Почвенничество

Почвенничество — это что? Основные принципы и представители почвенничества

Почвенничество

Почвенничество — это литературная школа и философское мировоззрение, сложившееся в шестидесятых годах XIX века. Основы учения базировались на идеях журнала «Москвитянин», которым руководил А. Григорьев.

В литературе почвенничество – это в первую очередь Ф.М. Достоевский. Своим огромным авторитетом он привлек особое внимание к одному из многочисленных направлений в культуре.

Среди писателей XX века к почвенникам относили Валентина Распутина, Василия Шукшина, Солженицына.

Определение

Довольно трудно дать точное определение литературному направлению, отцы-основатели которого особо не заботились о выработке четкой программы и декларации своих принципов.

Многими справедливо отмечается схожесть почвенников со славянофилами, которые видели для России собственный путь цивилизационного развития, отличный от западноевропейского.

Однако сами почвенники отвергали свою принадлежность к этому лагерю, выдвигая собственные концепции в философии и в литературе.

Почвенничество – это в первую очередь стремление рефлексирующих интеллигентов обратиться к своим корням, почувствовать сопричастность к собственному народу, который представлялся в XIX веке мистической тайной. Главной целью почвенников было слияние всех слоев общества на основе общих идей, якобы свойственных русскому народу.

Объединение «просвещенных классов» с «народной почвой» виделось на фундаменте традиционных ценностей и православия. При этом почвенниками не отвергалась и европейская культура, достижения которой не предавались сомнению, в чем и заключалось их главное расхождение со славянофилами.

Период правления Александра II стал временем глубоких общественно-политических реформ в стране, не доведенных, однако, до своего логического завершения.

Конституция, демократическое переустройство – все это так и осталось в области надежд.

Тем не менее власти ослабили гайки, стало можно выражать на страницах периодических изданий самые разнообразные взгляды, в корне отличавшиеся от общепринятых.

Шестидесятые годы, начавшиеся с освобождения крестьян от крепостного права, стали временем жарких и непримиримых дискуссий, разгоревшихся между западниками, славянофилами и почвенниками. Первые смотрели в сторону Европы, вторые ратовали за особенный путь России. С почвенниками все было значительно сложнее.

Вполне резонно они указывали на то, что в России к девятнадцатому веку сложилась ситуация, когда в одной стране параллельно проживали представители практически двух абсолютно разных народов, несмотря на общее название «русские».

Петровские реформы преобразовали высшее общество на европейский манер, однако крестьянская масса, составлявшая основное население страны, оставалась верна традиционному укладу жизни.

Вчерашние крепостные, практически рабы, они жили так же, как их предки за пятьсот лет до этого.

Достоевский и его последователи вполне обоснованно видели в таком положении серьезную угрозу национальному единству и выдвигали собственные рецепты спасения. Почвенничество – это поиск некоего связующего элемента, способного воссоединить разделенный, по сути, народ.

Как все начиналось

Одним из отцов-основателей нового идеологического учения был А. Григорьев, ведущий критик журнала «Москвитянин» в 1850-56 годах.

Соглашаясь со славянофилами во мнении об особом пути России, он, тем не менее, возражал против выдвигаемой ими абсолютизации крестьянской общины.

Растворение творческой личности в общей массе было недопустимо, по мнению уважаемого критика, и он предлагал собственное альтернативное видение идеального общества.

При этом Григорьев и его товарищи тогда еще не называли себя почвенниками, название это пришло позднее.

Еще в 1847 году К.С. Аксаков, один из многих рефлексирующих интеллигентов, сокрушался по поводу того, что он и его современники совершенно отделены от народа, словно растение, вырванное из земли. Этот своеобразный мем очень сильно понравился Ф.М. Достоевскому, который с удовольствием использовал образ интеллигенции, оторванной от народной почвы.

Идеологическое оружие классика

Федор Михайлович отличался своеобразными взглядами, которые не вписывались ни в одну идеологическую концепцию, поэтому он решил вместе с братом основать собственные издания, где смог бы проповедовать свое видение мира. Почвенничество – это культурное учение, развивавшееся на страницах журналов «Время», «Эпоха», которые стали рупором идей почвенничества Достоевского и прочих фанатов «особого пути».

