Политическое мировоззрение

Политическое мировоззрение и идеология

Политическое мировоззрение

Политическое мировоззрение и идеология как духовно-социальные течения в общественной мысли органично взаимосвязаны между собой и даже неотделимы друг от друга.

Политическое мировоззрение есть не что иное, как система ценностей, отражающая в сознании людей объективные связи и отношения, которые складываются в том или ином обществе.

В результате философского осмысления сути государственной власти и характера общественно-политической деятельности людей личность осознанно «приспосабливает» познание мира общественного бытия к своим интересам и жизненным позициям, планам и идеалам.

Таким образом, объективные знания об обществе превращаются в субъективные политико-мировоззренческие позиции различных общественных классов, социальных слоев, групп. Политическое мировоззрение, будучи теоретически выраженным знанием, становится идеологией, то есть рационально осознанным интересом.

В общественном сознании наряду с политическим мировоззрением важное место занимает и идеология, которая предполагает теоретическое отображение группового или общественного интереса.

Поэтому главнейшей задачей управленческих структур является выработка государственной идеологии и обеспечение развития общества в соответствии с ней.

Учение об идеологии разработано относительно давно, мыслителями VIII века — врачом Пьеро Кабанисом (1757-1808) и экономистом Детюстом де Траси (1754-1836). Соответствующим термином они обозначили систему социальных идей и идеалов, которые порождаются чувственным опытом.

Именно эти идеи, по их мнению, теоретически отражают самые глубинные интересы и потребности больших общественных групп. Поэтому социальная философия и все гуманитарные науки в разной степени идеологичны из-за своей мировоззренческой и аксиологической направленности.

Социальная философия, будучи единственной гуманитарной дисциплиной, которая исследует и оценивает всю смысловую сферу жизни и деятельности больших групп людей, на теоретическом уровне характеризует главные тенденции общественной деятельности разных общественных групп, эффективно влияя на выработку и закрепление в общественном сознании морально-политических ценностей и нравственно-этических норм общественного поведения. Вместе с политологией воздействуя на содержание всех идейно-воспитательных процессов в обществе, социальная философия стала высшим интеллектуальным генератором идеологии и политики во всех сферах жизни, в том числе и в сфере медицины.

Та идеология, которая философски рассматривает все политические изменения в обществе как социально-культурные процессы, позволяет понять фундаментальные причины происходящих событий в разных общественных сферах.

Будучи относительно самостоятельной, она оказывает активное обратное воздействие на философское сознание, на развитие других форм общественного сознания — права, морали, искусства и т.д.

Однако главное ее назначение состоит в том, чтобы придавать всем формам общественного сознания ясную классовую определенность, социальную позицию, предельно четко подчеркивая корпоративный интерес, который идеология порой выражает даже сильнее, чем наука стремится к истине.

Пожалуй, именно это обстоятельство и обостряет борьбу между философией и различными политическими учениями. Так, еще русский философ и медик Л.Е.

Оболенский (1845-1906) в начале XX века писал, что «эта борьба компрометировала философию, давая возможность думать, что там, где нет единства, где вечные разделение и вражда, там не может быть силы, не может быть истины» [8]. Но дело не в самой идеологической борьбе, а в формах ее ведения, которые зачастую представлены не теоретическими диалогами, а кровавыми столкновениями.

Идеологическая борьба в принципе исторически неизбежна.

Она будет вестись до тех пор, пока человечество будет раздроблено на множество различных социальных групп, каждая из которых имеет собственные интересы и ценности и отстаивает свое право если не на господство в обществе, то, по крайней мере, на сосуществование с другими в свободном и толерантном человеческом общежитии.

В первом случае представители той или иной идеологии добиваются полного вытеснения всех других духовных ценностей, а во втором — допускают сосуществование разных ценностных структур.

Очень часто в обществе осуществляется массовое идеологическое воспитание и перевоспитание граждан, а иногда носителями идеологии становятся небольшие группы людей. Без объединяющей идеологии общество является конгломератом индивидов, объединенных условными связями. История культуры свидетельствует об огромной роли идеологии в жизни человечества. И в наши дни интересы обеспечения благополучного будущего вынуждают людей все больше считаться с ней.

