Понимание деятельности и ее всеобщих начал. Специфика в понимании социального субъекта

Понятие деятельности в социальной теории (стр. 1 из 2)

Понимание деятельности и ее всеобщих начал. Специфика в понимании социального субъекта

Т.А. Бакланова

Знакомит с философскими проблемами общественной деятельности и с главными чертами деятельности.

Согласно определению, деятельность — специфическая форма человеческого отношения к миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование (Огурцов А.П. Юдин Э.Г. Деятельность // Философский энциклопедический словарь М. 1988 с.

151). Целесообразность деятельности предполагает, что она является в той или иной степени рациональной, а точнее по определению Макса Вебера целерацио-нальной. Сосредоточим свое внимание на том, что есть деятельность вообще, в социально-философском понимании.

Не существует «деятельности» самой по себе — она имеет своего носителя. «Носителем деятельности является ее субъект, который ставит цели преобразования объективной деятельности (объекта), проводит это целенаправленное преобразование, то есть выполняет деятельности» (Давыдов В.Н. Теория деятельности и социальная практика // Вопросы философии, 1996, №5, с. 52).

Итак, деятельность представляет собой специфически человеческую форму активного отношения к окружающему миру, причем, «..в отличии от действий животного более или менее развитая деятельность человека предполагает противопостановление субъекта и объекта деятельности и вытекающее отсюда противопоставление логики человеческих целей и логики самого объекта..» (Юдин Э.

Г. Системный подход и принцип деятельности. М., 1978, с. 268). Иначе говоря, человек противопоставляет себя субъекту деятельности как вещь, которая должна получить новую форму и свойства, превратится из вещи в-самой-себе в продукт деятельности.

Сравнивая и анализируя отличие деятельности от поведения животных мы так же можем придти к выводу , что всякая деятельность человека является осознанной. Но участие сознания в процессе деятельности предполагает «…не просто осознанность, а планирование и предвидение возможного результата, наличие логической схемы.» (Никифоров А.Л.

Деятельность, поведение, творчество// Деятельность: теории, методология, проблемы. М., 1990, с. 59). Предвидение субъектом деятельности возникающего результата ведет к тому , что перед началом процесса деятельности сознательно ставится определенная цель.

Проще говоря, деятельность носит целенаправленный характер: деятельность приводится в движение целью, то есть пока нет цели — нет и деятельности, появляется цель — может начинаться деятельность. Более того, сознательно формулируемая цель является основанием деятельности.

Таким образом, деятельность есть осознанный и целенаправленный процесс, основой которого является субъект — объектное отношение.

Но в процессе деятельности можно выделить не только субъект-объектные отношения, но и субъект-субъектные, а также субъект-социальные.

Наличие этих факторов ведет к тому, что другой характерной чертой деятельности является ее предварительная продуманность. Действительно, после того, как цель поставлена, человек, как субъект деятельности анализирует, социальное и природное окружение, условия в котором ему придется самостоятельно действовать или взаимодействовать с другими «деятелями».

В зависимости от этого он выбирает способы и средства достижения цели, намечает последовательность своих действий. Формируется схема деятельности, которую обуславливают как внутренние (логические, когнитивные, психические, психологические), так и внешние (культурные, экономические, политические, религиозные) факторы.

В различных видах деятельности соотношение этих факторов отлично и может колебаться довольно значительно в разные стороны в зависимости не только от внешних условий и ситуаций, но и от внутреннего понимания задач и целей деятельности. Вместе с тем, отметим, что хотя цели и задачи деятельности (всеобщая структура которой «…включает в себя цель, средство, результат и сам процесс». Юдин Э.Г.

Системный подход и принцип деятельности. М., 1978. С. 286) являются ее элементами, их основание находится вне деятельности.

Итак, что же обуславливает цели деятельности? Прежде всего, это человеческие мотивы, идеалы, стремления и ценности.

