по западным меркам аграрную страну с наивысшим процентом неграмотных граждан, слабой медициной и очень высокой смертностью.

Порядок в обществе поддерживался за счет гигантских трат на полицию и спецслужбы.

Салазар умер в глубокой старости в 1970 году. А за два года до этого после случайного падения со стула он перенес инсульт, утратил дееспособность и был отстранен от власти. Его преемник Марселу Каэтану в начале своей деятельности несколько смягчил проводимый курс в сторону либерализации, однако в целом сохранил авторитарные основы и правый уклон.

Попытки свергнуть режим предпринимались еще в 1960-е. На фоне охватившего страну кризиса, высокого уровня безработицы и пессимистических настроений многих граждан по поводу своих перспектив в стране поступательно росло недовольство. Решающую роль в подготовке восстания отважились взять на себя военные.

В среде низшего и среднего командного состава сформировалось военно-политическое «Движение капитанов». Подавляющее большинство вошедших в него офицеров придерживались левых взглядов. Они выступали за демократизацию и деколонизацию.

Против общего врага — действующей власти — с ними временно объединились правые сторонники генерала Антониу ди Спинолы,

который успел послужить у Франсиско Франко в испанской Гражданской войне и у нацистов во время Второй мировой, был под Ленинградом и под Сталинградом.

Этот военный вынашивал честолюбивые планы возглавить страну после переворота.

Ради реализации своих идей он, можно сказать, пожертвовал собственной карьерой: получив назначение в январе 1974 года на пост заместителя начальника Генерального штаба португальской армии, ди Спинола выпустил книгу «Португалия и будущее», которая наделала много шума по всей планете, в том числе в СССР и США.

Генерал подчеркивал необходимость владения заморскими территориями, без которых Португалия стала бы «лишь безгласным островком в огромной Европе и лишилась бы средств, необходимых для самоутверждения среди других наций». В середине марта ди Спинолу отправили в отставку. Однако он сам и его идеи обрели в стране значительную популярность.

Первую попытку «Движение капитанов» предприняло еще 15 марта, когда младшие офицеры 5-го пехотного полка арестовали старший командный состав. Но приобрести массовый характер восстание тогда не смогло. Сохранившие верность правительству войска подавили бунт, а 200 военных арестовали.

Разработка плана нового восстания была возложена на одного из лидеров левого крыла «Движения капитанов», капитана артиллерии Отелу де Карвалью, который, кстати, служил под командованием де Спинолы во время войны в Гвинее-Бисау. В будущем он тоже проявит высокие амбиции и будет дважды баллотироваться на президентский пост.

Старт боевой операции назначили на 25 апреля. Позднее участники объясняли спешку разоблачением со стороны спецслужб. По совпадению в этот же день в территориальных водах Португалии должны были начаться учения НАТО, в котором страна состояла с 1949 года. Поэтому активизации различных войсковых подразделений власти на первых порах не придали особого значения.

О начале выступления заговорщиков должны были возвестить два секретных сигнала по радио: в 22:50 24 апреля по радиостанции «Эмиссореш ассосиадуш ди Лижбоа» должны были передать песню «После прощания», а после полуночи диктор «Ренешенсе» должен был зачитать первую строфу песни «Грандула, вила морена» — это произведение станет в итоге неофициальным гимном Революции гвоздик.

При диктаторском режиме Салазара и Каэтану данная композиция, посвященная расстрелу забастовки в Грандоле, находилась под строжайшим запретом.

Чтобы все участники операции поняли необратимость происходящих событий, затем в эфир планировалось дать и другие запрещенные песни. Это у сотрудников радиостанций, находившихся в сговоре с военными, получилось.

В «Движении капитанов» предполагали, что столкновения с не перешедшими на их сторону частями и полицией затянутся на срок от одной до трех недель.

Вместе с тем вожди переворота очень хотели избежать жертв среди гражданского населения. В переданных по радио воззваниях заговорщики призывали лиссабонцев оставаться в своих домах и сохранять спокойствие.

Медикам предлагалось на всякий случай выйти на внеплановые дежурства.

Марш офицеров по городским улицам вызвал необычайный восторг у простых португальцев — не все из «Движения капитанов» оказались готовы к проявлениям народной любви. Люди шли с красными гвоздиками. Когда правительство прислало танки, возбужденная толпа встала между ними и бунтовщиками в погонах.

Одна из женщин вставила цветок в дуло военной машины (по другой версии, в солдатскую винтовку). За ней этот жест проделали сотни собравшихся.

Так революция получила свое историческое название, а расчувствовавшиеся танкисты отказались выполнить приказ — открыть огонь по толпе и офицерам – и стали массово переходить на их сторону.

«Мы подняли восстание, чтобы покончить с войной в колониях, свергнуть фашизм!» — прокричал в мегафон капитан Салгейру Майя.

