Основные проблемы социально-экономического развития Португалии в XVI — первой половине XVII в.

Читать

Основные проблемы социально-экономического развития Португалии в XVI — первой половине XVII в.
sh: 1: —format=html: not found

ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

академикА.О. ЧУБАРЬЯН (главный редактор)
член-корреспондент РАНВ.И. ВАСИЛЬЕВ (заместитель главного редактора)
член-корреспондент РАНП.Ю. УВАРОВ (заместитель главного редактора)
доктор исторических наукМ.А. ЛИПКИН (ответственный секретарь)
член-корреспондент РАНХ.А. АМИРХАНОВ
академикБ.В. АНАНЬИЧ
академикА.И. ГРИГОРЬЕВ
академикА.Б. ДАВИДСОН
академикА.П. ДЕРЕВЯНКО
академикС.П. КАРПОВ
академикА.А. КОКОШИН
академикВ.С. МЯСНИКОВ
член-корреспондент РАНВ.В. НАУМКИН
академикА. Д. НЕКИПЕЛОВ
доктор исторических наукК.В. НИКИФОРОВ
академикЮ.С. ПИВОВАРОВ
член-корреспондент РАНЕ.И. ПИВОВАР
член-корреспондент РАНЛ.П. РЕПИНА
академикВ.А. ТИШКОВ
академикА.В. ТОРКУНОВ
академикИ.Х. УРИЛОВ

Редакционная коллегия:

Е.Е. Бергер (ответственный секретарь), М.В. Винокурова, И.Г. Коновалова, А.А. Майзлиш, П.Ю. Уваров, А.Д. Щеглов

Рецензенты:

доктор исторических наук Ю.Е. Арнаутова,

доктор исторических наук М.С. Мейер

ВВЕДЕНИЕ

Предлагаемый вниманию читателя третий том «Всемирной истории» посвящен периоду, который в последние десятилетия отечественные историки стали называть «ранним Новым временем», следуя за тенденцией, наметившейся в западных странах.

В советской историографии эпоха Средних веков заканчивалась серединой XVII столетия, в качестве поворотного момента которого рассматривалась Английская буржуазная революция. Очевидная условность этой даты заставляла некоторых историков доводить эпоху Средневековья до конца XVIII в.

в частности потому, что первой буржуазной революцией считалось восстание в Нидерландах, закончившееся выходом Соединенных провинций из состава испанских владений, а классической буржуазной революцией, покончившей со Старым режимом, была Великая Французская революция.

Во всяком случае сегодня очевидна необходимость вычленения относительно самостоятельного периода между Средними веками и Новым временем, хронология и название которого могут быть предметом дискуссий.

В настоящем издании начало перехода от классических Средних веков к Новому времени отсчитывается примерно с середины XV — начала XVI в. и заканчивается 1700 г.

, датой условной, но обозначающей действительный водораздел между эпохой конфессионально обусловленных войн и веком Просвещения в Европе.

Таким образом, период, который обычно называют «ранним Новым временем», делится в нашем издании на две части.

Краткий анализ самого понятия раннего Нового времени и отдельные аргументы в пользу и против его приложения к периоду XVI–XVII вв. приведены ниже.

ПОНЯТИЕ РАННЕГО НОВОГО ВРЕМЕНИ

Зарождение идеи Нового времени связано с эволюцией трехчленной схемы (Древняя, Средняя и Новая эпохи), выкристаллизовывавшейся в трудах историков эпохи Возрождения. Гуманисты сравнивали первоначально древнюю и новую (современную им — moderna) историю.

Флавио Бьондо (1392–1463), еще не используя термина medium aevum, рассматривал промежуток между ними как период упадка Римской империи, распространения христианства и, наконец, расцвета новых государств в Италии.

Мыслители эпохи Возрождения в полной мере испытывали характерное для Средних веков уважение к старине, вместе с тем они осознавали свое отличие от античных авторов и стремились быть первооткрывателями, что свидетельствует о зарождении модели развития как созидания нового. Но в умах образованных людей XV в.