Что касается мотивов, то они могут полагаться как на когнитивно-психологических (и даже аффектных и бессознательных) основаниях, так и на общественно-культурных.

Вопрос о соотношении когнитивно-психологических и общественно-культурных основаниях мотивации человеческой деятельности решался рядом исследователей по-разному.

Видный отечественный психолог А.Н. Леонтьев специфику деятельности видел в ее мотивированности. Причем, по его мнению, именно в этом состоит отличительная особенность деятельности. Следовательно, человеческая деятельность является мотивированной активностью субъекта.

Но, с другой стороны, мотивы и цели деятельности с точки зрения А.Н. Леонтьев, не совпадают: «Генетически исходным для человеческой деятельности, — утверждал он, — является несовпадение мотивов и целей.

Напротив , их совпадение есть вторичное явление: либо результат приобретения целью самостоятельной побудительной силы, либо результат осознания мотивов, превращающего их в мотивы — цели.

В отличие от целей мотивы актуально не осознаются субъектом: когда мы совершаем те или иные действия, то в этот момент мы обычно не отдаем себе отчета в мотивах, которые их побуждают» (Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М. 1975, с.201).

Таким образом, возникновение мотивов человеческой деятельности есть двухступенчатый процесс: первоначально появляются мотивы — интенции, которые затем оформляются и перерастают в мотивы — цели. Процесс перехода мотивов — интенции в мотивы — цели, по-видимому, обусловлен внешними (в том числе и социальными) факторами.

Вопрос о соотношении мотивов—интенций и мотивов—целей, стимулирующих человеческую деятельность может решаться и несколько по-другому.

Так, еще в первой четверти 20 века Максимилиан Вебер, ученый, который является крупнейшим специалистом в области философии, социологии, права и экономики, в своей теории социального действия по-разному определяет роль мотивов — целей и мотивов — интенций в четырех идеальных типах социального действия.

Итак, М. Вебер выделяет следующие типы:

• целерациональное действие (которое выступает через ожидание определенного поведения предметов внешнего мира и других людей и при использовании этого ожидания как «условия» и как «средства» для рационально направленных и регулируемых целей;

• ценностнорациональное действие (когда в основе действия находится сознательная вера в этическую, религиозную, эстетическую или же какую-либо другую ценность);

• традиционное действие (которое строится по определенным шаблонам и стандартам);

• аффектное действие (проявляющееся через эмоционально окрашенные аффекты и чувства).

Согласно Веберу, два последних вида действия не являются социальными действиями в строгом понимании явления, та как здесь наука не имеет дело с осознанным и положенным в основу деятельности смыслом. Действительно, аффектный и традиционный (первый особенно) базируются на целях — интенциях, которые, чаще всего, не перерастают в цели — мотивы.

Таким образом, если вспомнить, что в основу всякой деятельности положены цели, то получается, что, например, никогда нельзя назвать «деятельностью», больше всего, он совместим с понятием «активность». Несколько сложнее дело обстоит с традиционным типом социального действия.

Здесь мотивы — интенции возникают не под действием психических факторов (как при аффектной деятельности), а прежде всего, под влиянием общественных социокультурных установок. Однако отсутствие четко обозначенных рациональных целей превращают традиционное действие в «осознанную активность».

Только целе-рациональный и ценностнорациональный типы социального действия можно приравнять понятию «деятельность» (причем наиболее соответствует целерациональный). Здесь мотивы — цели наиболее сформированы и выражены. Таким образом, в теории М.

Вебера проведена четкая градация мотивов — интенций и мотивов — целей в четырех различных идеальных типах социального действия. Заметим, только два типа основываются на мотивах — целях, но во всех четырех типах присутствуют мотивы — интенции.

Теперь попытаемся выяснить, какие явления (психические и социальные) формируют мотивы—интенции, являющиеся, по сути дела, толчком человеческой деятельности.

Широко известна точка зрения 3. Фрейда, который помещал мотивацию человеческой деятельности в поле психологических оснований, а точнее, в область сексуальных инстинктов и влечений.

