Отражение конфликта в искусстве

отражение конфликтов в литературе и искусстве

Отражение конфликта в искусстве

Оглавление

Введение………………………………………………………………………………..3 1. Отражение конфликтов в литературе и искусстве 1.1. Конфликт в литературе…………………………………………………………5 1.2. Конфликт в искусстве………………………………………………………….6 Заключение……………………………………………………………………………8 Список использованной литературы………………………………………………10

Введение

Конфликт — одно из самых употребляемых в литературоведческой науке понятий. Оно настолько привычно для людей, говорящих и пишущих о литературе, анализирующих тексты, что, кажется, не требует или почти не требует более глубокого истолкования.

Введенное в научный обиход благодаря трудам Гегеля, оно позднее закрепилось и стало одной из фундаментальных категорий литературоведения. В различных историко-литературных трудах авторитетнейших ученых (В. В. Виноградова, Ю. Н. Тынянова, М. М. Бахтина, В. М. Жирмунского, Д. С. Лихачева, Ю.М.Лотмана, Г. Н. Поспелова, Л. И. Тимофеева, В. Б. Шкловского, Б. М. Эйхенбаума, Л. Я.

Гинзбург, Д.Е.Максимова, Г. М. Фридлендера, А. П. Скафтымова, М. Л. Гаспарова, Б. М. Гаспарова, А. К. Жолковского и многих других) можно найти множество ценных частных наблюдений о бытовании конфликта в том или ином конкретном произведении, у того или иного писателя.

Интерес к конфликту как особой литературоведческой и искусствоведческой категории, нуждающейся в отдельном глубоком изучении, проявился в 50-60-е годы.

Публиковались работы, в которых делались попытки взглянуть на явление в контексте отдельных идейно-тематических и жанровых тенденций этого времени: «Конфликт в прозе о Великой Отечественной войне», «Конфликт в прозе о колхозной деревне», «Конфликт в драматургии» (Б. В. Михайловский, А. Богуславский) и т. д.

С другой стороны, постоянный интерес к себе вызывало и само понятие конфликта. Попытки осмысления его эстетической природы, однако, не шли дальше обоснования его «диалектико-материалистической природы».

Эстетическая природа конфликта чаще всего истолковывалась под углом зрения марксистской «теории отражения» — как зеркальное отражение в искусстве и литературе противоречий реальной действительности по готовым шаблонам: передовой герой и косная среда, либо наоборот, сознательный коллектив и герой-«отщепенец», город и деревня, новатор и консерватор.

И это было вполне объяснимо, т. к. сама советская литература давала немало поводов для таких упрощенных социологических трактовок. Определенной вехой такого подхода стал труд Ю.

Кузьменко «Литература вчера сегодня, завтра»(1981), в котором советская литература 20-70-х годов освещалась под знаком развития и трансформации социального конфликта «личность — среда», или «характер-коллектив». Однако, хорошо известно, что конфликт эстетический и конфликт в реальной действительности совпадают в произведении далеко не всегда, точно так же, как нельзя ставить равенства между действительностью и ее отражением в произведении. Внутренний мир произведения имманентен, довлеет себе, относительно автономен и живет благодаря множественным и разнообразным внутренним связям на разных уровнях содержания и формы. Поэтому естественно, что ставшее столь привычным для научно-литературоведческого обихода понимание содержания конфликта, строго говоря, не отражало всего многообразия отношений между различными элементами внутри текста художественного произведения, а также — между отдельными текстами, между текстом и автором и т. д.

Заключение

В русской литературе ХХ в. конфликт в его наиболее обобщенном и универсальном виде реализовался в антагонистическом противоречии между двумя мирами (этим и тем, миром реальным и инобытием).

Двоемирие, с его антиномической неслиянностью и нераздельностью двух миров, унаследованное от эстетики романтизма, начиная с рубежа ХIХ-ХХ веков и кончая художественными поисками последних десятилетий прошло определенный путь развития — от неоромантического двоемирия Д. Мережковского, Ф. Сологуба, В.Соловьева и фольклорно-христианского двоемирия С. Есенина, Н.

Клюева — через синтез, осуществленный Булгаковым в «Мастере и Маргарите». Конфликт в каждом конкретном произведении есть отражение авторской позиции.

С этой точки зрения он может быть валентным, если в нем присутствует ценностное заинтересованное участие автора и его пристрастия явно маркированы, и амбивалентным, в том случае, если автор находится в отношении вненаходимости к конфликту и изображает с позиции максимальной отстраненной объективности.

История русской литературы ХХ века есть, по сути дела, история утраты принципа амбивалентности, найденном художниками ХIХ века (Пушкиным, Достоевским) в монологическом, «одноакцентном» (М.Бахтин) мире соцреалистической эстетики, и ее последующего обретения в литературе 60-80-х годов ХХ века с ее последовательной борьбой за принцип диалогической эстетики (В.

Гроссман, В. Шукшин, Ю. Трифонов и др.). Конфликт является также источником, или изначальным эстетическим импульсом процесса создания художественного произведения. Конфликт между «пишущим» и «переживающим» (А.Ахматова), между автором и его «заместителем», «квази-автором» (М.Зощенко, И.Бабель), между автором и его двойником-тенью (А.