идея поступательного развития, присущая христианскому миропониманию, оттеснялась идеей циклизма. «Le temps revient» — «времена возвращаются» — гласил французский девиз дома Медичи.

В сущности, идея раннего Нового времени — это продукт коллективного творчества нескольких поколений ученых, причем сами историки XVII в., когда трехчленная схема окончательно сложилась, считали свое время «Новым».

Если Средние века и Новое время (как и Античность) суть понятия, обусловленные развитием европейской истории и культуры и имеющие за собой некую историко-культурную объективную (независимо от ума историка существующую) реальность, то раннее Новое время отражает в первую очередь лишь тот факт, что Средневековье не сдавало позиции очень долго.

Многие историки отмечают, что условные даты, завершающие хронологию Средних веков: 1453, 1492, 1500 годы, — будь у них политические, культурные или цивилизационные основания, отнюдь не соответствуют моменту, когда Средние века как феномен человеческой истории уходят в прошлое. На это с большим основанием может претендовать конец XVIII — начало XIX в.

Родился даже термин «Долгое Средневековье», указывающий на доминирование старого образа жизни в большей части Европы вплоть до Великой Французской революции. При этом в романоязычной историографии «Новой историей» называется как раз период с середины/конца XV — начала XVI до конца XVIII в.

(modernité), а следующий — «Историей современности» (histoire contemporaine). Термин «ранее Новое время» (Early Modem, Fruhe Neuzeit) для первого из этих периодов используют англосаксонские и германские историки.

Доставшаяся нам в наследство периодизация несет на себе много следов случайности и историчности, можно сказать, исторически преходящего.

Ее живучесть, вместе с тем, объясняется ее некоторой бесцветностью, всеохватностью, даже необязательностью. Старое и новое — категории универсальные.

Идея смены общественных формаций оказалась с этой точки зрения более искусственной и менее жизнеспособной (хотя ее понятия и термины продолжают использоваться и, следовательно, не лишены корней).

Зачем вообще нужно понятие раннего Нового времени, если оно столь приблизительно? Если взять условные временные точки, допустим, 1200 и 1900 годы, разница будет существенной, они укладываются в разные исторические пространства, различающиеся во всех главных (в социальном и культурном плане) чертах.

Но между эпохами не было границы, смена «парадигм» происходила постепенно, и раннее Новое время делает из этой границы довольно-таки широкую полосу. Этот термин, таким образом, не идеален, но полезен, его появление отражает рост исторической научной специализации.

Чаще всего период раннего Нового времени завершают концом XVIII в.

, но независимо от нюансов периодизации своеобразие двух предыдущих столетий и самого этого века (начало индустриализации, распространение светского свободомыслия, просвещенный абсолютизм и перекройка карты Европы и мира между «великими державами») побуждают к тому, чтобы говорить об этом столетии отдельно.

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА

Если вести речь о феноменах, которые типологически не характерны для Средних веков и скорее ассоциируются с Новым временем, то это прежде всего рынок и финансы.

Разумеется, они существовали и в Античности, и в дальнейшем, но в средневековом обществе товарно-денежные отношения не были главенствующими в экономике, где в качестве основного источника ценности выступала земля; владение ею наделяло и местом в обществе, в иерархии власти.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=241420&p=199

Португалия в XVIII в. Реформы Помбала: В первой половине XVIII в., при Жоане V (1706— 1750). абсо­лютистские

Основные проблемы социально-экономического развития Португалии в XVI — первой половине XVII в.

В первой половине XVIII в., при Жоане V (1706— 1750). абсо­лютистские тенденции в Португалии усилились, что проявилось, в частности, в расширении власти королевских секретарей и ог­раничении компетенции аристократических советов. Между тем экономическое положение страны все более являлось и это время предметом беспокойства и властей, и передового общественного мнения.