Следом он во главе колонны броневиков отправился на штурм казармы Национальной республиканской гвардии, где спрятались премьер Каэтану и несколько министров его кабинета.

На улицах и площадях начались братания, люди скандировали «Победа!», «Объединенный народ непобедим» и хвалили мятежников, угощая их съестными припасами. Прогнозируемых «капитанами» стычек почти не происходило. Уже к восьми утра вожди движения провозгласили победу революции. Тысячи школьников маршировали по центру города и скандировали «Долой фашизм!»

12 часов спустя объявивший о сдаче Каэтану и его соратники подверглись аресту. Аналогичную участь разделил президент Америку Томаш. Обоих после ограничения свободы выслали в Бразилию. Верховная власть была передана компромиссной фигуре – генералу ди Спиноле.

«Я узнал о готовящейся революции лишь за две недели до 25 апреля. Они хотели убедить меня, что я нужен для спасения отечества, и изложили мне программу своего движения. Я сказал им, что приму участие только в том случае, если они имеют в виду государственную форму правления по западному образцу», — вспоминал впоследствии генерал.

Последним столпом «Нового государства» оставалась Международная полиция защиты государства (PIDE) – спецслужба, занимавшаяся розыском и репрессиями врагов режима. Разгром ее штаб-квартиры произошел следующей ночью. Многие руководители тайной полиции, которых подозревали в жестоком обращении с оппозиционерами, сумели бежать за границу.

26 апреля «Движение капитанов» объявило, что «хунта национального спасения» будет находиться у власти в течение года, пока не пройдут выборы и не будет сформировано временное гражданское правительство.

В следующие месяцы была повышена минимальная заработная плата, установлен контроль над ценами и квартплатой. Тысячи директоров ведущих предприятий, связанных со старым режимом, подверглись увольнению.

Ди Спинола оставался во главе государства до конца сентября, когда был вынужден оставить президентский пост из-за усилившегося противостояния между своими сторонниками и левыми.

Чтобы предотвратить развитие Португалии по социалистической модели, генерал 11 марта 1975 года предпринял попытку нового — теперь правого — переворота, однако остался без поддержки офицеров, проиграл и покинул политическую арену. Ему пришлось бежать в Испанию.

Вероятность прихода коммунистов действительно существовала. К концу 1974 года после длительного перерыва восстановились дипломатические отношения с СССР.

Заработавшее посольство в Москве завалило советский МИД нотами протеста против помощи португальской компартии.

Комментируя события в Португалии, Леонид Брежнев пообещал не вмешиваться в ее внутренние дела до тех пор, пока Советский Союз не попросит об этом сам португальский народ.

Ди Спинола остался ярым противником левых, не скрывая своих убеждений:

«Наш главный враг — коммунистическая партия, и мы ведем против нее наступательную борьбу.

Задача Демократического движения освобождения Португалии состоит в полном искоренении коммунизма». Впрочем, опасения генерала оказались напрасны. Военные не стали удерживать власть в своих руках, передав ее политическим партиям и проведя выборы.

Некоторое время спустя Португалия взяла курс на либеральную демократию. Колониям была предоставлена независимость. В современной Португалии 25 апреля является одним из главных праздников.

Большинство населения веселится, а правые сожалеют об упущенном шансе.

Источник: https://www.gazeta.ru/science/2019/04/25_a_12320815.shtml

Португалия, режим Салазара

Португалия, режим Салазара

Португалия была одной из самых отсталых стран Западной Европы. Точных данных о развитии экономики нет. Известно, что по производству электроэнергии Португалия занимала одно последних мест в Европе, совсем не имела перерабатывающей промышленности, угля добывала не более 200 тыс. тонн.

Страна оставалась аграрной, более 60 % населения было занято аграрным производством, которое давало малые прибыли.

Социальное положение также было плохим: низкие заработные платы, нелегальное трудоустройство, безработица, отсутствие социальных гарантий, недостаток продуктов питания и общая бедность населения.

Такое социально-экономическое положение, понятно, что не удовлетворяло португальское общество.

Замечание 1

Диктатура А. Салазара начала утверждаться с 1928 года и завершился этот процесс в 1933 г. А. Салазар увлекаясь идеями фашизма, сразу начал внедрять фашистские практики в Португалии.

Начались репрессии против политических партий и их лидеров, осуществлялись в нескольких направлениях: запрет Коммунистической и Социалистической партии, выселение лидеров и активистов левых партий на дальние острова, или в далекие заморские колонии. 5 июля 1932 г. А Салазар был назначен председателем совета министров с диктаторскими полномочиями.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Диктатура превратилась из военной на гражданскую А. Салазар был противником парламентской системы, свободы деятельности политических партий и выступал за установление в Португалии абсолютной власти. Он высказывался: «Абсолютная власть может существовать, абсолютной свободы никогда нет».