Терц-Синявский), во многом объяснимый атмосферой советской действительности, стал важнейшим фактором и причиной своеобразия художественной формы. Так, в сказе у Зощенко и Бабеля подлинный конфликт часто выведен за пределы текста, спрятан за «кулисы» происходящего в рассказе, его истинное «местонахождение» — двойственное, противоречивое сознание автора.

Русская литература ХХ века, унаследовавшая принцип двойничества Достоевского, дала целый ряд образов, в которых принцип диссоциации воплотился чрезвычайно разнообразно: в лирических героях А. Блока, В. Маяковского, С. Есенина, в Самгине М. Горького, в образах Грибоедова и подпоручика Киже у Тынянова.

Вопреки расхожему представлению, двойничество — не психологическая или социальная аномалия, свидетельствующая о «кризисе буржуазного сознания», но осознанный, имеющий глубокую литературную традицию и чрезвычайно плодотворный прием обнажения узла противоречий в личности и мире.

По сути дела, конфликт в произведении состоит из множества более «мелких» конфликтов на разных уровнях текста: идеологическом, композиционном, стилистическом, характерологическом, семантическом (а если это — поэтическое произведение, то наиболее отчетливо антиномизм, очевидно, проявится в лексическом, лексико-семантическом, ритмическом, интонационном, рифмическом «слое» стихотворения). Любое по-настоящему глубокое и сложное художественное произведение является поли-конфликтным. Конфликтная напряженность не обязательно ограничена пределами текста произведения. Она может быть «затекстовой», располагаясь, преимущественно, в авторском сознании. (2)

Список литературы

1. http://www.bukinistu.ru/konflikt.html 2. Коваленко А. Г. Художественная конфликтология (структура и поэтика художественного конфликта в русской литературе ХХ века) / Пособие по спецкурсу / Издательство Российского университета дружбы народов. Москва, 2001 г.

Источник: https://www.work5.ru/gotovye-raboty/55701

Отражение конфликта в искусстве

Отражение конфликта в искусстве

Определение 1

Отражение конфликта в искусстве – это система приемов и способов освещения конфликта, как неотъемлемого элемента жизни человека, в произведениях литературы, живописи, театральных постановках, кинокартинах и т.д.

Сфера искусства, для которой исключительно важной задачей выступает привлечение внимания зрителя и получение от него искренней внутренней реакции на увиденное произведение искусства, очень части становится предметом интереса со стороны деятелей искусства.

В результате можно абсолютно справедливо говорить о том, что такое важное и значимое как для отдельного индивида, так и для общества в целом, явление как конфликт, во все времена занимало свое место в процессе художественного осмысления и отражения человеком окружающей его действительности.

Проводя общую характеристику отражения конфликта в искусстве, представляется целесообразным отметить то, что работа с образом конфликта в литературе, изобразительном искусстве, драматургии, и т.д., важна в первую очередь для формирования у самих людей собственного отношения к тем или иным проявлениям конфликтного взаимодействия в обществе.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Так, освоение конфликта человеком, сопровождающееся выработкой собственного внутреннего отношения к такого рода социальному явлению, с применением художественных образов известно человечеству еще со времен наскальной живописи и устного фольклора.

В современном мире, значимость корректного отражения конфликтов в искусстве обуславливается, например, тем, что с развитием глобальных средств массовой коммуникации и доступностью произведений искусства широким слоям населения, трансляция факторов, влияющих на конкретный выбор тем или иным человеком способа поведения в социальном конфликте, становится важнейшим каналом их профилактики и разрешения.

Причем, как представляется, в будущем, использование произведений искусства с целью профилактики конфликтов и выработки эффективных механизмов их разрешения способно стать одним из наиболее эффективных и перспективных направлений масштабной работы с социальными конфликтами.

Для достижения обозначенных целей уже сейчас наблюдается тесное взаимодействие искусства и конфликтологии как науки, что значительно повышает прикладное значение последней в деятельности по изучению, развитию и разрешению социальных конфликтов, поскольку художественное осмысление во всех случаях только дополняет и упрощает профессиональное научное осмысление любого явления окружающей действительности.

Специфика осмысления конфликта как объективного социального явления в искусстве

Как было отмечено выше, как собственно отражению конфликта, так и его художественному осмыслению и описанию во все времена в искусстве уделялось значительное внимание. Результатом такого отношения к проблеме конфликтов со стороны деятелей искусства стало то, что проблема конфликта разработана в искусстве на достаточно высоком уровне.

Так, например, значительный вклад в деятельность по определению места конфликта в искусстве был внесен Гегелем.

В первую очередь, философ указывал на необходимость учета того факта, что окружающий человека социальный мир представляет собой сложное явление, что закономерно предполагает существование самых разнообразных конфликтов – от небольших и скоротечных коллизий, но постоянных, «хронических» социальных конфликтов, сращивающихся с природой самого общества.

При этом Гегель, предлагая определенные правила характеристики конфликта в искусстве, обращал внимание на следующее: коль скоро существуют неразрешимые и затяжные социальные конфликты необходимо «примерять» человека с «жизненным злом», каковым и может признаваться социальный конфликт.

Замечание 1

Иными словами, Гегель говорил о том, что искусство не должно бесконечно стремиться изменить мир к лучшему, что само по себе является крайне утопичной идеей, а должно предоставлять человеку инструменты для достижения им состояния внутренней гармонии с самим собой и окружающей его суровой действительности, неотъемлемой составляющей которой являются и социальные конфликты.