В деревне сохранялисьтрадииионные формы держаний и крестьянской зависимости, восходившие к Средневековью. Сис­тема майората препятствовала обороту земли. Страна вес более отставала от передовых стран Западной Европы. К этому добавля­лась растущая экономическая зависимость от Англии. Заключен­ный в 1703 г.

торговый договор с Англией облегчил вывоз на Бри­танские острова португальских вин и одновременно открыл пор­тугальский рынок для английских тканей, В результате португаль­ские ткани и другие изделия вытеснялись с национального рынка.

Полученные взамен Португалией быстрые темпы разви тия вино­градарства и виноделия явно не были для нее достаточной ком­пенсацией: во-первых, виноград вытеснял другие культуры (осо­бенно на севере страны), и Португалия все более зависела от вво­за продовольствия, в том числе зерна; во-вторых, торговля вином не принес на Португалии ожидаемых выгод, поскольку в основ­ном контролировалась англичанами. В то же время наиболее быст­рыми темпами развивались те отрасли экономики, которые об­служивали пышный королевский двор: производство мебели и карет, ковров и ювелирных украшений. Выдающимися памятни­ками этой эпохи стали дворцовый ансамбль в Мафре под Лисса­боном и грандиозный акведук в самом Лиссабоне.

При Жок I (1750—1777) реальную власть сосредоточил в сво­их руках маркиз Помбал, проводивший политику «просвещенно­го абсолютизма*. Выдвижение на первый план этого выдающегося политика связано со знаменитым Лиссабонским землетрясением 1755 г., унесшим более 50 тыс, жизней и полностью разрушившим почти весь центр столицы. Землетрясение буквально потрясло ев­ропейское общество, надолго приковав внимание ученых, фило­софов, поэтов. Восстановление, а точнее — строительство нового Лиссабона было организовано Помбалом на совершенно новых началах. На смену средневековому лабиринту улочек и переулков пришли ансамбли широких прямых улиц и просторных площа­дей, застроенных единообразными зданиями. Чтобы выдержать этот грандиозный градостроительный проект во всей его строгости, Помбал распорядился снести на реконструируемой территории даже те здания, которые землетрясение пощадило. В результате центральная часть Лиссабона стала подлинным «городом Просве­щения«, спланированным и выстроенным в соответствии с тре­бованиями Разума.

Всесильный министр был сторонником неограниченной коро­левской власти, отрицал теорию народного суверенитета и при­знавал от ветст венность монарха лишь перед Богом.

Ст ремясь уст­ранить все препятствия на пути неограниченной монархии, Пом­бал беспощадно боролся с дворянско-аристократической воль­ницей, причем не останавливался перед самыми жестокими рас­правами. Иезуитов, обвиненных в поддержке амтикоролевских действий знати, в 1759 г. изгнали из страны. Была реформирована инквизинии.

ставшая фактически королевским трибунатом. Ее цензурные функции перешли к государственным структурам, ко­торые, впрочем, действовали в этом плане едва ли не более же­стко.

Реформаюрская деятельность Погибала охватывала самые раз­ные стороны жизни. По его инициативе были реорганизованы армия и флот, в 1761 г.

в Португалии отменено рабст во (сохранен­ное, однако, в колониях), появились указы, уравнивавшие «но­вых христиан» в правах со «старыми», В соответствии с идеями меркантилизма и протекционизма Помбал запрещал вывоз золо­та и серебра, поощрял развитие в стране торговли и промышлен­ности (создание королевских мануфактур и поощрение частных), даровал привилегии компаниям. Принятые им меры несколько оживили жпиомику, но разорили часть мелких хозяев, что уве­

личило недовольство в обществе. В то же время был реформирован Коимбрский университет, созданы сотни школ, в которых пре­подавание велось на передовой для того времени основе. В Лисса­боне появились Астрономическая обсерватория. Музей естествен­ной истории. Ботанический сад.

После смерти Жозе I Помбал, имевший многочисленных про­тивников (особенно среди знати и клира), ушел в отставку, по­сле чего некоторые его антиклерикальные законы были отменены.

