П. Чаадаев и его философия

Тема7: История русской философии

П. Чаадаев и его философия

СОДЕРЖАНИЕ

1. Философские идеи П. Чаадаева………………………………………3-8
2. Славянофильство и западничество о путях развития России………8-13
3. Философия В. С. Соловьева и Н. А. Бердяева………………………13-18
Список использованной литературы……………………………………19

Неотъемлемойчастью всемирного историко-философскогопроцесса является многовековая историяфилософии в России.

Зародившись позднее,чем в соседних странах, русская философияиспытала сильное влияние сначалавизантийской и античной, затем западноймысли.

При этом отечественные философывнесли великий вклад в мировуюинтеллектуальную и духовную традицию,выработали свой неповторимый стильфилософствования, предельно сблизивфилософию, религию, науку и литературу.

Русская философиявсегда и больше всего была занятаисследованием проблем человека, егоместа в жизни, его судьбы.

Она всегда ибольше всего была занята поиском смыслаи целей жизни человека, поиска смыслаи целей истории.

Разумеется, она исследуети проблемы природы и проблемы теориипознания, но главное для русских философов– человек, поиск целостности, единствавсех сторон его жизни, всех устремленийего духа.

Средисамых ярких фигур отечественнойобщественной мысли России первойполовины XIXстолетия следует назвать ПетраЯковлевича Чаадаева (1794-1856).

Егопротиворечивые взгляды вызывали огромныйинтерес и непонимание современников,волновали воображение многих поэтов иписателей.

Он одним из первых средиотечественных мыслителей попыталсяоценить место России в мире, ее настоящееи будущее в масштабах всемирной истории,возвысившись до глобальной позиций.

В1829-1831 гг. он создает свое основноефилософское произведение «Письма офилософии истории», известное большепод названием «Философские письма», вкоторых он резко критиковал крепостничество,самодержавие. По его мнению, ни в прошлом,ни в настоящем у русского народа нетничего светлого.

Главную причинуотсталости и застойного существованияРоссии он видел в отсутствии прогрессивныхсоциальных и культурных традиций.Спасение России он видел в объединениивсех христианских стран и новую общность,которая обеспечит духовную свободу ипрогресс всех народов.

Изложенныев «письмах» философские идеи вызвалинегодование у царя Николая II, и с еговысочайшего повеления он был объявленнепатриотом и сумасшедшим. В ответ наэто обвинение Чаадаев пишет новоепроизведение «Апология сумасшедшего»(1837), которое вызвало у русского самодержцаеще большее раздражение.

Санкции НиколаяII последовали незамедлительно — емузапрещено публиковаться, жизнь егопротекала под негласным надзором. Образего жизни — жизнь затворника, лишенноговозможности общаться с внешним мироми доводить до него свои философскиеидеи.

Несмотря на цензуру, его философскиеидеи оказали плодотворное влияние наразвитие философской мысли в России.

Каковы же основныефилософские идеи П.Я. Чаадаева?

Врассуждениях Чаадаева о смысле историии исторической роли христианствавкрадывается некоторое противоречие.Характеризуя воспитательную рольхристианства, Чаадаев подчеркиваетвсемирность этого процесса.

В то жевремя Чаадаев буквально сталкиваетсяс фактом существования огромной страны,называющей себя христианской, на которую,однако, всемирный процесс воспитаниячеловеческого рода религией откровенияне распространился. Этой страной являетсяРоссия.

«…известно, что духовенствопоказало везде пример, освобождаясобственных крепостных, и что римскиепервосвященники первые способствовалиуничтожению рабства в области, подчиненнойих духовному управлению.

Почему жехристианство не имело таких же последствийу нас? Почему, наоборот, русский народпопал в рабство лишь после того, как онстал христианским…».1Россия, таким образом, выступает дляЧаадаева проблемой, на решении которойкак бы проверяется полнота его учения.

Всепервое “Философическое письмо” Чаадаевапронизано мыслью о неоформленностирусской жизни, об отсутствии в нейопределенных сфер деятельности и правил,чего-либо устойчивого и постоянного:«… В домах наших мы как будто определенына постой; в семьях мы имеем видчужестранцев; в городах мы похожи накочевников…»2.