В результате, самым ценным для искусства становится тот конфликт, подлинная основа которого воплощена в коллизии между духовными силами и поступками человека – в таком случае, внешне, человек пребывает в состоянии борьбы с чем-то против самого себя.

Виды конфликтов, отражаемых в искусстве

Анализ специальной литературы свидетельствует, что существует несколько наиболее распространенных типов конфликтов, охотно освещаемых в искусстве. Так, исходя из обозначенной выше разницы в масштабах и природе конфликтов, принято выделять:

  • Конфликты-казусы – локальные противоречия, обусловленные конкретным стечением тех или иных обстоятельств, которые могут быть разрешены путем волевых решений сторон-участников конфликта;
  • Конфликты «субстанциальные», отличающиеся длительностью существования взаимных противоречий, устойчивостью, а также спецификой происхождения – такого рода конфликты, как правило, возникают не в связи с единичными действиями и решениями конкретных лиц, а в силу «воли» природы и конкретно-исторической обстановки, соответственно такого рода конфликты невозможно раз и навсегда разрешить путем действий только участников конкретной фазы развития конфликта.

Кроме того, по содержанию и направленности волевых действий сторон конфликта, применительно к его отражению в искусстве могут выделяться следующие категории конфликтов:

  • Конфликт «Герой – Герой»: использование данной модели отражения конфликта предполагает идеализацию роли и позиции в конфликте по отношению к одной из сторон. В результате зрители безоговорочно принимают одну из сторон, сопереживая герою;
  • Конфликт «Герой – Зрительный зал» — преимущественно используется для описания конфликтов в комедийных и сатирических произведениях;
  • Конфликт «Герой – Среда», в который вовлечен один основной герой или группа героев произведения, противостоящие конкретной среде, предлагающих для таких героев те или иные испытания.

Источник: https://spravochnick.ru/konfliktologiya/otrazhenie_konflikta_v_iskusstve/

реферат — Конфликт в искусстве

Отражение конфликта в искусстве

      В основе драматургического произведения, а следовательно театрализованного представления всегда лежит совершенно реальная человеческая ситуация. Это важно потому, что человек, который придет в театр, должен сопереживать тому, что происходит на сцене. А сопереживать можно только узнаваемому, реальному.

Сопереживать нереальности, в которой зритель не находит аналогии знакомым ситуациям жизни, он не станет. Поэтому узнаваемость, а значит реальность человеческих отношений, изображаемых в представлении, является совершенно обязательным требованием драматургии. Для пьесы обязателен конфликт, основанный на современной проблематике.

Этого не учитывала в свое время так называемая теория бесконфликтности, утверждавшая, что в советской драматургии не может быть социальных конфликтов. Эта теория давно себя изжила, но рецидивы ее в практике драматургии встречаются в виде беспроблемности некоторых произведений.

 
1 КОНФЛИКТ КАК ОСНОВА ТЕАТРАЛИЗОВАННОГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ  

     Действие драмы в теориях XIX века понималось как последовательность волевых акций персонажей, защищающих в столкновениях друг с другом свои интересы.

Так, Гегель утверждал, что драматическое действие должно возникать не «из внешних обстоятельств, а из внутренней воли и характера» и основываться на борьбе героев друг с другом за какие-то цели. Такая борьба, по мысли философа, должна развертываться в драме постоянно: «Собственно драматический процесс есть постоянное движение вперед к конечной катастрофе…

Эпизодические же сцены, которые не продвигают действия вперед, а только затрудняют развитие, противоречат характеру драмы». При этом Гегель и его последователи подчеркивали, что преобладание инициативных действий героев, сталкивающихся между собой,— это специфическая черта драмы, отличающая ее от эпоса.

[4] Цепь речевых действий драматических героев, однако, далеко не во всех случаях знаменует борьбу между ними. Содержательные основы действия драмы гораздо разнообразнее и богаче, чем представлялось Гегелю и его последователям. И деятели искусства рубежа XIX— XX веков подчеркивали, что в драмах можно акцентировать не только поступки, но и динамику переживаний героев.