Замечание 2

Диктатор был сторонником итальянского фашизма. А. Салазар, осуществляя стабилизацию финансов, повышал налоги, замораживал зарплату, брал новые займы за границей, сокращал расходы на социальную сферу.

Португалия во время и после Второй мировой войны

Салазар испытывал симпатию к нацистскому режиму в Германии, он рассматривал Германию как бастион борьбы против распространения коммунизма.

Во время Второй мировой Португалия проводила политику нейтралитета. Главной причиной нейтралитета Португалии в годы Второй Мировой войны была стратегическая, ибо это позволило сохранить стране свои заморские владения.

Официальный национализм Португалии не был основан на расовой теории.

26 июня 1940 года, через четыре дня после капитуляции Франции в Германию, Салазар разрешил еврейским иммигрантам селиться в Лиссабоне.

Число беженцев, которые сбежали через Португалию во время войны оценивается в диапазоне от нескольких сотен тысяч до одного миллиона, большие цифры, учитывая размер населения страны – около 6 млн.

Замечание 3

В октябре 1945 года, Салазар объявил о программе либерализации, направленной на восстановление гражданских прав, которые была отменены во время испанской Гражданской войны и Второй мировой войны. Делал он это в надежде на улучшение имиджа своего режима в западных странах.

Были приняты следующие меры:

  • свободные парламентские выборы;
  • всеобщая политическая амнистия;
  • восстановление свободы печати;
  • ограничение репрессий.

В 1968 году Салазар перенес кровоизлияние в мозг. Это сделало его недееспособным. Этим воспользовалась оппозиция – диктатор был отстранен от власти.

Началось строительство демократического режима в Португалии. Несмотря на травму, Салазар прожил еще два года.

В моменты прояснения рассудка, родные не сообщали ему о том, что он больше не руководитель страны. Так продолжалось до самой смерти в июле 1970 года.

Крах колониальной системы в Португалии

Замечание 4

В середине 1970-х годов получили независимость бывшие португальские колонии. Апрельская революция 1974 г. в Португалии создала благоприятные условия для обретения независимости португальскими колониями.

В Анголе еще в ходе освободительной борьбы сформировались противоборствующие группировки разной политической ориентации. В боях за столицу государства в Луанде 1975 г. победили войска, лидерами которой была провозглашена Народная Республика Ангола (НРА) – государство просоветской ориентации.

Для поддержки новой власти Куба перебросила в район Луанды регулярные войска (СССР представляли военные специалисты). Формирование противоборствующих сил отступили на юг. Началась длительная и кровопролитная гражданская война, в ходе которой столкнулись геополитические интересы СССР и стран Запада.

В Мозамбике после обретения независимости в 1975 г. в политическом противостоянии участвовали Фронт освобождения Мозамбика, который в этом же году пришел к власти и выразил приверженность социалистическому пути развития страны, и группировка Мозамбикского национального сопротивления. В стране также началась гражданская война.

Источник: https://spravochnick.ru/istoriya/strany_yuzhnoy_evropy_v_1945-2000_gg/portugaliya_rezhim_salazara/

Утопия одного диктатора

Португалия, режим Салазара

Путь диктатуре проложили республиканцы

Старт политической карьеры Антониу был блестящим и… случайным. В начале 1920-х он преподавал экономику в университете города Коимбра. Талантливый профессор, известный своими консервативными взглядами, приглянулся генералу Гомишу да Кошта.

В 1926 году на фоне кризиса парламентской системы генерал организовал военный переворот. Салазара он назначил министром финансов. Будущий диктатор потребовал полной свободы в разработке экономического курса, однако Кошт не торопился удовлетворить его амбиции. Через 5 дней Антониу подал в отставку.

Спустя два года его вновь позвали в политику — на этот раз генерал Кармона, сместивший Кошта.

Салазара не критикуют из-за его отношений с католической церковью

Салазар принял ряд мер, направленных на ликвидацию бюджетного дефицита. Он отменил господдержку коммерческих предприятий, а также снизил финансирование колоний. Началась реорганизация сельского хозяйства, что позволило Португалии сократить импорт. Стабилизировался курс валюты, снизились налоговые ставки. Появилась какая-никакая социальная помощь.

Словом, министр финансов показал себя эффективным управленцем. Антониу стал главной надеждой португальцев; впереди замаячил выход из затяжного кризиса. В годы Первой Португальской республики (1910−1926) сменились 44 правительства, и они не утруждали себя выработкой единого экономического курса. После войны резко выросла инфляция, у страны был огромный внешний долг.

Значительная часть бюджета уходила на выплаты по английским кредитам.

Однако ошибочно думать, что Салазар пришел к власти только благодаря экономическому чуду (а именно так это воспринимали португальцы). Современникам сильно недоставало и чуда политического: после свержения монархии в 1910 году страна погрузилась в анархию.