Содной стороны, Россия «не принадлежит… ни к Западу, ни к Востоку, не имееттрадиций ни того, ни другого. Мы стоимкак бы вне времени, всемирное воспитаниечеловеческого рода на нас нераспространилось». С другой стороны,«Россия призвана к необъятному умственномуделу: ее задача дать в свое времяразрешение всем вопросам и возбуждающимспоры в Европе».

3Онадолжна принять на себя инициативупроведения всех великодушных мыслейчеловечества, стать примером длянравственного совершенствованиячеловечества. Ее миссия — преодолетьчеловеческий эгоизм, который «завоевал»Европу. Единственным недостатком Россиидля выполнения такой мессианской ролиявляется отсутствие свободы, республикии наличия крепостного права, считалП.Я.

Чаадаев.

Философиясамого Чаадаева основывается нахристианском религиозном учении. «Хвалаземным мудрецам, — пишет он во втором«Философическом письме», — но славаодному только Богу!». «…философы способныобъяснять человека только через человека:они отделяют его от Бога и внушают емумысль о том, будто он зависит только отсебя самого.

Обычно думают, что христианствоне объясняет всего, что нам надлежитзнать. Считают, что существуют нравственныеистины, которые может нам преподатьодна только философия: это великоезаблуждение. Нет такого человеческогознания, которое способно было бы заменитьсобою знание божественное.

Для христианинавсе движение человеческого духа не чтоиное, как отражение непрерывного действияБога на мир…».4

Привсей изменчивости конкретно-историческихоценок Чаадаева даже по такому вопросу,как предназначение его родины, в егофилософских воззрениях был неизменныйидейный стержень.

В разгap гонений иобвинений мыслителя в том, что онвтаптывает в грязь свою родину иоскорбляет ее верования, сожалея опубликации «Письма», содержащего вомногом уже преодоленные представления,Чаадаев писал графу С. Г.

Строганову -попечителю Московского учебного округаи председателю московского цензурногокомитета: «Я далек от того, чтобыотрекаться от всех мыслей, изложенныхв означенном сочинении; в нем есть такие,которые я готов подписать кровью».

Чтопредставляют собой основные философскиеидеи Чаадаева, которые он был готовподписать кровью? «Всякая философия, неизбежно заключена в некий роковойкруг без исхода.

В области нравственностиона сначала предписывает сама себезакон, а затем начинает ему подчиняться,неизвестно, ни как, ни почему; в областиметафизики она всегда предварительноустанавливает какое-то начало, изкоторого затем, по ее воле, вытекаетцелый мир вещей, ею же созданных.

Это –вечное petitio principii (ошибка в доказательстве,состоящая в том, что для доказательствапользуются доводом, еще не доказанным.)и при этом оно неизбежно: иначе всеучастие разума в этом деле свелось бы,очевидно, к нулю».

5Будучи одним из самых философскиобразованных людей России, Чаадаевценил воззрения античных мыслителей,особенно Платона и Эпикура, однакопервостепенное значение для него всегдаимела христианская философия.

Он хорошознал труды Декарта и Спинозы, Канта иФихте, был знаком лично с Шеллингом,встречался с ним и обменивался письмамии безусловно имел основательныепредставления о его системе взглядов.В отличие от русских шеллингианцев,которые исходили из раннего Шеллинга,его натурфилософии и «философиитождества», Чаадаев отмечает близостьсвоих взглядов с миропониманием позднегоШеллинга, перешедшего к «философииоткровения», «стремясь, -как сам Шеллингпишет в письме к высоко чтимому имЧаадаеву, -преодолеть господствовавшийдо сих пор рационализм (не богословия,а самой философии)»,т. е. соединитьфилософию и религию.6

Чаадаев как личностьи его философские воззрения оказалибольшое воздействие на развитие русскойобщественной мысли. Он стоит у истоковразмежевания русских мыслителей в30-40-х гг. ХГХ в.

на так называемых западникови славянофилов. В первом «Философическомписьме» он выступил во многом какзападник. А. И.

Герцен называл это «письмо»«выстрелом, раздавшимся в темную ночь»,«безжалостным криком боли и упрекапетровской России».

Но в очень близкихотношениях Чаадаев был и со славянофилами- И. В. Киреевским, А. С. Хомяковым, К. С.Аксаковым, Ю. Ф. Самариным, а также С. П.Шевыревым.