        Традиционной драме, отвечающей гегелевской концепции, или, говоря полемически тенденциозными словами самого Шоу, «хорошо сделанной пьесе» он противопоставлял драму современную, основанную не на перипетиях внешнего действия, а на дискуссии между персонажами, а в конечном счете — на конфликтах, вытекающих из столкновения различных идеалов. «Пьеса без предмета спора… уже не котируется как серьезная драма,— утверждал он.— Сегодня наши пьесы… начинаются с дискуссии». По мысли Шоу, последовательное раскрытие драматургом «пластов жизни» не вяжется с обилием в пьесе случайностей и наличием в ней традиционной развязки. «Сегодня естественное,— писал он,— это прежде всего каждодневное… Несчастные случаи сами по себе не драматичны; они всего лишь анекдотичны». И еще резче:
      «Построение сюжета и «искусство нагнетания» — …результат морального бесплодия, а отнюдь не оружие драматического гения».
      Выступление Шоу — это симптом несостоятельности привычных, восходящих к Гегелю представлений о драме. Работа «Квинтэссенция ибсенизма» убеждает в существовании двух типов драматического действия: традиционного, «гегелевского», внешневолевого — и нового, «ибсеновского», основанного на динамике мыслей и чувств персонажей.
     С высказываниями о драме Шоу перекликаются некоторые суждения Станиславского, который тоже не был склонен сводить драматическое действие к столкновениям разнонаправленных человеческих воль. Под действием актера на сцене Станиславский разумел не столько изображаемые волевые акты, сколько внешние проявления душевной жизни персонажа. Действие, по его афористически меткому суждению,— это «путь от души к телу», то есть нерасторжимый сплав актов физических и психических: «Вы можете всегда соединить физическое и психическое движения в один слитный комплекс, и этот комплекс двух движений будет действием». Действовать, по Станиславскому,— это значит не только стремиться, бороться и достигать, но и вообще реагировать на окружающее, воплощая реакции в движениях, жестах, произносимых словах. [1]   
     Проблема конфликта (коллизии) как источника действия тщательно разработана Гегелем. Не отрицая существования конфликтов постоянных, хронических, субстанциальных, ставших «как бы природой», Гегель вместе с тем подчеркивает, что перед подобными «печальными, несчастными коллизиями» истинно свободное искусство «склоняться не должно». Отлучая художественное творчество от наиболее глубоких жизненных конфликтов, философ исходит из убеждения в необходимости примирения с жизненным злом. Гегель мыслит призвание личности не в совершенствовании мира и даже не в ее самосохранении перед лицом враждебных обстоятельств, а в приведении самой себя в состояние гармонии с действительностью. «Разумный человек,— пишет он, — должен покоряться необходимости, если он не может силой заставить ее склониться перед ним, то есть он должен не реагировать против нее, а спокойно переносить неизбежное. Он должен отказаться от тех интересов и потребностей, которые все равно не осуществятся из-за наличия этой преграды, а переносить непреодолимое с тихим мужеством пассивности и терпения».
     Отсюда и вытекает мысль, что наиболее важна для художника коллизия, «подлинная основа которой заключается в духовных силах и их расхождении между собою, так как эта противоположность вызывается деянием самого человека». В коллизиях, благоприятных для искусства, по мнению Гегеля, «главным является то, что человек вступает в борьбу с чем-то в себе и для себя нравственным, истинным, святым, навлекая на себя возмездие с его стороны». [2]
     Коллизия, настойчиво подчеркивает Гегель, есть нечто постоянно развивающееся, ищущее и находящее пути к собственному исчезновению:  она  «нуждается в разрешении,   следующем  за   борьбой  противоположностей», то есть конфликт, раскрытый в произведении, должен исчерпать себя развязкой действия. Лежащий в основе художественного произведения конфликт, по убеждению Гегеля, всегда находится как бы накануне собственною исчезновения, наподобие мыльного пузыря. Говоря иначе, конфликт осознается автором «Эстетики» как нечто преходящее и принципиально разрешимое (устранимое) в пределах данной индивидуальной ситуации.
     А между тем конфликтность является универсальным свойством человеческого бытия. Всеобщая основа коллизии — это недостигнутое духовное благо человека, или, выражаясь в манере Гегеля, начало неприятия «наличного бытия». И это неприятие (или неполное приятие) жизни человеком невозможно свести к ситуациям преходящим и кратковременным, возникающим и исчезающим по произволу случая и воле отдельных людей. Наиболее глубокие коллизии на том или ином этапе жизни человечества выступают как стабильные и устойчивые, как закономерный и неустранимый разлад между личностью с ее запросами и окружающим бытием: общественными институтами или силами природы. Если они и разрешаются, то не единичными актами воли отдельных людей, а движением истории как таковой. И, естественно, нет никаких оснований «отлучать» подобные коллизии от искусства, в частности от драмы и театра.
     Существует, стало быть, два типа конфликтов, воплощающихся в художественных произведениях. Первые — это конфликты-казусы: противоречия локальные и преходящие, замкнутые в пределах единичного стечения обстоятельств и принципиально разрешимые волей отдельных людей. Такие конфликты и имел в виду Гегель. Вторые — конфликты «субстанциальные», т. е. устойчивые и длительные противоречивые положения, определенные состояния жизни, которые возникают и исчезают не благодаря единичным поступкам и свершениям, а согласно «воле» истории и природы. 
     2. СИСТЕМА КОНФЛИКТОВ В ДРАМАТУРГИИ 

     Конфликт пьесы, как правило, не тождествен какому-то жизненному столкновению в его бытовом виде. Он обобщает, типизирует противоречие, которое художник, в данном случае драматург, наблюдает в жизни. Изображение того или иного конфликта в драматургическом произведении — это способ раскрытия социального противоречия в действенной борьбе.