Само понятие «идеология» за двести лет своего существования, естественно, претерпело немало качественно-смысловых изменений, но основы ее остались прежними и даже прочно укоренились во всех формах общественного сознания.

Речь идет о теоретически систематизированном групповом интересе. Такой интерес связан с общественной природой человека, которая имеет отношение к удовлетворению естественных человеческих потребностей: материальных и духовных.

Идеология, воздействуя практически на все формы общественного сознания, защищает особые интересы различных социальных групп.

Таким образом, в наше время под идеологией понимают совокупность тех общественных принципов, мыслей и идей, которые в теоретической форме закрепляют корпоративный интеpec, пронизывающий все без исключения формы общественного деяния, но особенно политику.

Все профессиональные идеологии, независимо от их целевой направленности, имеют ярко выраженный субъективный характер по причине закрепления в них различных интересов реальных общественных и политических сил в контексте их философско-мировоззренческого измерения, что, несомненно, сказывается и на#характере идейно-политического влияния на сознание граждан и общественные движения. Идеологии всегда защищают интересы, которые неформально объединяют людей в конкретные сообщества: партии, организации, движения. При этом стоит подчеркнуть, что такое объединение далеко не всегда осуществляется исключительно по классовому признаку (хотя в классовом обществе он определяющий), но и по научному, и по производственному, и по религиозному. Так, Блез Паскаль (1623-1662), французский ученый, философ, еще в XVII веке, размышляя о непримиримых воззрениях сторонников различных религий, обнаруживает, по сути, идеологическое состояние сознания: «Все люди по природе своей ненавидят друг друга. Они как могли использовали свои страсти, чтобы заставить их служить общественному благу. Но это только притворство и подделка под милосердие…» [9].

Идеология, будучи весьма конкретной по содержанию, всегда емко отражает все новые социальные подвижки в культуре: искусстве, науке, медицине, политике, воспитании. Невзирая на естественное и неизбежное бытие идеологии в общественной жизни людей, отношение к ней далеко не всегда является адекватным и однозначным, варьируя от восторженного до ненавистного.

В связи с этим возникает ряд вопросов. Почему, например, в 60-е годы провозгласили конец идеологии, а в 80-е воззвали к ее восстановлению? Отчего в середине 90-х (с распадом СССР) в России идеология была фактически запрещена, а в настоящее время все громче звучат призывы создать единую государственную идеологию? Есть только один ответ на эти непростые вопросы.

Дело в том, что речь все время шла о противоборстве разных идеологий: буржуазной и социалистической, то есть о соперничестве индивидуализма и коллективизма.

Идеология, являясь теоретическим оформлением общественных взглядов, мыслей, идей, позиций больших групп людей, отражающих их наиболее значимые интересы, получила философское обоснование через оценку системы морально-этических ценностей, господствующих в обществе с той или иной формой собственности.

Здесь стоит вспомнить мысли Г.В. Плеханова, идеолога и основателя российской социал-демократии. Он еще в 80-е годы XIX века на базе осмысления неразвитости русского капитализма сделал вывод о весьма отдаленных перспективах социалистического строительства в России. В.И.

Ленин как идеолог социализма также считал, что никакие исторические особенности России не избавят ее от действия социально-экономических законов, открытых К. Марксом. Поэтому даже после свершения Октябрьской революции В.И.

Ленин прекрасно понимал, что она не дала и не могла дать возможности немедленного перехода к социализму. Возникла необходимость в длительном переходном периоде государственного капитализма.

Ленин доказывал, что госкапитализм сохраняет крупное производство, обуздывает частный капитализм, являясь противоядием в борьбе с анархической стихией рынка, и тем самым содействует государственному управлению экономикой.

Как известно, идеология эволюционного преобразования России с разрушенной Первой мировой, Гражданской войнами и Интервенцией экономикой в социалистическую страну нашла свое выражение в новой экономической политике.