Собственно, классик мировой литературы так и не свел в единую стройную систему свои взгляды на общество и культуру, своеобразное «евангелие от Достоевского» можно составить из его отдельных высказываний по определенным темам.

Принимая в целом программу славянофилов, он резко расходился с ними в вопросе отношений личности и общества. Великому художнику была противна сама мысль о полном растворении живой, творческой индивидуальности в аморфной крестьянской общине.

Здесь он уже смыкался с западниками, отдавая дань европейской культуре и положительному влиянию искусства на человека. Он призывал интеллектуалов обратить внимание на далекий от них народ, описывать его быт, нравы, изучать потребности.

Ключевой здесь была идея смирения перед старой Русью.

Взгляды на общество

Достоевский отвергал идеи социализма, кроме того, его последователи были схожи в стремлении обличения «гнилого Запада», что становится популярнейшей доктриной в России с неумолимой периодичностью.

Традиционные бездуховность и аморальность, опасные социалистические идеи с одной стороны и буржуазность с другой – все это приводилось в качестве доводов к неприятию западного пути.

При этом не оспаривалась ценность европейской культуры, ее влияние на Россию.

Основные принципы почвенничества по отношению к обществу заключались в возвращении к традиционным формам – общине и земству. Соборность и православие – вот путь, который должен объединить мужиков и дворян согласно мнению Федора Михайловича. Такие кошмарные пережитки, как крепостное право и прочие формы закабаления, должны быть отменены.

Критика

Представители почвенничества часто становились объектами критики со стороны либеральных и радикально-демократических кругов. Идиллия, рисуемая почвенниками, казалась нигилистам весьма сомнительной, они требовали от идеологических оппонентов представить конкретную программу действий по исправлению положения народа, а не жалкую подачку в виде концепции «малых дел».

Тем не менее в те благородные времена «либералы» и «патриоты» относились друг к другу с уважением, высоко оценивая личные качества друг друга. Комментируя уход из жизни Григорьева, революционный демократ Писарев причислял того к последним гигантам русского идеализма.

Особенно язвительными были высказывания Антоновича. Он справедливо указывал почвенникам, что свой патриотизм, идею особого пути и неприятие «гнилого Запада» они непринужденно обосновывают языком немецкой философии. Из этого он заключает, что идеи почвенников полны взаимоисключающих параграфов и противоречат друг другу.

В общем, почвенникам доставалось от всех: демократы их критиковали за мракобесие и наивный идеализм, славянофилы – за страсть к европейской культуре, консерваторы – за призывы к пересмотру сложившегося устройства общества.

Серебряный век и почвенничество

После смерти Григорьева и Достоевского интерес к теоретическим изысканиям почвенничества утих, на первый план вышли главные направления общественной мысли – марксизм и толстовство.

Лишь в 1902 году А. Блок обращается к подзабытым идеям почвенников.

В 1916-м он публикует статью «Судьба Аполлона Григорьева», где называет того единственным мостом от Пушкина и Грибоедова к себе и своим современникам.

Большинство мыслителей Серебряного века относили почвенничество к религиозному явлению, продолжению идей русской соборности.

Неожиданное возрождение

Реакцией на государственную идеологию при СССР и концепции социалистического реализма стало появление писателей, которые начали искать альтернативные способы самовыражения.

Под прессом государства стали искать способы самовыражения видные художники двадцатого века.

Возвращение к народности, собственным корням, особенный путь развития – все это можно найти, в той или иной степени, в произведениях Александра Солженицына, Валентина Распутина, Василия Шукшина.

В любом случае почвенничество стало серьезным культурологическим явлением. По мнению многих, на Западе именно почвенники являются типичными выразителями «загадочной русской души».

Источник: https://FB.ru/article/350389/pochvennichestvo---eto-chto-osnovnyie-printsipyi-i-predstaviteli-pochvennichestva

Почвенничество — древо

Почвенничество

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

По́чвенничество — литературно-общественное направление в России, зародившееся в 60-е годы XIX века.

Идеологи почвенничества: Ф.М. Достоевский(+ 1881), М.М. Достоевский, А.А. Григорьев (+ 1864), Н.Н. Страхов (+ 1896).