     Социальные конфликты, изображенные в драматургических произведениях, естественно, не подлежат никакой унификации по содержанию — их число и разнообразие безграничны. Однако способы композиционного выстраивания драматургического конфликта носят типический характер. Обозревая существующий драматургический опыт, можно говорить о типологии структуры драматургического конфликта, о трех основных видах его построения.
     Герой — Герой. В этом случае автор и зритель сочувствуют одной из сторон конфликта, одному из героев (или одной группе героев) и вместе с ним переживают обстоятельства борьбы с противоположной стороной. Автор драматургического произведения и зритель всегда находятся на одной стороне, поскольку задача автора в том и состоит, чтобы согласить с собой зрителя, убедить зрителя в том, в чем он хочет его убедить.
     Другой вид построения конфликта: Герой — Зрительный зал. На таком конфликте обычно строятся произведения сатирические. Зрительный зал смехом отрицает поведение и мораль сатирических героев, действующих  на  сцене.  Положительный  герой  в этом спектакле — сказал о «Ревизоре» его автор Н. В. Гоголь — находится в зале.
     Третий вид построения основного конфликта Герой (или герои) и Среда, которой они противостоят. В этом случае автор и зритель находятся как бы в третьей позиции, наблюдают и героя, и среду, следят за  перипетиями этой  борьбы,  не обязательно присоединяясь к той или другой стороне. Яркими примерами построения конфликта по типу Герой — Среда являются «Гамлет» Шекспира, «Горе от ума» А. С. Грибоедова, «Гроза» А. Н. Островского.
     Герой в драматургическом произведении должен бороться, быть участником социального столкновения. Это, конечно, не значит, что герои других литературных произведений поэзии или прозы не участвуют в социальной борьбе. Но там могут быть и иные герои. В произведении драматургии героев, стоящих вне изображаемого социального столкновения, быть не должно.
     Автор, изображающий социальный конфликт, всегда находится на одной его стороне. Его симпатии а, соответственно, и симпатии зрителей   отданы   одним   героям,   а   антипатии — другим.   При этом — понятия  «положительные»  и  «отрицательные»  герои — понятия относительные и не очень точные. Речь в каждом конкретном случае может идти о положительных и отрицательных героях с точки зрения автора данного произведения.
     В нашем общем понимании современной жизни положительный герой — это тот, кто борется за утверждение социальной справедливости, за прогресс, за идеалы социализма. Герой отрицательный, соответственно, тот, кто ему противоречит в идеологии, в политике, в поведении, в отношении к труду. [3]
     Острая социальная борьба, как мы видим, происходит и сейчас, и в сфере идеологии, и в сфере производства, и в сфере морально-нравственной, в вопросах права, норм поведения. Драматизм жизни, разумеется, никогда не исчезает. Борьба между движением и инертностью, между равнодушием и горением, между широтой взглядов и ограниченностью, между благородством и низостью, поиском и самоуспокоением, между добром и злом в широком смысле этих слов, существует всегда и дает возможность для поисков героев как положительных, которым мы симпатизируем, так и отрицательных.
     Выше уже говорилось, что относительность понятия «положительный» герой состоит еще и в том, что в драматургии, как и в литературе, вообще, в ряде случаев герой, которому мы сочувствуем, не является примером для подражания, образцом поведения в жизненной позиции. Трудно отнести к положительным с этих точек зрения героям Катерину из «Грозы» и Ларису из «Бесприданницы» А. Н. Островского. Мы искренне сочувствуем им как жертвам общества, живущего по законам звериной морали, но их способ борьбы со своим бесправием, унижением, мы, естественно, отвергаем. Главное же состоит в том, что в жизни вообще не бывает людей абсолютно положительных или абсолютно отрицательных. Если бы люди делились таким образом в жизни, и человек «положительный» не имел бы причин и возможностей оказаться «отрицательным» и наоборот,— искусство потеряло бы смысл. Оно лишилось бы одного из своих важнейших назначений — способствовать улучшению человеческой личности. 
      Заключение 

      Источником драматизма является сама жизнь. Из реальных» противоречий развития общества берет драматург конфликт для изображения в своем произведении. Он субъективирует его в конкретных героях, он организует его в пространстве и во времени, дает, иначе говоря, свою картину развития конфликта, создает драматическое действие.

Источник: https://www.webkursovik.ru/kartgotrab.asp?id=-172237

История отечественной конфликтологии стр. 15 — стр. 15

Отражение конфликта в искусстве

История отечественной конфликтологии

Первые отечественные публикации, посвященные проблеме конфликта, появились в начале 20-х годов. В них проблема конфликта впервые выделяется как самостоятельная, в названиях работ появляются само понятие «конфликт» и его производные.

Библиографический поиск позволил выявить одиннадцать отечественных наук, занимающихся изучением конфликта (военные науки, искусствоведение, исторические науки, математика, педагогика, политические науки, правоведение, психология, социобиология, социология и философия).

Анализ количества, характера и объема публикаций по проблеме конфликта показывает, что конфликтология как относительно самостоятельная наука существует в России с начала 90-х годов. Первая работа в данной области, обнаруженная авторами, была опубликована в 1924 г. Ее написали П.О. Гриффин и М.И. Могилевский.

Она носила в большей степени социологический характер и была посвящена трудовым конфликтам, а также порядку их разрешения.

Анализ представленных данных, позволяет сделать вывод, что лидером среди наук, изучающих конфликт, является психология. Это связано с той определяющей ролью, которую всегда играет человек в возникновении, развитии и завершении любых социальных и внутриличностных конфликтов.

Одним из важных разделов истории конфликтологии является периодизация ее развития. В основу периодизации положен содержательный анализ конфликтологических идей и теорий, а также количественный анализ интенсивности проводимых исследований.

Iпериод до 1924 г. В течение этого периода конфликтологические идеи зарождаются и развиваются как практическое знание людьми принципов, правил и приемов поведения в реальных конфликтах.

Проблема насилия и ненасилия, входящая в сферу интересов конфликтологии, достаточно глубоко прорабатывается в религиозных учениях. Проблема конфликта находит отражение в искусстве и культуре. Уже на первых наскальных рисунках запечатлены различные конфликты, где участвовал человек.