Республиканцы оказались замешаны в коррупции и потеряли доверие португальцев. Слабые, едва зародившиеся политические движения не могли препятствовать установлению диктатуры.

Кроме того, будущий лидер заручился поддержкой консервативных католиков (а таковых в Португалии было подавляющее большинство), подчеркнув, что в своей программе будет опираться на религиозную доктрину.

Салазар был одержим идеей колоний, что разорило его государство

В 1932 году президент Кармона назначил Салазара премьер-министром, и в истории Португалии началась новая эпоха.

Духовные скрепы и репрессии в «Новом государстве»

Экономическая программа премьера сулила португальцам желанную стабильность. Он представил концепцию корпоративной республики, которую закрепила новая конституция.

Все без исключения социальные группы должны были объединиться для совместной работы во имя благоденствия государства. Корпорации создавались по профессиональному признаку. Рабочие формировали национальные синдикаты, предприниматели объединились в гильдии.

В принципах корпоративизма, провозглашенных Салазаром, ощущается влияние нацистской Германии.

Политика протекционизма расположила к новому лидеру крупных банкиров и предпринимателей (именно их поддержкой заручился после прихода к власти Гитлер). В этом кроется одна из причин «долгожительства» режима Салазара. Ему играла на руку и репутация кристально чистого человека: в отличие от предшественников, политик не был замешан в преступных аферах.

Экономика Португалии начала возрождаться из руин. Практически исчезла безработица, снизился разрыв между доходами богатого и бедного населения. В годы Второй мировой диктатор объявил о нейтралитете и продавал Англии и Германии вольфрам, необходимый для нужд военной промышленности. Торговля приносила неплохую прибыль.

Португальская «охранка» прославилась своей жестокостью

Антониу ди Салазар ликвидировал зачатки многопартийной системы, легальным был лишь «Национальный союз». Политик признавался, что к идее демократии относится с отвращением. Парламент он называл «говорильней», в которой сталкиваются лбами бездельники.

Кстати, это одно из немногих ярких сравнений, которые использовал премьер-министр Португалии. По свидетельствам современников, Салазар был косноязычен, и каждое публичное выступление становилось для него пыткой.

Поэтому случались такие выступления редко, а речь тщательно готовилась заранее.

Антониу ди Салазар и Франсиско Франко/фото http://www.istpravda.ru/

Диктатура зачахла бы без некоей сверхидеи, с помощью которой строится национальная идентичность. При Салазаре такой идеей стал лузо-тропикализм. Суть заключалась в следующем: португальцы — исторически самые успешные европейские колонизаторы.

Не поработители, а просветители, строители гармоничного многонационального общества. Иными словами, лайт-вариант по сравнению с захватническими войнами Британской и Испанской империи. Салазар очень дорожил колониальными владениями Португалии и не собирался с ними расставаться.

Именно поэтому идею национального превосходства, нежно любимую диктаторами разных времен и народов, заменил луно-тропикализм.

Кстати, в 1960-х Салазар лично будет отдавать приказы по подавлению национально-освободительного движения в Анголе и Мозамбике, что совсем не в духе гармоничного многонационального общества.

После пропаганды псевдонаучного учения Салазар занялся поиском внешнего врага. Им стали коммунисты, которые того и гляди подорвут основы «Нового государства». Выискивали левых, а также диссидентов всякого толка и среди своих.

Для этого был создан репрессивный аппарат, руководил которым премьер-министр. Тайная полиция прославилась своей жестокостью и неразборчивостью — забирали по доносам соседей, однокурсников, коллег.

Полиция располагала широкой сетью осведомителей и действовала как в самой Португалии, так и в колониях. Диссидентов и деятелей африканских национально-освободительных движений отправляли в концлагерь «Таррафал».

Узников пытали, некоторых помещали в камеру, температура в которой достигала семидесяти градусов; в качестве развлечения охранники загоняли арестантам иголки под ногти.

По разным оценкам, число репрессированных в «Новом государстве» доходит до 30 тысяч человек. Но при этом Салазара редко рисуют кровавым диктатором. «Приверженец традиционных католических ценностей, он значительно расширил полномочия церкви. У церкви и Салазара было полное взаимопонимание.

А церковь в Португалии очень уважают и сегодня. И давать резкие оценки человеку, которого она поддерживала, не очень принято. Но при этом от наследия салазаровского режима все же постарались избавиться.

Улицы, названные в честь премьер-министра и его соратников, были переименованы, памятники демонтировали», — рассказал «Дилетанту» журналист Жоао Рибейро.

Салазар называл парламент «говорильней»

Школьное образование приняло религиозный уклон (португальцы это приветствовали), литература и живопись оказались под жестким идеологическим контролем. Журналистика стала инструментом пропаганды.

Что же погубило режим Антониу ди Салазара? Жадность политика до колониальных ресурсов.

Португальские колонии в Африке при Салазаре

После Второй мировой он никак не хотел мириться с реалиями нового времени и отказываться от «заморских территорий».