По сути дела, австрийский психиатр придавал настолько огромное значение инстинктивным мотивам человеческой деятельности, что считал, что «влечения, а не внешние раздражения являются настоящим двигателем прогресса» (Фрейд 3. Основные психологические теории в психоанализе. М.-П., 1923. С. 106).

Однако стоит подчеркнуть, что речь здесь идет не о мотивах-целях, а о мотивах-интенциях: Фрейд недвусмысленно указывал на то, что в основе почти всякой деятельности лежит сублимация человеческих желаний.

Позже эта идея перекочевала из психоаналитической философии в социальную теорию. В частности, американский социолог Уильям Айзек Томас еще в 20-е годы нашего века утверждал, что во время своей деятельности человек, в конечном счете, стремится к поискам удовлетворения, и что эти желания находятся в непрерывном конфликте друг с другом и с окружающей средой.

Теория «четырех желаний», которыми мотивируется деятельность, предполагает, что желания, подобные желанию безопасности и нового опыта, относятся к индивидуальным стремлениям субъекта деятельности; другие же желания — господства и признания — к социальной стороне деятельности. В своей работе, написанной совместно с Ф.

Знанецким, американский социолог писал, что «причиной социального или личностного феномена никогда не бывают только социальный или личностный феномен, но всегда сочетание социального и личностного феноменов». (У. Томас, Ф. Знанецкий. Методологические заметки // Американская социологическая мысль: Тексты. Под ред. В. И. Добренькова. М., 1994. С. 349).

Выдвинутое утверждение является основополагающим методологическим принципом социальных наук, а следовательно и ключом к пониманию мотивов деятельности.

Томас подчеркивал, что желания представляют собой универсальные человеческие стремления и конечной целью деятельности, а также то, что желания находятся в постоянном конфликте друг с другом и внешними социальным и природным окружением, причем постоянная борьба является источником эволюции и социального изменения.

Американский мыслитель обращал внимание на бесконечное многообразие субъективных мотивов, которые могут лежать за внешним однообразием форм поведения. В томасовской концепции речь идет о «конструируемой» индивидом ситуации его собственного поведения. Всякой деятельности, пишет Томас, предшествует «…

стадия рассмотрения, обдумывания, которую можно назвать определением ситуации. В действительности, не только конкретные действия зависят от определения ситуации, но и весь образ жизни, и самое личность следует из серии таких определений» (Thomas W. The unadjusted girl. Boston, 1923. P. 18 // Очерки по истории теоретической социологии XX столетия / Ю.Н. Давыдов. М.

, 1994. С. 209). Суть своей концепции Томас выразил в знаменитом афоризме, который Р. Мертон назвал «теоремой Томаса»: «Если ситуации определяются как реальные, то они реальны по своим последствиям» (Social behavior and personality. Thomas' contribution in social theory. N.Y., 1951. P. 14. // Очерки по истории теоретической социологии XX столетия / Ю.Н. Давыдов. М., 1994. С. 210).

Источник: https://mirznanii.com/a/187391/ponyatie-deyatelnosti-v-sotsialnoy-teorii

Понимание деятельности и ее всеобщих начал. Специфика в понимании социального субъекта

Понимание деятельности и ее всеобщих начал. Специфика в понимании социального субъекта

Определение 1

Деятельность – это целенаправленная активность человека, предполагающая преобразование условий его существования.

Категория деятельности выступает одной из основных для марксистской философии, а также отечественной философии и психологической науки. Деятельность понимается как специфический, присущий исключительно человеку вид активности, категориально отличающий от поведения животных.

Категориальным отличием деятельности от поведения, как животных, так и человека, является ее осознанный характер – деятельность всегда целенаправленна, т.е.

еще до ее начала человек рисует себе желаемый результат деятельности и сознательно стремится к его достижению, в то время как животных становление мотива не представляет возможным.