Он внимательно слушал голосаспоривших между собою западников,считавших, что Россия должна идти попути Западной Европы, и славянофилов,настаивавших на исключительнойсамобытности России, и сам активноучаствовал в этих дискуссиях в московскихсалонах, соглашаясь по отдельным вопросамто с теми, то с другими, но не присоединяясьни к одной из спорящих сторон.

Полагая,что народы, как и отдельные личности,не могут не иметь своей индивидуальности,Чаадаев выступал против философии«своей колокольни».

Эта философия, поего словам, «занята разграничиваниемнародов на основании френологическихи филологических признаков, толькопитает национальную вражду, создаетновые рогатки между странами, онастремится совсем к другому, нежели ксозданию из рода человеческого одногонарода братьев». В последние годы своейжизни Чаадаев, особенно под впечатлениемот неудач России в Крымской войне1853-1856 гг., усиливает свою критикуславянофильских идей; он полагает, чтоРоссия в своем развитии не должнаобособляться от европейских народов.По этому поводуон писал: «Я предпочитаю бичевать своюродину, предпочитаю огорчать ее,предпочитаю унижать ее, только бы ее необманывать».7

Источник: https://studfile.net/preview/1474966/

История публикации

Время правления императора Николая I было эпохой расцвета теории «официальной народности». Тогдашнее общество горячо проповедовало идеи патриотизма, национальной гордости и самосознания. Пётр Яковлевич Чаадаев решительно выступал против такой точки зрения. Он оставался непримиримым идейным противником славянофилов.

Для своего времени автор «Философических писем» был превосходно образован и обладал философским складом ума. В молодые годы служил в гусарском полку, участвовал в Отечественной Войне 1812 года. Побывав в Европе, он воодушевился идеями и взглядами западного общества. Вернувшись домой, привёз с собой колоссальное количество знаний и философских мыслей.

Когда к власти пришёл царь Александр I, Чаадаев оставался кабинетным учёным. Он живо интересовался историей, религиозной философией и другими общественными науками. По своей сути писатель был утопистом, совершенно далёким от настроений, преобладавших в современном ему обществе. Не удивительно, что он оказался никем не понят и не нашёл поддержки ни в одной политической группе.

Первое из писем было напечатано на русском языке при жизни Чаадаева. Публикация этой работы вызвала массу негодования. Министр просвещения даже потребовал закрыть журнал, осмелившийся публиковать такое.

Не меньше возмущён был сам император. По его указу Чаадаев был признан душевнобольным. В течение года за писателем наблюдала полиция и врачи. Спустя некоторое время он был официально объявлен выздоровевшим. Чаадаеву было строжайше предписано не писать и не публиковать свои работы.

Однако в 1837 году философ всё же написал свой последний труд, названный им «Апология сумасшедшего». Автор надеялся, что книга будет издана после его кончины.

первого письма

«Философические письма» — главное произведение в литературном и философском наследии автора. Они были написаны в форме обращений к женщине.

Изначально предполагалось, что они были адресованы знакомой Чаадаева — Екатерине Пановой. В дальнейшем некоторые критики пришли к выводу, что такой эпистолярный стиль был более удобен для автора.

Таким образом он мог свободно выражать свои мысли и чувства.

В журнале «Телескоп» было напечатано первое «философское письмо» Чаадаева. Суть и значение работы сводится к следующему:

  • По убеждению автора, главная цель любой религии — установление на земле совершенного порядка, «царства Божьего».
  • Далее Чаадаев писал, что в европейских странах общество построено на идеях порядка, справедливости и добра. Внимательно вчитываясь в строки письма, можно понять мысль автора — всего этого в России нет.
  • Цель жизни россиян философ видел в том, чтобы преподать грядущим поколениям «великий урок». Он видит «русскую цивилизацию» особой, не похожей ни на восточную, ни на западную.
  • История России видится автору мрачной и тусклой, не имеющей никакого внутреннего роста и развития.

Все формы существования общества, непохожие на европейские, Чаадаев считает нелепыми отступлениями.

Прочитав это эссе, общество сочло, что человек в здравом уме не мог написать ничего подобного. Именно поэтому Чаадаев был объявлен сумасшедшим.