Однако национально-освободительное движение было не остановить; и если раньше казну пополняли доходы из африканских колоний, в 60−70-х ее разоряло подавление восстаний.

Профессор экономики, всегда проповедовавший разумные траты и бережливость, тратил на войну почти половину бюджета.

Антониу ди Салазар не увидел конец «Нового государства». Он скончался в июле 1970-го. Режим пережил своего создателя на 4 года.

Офицеры, понимая бесперспективность военных действий в Африке, организовали переворот. Он вошел в историю как «революция гвоздик».

После этого началось острое противостояние между социалистами и правыми радикалами, длившееся больше года. В 1976-м в Португалии была принята новая конституция.

Источник: https://diletant.media/articles/31382551/

Режим Салазара: многолетний португальский фашизм

Португалия, режим Салазара

Будучи выходцем из состоятельной крестьянской семьи, Салазар получил «по наследству» твёрдую набожность и не менее упёртый консерватизм.

К тому же в 1908 году он окончил католическую семинарию, которая укрепила его взгляды. Сначала он планировал стать священником, но вместо этого поступил в Университет города Коимбра.

Затем остался там же преподавать экономику, а вскоре получил кафедру и защитил докторскую.

Португальскую революцию 1910 года Салазар не принял категорически: она была антиклерикальной и либеральной. Вместо этого Антониу сблизился с радикальными католиками-традиционалистами из Университета Коимбра.

Он стал писать для них статьи на политические и религиозные темы, чем и прославился. А вот военную диктатуру генерала Гомеша да Кошты в 1926 году Салазар принял на ура. Тем более, что Да Кошта пытался втянуть Салазара в политику и даже предложил ему пост министра финансов.

Но не срослось: генералы не согласились с его экономическими требованиями.

В 1928 свергнувший да Кошту генерал Антониу Кармона согласился со всеми требованиями Салазара, включая тотальный контроль над всеми расходами правительства, и сделал того министром финансов. Так Салазар стал серым кардиналом, по сути заправлявшим всем.

В 1932 году генералы сделали Антониу Салазара премьер-министром и наделили диктаторскими полномочиями. И у них были на это веские причины.

Нищета и экономическое чудо

Диктатором Салазар стал, обуздав жесточайший экономический кризис, который бушевал в Португалии.

Португалию трясло с 1920-х годов. Инфляция достигала десятков процентов в год, внешний долг перед Великобританией пожирал 40 процентов расходов бюджета. Генералы тоже хотели кушать — к 1930 году треть расходов бюджета приходилась на армию. Оставшиеся жалкие гроши тратились на всё: экономика, транспорт, развитие колоний и социальные расходы. Ситуацию надо было как-то спасать.

Антониу Салазар

Салазар резко сократил все социальные расходы, порезал зарплаты госслужащим, врачам, учителям. Заработная плата у португальцев после этих реформ не росла почти 30 лет.

Вдобавок была проведена политика импортозамещения. В колониях, особенно африканских, стали массово выращивать технические и экспортные культуры: хлопок, кофе, какао и другие. А для стимуляции ввели принудительный труд для мужчин-африканцев от 18 до 55 лет.

Короче, работай, негр, бесплатно на старушку Европу — солнце ещё высоко.

Наконец кто-то умный подсказал Антониу, что неплохо бы модернизировать флот (программа заняла 20 лет и закончилась в 1950-х годах). А то нация мореплавателей возит основную массу колониальных ресурсов в метрополию на английских судах. Стыдоба какая‑то!

В результате к 1932 году удалось стабилизировать бюджет, подавить инфляцию и вообще совершить «экономическое чудо». Правда, на 40 лет население португальской империи оказались нищим, но у всякого чуда свои побочные эффекты. Зато бизнес рос как на дрожжах.

Именно поэтому в 1932 году обрадованные такими свершениями генералы передали власть Салазару. И вдруг оказалось, что он без ума от Гитлера и Муссолини.

Антониу начал строить своё «Новое Государство», опираясь на фашистскую доктрину корпоративизма: единство всех классов общества в рамках одной нации, совмещённое со строгой иерархией и запретом какой-либо политической и социальной борьбы. Фюрер наверху лучше знает, что плебсу нужно.

В Португалии ещё в 1930 году появилась партия «Национальный союз», куда загнали всех ультраправых и будущих сторонников Салазара. В помощь ей в 1936 году организовали парамилитарный «Португальский легион» — те же самые нацистские штурмовики, только духовнее и говорившие на португальском языке.

Оппозицию преследовали и запрещали. Тысячи противников режима оказались либо в концлагере Террафал, либо просто были убиты. В газовые камеры Салазар никого не загонял, но десяткам и сотням тысяч африканцев, погибших от голода и принудительного труда, было от этого не легче.