Термин «почвенничество» сложился на основе публицистических призывов Ф.М. Достоевского вернуться к своей «почве», к русским национальным началам, «сделаться русскими»:

«…наша задача создать себе новую форму, нашу собственную, родную, взятую из почвы нашей, взятую из народного духа и из народных начал…» [1]

В начале июля 1860 года Санкт-Петербургский цензурный комитет разрешил братьям Достоевским издавать ежемесячный журнал «Время». В цензоры «Времени» определили И.А. Гончарова. Основная идея, которую, по замыслу братьев Достоевских, должен был проповедовать журнал, была идея необходимости выработки в сознании общества новых начал государственного развития.

Санкт-Петербург. Дом на Малой Мещанской, в котором располагалась редакция журналов «Время» и «Эпоха».

Центральные положения почвенничества впервые звучат в цикле статей Ф.М. Достоевского «Ряд статей о русской литературе.

Введение», опубликованных в журнале «Время» в 1861 году [2]. Этот цикл статей — главный ориентир и идейно-эстетическая доминанта журнала, допускающая отклонения и в сторону радикально-демократической, и в сторону славянофильской линии.

Журналистикой 1960-х годов «Введение» было воспринято как манифест почвенничества.

Сохранив общественно-исторический смыл слова «почва», который вкладывали в него славянофилы и революционные демократы (Белинский, Герцен, Добролюбов), т.е.

«народные начала жизни», издатели «Времени» дают слову новое качество: «почва» — это тот духовно-нравственный пласт общественно-политической жизни, на основе которого только и возможна встреча и органическое соединение интеллигенции и народа, образованности и народной нравственности; культуры и народности.

В отличие от славянофилов, почвенники отнюдь не считали необходимым для России вернуться к нравственным и духовным основам, нарушенным петровскими реформами, не настаивали на полном отрицании какого бы то ни было положительного восприятия общественно-исторического опыта Европы.

Напротив, они предлагали исходить из реальной современной действительности, из тех форм жизни, которые сложились в результате преобразований Петра, именно с учетом европейского опыта развития.

Они отрицали лишь возможность перенесения этого опыта, выработанного опять же на почве, но иной западной культуры, на русскую почву, ибо считали, что любая идея претендующая на жизнеспособность и плодотворность существования, должна быть не пересаживаемой, но естественно вырастающей из родной почвы. [3]

Почвенники ратовали за собрание всего созидательного в идеях и славянофилов и западников.

Первостепенное значение редакцией «Времени» придается задаче распространения грамотности в народе; это главное, на чем должно сосредоточить свои усилия образованное сословие. Отсюда призыв Достоевского снизойти до крестьянского мальчика, оставив отвлеченные теоретические споры и рассуждения о всечеловеческом благе.

Идеи почвенничества были враждебно встречены публицистом M. H. Катковым:

«Народные начала! Коренные основы! А что такое эти начала? Что такое эти основы? Представляется ли вам, господа, что-нибудь совершенно ясное при этих словах? Коль скоро вы, по совести, должны сознаться, что при этих и подобных словах в голове вашей не рождается столь же ясных и определенных понятий, как при имени хорошо известного вам предмета, то бросьте эти слова, не употребляйте их и заткните уши, когда вас будут потчевать ими».

Критик С.С.Дудышкин из «Отечественных записок» подверг пристрастному обсуждению «Объявление о подписке на журнал «Время» первую статью Достоевского из цикла «Ряд статей о русской литературе». Журнал «Москвитянин» объявил, что программа нового журнала списана как будто с их программы.

Но многим новый журнал понравился, например Некрасову. В первом номере «Свистка» за 1861 год поэт писал:

Что ты задумал, несчастный?

Что ты дерзнул обещать?..

Помысел самый опасный —

Авторитеты карать!

Явленье нового журнала

Внезапно потрясло умы:

В нём слышны громы Ювенала,

В нём незаметно духа тьмы,

Отважен тон его суровый,

Его программа широка…

Привет тебе, товарищ новый!

Явил ты мудрость старика.

Неси своей задачи бремя,

Не уставая и любя!