Последующие работы

Все 8 писем были написаны в 1828—1830 гг., когда Чаадаев жил в деревне добровольным отшельником. Все послания из этого списка были на французском языке. Смысл сообщений сводится к следующему:

  • Во втором письме прозвучала резкая критика православной религии. По мнению философа, она не освободила народ от крепостничества, а лишь усилила социальную зависимость.
  • В третьем послании автор сопоставляет веру и разум. По его словам, вера без разума представляет собой не более чем склонность к фантазиям. Разум же без веры не может существовать вовсе. Чтобы в обществе царила нравственность и был прогресс, необходимо найти правильное соотношение между верой и мышлением.
  • В четвёртом письме Чаадаев рассуждает о законах природы и действующих в ней закономерностях. В природе есть 2 противостоящие друг другу силы — притяжение и отталкивание. Человеку же необходимо стремиться к постоянному движению, которое должно носить свободный характер.
  • Пятое письмо посвящено важным философским вопросам. В реальности, как писал Чаадаев, материя тесно сосуществует с сознанием. Эти процессы протекают в масштабе всего мира. Сознания миллионов людей сформировали мировое сознание. Оно хранит все мысли, знания и идеи, которые когда-либо имелись в человеческой памяти.
  • В шестом письме наиболее интересна мысль философа о «космополитическом будущем». Так он называет будущее всего мира, которое и является целью мировой истории. Это значит, в дальнейшем все этнические и расовые различия должны стереться. Эта теория вызвала особое негодование не только среди консерваторов, но даже среди приверженцев либеральных взглядов.
  • Седьмое письмо посвящено восточным цивилизациям. Чаадаев убеждён, что мусульманская религия способствовала искоренению многобожия в Европе и объединению западных государств. Разумеется, такие мысли были совершенно неприемлемы в православном обществе. Становится понятно, почему автор подвергся гонениям.
  • В завершающем послании цикла автор вновь предаётся размышлениям о целях мировой истории. Он видит такую цель в образовании единого планетарного пространства. Здесь будут царить исключительно законы нравственности и морали.

Общественно-политическая позиция автора

Будучи приверженцем идеи крайнего западничества, Чаадаев почитал европейскую культуру и уклад жизни. Основой этой культуры ему виделся католицизм. Эта идея присуща была многим европейским философам того времени, в том числе и протестантам. Благодаря активной деятельности ордена иезуитов в России, многие аристократы приняли католичество.

Чаадаев был близко знаком со многими европейскими философами и писателями. Причины отсталости русского народа писатель видел в том, что Россия всегда развивалась сама по себе и не примыкала ни к востоку, ни к западу.

Она играет особую роль в мировой цивилизации и существует как бы вне времени. Перемены, затронувшие судьбу других жителей планеты, не коснулись русских.

Всё, что в других странах прочно укоренилось в жизни, у нас остаётся лишь в теории.

Прошлое своей страны и народа Чаадаев видел унылым и бесцветным, лишённым энергии и силы. В народных преданиях он не находил ярких примеров. Всё это привело к вялому равнодушному существованию без правды и понимания чувства долга.

В конце одного из писем Чаадаев прямо указал, что России нужно как можно быстрее приобщаться к европейской культуре и религии.

В других посланиях он лестно охарактеризовал католическую веру и папство, открыто призывал к объединению всего мира под крылом католической церкви. Это, по его мнению, стимулирует развитие общечеловеческой культуры без войн и кровопролития.

Для этого православные должны принять западную веру, а протестанты — вернуться в лоно церкви, из которой они вышли.

В своём стремлении стать единым целым с западом, Чаадаев даже предложил полностью отказаться от русского языка и перейти на французский.

«Апология сумасшедшего»

Поскольку скандал, вызванный письмами, всколыхнул российское общество, правительство поспешило смягчить последствия. Для этого автора посланий официально признали душевнобольным.

Чтобы оправдать себя в глазах современников и потомков, Чаадаев написал новый философский труд под названием «Апология сумасшедшего». Здесь он продолжал отстаивать свои убеждения, однако несколько уменьшил остроту высказываний.

С некоторой горечью и долей презрения он отзывался о судивших его. Общественное мнение, по его словам, не всегда бывает абсолютно справедливым. Любовь к истине он ставил превыше преданности родине.