При этом выборы в португальский парламент, как и выборы президента, проводились регулярно. Хотя и носили безальтернативный характер.

Вольфрам для фюрера — базы для демократии

Во время Второй мировой войны Португалия в военном отношении была абсолютно ничтожным фактором. Дело дошло до того, что испанский диктатор Франко и его окружение на полном серьёзе планировали её захват.

Жуткая неблагодарность со стороны Каудильо. Ведь уже в 1936 году Салазар его не просто подержал — в Португалии были тыловые базы Франко.

От 8 до 12 тысяч португальских добровольцев сражались на его стороне в Гражданской войне в Испании.

Помощь Португалии была особенно ценной на первом этапе войны, пока Франко не успели эффективно поддержать солдатами и техникой его союзники — Третий рейх и фашистская Италия.

По мысли Франко, маленькая победоносная война с Португалией не продлилась бы долго, зато отвлекла бы испанцев от очередных проблем: тотальной нищеты и голода в стране.

Так что с 1939 года Салазар был очень озабочен тем, чтобы его не втянули во Вторую мировую войну, а с другой стороны — чтобы не напали.

Единственный путь к этому — придерживаться строгого нейтралитета.

Однако первые же годы мировой войны показали, что Рейх и его союзники не собираются уважать нейтралитет слабых стран: они захватили Нидерланды, Норвегию, Данию. Думали немцы и о захвате Швейцарии.

Третий рейх сам дал подсказку Антониу. Посол Германии Освальд фон Хойнинген открыто намекал, что своевременные поставки вольфрама — это самый надёжный путь сохранения нейтралитета.

В 1939 году Португалия произвела примерно 3 тысячи тонн вольфрамовой руды из 36 тысяч мировых. Но во время войны производство увеличилось, между 1940-м и 1944 годом Португалия добыла 22 тысячи тонн. По соглашению, которое было заключено с Рейхом в 1942 году, они могли покупать 2800 тонн руды ежегодно. Щедрый подарок, учитывая морскую блокаду.

Вольфрам являлся стратегически важным материалом, его поставки из Португалии были критически важны для военной машины Рейха. Но получить такой объём для нацистов казалось чем-то нереальным.

Ежегодно закупалось несколько сотен тонн руды, и до 800 тонн поступало в Рейх контрабандой через Испанию, а потом через территорию оккупированной Франции. Помимо этого, Салазар закрыл глаза на действия абвера в Португалии и прочую подрывную активность в Атлантике.

И вообще, даже тайную полицию Салазара, ПИДЕ, тренировали и муштровали нацистские спецы, в основном из СД.

С другой стороны, Великобритания не менее откровенно намекала, что, если Салазар переметнётся на сторону союзников, никто его смещать по итогу войны не будет.

Вплоть до 1943 года, пока Рейх пёр по всем азимутам, Антониу не обращал внимания на предложения союзников. Стоило немцам оступиться под Сталинградом и на Курской дуге, как Салазар немедленно провёл успешные переговоры с США и Великобританией о предоставлении им военно-морской и авиабазы на Азорских островах.

При этом все требования США и союзников прекратить поставлять вольфрам Рейху были им проигнорированы. За вольфрам Салазар получал золото.

С помощью португальских поставок Рейх смог провоевать ещё пару лет. А благодаря нацистскому золоту фашистский режим Салазара пережил экономические и финансовые потрясения послевоенной эпохи. И, хотя часть золота имела еврейское происхождение, США не настаивали на его возвращении уцелевшим после Холокоста владельцам. База НАТО на Азорах была важнее.

Для любимых военных ничего не жалко

Генералов Салазар никогда не забывал и денег на них не жалел. В 1940–1950-е годы он провёл модернизацию армии и флота, благо бюджет позволял это сделать. Потом начались войны в колониях, и траты на военных увеличились в два, а потом и в три раза.

В основном технику закупали у США, Великобритании, Южной Африки и Канады. Самыми массовыми покупками стали танки: М4 «Шерман» (60 штук в 1953–1954 годах) и М47 «Паттон» (85 штук в 1953-м), а также самолеты — F-84 «Тандерджет» (109 штук в 1951-м) и F-86 «Сейбр» (50 штук в 1958-м). Все купленные образцы были либо б/у-шными, либо предоставлялись в качестве помощи от друзей по НАТО.

Надо же как-то склады разгрузить!

Вдобавок в разгар войн в колониях Португалии понадобилась бронированная колёсная техника. Во Франции в 1965 году были закуплены бронемашины типа 50 AML-60 в дополнение к уже стоящим на вооружении 50 EBR-75 и 28 EBR-ETT.

Военные расходы были небольшими, но даже их португальский бюджет не тянул. Прости-прощай финансовая стабильность и бездефицитный бюджет. Внешний долг, ясное дело, тоже попёр вверх.

Войны в колониях успешно угробили экономику страны — не считая нескольких сот тысяч жизней простых африканцев. Впрочем, кто их тогда считал?