Перед партией коммунистов встала задача спасения России от последствий прогнившего абсолютизма. Решить ее можно было лишь путем следования через госкапитализм и демократизацию власти. В.И.

Ленин предупреждал, что этот естественный ход развития страны может пресечь бюрократия. К сожалению, так и случилось. В стране был действительно построен социализм, но не научный и не государственный (как порой говорят), а административно-бюрократический.

Партийно-советская власть в стране настолько обюрократилась и оторвалась от народа, что практически никто не встал на ее защиту в августе 1991 года.

Идеология, пронизывая своим содержанием как государственную политику, так и все формы общественного поведения, является жизненно необходимым структурным элементом власти. Более всего она проявляется в сфере общественного воспитания, образования и здравоохранения. Поэтому необходимо не избегать идеологии, а формировать ее на базе передовых политических интересов.

Она должна вобрать в себя комплекс прогрессивных идей о социальной природе человека и общества, отражая социальные интересы его большинства. Кроме того, в единой государственной идеологии России должны обязательно выражаться социальные интересы отдельных групп населения, особенно сообществ специалистов в различных областях научной и практической деятельности.

Идеологически направленное развитие общества и отдельных его структурных форм не может обойтись без соответствующей системы государственного управления.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://progs-shool.ru/obshhij-kurs-filosofii/536-politicheskoe-mirovozzrenie-i-ideologiya.html

Психология политического мировоззрения

Политическое мировоззрение

Наше отношение к истории сугубо психологично. Мы можем готовить и воспевать революции. Можем ратовать за строгий порядок и высокую государственность.

Можем бояться перемен и потрясений – быть консерваторами.

Как мы приходим к этой политической позиции? Только ли из-за влияния окружения единомышленников? С бухты-барахты? Вследствие, какой-то особой нравственности? Или из-за оглядки на две предшествующих нам эпохи?

Начнём, с так называемого, золотого века. Его последователи несут в себе энергетику эпохи сохраненияиконсервирования устоев, которые нужно иметь(!) к моменту консервирования.

Тут всё и слабая переносимость новых революционных идей, что способны поколебать существующий мир и свобода слова, как критика глобальных потрясений и завинчивания гаек, бытовавших в прошлом.

Их постепенно раскручивают, от того-то революционные идеи большую свободу и получают.

Ну… стандартно: мир, благоденствие, варение в собственном соку, «анализирующие себя мыши», достаточно кровавая борьба за сохранение существующего порядка с теми, кто принадлежит иной эпохе, смерть во имя сохранения мира, так как он — божественен.

Борьба эта, кстати, чаще всего ещё и не на своей территории проходит.

В эту эпоху никого не услышат, не захотят услышать, ведь всё что бы ни говорилось, говорится лишь с целью мутить воду, виденье мира же омрачено лишь влиянием подстрекателей-революционеров.

Но, да, на «разговоры на кухне», пока это разговоры «на кухне», будут смотреть сквозь пальцы из-за страха привести общество к глобальным потрясениям. Шарахнут какого-либо революционера чуть позже. Когда эти «анализирующие себя мышки» дойдут до мысли, что этот революционер – «мышь отверженная», а, следовательно, Враг, они его всеми силами постараются уничтожить.

Эпоха не целостна. Идёт разделение: мы – за мир, а они, революционеры-анархисты, революционеры-государственники хотят воевать. Мы – сохраняем, они – рушат, тут даже неважно зачем, просто рушат. Против нас тирания и анархия.

Красота эпохи в видимом благоденствии, «построенном рае», а ужас там — по углам, куда загоняют «отверженных мышей», а, ну и да, «анализирующие себя мышки» от жизни отказываются, устают они от неё, не выдерживая болота обыденности.

Они впадают в мрачное депрессивное уныние из-за невозможности отказаться от своих необузданных желаний, соседствующих с пониманием, что жизнь отличается от их представлений, а воплощение желаемого ведёт к противостоянию.