Однако в области экономики и культуры многие ст начинания получили продолжение, Так, открылись новые учебные заведе­ния, в 1779 [.

была создана Академия наук, в деятельности кото­рой принимали участие многие видные ученые.

В целом, однако, реформы Помбал а не слишком глубоко за­тронули португальскую экономику и общество. К концу XVIII в. Португалия по-прежнему была отсталой в социально-экономи­ческом отношении страной, в которой ведущие позиции сохра­няло дворянство, и прежде всего аристократия, а буржуазия оста­валась слабой и всецело зависела от политики абсолютизма.

  1. Налоговая реформа Петра I (XVIII в.)
  2. Реформы конца XVIII в. Разделы Польши и восстание Костюшко.
  3. 3. ГЕЛИГИОЗПАЯ РЕФОРМА АМЕНХЕТЕПА IV И КОНЕЦ XVIII ДИНАСТИИ
  4. Государственная деятельность маркиза Помбала.
  5. Португалия в XVII в. Восстановление суверенитета
  6. Испания и Португалия, 1945-1968
  7. Глава 15. Португалия.
  8. Португалия в начале XIX в.
  9. Португалия в середине XIX в.
  10. 50. Земская реформа 1864 г. Городская реформа 1870 г
  11. 37. Реформы феодального землевладения и сословные реформы Петра Великого
  12. Глава 3. Франция во второй половине XVII-XVIII вв. Франция до конца XVIII в.
  13. 15.3. Налоговые реформы: понятие, классификация, этапы проведения Понятие и признаки налоговой реформы
  14. 9. Договор между Соединенными Штатами Америки, Бельгией, Великобританией, Китаем, Францией, Италией, Японией, Нидерландами и Португалией о принципах политики в отношении Китая («Договор девяти держав»)
  15. 1.6. Денежные реформы и методы их проведения. Особенности проведения денежных реформ в России
  16. 20. ЕВРОПЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ XVIII В
  17. 34. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРТА ЕВРОПЫ В XVIII В
  18. Дайвьет в XVIII в.
  19. Испанское общество и государство в XVIII в.

Источник: https://finances.social/novogo-vremeni-istoriya/portugaliya-xviii-reformyi-46487.html

Испания и Португалия в XVI-XVII вв.: экономика, общественные отношения

Основные проблемы социально-экономического развития Португалии в XVI — первой половине XVII в.

Вначале XVI в. Испанияоставаласьаграрной страной с отсталым сельскимхозяйством.Главнойотраслью с/х большинства районов Испаниибыло овцеводство.Положениекрестьян ухудшалось: прямой налог —сервисьо – был превращён в постоянный.С/хтехника была примитивной.

Только на юге— в Гранаде, Андалусии и Валенсии —крестьяне применяли ирригацию ивыращивали виноград, оливки, сахарныйтростник.

Провинции — положение крестьян:Арагон — крепостное право, личнаязависимость, платили за выпас скота, зарыбную ловлю, за вступление в праванаследства; Кастилия — половина крестьянсвободные, за владение землей платилиналог; Юг-тяжелоположение морисков. Повсеместно бегствоиз деревень в города.

Этотпериод — подъём ремесленного производства,элементыкапиталистического производства вформе рассеянной и централизованноймануфактуры. Происходит накоплениекапитала, благодаря торговле с НовымСветом. Проводились ярмарки:Медина-дель-Камяо. Экспорт: оливковоемасло, вина, фрукты, шерсть, металлы.

Португалия:1415 г. Жуан I захватил Сеуту, принц ГенрихМореплаватель развивал колониальнуюполитику, Альфонс V предпринял несколькоэкспедиций в Марокко, захватил Танжерв 1471 г. и стал претендовать на испанскийпрестол. ВГО снесли вклад в развитие:1482 г.