Инсульт режима

На 80-м году жизни Салазара разбил инсульт. Страна нищала, в колониях шли войны, режим на всех парах нёсся к своему концу. Но всего этого Антониу не знал. Вплоть до своей смерти в 1970 году бывший диктатор получал газету, печатавшуюся в одном экземпляре, специально для него. В ней были исключительно хорошие новости. Так он и умер — уверенный, что его режиму ничего не угрожает.

Реальность помножила все его мечты на ноль.

Источник: https://warhead.su/2019/05/24/rezhim-salazara-mnogoletniy-portugalskiy-fashizm

Салазаровская Португалия (стр. 1 из 5)

Португалия, режим Салазара

Сергей Елишев

Португалия времён правления Салазара являет собой классический образец европейских авторитарных режимов XX века, где у власти находились и успешно реализовывали свои программы представители фашистских движений.

История существования в Португалии подобного режима, режима-долгожителя, представляет собой интерес не только для исследователей, занимающихся изучением истории европейского фашизма.

Данный исторический опыт актуален и для современной российской действительности, когда особенно остро встают вопросы о перспективах воссоздания основ гражданского общества и возрождения российской государственности.

Салазар

Начало XX века ознаменовало собой появление на европейской политической арене того феномена, который в настоящее время принято называть «массовым обществом» или «обществом потребления».

Рождение его, явившееся закономерным результатом развития западноевропейской культуры, сопровождалось ломкой традиционной, устоявшейся структуры общества и появлением ряда «либерально-демократических» и тоталитарных «химер».

Кровавая вакханалия, в которую ввергался мир вслед за этим, не обошла и Португалию.

В 1911 году в Португалии в результате республиканского восстания была свергнута Браганцская королевская династия и провозглашена республика. Вслед за этим на несколько лет страну охватила политическая и социально-экономическая нестабильность, сопровождаемая нескончаемой чередой смены правительств, инфляцией, ростом забастовочного движения и политического экстремизма.

За 17 лет от провозглашения республики до прихода к власти Салазара в стране сменилось более 40 правительств, было предпринято несколько попыток государственных переворотов, похищались и были убиты премьер-министр и ряд ведущих политиков Португалии. Участие Португалии с февраля 1916 года в Первой мировой войне на стороне Антанты обострила финансовый кризис в стране.

Парламентская республика, провозглашенная в Португалии в 1911 году, как форма правления показала свою полную несостоятельность и неспособность противодействовать разрушительным и деструктивным процессам, сопровождавшим процесс рождения массового общества.

Эффективное противодействие этим разрушительным процессам, поставившим португальское общество на грань начала гражданской войны, оказали представители португальского фашистского движения во главе с его основателем, самым известным португальским государственным деятелем XX века, профессором Коимбрского университета Антониу ди Оливейра Салазаром.

Антониу ди Оливейра Салазар родился 28 апреля 1889 года в семье трактирщика в селении Вимиейро из местечка Санта-Комба-Дан провинции Бейра-Алта.

Там, в сельской глубинке, он и проводит своё детство, будучи пятым ребенком в семье; помимо него у его родителей было четверо дочерей, старших сестёр Салазара. В 1908 году он поступает в иезуитскую школу, где показывает себя чрезвычайно способным и одарённым учеником.

После окончания школы, отказавшись от перспективы и возможностей карьеры священника, поступает на юридический факультет Коимбрского университета, старейшего университета Португалии.

В то время характерной чертой и особенностью политической жизни Португалии (в целом очень нетипичной для западноевропейских обществ того времени) являлось то, что университетские кафедры, в отличие от многих других институтов общества, были не только генератором идей, но и своеобразным оплотом португальских традиционалистов – консерваторов.

Салазар на протяжении всей своей жизни был глубоко верующим человеком, «добрым католиком», как сказали бы сейчас, а, соответственно, тоже консерватором по своим политическим убеждениям. На университетской кафедре он чувствовал себя «как рыба в воде».

Те, кто знал его лично, отмечали, что это был пунктуальный, деловой и целеустремлённый человек, ведущий скромный и аскетический образ жизни: пережив в юности неудачную любовь, он так и не нашёл счастья в браке, оставшись на всю жизнь холостым.

Свою политическую, а впоследствии и государственную деятельность Салазар воспринимал как свою наипервейшую обязанность, священный долг, состоящий в непрерывном и жертвенном служении отечеству.

Учась на первом курсе университета, он уже тогда зарекомендовал себя одним из самых активных участников созданного студентами-католиками «Академического кружка христианской демократии» (АКХД), блестящим оратором и серьёзным учёным.

После окончания университета в 1916 году Салазар становится одним из основателей партии «Католический центр», а вскоре на недолгий срок, за несколько дней перед парламентскими каникулами, после которых парламент был распущен, становится депутатом парламента от этой партии.