Деятельность выступает более узким понятием по сравнению с категорией поведения, которая включает в себя любые внешние проявления и активность человека, не только сознательную, но и неосознаваемую, например, невербальные средства выразительности, которые часто используются человек без самого факта осознания их использования, а также смутно осознаваемую, импульсивную активность совершаемую под влиянием стрессовых обстоятельств или в измененных состояниях сознания (действия в аффекте, опьянении, ажитация и т.д.).

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Структура деятельности содержит в себе три основных компонента:

Определение 2

Мотив – это опредмеченная потребность.

В основе любой деятельности лежит мотив или совокупность мотивов, которые выполняют ряд важных функций – пусковую, энергетическую, поддерживающую. Мотив формируется у субъекта не сам по себе, а на основании потребности, однако не тождественен ей.

Определение 3

Потребность – это состояние неравновесности между организмом и средой, острая нужда в чем-либо.

Потребность выражается прежде всего на уровне переживаний и часто может не осознаваться, либо осознаваться субъектом не полностью (чего-то хочется, но чего непонятно). Потребность носит дефицитарный характер, т.е. она указывает на недостаточность чего-либо, однако не дает представлений о путях ее удовлетворения.

Как только актуальная потребность сталкивается с подходящим предметом ее удовлетворения она преобразуется в мотив.

В отличии от потребности мотив всегда направлен на вполне конкретный результат (для сравнения: «Хочу есть» и «Хочу колбасы»), определенный эффект, который субъект будет стремиться достичь и который в свою очередь задает цель и пути ее достижения.

Определение 4

Цель – это идеальный образ конечного результата деятельности.

Постановка цели является следующим этапов развертывания процесса деятельности, а ее достижение конечным итогом. Цель выполняет в деятельности ряд важных функций – направляющую, оценочную, регулирующую.

Цель далеко не всегда совпадает в мотивом деятельности, если при удовлетворении простых, физиологических потребностей они могут оказываться монолитны (мотив «Хочу колбасы» — цель «нарезанная колбаса»), то в области социальных потребностей мотив и цель могут существенно различаться (мотив «Хочу получить одобрение» — цель «Выучить урок»). При этом функционирует механизм сдвига мотива на цель – когда цель после ряда ее успешных достижений, обретает собственную ценность и энергетический потенциал, и сама становится мотивом для деятельности (цель «Выучить урок» преобразуется в мотив «Хочу получать знания»).

Цель деятельности всегда осознана, однако степень ее конкретности может быть различна.

Хорошо проработанная цель включает в себя не только сам объект, но также и условия при которых он будет достигнут, что позволяет субъекту более полно и точно планировать свою деятельность.

Кроме того, по завершению деятельности ее результат будет сравнен с образом цели что повлечет за собой удовлетворение и завершение деятельности, либо неудовлетворение и попытки корректировки полученного результата.

Действие — это центральное звено деятельности.

В действительности деятельность имеет сложную структуру из множества действий, которые имеют не только частные, промежуточные цели, но также могут иметь и собственные мотивы, отличающиеся от генерального мотива деятельности в целом.

Действия могут быть развернутыми, осуществляемыми под сознательными контролем, так и автоматизированными, осуществляемым без участия сознания (перелистывание страниц, письмо и набор текста, трудовые навыки и т.д.).

Виды деятельности

В отечественной науке выделяется четыре основных вида деятельности:

  • обучение,
  • общение,
  • труд,
  • игра.

Игра является наиболее первичной формой деятельности осваиваемой ребенком.

С одной стороны, игра является способом освоения мира и переживания социального, профессионального опыта недоступного ребенку в условной форме (игры в магазин, дочки-матери, школу и т.д.

) С другой игра имеет свою специфическую ценность и значение, связанное с аффективным удовлетворением (азартные, компьютерные, настольные и прочие игры).

Обучение представляет собой специфический вид деятельности целью которого является усвоение комплекса ЗУНов с одной стороны и передача знаний, умений и навыков учащимся с другой.