Тут вся изюминка в соседстве борьбы за мир с жестокостью направленной на тех, кто, по их мнению, миру угрожает.

Психология революции

Далее следует энергетика чистой революции, беспощадного слома старого мира во имя нового. «Весь мир насилья мы разрушим до основания, а затем… кто был ничем, тот станет всем».

Разумеется, революция даёт величие образа в истории, даёт непродолжительную власть, одним рывком изменить мир, но и пожирает своих детей. «Но неизменны судеб законы и якобинцы друг друга съели, как скорпионы». Это энергетика больших и маленьких процессов.

Сколько длилась неолитическая революция и насколько долог тот же Майдан?

Это – слом общественный. Это — слом культурный. Это — (всегда в отдалённой перспективе!) качественное изменение жизни, потому что ошибки, привёдшие к революции, придётся учесть, а, значит, жизнь всё же улучшится в итоге. Это – смерть во имя идеи. Она — божественна.

Революция отрицает старое, как изжившее себя, она нацелена в будущее. Это всегда процесс динамичный в своей основе, это путь от идеи к самопожиранию и вновь к идее, но уже другой.

В одной сфере уже, возможно, она пожирает себя, а в другой только вспыхнула искра идеи. В этом она вся.

Её нельзя остановить, – как остановишь раскалённый поток? – но можно направить в нужное русло, признав идею и занявшись её воплощением.

Революционеров, светочей нового, редко признают прижизненно. Прижизненно они – баламуты и нарушители спокойствия. Они жестоки в своём разрушительном устремлении вперёд, приносящем раскол, сумятицу и хаос. Им не знакома жалость ни к себе, ни к окружающим. Они могут бояться и трусить до действия, после него, но не в момент.

Революциябожество своенравное, многое сулящее, но, в тоже время, беспощадное к своим последователям. Во время неё никого не услышат, не до того будет, более насущные проблемы существуют.

Не согласны? Значит, вы — гнилой интеллигент и в своём гуманизме не можете понять, что нынче иголка стоит дороже жизни и нужны не высокие идеалы гуманизма, а, хотя бы, еда.

И, вообще, вы – консерватор и мазохист, в своём смирении и не желании видеть новые перспективы.

Эпоха красива своим началом, рождением идеи, искрой того пламени, из которой возьмёт свое начало мировой пожар, и ужасна хаосом и смутой самопожирания.

Энергетика государственности, послереволюционного завинчивания гаек, – есть энергетика внедрения идеи в жизнь, энергетика её использования. Это – революция сверху. Это — прогрессивизм реформаторства. Жестокое, из-под палки, когда мотивирование не работает, движение вперёд.

Это — итог борьбы между революционерами-анархистами и революционерами-государственниками, не вечно ж хаосу и смуте главенствовать, пора и порядок наводить, а после революционной вольницы его придётся насаждать стальной рукой в шёлковой перчатке.

Это – тайные полиции и эстетика тоталитаризма. Это – чёткие идеологии. Это – преодоление длительного пути в сжатые сроки. Это – жесткая эффективность требования момента. В подобное время признаётся и возвеличивается прошлое, однако с будущим возникают определённые проблемы.

Впереди угасание идеи.

Что делать энергетике? Новой идеи для воплощения нет, а вариться в собственном соку, она не способна в силу своей деятельной натуры. Что делать? Только тщетно пытаться остановить время, запрещая критику.

Ведь не предлагается ничего нового: «Критикуя – предлагай, предлагая – делай, сделал – отвечай».

Эпоха так же даёт своим детям власть и свершения, но они должны быть готовы к постоянным чисткам «рядов партии» и возможности в любой миг сорваться с пьедестала.

В эту эпоху можно воплотить любые мечтания, — любую идею! – вот только платишь ты за это собой. Ты должен весь отдаться делу, быть готовым погибнуть во имя него, ведь оно – божественно, в противном случае тебя не признают, бросят, оставят, — предадут? — в попытке найти своих людей, готовых за дело, мечту, сложить голову.