на Золотом Берегу был построенфорт Мина (при ЖуанеII).МануэлI (1495–1521): монополизация торговлипряностями. При Жуане III (1521–1557) странастала ощущать нехватку государственныхсредств, его внук Себастьян (1557–1578)погибв битве 4 августа 1578 г против мусульман,его приемние кардинал Энрики умер в1580г.

=ФилиппII был признан в Португалии королемФилиппом I (1580–1598). Политика новых королейподрывала экономику страны и привелак восстанию в 1640г: изгнание испанцев игерцогЖуан Брагансский был провозглашенкоролем Португалии под именем Жуана IV(1640–1656), однако папство отказалосьпризнать его.

КарлII женился на Катерине Брагансской и в1668 г. добился, чтобы Испания призналанезависимость Португалии. При Педру II(1683–1706). Португалия установила хорошиеотношения с Англией и Францией.

Португалияприсоединилась к большому союзу,сформированному для изгнания Бурбоновиз Испании, в соответствии с Утрехтскиммиром 1713 г. Бурбоны остались на испанскомпрестоле, а португальцы укрепили союзс Англией и Австрией.

В1469 г. королева Изабелла Кастильская иФердинанд Арагонский заключилидинастический брак. Это привело в 1479 г.к политической унии Кастилии и Арагона(создание Испанского королевства).

Опираясь на поддержку городов, среднегорыцарства и новых торговых слоев, коронеудалось нейтрализовать мятежную знать.На сессии 1480 г.

были ликвидированыполитические привилегии знати, введенызапреты на ведение частных войн, изъятыиз ихведения многие частные доходы.

Сословныеучреждения еще долго сохраняли своезначение, но полномочия ихпостепенно сокращались. С конца XV в.кортесы не вмешивались более в делапрестолонаследия, с XVI в. лишены былиправа петиций, влияния на законодательство.За ними сохранилось лишь утверждениеналогов.

Впервой половине XVI в. были существенноограничены церковная и сеньориальнаяюрисдикция, сформировалось постоянноевойско, упало значение ополчений городови эрмандад. С началом широкой колониальнойэкспансии в Африку и в Америку практическинезависимой стала королевская властьв делах внешней политики.

Завершающимэтапом в государственной централизациии утверждении абсолютизма в Испаниистало правление ФилиппаII,представителя новой в стране династииГабсбургов (с 1519 г). В эти годы под властьюиспанской короны был объединен весьполуостров (Португалия присоединена в1580 г.), шли обширные завоевания в НовомСвете, в Африке.

Важнуюроль в разрастании роли королевскойадминистрации сыграл созданный в 1495 г.Совет рыцарских орденов, поставившийпод контроль обширную церковно-имущественнуюсферу. По реформе 1586 г. в состав Советавходили президент и 16 правоведов-советников,подотчетных только королю.

Роль Советабыла сокращена только до совещательной– «для рассмотрения подлежащих обсуждениюдел». В 1628 г. Совет был реорганизован в4 специализированные палаты с определеннымифункциями (судебную, управления,провинциальную и т. д.). Наряду с ним с1588 г.

сложился узкийсовет –из приближенных короля, его фаворитов,влиятельных духовных лиц.

СXVII в. в королевстве сформироваласьпостоянная армия на основе всеобщейрекрутской повинности. Однако политическаявовлеченность испанских Габсбургов вдинастические споры в Средней Европе,в противоборство в Италии и в Германии,не способствовала становлению прочнойвоенной организации.

Испанская монархияв большей степени зависела от чиновничества,церкви и поддержки высшего дворянства,чем от институтов, типичных дляабсолютизма.

Вследствие этого уже вскорепосле своего государственно-политическогоукрепления испанский абсолютизм вступилв полосу затяжного кризиса, совпавшегос началом Нового времени.

Источник: https://studfile.net/preview/1721125/page:9/

Испания и португалия в xvi в. — п.п. xvii в

Основные проблемы социально-экономического развития Португалии в XVI — первой половине XVII в.