С января 1861 года «Время» вошло в число толстых петербургских журналов и вскоре стало соперничать с самыми популярными периодическими изданиями: только за первый год издания «Время» сравнялось по количеству подписчиков с «Отечественными записками» и «Русским словом» (около 4 000 подписчиков) и заняло третью позицию по отношению к двум абсолютным лидерам — «Современнику» Н.А. Некрасова (7 000 подписчиков) и «Русскому вестнику» М.Н. Каткова (5 700 подписчиков).

Источник: https://drevo-info.ru/articles/16479.html

Почвенничество

Почвенничество

Почвенничество это русское литературно-критическое и философско-эстетическое направление, сложившееся в атмосфере идеологических конфликтов 1860-х. Ведущих теоретиков почвенничества А.А.Григорьева, М.М.Достоевского, Ф.М.Достоевского и Н.Н.

Страхова объединяла идея слияния «просвещенного общества» с «национальной почвой» на основе традиционализма и православия, что в конечном счете, по их мнению, должно было обеспечить духовное и социальное развитие России.

Специфически модифицируя отдельные постулаты славянофильского учения, почвенничество, в отличие от него, не выработало цельной и законченной доктрины даже в лице своих главных идеологов. B.В.

Розанов охарактеризовал почвенничество как «другое имя славянофилов и славянофильства, более, пожалуй, конкретное, менее кабинетное и отвлеченное» (Розанов В.В. Собрание сочинениц: О писательстве и писателях).

Понятие оторванности от почвы применительно к русской интеллигенции, отошедшей от народа после петровских реформ, употребил в 1847 К.С.Аксаков: «Мы похожи на растения, обнажившие от почвы свои корни» (Московский литературный и ученый сборник на 1847 год).

В дальнейшем эти слова неоднократно варьировались Достоевским: «Выражения, что мы оторвались от своей почвы, что нам следует искать своей почвы, были любимыми оборотами Фёдора Михайловича», — писал Страхов (Ф.М.Достоевский в воспоминаниях современников). Организационным центром почвенников были издававшиеся братьями Достоевскими журналы «Время» (1861-63) и «Эпоха» (1864-65). Генетически почвенничество восходило к так называемой «молодой редакции» журнала «Москвитянин» (1841-56), вдохновителем и ведущим критиком которой в 1850-56 был Григорьев.

Почвенничество философско-эстетическом плане

В философско-эстетическом плане почвенничество представляло собой консервативную форму философского романтизма. Интерес к народу сочетался у почвенников с острым вниманием к человеческой личности.

Выступив с корректировкой отдельных положений славянофильской доктрины, Григорьев, в частности, упрекал ее теоретиков за идею абсолютизации крестьянской общины, преуменьшающей значение личности «перед общинным началом»: «Мысль об уничтожении личности общностью в нашей русской душе есть именно слабая сторона славянофильства» (Григорьев А.А. Материалы для биографии).

Почвеннические взгляды Григорьева нашли выражение в созданной им литературно-философской теории «органической критики», согласно которой произведение искусства существует независимо, а своим содержанием имеет «душу» и «жизнь». Развивая эстетические концепции Григорьева, Страхов высказывался о значении человеческой личности: «Мир есть сфера, сосредоточие которой составляет человек.

Человек есть вершина природы, узел мироздания, бытия. В нем заключается величайшая загадка и величайшее чудо мироздания» (Страхов Н.Н. Мир как целое). В терминах «органической критики» Страхов утверждал, что высшие интересы человеческой души органично связаны с искусством. Эстетические концепции Ф.М.

Достоевского, не получившие выражения в виде стройной системы, сформулированы им в отдельных высказываниях: по Достоевскому, истинное искусство в опосредованной форме содействует совершенствованию личности, но от него нельзя требовать общественной пользы.

Это будет вам интересно:  Классицизм

Почвенническим построениям была присуща религиозная направленность, сочетавшаяся с мессианской идеей об особом назначении русского народа и православной России, призванной спасти человечество.