Обучение невозможно без осуществления другого вида деятельности – общения.

Целью общения выступает не только передача информации, но также аффективно-поведенческий обмен и организация, координация деятельности субъектов в рамках группы, общества.

Без общения и обучения невозможно осуществления такой деятельности как труд. Труд преследует своей целью создание материальных и духовных благ и является социально-ориентированным, т.е. детерминирован такими потребностями, которые соотносятся с ценности социальной группы к которой принадлежит субъект.

Деятельность и социальный субъект

Понятие деятельности тесно связана с понятием социального субъекта. Деятельность сама по себе возникает в тот момент исторического развития человечества, когда возникает социум, т.е. начинается активное взаимодействие людей между собой и координация их усилий для достижения общих значимых целей.

Возникновение деятельности в онтогенезе также связано с процессом социализации ребенка, его включением с самого рождения в систему человеческих отношений и восприятие окружающими не как объекта ухода или педагогических воздействий, а как полноценного субъекта взаимоотношений. Копируя образцы поведения, демонстрируемые родителями, а также стремясь привлечь их внимание успешными действиями, ребенок постепенно осваивает систему деятельности, которая расширяется по мере его интеграции в социальную систему.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/ponimanie_deyatelnosti_i_ee_vseobschih_nachal_specifika_v_ponimanii_socialnogo_subekta/

Специфика субъекта и объекта в социально-гуманитарных исследованиях

Понимание деятельности и ее всеобщих начал. Специфика в понимании социального субъекта

В социально-гуманитарных науках (как и в естествознании) под субъектом научной деятельности принято понимать индивида – исследователя, автономного ученого или научный коллектив, научное сообщество, институт науки, действующий как «совокупный ученый».

Объектом научной деятельности в социально-гуманитарных науках предстает социальная реальность, которая в процессе репрезентации в системе научных понятий, абстракций, теоретических конструкций превращается в некий идеализированный объект и становится предметом исследования.

В зависимости от фиксированных в этом объекте признаков социальной реальности он выступает предметом исследования самых разных социальных и гуманитарных наук. Например, различные аспекты феномена человека изучаются и философской антропологией, и социологией, и психологией и т.д.

Специфика методологии научного исследования в социально-гуманитарных науках детерминирована спецификой самого объекта и предмета познания, каковыми здесь выступают общество, человек, культура.

Но предмет интереса ученого-гуманитария не предстает перед ним как фрагмент физической реальности в естествознании.

Он всегда выступает неким идеализированным объектом, являющимся, по своей сути, результатом сознательной человеческой деятельности, либо в нем, так или иначе, присутствует человеческий фактор.

В силу этого обстоятельства все гуманитарные исследования берут в расчет феномен человеческого сознания – язык, ценности, коммуникации, символы, общественные образования, культурные смыслы – весь спектр жизнедеятельности человека, связанный с его «сознательным одухотворенным бытием».

Однако исследователь-гуманитарий изучает это «сознательное, одухотворенное бытие» не непосредственно (как естествоиспытатель манипулирует с физической данностью природы), а опосредованно, в основном через текст, служащий проводником информации от объекта к субъекту. Современный философ и методолог науки Л.A.

Микешина с полным основанием называет текст первичной реальностью для гуманитарных дисциплин, поскольку анализ текста выявляет и создает предпосылки гуманитарных знаний.

За текстом, за нарративом, всегда стоит его автор, и он всегда – конкретный человек, представитель конкретной исторической эпохи, конкретной культуры, занимающий определенное место в социальной иерархии, носитель этических и эстетических ценностей, имеющий личные пристрастия.

Это обстоятельство коренным образом меняет отношения субъекта с объектом в социально-гуманитарном познании в сравнении с естествознанием, из бинарных, по определению Бахтина, они вырастают в «тернарные».