Вы должны изыскивать любые наименее затратные пути достижения цели. Такие люди жестоки, жестоки опять-таки и к себе и к окружающим. Они способны порой поступиться выгодой стратегической ради выгоды тактической.

Обмен души на власть? Нет. Человечности на исполнение задуманного. Дело таким людям важнее их самих. Себя они видят практиками, а не пустыми демагогами.

Остальные для них – сдерживающий фактор, не дающий воплотить рабочие идеи в жизнь.

Эпоха восхитительна величием свершений и реальным ощущением результата своих действий, но она же, и отвратительна эффективной подлостью мер.

Тут круг замыкается, — неважно минул день, век, тысячелетие или прошло миллион веков — мы возвращаемся в исходную точку бытия, нужна оттепель, впереди — золотой век застоя. Который подводит итог и переоценивает сделанное.

Идея отжила своё – смерть ей! Разрушение образа старых революционеров, как идеи, давшей государственникам и бюрократическому аппарату власть. Тут характерна попытка исправить, излечить, припасть к истокам.

Припадут… тогда, и родится новый революционер, с новой идеей, ждущей своего воплотителя.

Марина Кучер

Источник: https://japsix.ru/psihologiya-politicheskogo-mirovozzreniya/

Мировоззрение и идеология: партнеры или антиподы?

Политическое мировоззрение

Большинству партий современной Европы предстоят сложные времена. Им придется искать новых партнеров, видоизменять идеологию и программы. Скла­дывается впечатление, что выхода из тупиковой ситуации, когда социальные груп­пы многообразны, а избиратель не постоянен, просто не существует. Исследовате­ли должны будут писать либо о кризисе партийно-политических систем, либо об их эволюции.

В чем же на самом деле проблемы политических партий в новейшее время?

Насколько необходимо им сегодня мировоззрение?

Мировоззрение и идеология: партнеры или антиподы?

Известно, что в политике речь идет о производстве и распростране­нии новых политических решений1. В основе политического действия, как правило, лежит стремление не до­пустить социальные конфликты, разре­шить их как можно быстрее и эф­фективнее, а в крайнем случае, и пода­вить.

Усложнение общества, дифференци­ация его элитарного слоя привели к не­обходимости по-новому организовать национальное политическое простран­ство, обеспечить прогнозируемый до­пуск различных элит к власти.

СИНДЕЕВ Алексей Александрович — докторант Института Европы РАН, кандидат историче­ских наук, доцент. E-mail: asin74@list.ru

Ключевые слова: политическая партия, политическое мировоззрение, ХДС, А.Меркель, Кельн­ская программа, решения партийного съезда в Лейпциге.

До середины XX в. данные процес­сы происходили в рамках нацио­нальных государств. Политическая сфера требовала выделения специаль­ных идей, ценностей, их систематиза­ции, представления и борьбы за вопло­щение.

Появились политические миро­
воззрения, демонстрировавшие систем­ный взгляд на особый (властный) сег­мент действительности, ориентировав­шиеся на массы и сохранявшие в поли­тике и политиках, несмотря на транс­формационные процессы Нового вре­мени, религиозное и философское видение мира. Они исходили из доми­нирующего властного начала в обще­стве, возможности управления после­дним. Необходимо подчеркнуть, что участия в политике различных соци­альных групп до рождения данного типа мировоззрения, появившегося на Западе благодаря секуляризационным процессам XVIII и XIX вв., не было.

Ведь если религиозное мировоззре­ние являлось заданным и статичным, а философское, допустив множествен­ность интерпретаций, характеризова­лось плюрализмом в понимании мира, то политическое мировоззрение, соеди­нив в себе абсолют (стремление к цели, принципы) и разнообразие, заменило привычные когда-то автономные фигу­ры проповедника и философа фигурой политика-философа, политика-пропо­ведника.

Эволюцию от религиозного и фило­софского мировоззрений прежних эпох к политическому мировоззрению Но­вого и Новейшего времени легко дока­зать и тем, что первоначально появи­лось всего лишь три системы:

—     либерализм;

—     консерватизм;

—     социализм/коммунизм.