Параллельно с политической деятельностью Салазар активно занимается и научной работой: с 1917 по 1928 год он является профессором экономики Коимбрского университета, став одним из ведущих экспертов в финансово-экономической области.

В мае 1926 года в Португалии был осуществлён военный переворот, в результате которого к власти в стране пришли военные во главе с генералом Гомисем де Кошта.

Через месяц с небольшим, 9 июля 1926 года власть генерала Гомеса де Кошта была свергнута, а власть захватил генерал Антониу Оскару ди Фрагушу Кармона, объявивший себя президентом Португальской республики.

В Португалии установилась военная диктатура.

Салазар, авторитет которого к тому времени уже был достаточно высок, был сразу же назначен на пост министра финансов. Однако уже через три дня после назначения Салазар покидает его, давая понять военным, чтобы они определились, чего они хотят добиться своей политикой.

В феврале 1927 года генерал Кармона подавляет антиправительственное восстание, а вскоре 25 марта 1928 года избирается президентом республики.

К этому времени военные показали свою полную неспособность разрешить экономические проблемы, стоявшие перед страной, модернизировать экономику, снизить темп инфляции и преодолеть скудость бюджета.

Стабилизации экономики не помог и взятый у Англии заём взамен уступок в колониях: предоставлении привилегий в порту Бейра на Мозамбикском берегу сроком на 90 лет. Совокупность этих обстоятельств вынудила президента Кармона предоставить в 1928 году Салазару пост министра финансов, наделив его практически диктаторскими полномочиями.

Очутившись на посту министра финансов, Салазар в короткие сроки добивается экономической и социально-политической стабилизации внутри португальского общества. Успеху салазаровских реформ не помешал и вскоре разразившийся мировой экономический кризис, с последствиями которого Салазар умело справился.

Салазару впервые в истории Португалии XX века удалось быстро, за счёт строжайшей экономии, ликвидировать бюджетный дефицит, укрепить национальную валюту – эскудо.

Активно проводилось финансирование различных социальных (дабы снять социальную напряжённость в обществе) и экономических программ, направленных на модернизацию португальской экономики и росту производительности труда.

Была проведена налоговая реформа, ознаменовавшая повышение преимущественно косвенных налогов и обеспечившая увеличение положительного сальдо бюджета.

Салазар, не беря займы у иностранных государств, сумел сократить не только государственные расходы, но и государственный долг страны. В 1929 году около 40% расходной части государственного бюджета составили расходы по выплате долгов Англии – основному кредитору Португалии.

В 1930 году Салазар помимо исполнения им обязанностей министра финансов становится также министром колоний.

На этом посту Салазар сумел быстро добиться роста доходов и поступлений в государственную казну от португальских колониальных владений.

Взяв под свой контроль губернаторов колоний, он не только решил проблему злоупотребления последними своими полномочиями, но и сохранил колониальную систему для Португалии на несколько десятков лет.

Успешно проведённые реформы и наступившая вслед за ними социально-экономическая стабилизация в стране, подняли авторитет Салазара в Португалии на небывалый уровень. Салазар являлся общепризнанным национальным лидером Португалии.

В 1932 году президент Кармона назначил Салазара премьер-министром, фактически предоставив ему всю полноту власти в государстве. С этого момента, Салазар принялся осуществлять не только экономические, но и социально-политические преобразования.

Основной целью этих преобразований являлось установление в Португалии аппарата личной диктатуры, в которой он видел единственное спасение для португальского общества, верное средство ликвидации угрозы национальной безопасности.

Жесткий контроль государства над политической системой общества, умелое использование военной силы и карающей мощи государства – вот единственное, что в тех условиях могло остановить процесс «восстания масс» (рождения массового общества).

И Салазару удалось приостановить наступление «масс».

Результатом его социально-экономических и политических преобразований явилось установление в Португалии авторитарного режима, его политического детища, вошедшего в историю под названием «Нового государства».

«Новое государство» и корпорации

«Новое Государство» («Estado Novo») было создано Салазаром для достижения целей и решения задач, которые профессор стремился достичь и решить для своей страны.

К таковым относились: «…национальное единство; понимание важности семьи как ячейки всего общества, крепкая власть и уверенные в себе лидеры, приоритет духовных ценностей, должное уважение к каждому индивидууму, право на работу для каждого, обязательное стремление к нравственному совершенству, осознание сущности религиозной веры».(1, стр. 3). «Мы», — говорил Салазар, — «против всех форм интернационализма, коммунизма, социализма, синдикализма и всего того, что может раздробить, ослабить или разбить семью». «Мы…полны решимости создать корпоративное государство… и превыше всего хотим, чтобы наша система управления была национальной, чисто португальской…» (1, стр. 3).

Источник: https://mirznanii.com/a/352144/salazarovskaya-portugaliya

Booksm
Добавить комментарий