Чаадаев в своей «Апологии» вспоминал о царе Петре Великом как о создателе русского величия и могущества. Пётр преобразовал Россию и сделал её сильнейшим государством, благодаря тесному общению с Европой.

Чаадаев считал такой путь был наиболее разумным и эффективным.

Философ также подверг критике утверждения о том, что российское будущее тесно связано с востоком, и что мы ничему не можем и не должны учиться у запада. Не менее резко он осуждает призывы вернуться к традициям старины, считая их сгнившими.

Своим гонителям Чаадаев ответил, что любит свою родину не меньше, чем они, но делает это так, как в своё время Пётр Великий.

Он признавал, что начисто лишён «блаженного и ленивого патриотизма», который предпочитает не видеть реальности, скрываясь за своими иллюзиями.

Отношение идейных противников

Творчество Чаадаева послужило своеобразным мостом, объединившим свободную философскую мысль эпох Николая и Александра. Это литературно-философское произведение вызвало неоднозначную реакцию российского общества:

  • Славянофилы, хотя и считались идейными противниками Чаадаева, высоко оценили его благородство, смелость и готовность отстаивать то, во что он искренне верил.
  • Русский философ Хомяков отмечал просвещённый разум и высокое художественное чувство автора «философических писем». Эти качества привлекали к нему выдающиеся русские умы того времени.
  • Представители широкой общественности, напротив, встретили труд писателя взрывом негодования, посылая ему многочисленные проклятия.
  • Студенты Московского университета высказывали желание отомстить с оружием в руках тому, кто, по их мнению, оскорбил русский народ.

Историческое и литературное значение

Анализ «Философических писем» Чаадаева показал, что в них есть некоторые исторические неточности. Основные идеи были высказаны пристрастно и односторонне.

Однако их главная ценность — скептическое отношение к идеям псевдопатриотизма, которые царили в российском обществе того времени. Биография автора писем напоминает историю героя пьесы Грибоедова «Горе от ума».

Так же, как и Чацкий, Чаадаев открыто высказал свои воззрения, почему и подвергся травле со стороны верхушки светского общества.

В целом произведение публициста призывало любить Родину, но при этом помнить об истине и ставить её превыше всего. Ведь любовь к Родине без любви к истине вызовет национальную вражду и замедлит эволюцию народа.

Пётр Чаадаев в «Философических письмах» призывал соотечественников отказаться от пережитков прошлого и идти в ногу с западной цивилизацией. Ярким примером такой политики он считал деятельность Петра Великого. Общий смысл идей Чаадаева не утратил своей актуальности и в наши дни.

Источник: https://nauka.club/literatura/kratkie-soderzhaniya/filosoficheski%D0%B5-pism%D0%B0-chaadaeva.html

Философские идеи Чаадаева (стр. 1 из 5)

П. Чаадаев и его философия

План

1. Философские идеи П.Чаадаева

Петр Яковлевич Чаадаев (1794-1856) принадлежал к родовой знати России.Получив превосходное домашнее образование (в качестве учителей приглашались даже профессора университета), Чаадаев в 1808 г. поступил в Московский университет, где подружился с А. С.

Грибоедовым и будущим декабристом И. Д. Якушкиным. Во время Отечественной войны 1812 г. — в действующей армии. Он участник Бородинского сражения, сражения под Кульмом.

Еще до войны, интересуясь философскими проблемами, Чаадаев, блестящий гусарский офицер, был занят поисками истинного миропонимания. Он вступает в масонскую ложу «Соединенных друзей», становится даже «мастером», но разочаровывается в масонстве и в 1821 г.

покидает это тайное общество. В том же году Чаадаев дает согласие И. Д. Якушкину вступить в другое тайной общество — декабристское общество «Союз благоденствия».

Среди будущих декабристов у Чаадаева не только много хороших знакомых, но и немало друзей. С П. И. Пестелем он был знаком, еще будучи «мастером» масонской ложи, встречался с идейными руководителями Северного общества Н. И. Тургеневым и Н. М. Муравьевым, дружил с М. И.

Муравьевым-Апостолом, знаком также был с его братом, казненным после декабрьского восстания на Сенатской площади, С. И. Муравьевым-Апостолом. Но декабристом Чаадаев не стал при всем сочувствии к их идеям и взглядам (антикрепостничество, вера в просвещение, необходимость конституции); он был противником политического насилия, тем более кровавого.