В последующем конфликты отражаются в литературе, монументальном искусстве, музыке, устном эпосе, живописи, кино.

В этот период начинают накапливаться и первые научные знания о конфликтах. Конфликт изучается в рамках философии, права, военных наук, психологии, но не выделяется как самостоятельное явление.

IIпериод — 1924—1990 гг. Это период зарождения, становления и развития частных конфликтологических наук — отраслей конфликтологии.

В это время конфликт начинает изучаться как самостоятельное явление в рамках сначала двух наук (право­ведение, социология), а к концу периода — 11. Интенсивность исследования конфликта постоянно увеличивается, однако меж­дисциплинарных работ практически нет.

Второй период в истории развития отечественной конфликтологии включает четыре основных этапа.

Первый этап — 1924—1934 гг. Охватывает первую «волну» публикаций. Появляются работы по проблеме конфликта в правоведении, социологии, психологии, математике, социобиологии.

Второй этап 1935—1948 гг. Характеризуется практически полным отсутствием публикаций. Это связано с Великой Отечественной войной и обстановкой в стране в целом.

Третий этап — 1949—1972 гг. Ежегодно публикуются работы по проблеме конфликта, защищаются первые 25 кандидатских диссертаций, исследования конфликта как самостоятельного яв­ления начинаются в философии, педагогике, исторических и политических науках.

Четвертый этап — 1973—1989 гг. Ежегодно публикуется не менее 35 работ по проблеме конфликта, защищаются первые докторские диссертации, из них три — по искусствоведению и по одной — в математике, педагогике, правоведении, психоло­гии, политологии и философии.

IIIпериод 1990 год настоящее время.

Появляются первые междисциплинарные исследования, конфликтология начи­нает выделяться в самостоятельную науку, наблюдается резкое увеличение ежегодного количества публикаций (от 60 до 250), ежегодно защищаются диссертаций, создаются центры, группы по исследованию и регулированию конфликтов.

Проблема конфликта в религиозных учениях

Рассмотрение эволюции научных воззрений на конфликт показало, что отношение к миру и войне, согласию и насилию в истории человечества было неоднозначным. Противоречивость оценок насилия свойственна и для религиозных учений.

Христианство. Вопрос об отношении христианства к проблеме насилия сложен, а в некоторых аспектах неразрешим, по­скольку в различных христианских культах позиции по данному вопросу оказывались противоположными.

Если христианство в целом можно рассматривать как некое отражение мироумонастроения, которое характеризовало, прежде всего, европейского человека на протяжении многих веков, то ставить проблему, таким образом, правомерно.

Можно говорить об отношении к насилию в рамках так называемой восточной традиции.

Противоречивое отношение к насилию содержится в священных книгах христиан — Ветхом и Новом заветах. В книге «Исход» Ветхого завета имеется однозначное утверждение о том, что Бог — муж брани. Встречаем мы и призыв к верующим прославлять Всевышнего силой. В свою очередь воззвание к Богу во время сражения приносило победу (См.: Библия, гл. V, п. 18—22).

Контент-анализ текста Библии показал, что из 12407 понятий и категорий, входящих в Библию (Ветхий Завет и Новый Завет), 1909 в той или иной мере отражают проблему насилия (15,39%) и 1884 высказывания отражают положительную направленность категорий «мир», «согласие» и т.п. (15,18%).

Наиболее часто употребляются категория «наказание» и производные от нее (25,9% от числа понятий группы «насилие»). Довольно часто встречаются слова «убить», «убивать» (20,8%), в которых отражается стремление действующих лиц к насилию, уничтожению других.

Часто используются призывы к возмездию (18%), ненависть и злоба к другим (13,3%); насилие, война, воевать (12%); бить, избить, отнять, присвоить (8,1%).

Среди категорий группы «мир» и «согласие» наиболее часто употребляются термины и фразы: «спасение» (23% высказыва­ний), «протянуть руку ближнему», «поддержка», «оказать по­мощь» (26%); призывы к любви (20%). Сравнительно реже появ­ляются такие понятия, как «прощение» (13%), «содействие» и «мир» (по 7,6%).

Полученные данные подтверждают противоречивость отношения Библии к проблеме «насилие —согласие».

Позднее появляется негативное отношение христианства к войнам. Об этом можно судить по запрещению Соломону строительства святого храма, «потому что пролил много крови на земле». Весьма символичен факт поручения его строительства чело­веку, руки которого не были обагрены кровью. Впоследствии, была высказана уверенность в том, что народы перекуют мечи на орала, установят мир и гармонию.

Превращение христианской церкви из гонимой властями секты в государственную религию в Римской империи и некото­рых других государствах породило противоречие христианских догматов. Оно проявлялось затем во всей последующей истории христианства.

Став официальной идеологией, церковь не могла не поддерживать ведение войн, а порой и сама была их органи­затором. Апогеем трансформации пацифизма раннего христиан­ства в защиту насилия явились крестовые походы XI—XIV вв.

, в ходе которых захватнические цели прикрывались религиозными лозунгами борьбы против «неверных», освобождения «гроба гос­подня» и «святой земли» (Палестины).

По поводу деяний христианской церкви католический теолог Фома Аквинский писал:

Что касается церкви, она исполнена милосердия и стремится обратить заблуждающихся; оттого она не тотчас осуждает, но после первого и второго увещева­ния, как учит апостол.