Первые две ориентировались на ви­доизменение традиции в период ста­новления и развития капитализма, то есть имели в принципе одинаковое представление о прошлом и схожие ценности; последнее стало антиподом капитализма, антитрадиционалист­ским, отрицающим прошлое новатор­ством.

Политическое мировоззрение как таковое — исходный продукт буржуаз­ного общества2. Понятие «идеология» уместно употреблять лишь тогда, ког­да нужно подчеркнуть определенный этап бытия политического мировоззре­ния.

Идеология иллюзорно динамична; она относительно быстро исчерпывает собственный минимальный идейный потенциал.

Значительную роль в попу­ляризации идеологии играет инстру- ментализация политического мировоз­зрения, проявившаяся в распростране­нии партий [1].

Партийные лидеры сознательно уп­ростили мировоззренческие аспекты, сделав их понятными для большинства. При этом системность взглядов ушла в прошлое, а на первом плане оказались интересы, которые как основа для дол­говременной успешной политической деятельности более чем ненадежны.

Межпартийная борьба привела к даль­нейшему упрощению идейной состав­ляющей в идеологиях.

К тому же она способствовала дополнительной диф­ференциации общества, которая, в свою очередь, потребовала появления все новых партий и идеологий, но уже не под социальные группы, а под непо­стоянные интересы электората.

Подобные процессы увели партии от развития политического мировоз­зрения, заставили заниматься тактиче­ской борьбой, а затем осознать и сле­дующее: большинство в оди­ночку не удастся получить ни одной из них.

Господство идеологий в политике привело к массовому распространению особого типа — политика-менеджера. Он не убеждает, он управляет, он предъявляет некоторые формулы. Главный его аргумент — внушить страх перед нарушением стабильности рабо­ты системы, правовых институтов [2]. Политик-менеджер любит указывать на вину другой, когда-то правившей, партии.

Таким образом, появлению партий и идеологий способствовали полити­ческие мировоззрения. Первоначально идеологии являлись вторичным про­дуктом, средством донесения полити­ческого мировоззрения до масс.

В на­стоящее время они остались единствен­ной господствующей формой система­тизации идей. Проблема не в том, что идеология — это упрощение, необходи­мое в силу практической работы с на­селением.

Проблема заключена в том, что политические элиты потеряли ме­ханизмы воспроизводства мировоз­зренческой традиции (как содержатель­но, так и с точки зрения средств ее пе­редачи).

И это притом, что теперешний уро­вень образованности населения вряд ли требует в массовом масштабе постоян­ных идейных упрощений через идеоло­гии. Современные западные политики- менеджеры в этой связи оказались в своеобразном капкане:

—     с одной стороны, потеряв миро­воззренческую составляющую соб­ственной деятельности, они не могут работать стратегически и вынуждены реализовывать не цель и направление, а цели и множество направлений, идти по пути не стратегии, а тактики;

—     с другой — население недовольно их постоянно видоизменяющимися так­тическими ходами. Избиратели требу­ют реализации цели, ответственности, направления, предъявления результа­тов. Недовольство политикой возрас­тает, параллельно с этим усиливается и кадровый голод в партиях.

В послевоенной Западной Германии демократическая политическая элита времен Веймарской республики, при­шедшая к власти, еще владела дискурс- ными особенностями предъявления по­литического мировоззрения.

[1] Речь идет о желании как можно быстрее реализовать некий комплекс идей, сориентироваться на избирателей3.

[2] Изучению политика-менеджера посвящено большинство исследовательских работ последних лет. Показательна подборка, представленная в хрестоматии, изданной ИНИОН РАН (Партии и выборы. Хрестоматия. Части 1-2. М.

, 2004). В них рассмотрены теоретические и методологические аспекты сравнения политических партий и партийных систем, суть социально-политических разме­жеваний, современные тенденции в развитии политических партий.

Источник: https://www.bygeo.ru/geoliteratura/512-mirovozzrenie-i-ideologiya-partnery-ili-antipody.html

Booksm
Добавить комментарий