Во время кульминации декабристского движения Чаадаев был за границей (1823-1826), куда он выехал после неожиданной отставки накануне предполагаемой блестящей карьеры в качестве флигель-адъютанта царя Александра I.

Тем не менее, возвращаясь в Россию, Чаадаев был подвергнут допросу, его бумаги, книги были изъяты и тщательно просмотрены, из чего был сделан вывод, что «он имел самый непозволительный образ мыслей и был в тесной связи с действовавшими членами злоумышленников».

Однако, поскольку в ходе следствия над декабристами выяснилось, что Чаадаев не принимал участия в деятельности тайных обществ, не причастен к политическим акциям декабристов и расходился с ними в оценке их намерений, он был «допущен» на родину и освобожден от дальнейших следствий по этому делу.

Отношение Чаадаева к движению декабристов в определенной мере подобно пушкинскому, так как поэт также близко знал многих декабристов, разделял их просветительские идеи, но далеко не всегда солидаризировался с их программой и действиями. Это сходство не было случайным. С юности и до конца своих дней Пушкин был близким другом Чаадаева, который оказал большое воздействие на становление поэта как мыслителя.

При всей изменчивости конкретно-исторических оценок Чаадаева даже по такому вопросу, как предназначение его родины, в его философских воззрениях был неизменный идейный стержень.

В разгар гонений и обвинений мыслителя в том, что он втаптывает в грязь свою родину и оскорбляет ее верования, сожалея о публикации «Письма», содержащего во многом уже преодоленные представления, Чаадаев писал графу С. Г.

Строганову — попечителю Московского учебного округа и председателю московского цензурного комитета: «Я далек от того, чтобы отрекаться от всех мыслей, изложенных в означенном сочинении; в нем есть такие, которые я готов подписать кровью».

Что представляют собой основные философские идеи Чаадаева, которые он был готов подписать кровью? Будучи одним из самых философски образованных людей России, Чаадаев ценил воззрения античных мыслителей, особенно Платона и Эпикура, однако первостепенное значение для него всегда имела христианская философия.

Он хорошо знал труды Декарта и Спинозы, Канта и Фихте, был знаком лично с Шеллингом, встречался с ним и обменивался письмами и безусловно имел основательные представления о его системе взглядов.

В отличие от русских шеллингианцев, которые исходили из раннего Шеллинга, его натурфилософии и «философии тождества», Чаадаев отмечает близость своих взглядов с миропониманием позднего Шеллинга, перешедшего к «философии откровения», «стремясь, — как сам Шеллинг пишет в письме к высоко чтимому им Чаадаеву, — преодолеть господствовавший до сих пор рационализм (не богословия, а самой философии)», т. е. соединить философию и религию. К Гегелю, которым начала увлекаться русская образованная молодежь 30-40-е гг., Чаадаев сначала отнесся настороженно и критически как к антиподу Шеллинга, но затем оценил высоко как создателя синтетической философии, соединившей субъект и объект. Гегель, синтезировавший учение Фихте и Шеллинга, по словам Чаадаева, — «последняя глава современной философии».

Философия самого Чаадаева основывается на христианском религиозном учении. «Хвала земным мудрецам, — пишет он во втором «Философическом письме», — но слава одному только Богу!».

В противоположность деизму, признающему Бога только в качестве создателя мира и его перводвигателя, Чаадаев подчеркивает непрерывность действия Бога на мир и человека, ибо он «никогда не переставал и не перестанет поучать и вести его до скончания века». «Наша свобода» — это «образ Божий, его подобие» (там же).

Однако без идей, нисшедших с неба на землю, «человечество давно бы запуталось в своей свободе», которую человек часто понимает, «как дикий осленок», и, злоупотребляя своей свободой, творит зло.

В пятом «Философическом письме» мыслитель следующим образом формулирует «символ веры (credo) всякой здравой философии»: «Имеется абсолютное единство во всей совокупности существ», «это единство объективное, стоящее совершенно вне ощущаемой нами действительности».

«Великое ВСЕ» «создает логику причин и следствий», — утверждает философ, но при этом он отвергает пантеизм, который факты «духовного порядка» отождествляет «с фактами порядка материального».