Если же еретик и после этого продолжает упорствовать, церковь, не надеясь на его обращение, заботится о спасении других., устраняет его из церкви посредством отлучения, а затем предает его светскому судье, чтобы он устранил его из мира по­средством смерти…

если бы и все грешники были истреблены подобным, образом., это не было бы противно волениям. Божьим….

Далеко не все христиане разделяли официальные позиции церкви. Этот период в истории христианства отмечен всплеском ересей, особенно в католичестве (братство францисканцев, анабаптисты, квакеры и др.), которые предприняли небезуспешные попытки вернуться к идеалам раннехристианского пацифизма.

В новейшее время к идеям отрицательного отношения к насилию обращается официальная католическая церковь, а в самое последнее время — также и православная.

Это свидетельствует о трансформации христианской церкви, старающейся поспеть за изменяющейся жизнью.

Если раньше можно было четко просле­дить различия между государственной религией и еретическими движениями, то сегодня создается мировоззренческий консенсус различных христианских течений, находящих точки соприкос­новения по острым проблемам.

Ислам. Подобно христианству отношение ислама к конфликтам и насилию противоречиво. Суть исламской концепции мирового устройства заключается в многовариантности, которая обусловлена всемогущей волей Аллаха.

«А если пожелал твой Господь, — отмечается в Коране, — то Он сделал бы людей народом единым. А они не перестают разноголосить». В Священной Книге мусульман предписывается не выбирать верующим в Аллаха друзей из иудеев и христиан, стараться быть первым в добрых делах.

Правоверным необходимо помнить об учении Аллаха как единственной надежной опоре жизни, не допускать принуждения к религии и вести борьбу за расширение геостратегического пространства ислама.

Это связано с тем, что для мусульман «зло» воплощено в иноверии, мир для них делится на «дар аль-ислам» — обитель ислама и «дар аль-харб» — обитель войны, мир неверных.

Не исключает ислам военного насилия и между единоверцами. При этом каждый исповедующий ислам должен быть исполнен стремления примирить враждующие стороны.

Если же это не удается, то необходимо сражаться на стороне справедливости и быть беспристрастным. На практике это приводит к жестоким столкновениям внутри исламского мира.

Они особенно часты между двумя ветвями ислама — суннитами и шиитами.

В целом же официальный ислам связывает ненасилие с идеалом социальной гармонии и мирной жизни.

Буддизм и индуизм. Наиболее последовательными в оценке силовых и ненасильственных средств в мировоззрении и политике являются буддизм и индуизм. Основывающиеся на всеобщей любви людей, они не приемлют насилие, особенно — войну.

В отличие от христианства и ислама, где Бог-творец рассматривается как перво­причина всего сущего, буддисты и индуисты исходят из Вселенской жертвы как первопричины бытия. Перенеся тяготы Вселенской катастрофы и социальных потрясений, люди осознали никчемность борьбы друг с другом, отказались от человеческих пороков и добровольно встали на путь благодеяния и служения Богу.

Поэтому в отличие от христианства, где Богу противопоставляется Сатана — абсолютное воплощение зла, в буддизме нет резкого противопоставления добра и зла.

По этой причине во многих восточных религиях нет цельной концепции по проблемам войны и мира. Лишь появление оружия массового уничтожения побудило приверженцев буддизма высказать более определенно свое отрицательное отношение к войне.

По их убеждению, преодолеть это зло можно, строя свою жизнь на любви к ближнему, «ибо никогда в этом мире нена­висть не прекращается ненавистью, но с отсутствием ненависти прекращается она».

В этом заключается нравственный подход к предотвращению социальных конфликтов.

Кармический подход к недопущению конфликтов более характерен для индуизма. Он заключается в необходимости формирования положительной кармы общества, страны, которая состоит из индивидуальных карм.

Отражение конфликтов в искусстве и средствах массовой информации

Конфликт как явление, играющее ключевую роль в жизни человека и общества, во все времена находил свое место в художественно-образных формах отражения действительности.

Литература, живопись, скульптура, музыка, танец, кино, театр, другие виды искусства всегда художественно отражали конфликты, влияли на формирование отношения к ним у зрителей, читате­лей, слушателей.

Искусство служило мощным факто­ром духовно-практического освоения людьми конфликтов, влияло на их определение своего поведения.

Очевидно, что использование искусства и СМИ в интересах профилактики конфликтов и их конструктивного разрешения — одно из весьма перспективных направлений повышения конфликтологической культуры российского общества. Включение данной проблематики в сферу интересов конфликтологии на­много повышает практические возможности науки по изучению и регулированию прежде всего социальных конфликтов.

В последние десятилетия резко возросла роль средств массовой информации как фактора, определяющего поведение людей, в том числе их конфликтность.

, форма и динамика сообщений, передаваемых СМИ, оказывают заметное влияние на психические состояния людей, их отношение к окружающим.

Данные, полученные в ходе общероссийского социологического исследования, показывают, что в результате просмотра информационных телевизионных передач («Новости», «Вести», «Сегодня» и др.) российские зрители испытывают и положительные, и отрицательные эмоции.

Наиболее часто при просмотре информационных телевизионных передач телезрители испытывают чувства тревоги, беззащитности, усталости и неуверенности. Очевидно, что эти чувства не могут не оказывать влияния на их поведение, в том числе и в конфликтных ситуациях.