В первой половине XVI в. Испания занимала первенствующее положение в географических открытиях, колониальных захватах, торговле с Америкой и в системе международных отношений. Однако подъем Испании оказался кратковременным. С середины XVI в. начался прогрессирующий экономический и политический упадок страны.

Состояние экономики. Отдельные районы Испании резко различались по своим социально-экономическим условиям и положению крестьянства. В Кастилии — центральной провинции Испании — крестьяне со времен реконкисты были лично свободными. В Арагоне феодалы по-прежнему обладали полной властью над личностью крестьянина, вплоть до права безнаказанно убивать его.

С начала XVI в. дальнейший рост городов и появление американского рынка сбыта для сельскохозяйственных продуктов стимулировали интенсификацию агрикультуры. Известный подъем экономики не затрагивал, однако, крестьянского хозяйства.

Подлинным бичом для крестьянского хозяйства, особенно в Кастилии, являлось перегонное овцеводство. Крестьяне все чаще покидали земли, уходя в города, превращаясь в бродяг и нищих. Вследствие разорения крестьянства сокращалось зерновое хозяйство.

Уже в первой половине XVI в. в неурожайные годы Испании не хватало своего хлеба. В это время в Испании наблюдался значительный подъем ремесленного производства, в котором появлялись отдельные элементы капиталистической мануфактуры.

Ведущей отраслью была суконная промышленность.

В XVI в. наблюдалось значительное оживление внешней торговли. Крупнейшим торговым центром стала Севилья, в которой сосредоточилась вся торговля с Америкой. В силу экономической раздробленности страны развитие внутренней торговли сильно отставало от роста внешней торговли.

Начало правления Карла I. В 1516 г., после смерти Фердинанда Арагонского, королем Испании стал его внук Карл I. К этому времени Карлу уже принадлежали владения его умершего отца, эрцгерцога австрийского Филиппа Красивого — Франш-Конте и Нидерланды.

Вскоре, в 1519 г, после смерти своего деда по отцу Максимилиана I Габсбурга, Карл был избран императором «Священной Римской империи» под именем Карла V.

Таким образом, Испания стала составной частью огромной империи, в которую входили, кроме Испании, ее итальянские владения (Южная Италия, Сицилия, Сардиния) и колонии в Америке, Германия, а также Франш-Конте и Нидерланды. Недаром современники утверждали, что в монархии Карла никогда не заходит солнце.

Карл V, выросший и получивший воспитание во Фландрии, не был знаком ни с Испанией, ни даже с испанским языком. Когда 17-летний король, окруженный фламандскими советниками, осенью 1517 г. явился, наконец, в Испанию, он был встречен враждебно.

С трудом ему удалось добиться у кортесов Кастилии, Арагона и Каталонии своего признания королем Испании и получения денежной субсидии. Карл начал щедро раздавать фламандцам всевозможные привилегии, денежные подарки и прибыльные государственные должности.

Известие об избрании Карла императором и о его предстоящем отъезде в Германию усилило недовольство испанцев. Кортесы, созванные им в 1519 г.

с целью получения новой субсидии, потребовали, чтобы Карл находился за пределами страны не более трех лет, чтобы был прекращен вывоз за границу денег и должности не замещались более иностранцами. Лишь обещание выполнить эти требования и большие денежные подачки помогли Карлу добиться субсидии.

Восстание комунерос (коммун). В мае 1520 г. Карл отплыл из Испании, оставив своим наместником приехавшего с ним из Нидерландов кардинала Адриана Утрехтского. В Кастилии сразу же началось мощное восстание городских коммун (по-испански — комунерос).

На первых порах в восстании приняли участие различные слои населения.

Богатые горожане были недовольны не только хозяйничаньем фламандцев и финансовыми вымогательствами короля, но и тем, что Карл, продолжая абсолютистскую политику Фердинанда и Изабеллы, мало считался с кортесами и начал ограничивать самоуправление городов.