Физический мир вполне познаваем естественными науками, однако существуют «истины откровения»; истины нравственности «не были выдуманы человеческим разумом, но были ему внушены свыше» и постигаются разумом, «проникнутым откровением».

На этих основаниях создается его оригинальная философия истории, историософия. Ставя перед собой задачу «построить философию истории», «размышляя о философских основах исторической мысли», Чаадаев рассматривает проблему соотношения фактов и достоверности.

С одной стороны, полагает он, «никогда не будет достаточно фактов для того, чтобы все доказать», с другой — «самые факты, сколько бы их ни собирать, еще никогда не создадут достоверности».

Особое внимание философ уделяет проблеме соотношения личности и общества в процессе исторического развития. Для него «единственной основой нравственной философии» и «основой понятия истории» является замена отдельного существования Я «совершенно социальным, или безличным».

В философии истории Чаадаева важное место занимает его трактовка вопроса о взаимоотношении между различными народами в процессе их исторического развития.

Чаадаев стремится определить всеобщий закон существования и развития человечества, придающий смысл историческим фактам и обусловливающий объективную необходимость исторических событий и нравственный прогресс в обществе. Таким законом для него является действие Бога, Провидения.

Притом «способность к усовершенствованию» народов и «тайна их цивилизации» состоит в «христианском обществе», ибо только оно «действительно руководимо интересами мысли и души».

Дохристианские общества в Греции и Риме, в Индии и Китае, в Японии и Мексике, по мнению Чаадаева, даже в своей поэзии, философии, искусстве служили «одной лишь телесной природе человека» и поэтому оцениваются им невысоко. Провидение, «мировой разум» проявляется как «разум христианский».

«Для меня, — отмечает он, — к этому сводится вся моя философия, вся моя мораль, вся моя религия». Это для него выступает и как критерий оценок различных периодов истории, отдельных личностей, стран и народов.

Так он, вопреки просветительской традиции, отрицательно относится к культуре Древней Греции, к Гомеру, Сократу. Эпоха Возрождения, понимаемая им как возврат к язычеству, оценивается «как преступное опьянение, самую память о котором надо стараться всеми силами стереть в мировом сознании».

Парадоксальность философии Чаадаева, которую замечали еще его современники и исследователи, проявляется в некоторой произвольности исторических оценок мыслителя.

Деятельность Моисея и царя Давида, хотя они принадлежат к дохристианской эпохе, характеризуется им весьма положительно: так как первый «открыл людям истинного Бога», а второй «был совершенным образцом самого святого героизма». Но вот имя Аристотеля, заявляет «Басманный философ», «станут произносить с некоторым отвращением».

В то же время совершенно неожиданно реабилитируется «от порочащего его предвзятого мнения» язычник Эпикур, несмотря на то, что он материалист. Положительно также оценивается основатель ислама Магомет, поскольку Чаадаев считает, что исламизм происходит от христианства и является одним из разветвлений «религии откровения».

Но вот протестантизм, несомненно, христианская конфессия — характеризуется отрицательно, против чего протестовал Пушкин в последнем неотправленном письме к своему другу.

Чаадаев как личность и его философские воззрения оказали большое воздействие на развитие русской общественной мысли. Он стоит у истоков размежевания русских мыслителей в 30-40-х гг. ХГХ в. на так называемых западников и славянофилов.

В первом «Философическом письме» он выступил во многом как западник. А. И. Герцен называл это «письмо» «выстрелом, раздавшимся в темную ночь», «безжалостным криком боли и упрека петровской России».

По свидетельству Герцена, он сблизился с Чаадаевым, и они были «в самых лучших отношениях».

Источник: https://mirznanii.com/a/233495/filosofskie-idei-chaadaeva

П. Чаадаев и его философия

П. Чаадаев и его философия

Определение 1

Чаадаев Пётр Яковлевич – ($1794-1856$) русский философ или «христианский», самобытный философ, публицист. Был объявлен правительством как сумасшедший за свои философские взгляды и критику российской действительности, представленные в его труде «Философические письма».

Замечание 1

Философические Письма написаны в период с $1829$ по $1831$ гг.