В «москвитянинский» период Григорьев, глубже проникаясь идеями православия, именно в нем усматривает силу, способную обновить общественную и духовную жизнь России: «Под православием разумел я… стихийно-историческое начало, которому суждено еще жить и дать новые формы жизни, искусства, в противоположность другому, уже отжившему… началу—католицизму».

Начало это «на почве славянства, и преимущественно великорусского славянства, с широтою его нравственного захвата, должно обновить мир» (Григорьев А.А. Материалы для биографии).

Развивая идею самостоятельности и самобытности России, Страхов иллюстрирует ее «законом» идейной эволюции великих русских писателей, согласно которому все они претерпевают «в своей умственной жизни перемены, в общих чертах довольно схожие. Каждый начинает с увлечения европейскими идеями, с жадного усвоения западного просвещения.

Затем следует… разочарование в Европе… Наконец наступает просветленная любовь к России и искание в ней якоря спасения, твердых опор для мысли и жизни» (Страхов Н.Н. Борьба с Западом в нашей литературе).

В соответствии с этим законом в почвеннической концепции Страхова вся история русской литературы предстает как история «постепенного освобождения русского ума и чувства от западных влияний, постепенного развития нашей самобытности в словесном художестве» (там же).

Органическим результатом развития всей русской литературы явилась, по мнению Страхова, эпопея Л.Н.Толстого «Война и мир», в которой раздался голос «за простое и доброе», олицетворяющее русский национальный тип, «поднявшийся против ложного и хищного», «враждебного и чуждого» (Страхов Н.Н. Критические статьи). В.В.

Зеньковский отмечал: «Если западная культура есть «торжество рационализма», то отвержение рационализма лишь усилило культ русской самобытности у Страхова. Он становится горячим и страстным защитником идей Н.Я.Данилевского… о развитии культурно-исторических типов.Это будет вам интересно:  Неореализм

Почвенничество Страхова завершается в борьбе против всего строя западного секуляризма и в безоговорочном следовании религиозно-мистическому пониманию культуры у Толстого» (Зеньковский В.В. История русской философии). В объявлении о подписке на журнал «Время» на 1863, явившемся одним из самых ярких манифестов почвенничества, М.М.

Достоевский писал: «Мы вносим новую мысль о полнейшей народной нравственной самостоятельности, мы отстаиваем Русь, наш корень, наши начала».

Добиться осуществления нравственной и умственной самостоятельности России можно было, по мнению почвенников, только преодолев разрыв насильственно отъединенных петровскими реформами друг от друга сословий путем их мирного слияния на основе просвещения и православия.

Идея эта была заявлена в либерально-почвеннической программе журнала «Светоч», предвосхитившей программу «Времени» и «Эпохи»; в статьях А.П.Милюкова и М.М.Достоевского о драме А.Н.Островского «Гроза». В статье М.

Достоевского впервые высказывалась мысль о «всепримиряемости» как об отличительном свойстве русского национального типа, которая будет повторяться всеми почвенниками, но олицетворение сути русского духа и русской идеи они будут находить в творчестве А.С.Пушкина.

В области социально-политической почвенничества, призывая к «слиянию» просвещенного общества с народом на основе «постепенства и малых дел», отвергало путь революционных преобразований: «Не в коммунизме, не в механических формах заключается социализм народа русского, он верит, что спасется лишь в конце концов всесветным единением во имя Христово. Вот наш русский социализм!» (Достоевский Ф.М. Дневник писателя. 1881). Наиболее отчетливо почвеннические взгляды на общественные преобразования, революцию и прогресс проявились в полемике с идеологами «Современника» — Н.А.Добролюбовым и Н.Г.Чернышевским.

Почвенничество подвергалось резкой критике со стороны представителей либеральной, консервативной, революционно-демократической и народнической журналистики (М.А.Антонович, М.Е.Салтыков-Щедрин, Д.И.Писарев, Г.И.Успенский, Н.К.Михайловский, Н.

В.Шелгунов), а затем и марксистской (Г.В.Плеханов, А.В.Луначарский, М.Горький). К широкому кругу почвеннических идей часто обращается современное западное литературоведение, интерпретирующее их как «истинное проявление» «русского национального самосознания».

Источник: https://www.litdic.ru/pochvennichestvo/

Booksm
Добавить комментарий