Это означает, что здесь между субъектом и объектом появляется взаимосвязь через систему ценностей – посредника, устанавливающего между ними – коммунитарные отношения.

И субъект теперь сам предстает в двуединости «Я» и «другой» – «автор и герой»; эти отношения Бахтин называет «архитектонической целостностью» (участное сознание с ценностными отношениями цельного человека).

Мы называем эти отношения субъектно-субъектными, поскольку в них проявляется не только «участная» когнитивная заинтересованность, дополняемая ценностным отношением познающего к познаваемому, но и коммунитарное отношение, основанное на принципе равнодостоинства, без чего не может состояться «открывание», открытие. Успешность, эффективность «узнавания», прочтения текста здесь прямо зависит от умения исследователя вступить в «диалог» с источником, правильно понять его и интерпретировать.

Таким образом, «репрезентация делает присутствующим, репрезентирует объект, который отсутствует». Репрезентация объекта как объективный, конечный результат исследования представляет собою сложную научно-исследовательскую задачу, как для историков, так и других гуманитариев.

Кроме текста, нарратива, в социально-гуманитарных науках существуют и другие источники знания.

К ним следует отнести сохранившиеся фрагменты прошлых культур и цивилизаций в виде храмов, предметов культа и быта, статуй, картин, украшений, орудий труда в камне, дереве, металле и конструкций машин, выражающих менталитет, идеалы и даже характеры людей, их создававших.

Источником знания может быть и устное слово, живущее в фольклоре, в народном языке, а может быть и живая речь современников исследователя. Источником знания для некоторых гуманитарных наук (психология, театроведение, и т.д.

) могут быть и невербальные средства общения людей (мимика, жесты), и формы и манеры их поведения. Источником знания может быть голос человека (его тембр, тональность), даже сам звук. Здесь невозможно перечислить всё многообразие «вещей», предметов и неких артефактов, созданных человеком.

Задача исследователя-гуманитария состоит в том, чтобы «прояснить» их предназначение, увидеть за знаками и символами их смысл и значение, потребности, интересы и ценности человека-создателя, понять мотивы, намерения, цели его деятельности, т.е.

получить цельное представление о феномене конкретного человека и его жизни в обществе и культуре, к которым он принадлежит. Это позволит ученому выделить неповторимое, индивидуальное из общего, называемого историей социума.

Методологу науки при этом не следует забывать, что сам исследователь (как, впрочем, и методолог) укоренен в своем социуме и культуре, как часть в целом, и обладает соответствующим этому целому «горизонтом» социального опыта (Гадамер), влияющим на выбор научных образцов, подходов, оснований, критериев и норм исследований, предпочтение ценностей, смыслов, от которых зависит репрезентация объекта познания, каковым может выступать общество, культура, сам человек, его социокультурное бытие. Это обстоятельство порождает присутствие фактора субъективности, влияющего на результаты исследования, его невозможно преодолеть (и нет такой необходимости). Проблема состоит в том, чтобы определить границы между субъективным и объективным как в источнике, так и в самой когнитивной рефлексии над ним и найти формы оптимального синтеза, сохраняющего уникальное, авторское и в то же время отражающие сущность предмета исследования в соответствующем социокультурном контексте.

К средствам научного исследования в социально-гуманитарных науках следует отнести прежде всего язык и различного рода знаковые средства (риктограммы и т.п.), а также методы познания, общенаучные и специальные (в зависимости от специфики изучаемого объекта).

Следует отметить также изменение средств научной деятельности в связи с применением в науке (и не только в естествознании) информационных технологий, в том числе выход через персональные компьютеры в Интернет и открывшиеся возможности обмена информацией с научным сообществом, получения новых знаний через базы данных в электронных библиотеках, электронных журналах, а также участия в Интернет-дискуссиях, конференциях, получения консультаций и т.п.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/19_15289_spetsifika-sub-ekta-i-ob-ekta-v-sotsialno-gumanitarnih-issledovaniyah.html

Booksm
Добавить комментарий