Они являются главным и основным произведением Петра Яковлевича, ряд этюдов, в которых сложилось и сконцентрировалось его религиозное и философское мировоззрение.

Большую роль в данном процессе сыграла немецкая классическая философия, философия Шеллинга, философия французских традиционалистов: Ж. де Менстр, Л. Де Бональд, Ламенне.

Первое письмо было опубликовано в журнале «Телескоп» под редакцией Надеждина в $1836$ году.

Данное событие вызвало огромное недовольство со стороны власти и культурного сообщества, поскольку содержание письма включало в себя радикальное мнение и негодование со стороны автора по поводу отстраненности России от «всемирного воспитания человеческого рода», её духовного упадка, застоя, которые мешают ей выполнить ту историческую миссию, которая была предначертана стране свыше.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Реакция властей была сурова, «Телескоп» был закрыт, его редактор – сослан, Чаадаева – объявлен сумасшедшим.

Вследствие чего Чаадаев пишет своё не менее знаменитое произведение «Апология сумасшедшего» $1837$.В тот исторический период философии, как социального института, в России не существовало. Она была запрещена в институте.

Занятия проводились только в тайных обществах или существовали одиночные философы. Философия проходила в виде беседы. На вечерах, балах, в салонах беседовали о философии. В образованном обществе вырастало любопытство. У Чаадаева появлялись слушатели.

Еще одной разновидностью философствования и общения были письма. Чаадаев начинает своё первое письмо как ответ, якобы, некой Е.Д. Пановой, которая просила разъяснить его точку зрения. Чаадаев сел за ответ и написал 1-е философическое письмо. Это ответы на вопросы.

Изложенные мысли и выводы потребовали обоснования и он пишет остальные письма, отвечая как бы адресату.

Первая русская философская система

1-е письмо должно быть последним. Из 5-го письма начинает разворачиваться его философская система. Выводы получали разнообразные обоснования. Вокруг письма возникли споры, которые дали импульс дальнейшему развитию философии. Письма были опубликованы после смерти.

Замечание 2

Чаадаев считается первым русским философом. Это первая философская система. В письмах были изложены свои собственные мысли и мнения, а не комментарии на чьи-то труды.

И мысли его прослеживаются от основания до выводов. Он зафиксировал новую проблематику – Метафизику России.

Россия это проблема, которую нужно решить.Россия это концепт. С Чаадаева Россия начинает пониматься как проблема. После Чаадаева русская философия охарактеризована как расследование.

Чаадаев инициировал полемику между западниками и славянофилами. А. Григорьев писал о его влиянии, оно:

«было тою перчаткою, которая разом разъединила два дотоле если не соединенные, то и не разъединенные лагеря мыслящих и пишущих людей. В нём впервые неотвлеченно поднят был вопрос о значении нашей народности, самости, особенности, до тех пор мирно покоившийся, до тех пор никем не тронутый и не поднятый».

Западники апеллировали к 1-му письму. Славянофилы – к «апологии». Это характерно для философского дискурса.

Замечание 3

Одной из центральных мыслей Чаадаева было раскрытие места России в общечеловеческой истории.

Россия – народ не исторический. У него нет традиции, детства, мифологии, народного опыта, которые формируют фундаментальные вопросы.Крещение Руси. Самосознание формировалось на богоизбранности. Москва – третий Рим.

Это огромная страна, которая должна выполнить миссию сохранения религии. Это большая ответственность. Царь независим. Он помазанник божий, на нём ответственность перед Богом.Письмо утверждает, что православие не является истиной. $1054$ год — раскол церкви.

Русский князь выбирает православную веру.

В католической церкви духовная власть ставила себя выше светской власти. Папа глава церкви. Душа бессмертна и нужно заботиться о ней. Если светская власть выше духовной, то это богохульство.

Таким образом, Россия выбирает качественно неверный путь развития. Владимир выбрал ту веру, где церковь подчиняется светской власти. В результате Россия выбрала христианство (православие) от разлагающейся Византии.

Это перекрыло доступ к вселенской церкви. Россия оказывается выброшенной из истории.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/russkaya_filosofiya_19_veka_osobennosti_razvitiya_filosofskih_idey_v_rossii_v_pervoy_polovine_19_veka/p_chaadaev_i_ego_filosofiya/

Booksm
Добавить комментарий