Таким образом, искусство и средства массовой информации:

• оказывают мощное воздействие на формирование у всех людей установок, влияющих на их поведение в конфликтных ситуациях;

• влияют на понимание и оценку конфликтов самими конфликтологами, руководителями, политиками;

• помогают формировать у людей, начиная с детства, стереотипы конструктивного поведения в проблемных ситуациях со­циального взаимодействия.

Источник: http://uchebana5.ru/cont/2130458-p15.html

Отражение конфликтов в искусстве и средствах массовой информации

Отражение конфликта в искусстве

Конфликт как явление, играющее ключевую роль в жизни человека и общества, во все времена находил свое место в худо-

/. Предпосылки формирования конфликтологических идей 1Q

жественно-образных формах отражения действительности.

Лите­ратура, живопись, скульптура, музыка, танец, кино, театр, дру­гие виды искусства всегда художественно отражали конфликты, влияли на формирование отношения к ним у зрителей, читате­лей, слушателей.

С момента появления наскальной живописи и устно передаваемых легенд искусство служило мощным факто­ром духовно-практического освоения людьми конфликтов, влияло на их определение своего поведения.

Исследование факторов, влияющих на выбор человеком конфликтных или неконфликтных способов поведения в про­блемных ситуациях социального взаимодействия выступает важ­нейшей задачей конфликтологии.

Очевидно, что использование искусства и СМИ в интересах профилактики конфликтов и их конструктивного разрешения — одно из весьма перспективных направлений повышения кон­фликтологической культуры российского общества. Включение данной проблематики в сферу интересов конфликтологии на­много повышает практические возможности науки по изучению и регулированию прежде всего социальных конфликтов.

Художественное осмысление реальности не противостоит, а дополняет, усиливает и облегчает научный анализ проблемы конфликтов. Можно привести множество примеров, подтвер­ждающих эту мысль.

Любая область искусства оказывает влия­ние на понимание людьми сущности и роли конфликтов в их жизни, а также на формирование стереотипов поведения в проблемных ситуациях взаимодействия с окружающими. При­ведем в качестве иллюстрации три поэтических образа, создан­ных гением прошлого века и двумя известными поэтами ны­нешнего столетия.

Эти образы раскрывают восприятие россий­скими поэтами ситуации, сложившейся в прошлом, а также в начале и конце века, в котором им и нам было суждено жить.

Свободы сеятель пустынный, Я вышел рано, до звезды. Рукою чистой и безвинной 3 порабощенные бразды Ъросал живительное селт -Q-lo потерял а. только врел1я Ълагие ллысли и труды

'Jlacumecb, ллирные народы! %ас не разбудит чести клич К. челгу стадам, дары свободы? Ых должно резать или стричь Наследство их из рода в роды Ярлю с грел1у1мкалли, да бич

Душкин, 1823 t.

!• Введение в конфликтологию

устал от двадцатого века, От его окровавленных рек U не надо мне прав человека, Я давно уже не человек!

Соколов, 1989 г

0ек мой зверь мой, кто сумеет Заглянуть в твои зрачки U своею кровью склеит Т)вух. столетий позвонки

О .Мандельштам, 1922 г.

Е последние десятилетия резко возросла роль средств массо­вой информации как фактора, определяющего поведение людей, в том числе их конфликтность.

, форма и динамика сообщений, передаваемых СМИ, оказывают заметное влияние на психические состояния людей, их отношение к окружающим.

Данные, полученные в ходе общероссийского социологического исследования, показывают, что в результате просмотра инфор­мационных телевизионных передач («Новости», «Вести», «Сегодня» и др.) российские зрители испытывают и положи­тельные, и отрицательные эмоции (табл. 1.1).

Таблица 1.1. Чувства, испытываемые зрителями при просмотре информационных телевизионных передач

(Хлопьев, 1996 г.)

ПоложительныеПроцентОтрицательныеПроцент
эмоцииопрошенныхэмоцииопрошенных
Уверенность 9,3 Неуверенность 57,2
Надежда 24,3 Разочарование 45,2
Спокойствие 7,1 Тревога 59,6
Доверие 13,7 Обман 50,8
Гордость 7,0 Унижение 50,5
Интерес 44,7 Безразличие 28,3
Бодрость 6,2 Усталость 57,9 i
Защищенность 3,4 Беззащитность 58,1 f
Бесстрашие 9,2 Страх 48,9
В среднем 13,9 50,7

Наиболее часто при просмотре информационных телевизи­онных передач телезрители испытывают чувства тревоги, безза­щитности, усталости и неуверенности. Очевидно, что эти чувст­ва не могут не оказывать влияния на их поведение, в том числе и в конфликтных ситуациях.

/. Предпосылки формирования конфликтологических идей 21

Таким образом, искусство и средства массовой информа­ции:

• оказывают мощное воздействие на формирование у всех лю­дей установок, влияющих на их поведение в конфликтных ситуациях;

• влияют на понимание и оценку конфликтов самими кон­фликтологами, руководителями, политиками;

• помогают формировать у людей, начиная с детства, стереоти­пы конструктивного поведения в проблемных ситуациях со­циального взаимодействия.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/10_259478_otrazhenie-konfliktov-v-iskusstve-i-sredstvah-massovoy-informatsii.html

Booksm
Добавить комментарий