Подавляющее большинство восставших составляли ремесленники и городские низы, более всего страдавшие от усилившегося налогового гнета. В некоторых местностях их активно поддержали разорявшиеся крестьяне. Вначале к восстанию примкнули также гранды и идальго.

Гранды стремились использовать выступление городов против центральной власти для того, чтобы восстановить свои былые привилегии. Мелкие и средние феодалы также сохранили (в известной мере) тягу к независимости, которой они пользовались во времена постоянных войн с маврами.

29 июля в Авиле собрались депутаты пяти городов, которые образовали «Святую хунту» (союз) и избрали ее главой и командиром войска представителя кастильской знати Хуана де Падилью.

После страшного разгрома Медины дель Кампо королевскими войсками восстание охватило почти все коммуны северной и центральной Кастилии. Хунта объявила Адриана низложенным. Но в дальнейшем она проявила нерешительность.

Надеясь достигнуть компромисса с Карлом, хунта отправила ему в октябре петицию с изложением требований коммун. Города по-прежнему настаивали на том, чтобы король жил в Испании, на высшие государственные должности назначались только испанцы и чтобы золото и серебро не вывозилось за границу.

Кортесы, говорилось в петиции, должны созываться регулярно — каждые три года. В то же время горожане впервые затронули интересы знати и дворянства: они требовали обложения дворян налогами и возвращения казне расхищенных аристократией земель и рудников.

Это послужило переломным моментом в восстании: вновь разгорелась вражда между дворянами и городами. Рассчитывая использовать ее в своих интересах.

Карл в письме согласился дать дворянам некоторые уступки Ремесленники и плебс заявляли, что привилегии и роскошь грандов приводят к обеднению королевства. Часть городов вышла из состава склонной к колебаниям «Святой хунты». В ноябре 1520 г.

в Вальядолиде образовалась новая организация, представлявшая наиболее радикально настроенную часть восставших, — «Хунта отрядов». Она вела себя, в противовес «Святой хунте», как высшая власть в Кастилии.

В изданном ею весной следующего года манифесте говорилось: «Отныне война против грандов, кабальерос [дворян] и других врагов королевства, против их имущества и дворцов должна вестись огнем, мечом и разрушением».

Решающая битва повстанцев с королевскими войсками произошла в апреле 1521 г. около деревни Вильялар.

Дворянское войско наголову разбило плохо организованные и вооруженные отряды «Святой хунты», состоявшие главным образом из городских ополчений и крестьян. Падилья и другие вожди были захвачены в плен и казнены.

Когда в июле 1522 г. Карл вернулся в Испанию с войском немецких ландскнехтов, восстание было уже окончательно подавлено.

Неудача восстания вольных городов Кастилии не была случайной.

1. В Испании еще сохранялся сепаратизм провинций.

2. Арагон и Каталония не примкнули к движению.

3. Почти одновременно с восстанием коммун Кастилии вспыхнули крупные восстания в Валенсии и на острове Мальорка, но кастильские города не вступили в связь с повстанцами.

Вместо того чтобы попытаться объединить в пределах Испании все силы, выступавшие против центральной власти, города предпочли обратиться с призывом о помощи к иностранным державам — Португалии и врагу Испании — Франции, которые отказались помочь восставшим.

Восстание комунерос носило противоречивый характер.

Таким образом, коммуны Кастилии выступали не столько против отдельных отрицательных сторон политики испанской абсолютной монархии этого времени, в частности против финансовых вымогательств, сколько против централизаторской политики абсолютизма.

Место Испании в Габсбургской монархии. Держава Карла представляла собой конгломерат разобщенных государств и территорий, находившихся на разной стадии развития, отличавшихся по характеру своей экономики и политического устройства. Между тем Карл лелеял план создания «всемирной христианской монархии».

В ходе итальянских войн Карлу удалось захватить большую часть Северной Италии.

После отречения Карла в 1556 г. от императорского и испанского престолов королем Испании стал его сын Филипп II (1556- 1598).

Испания при Филиппе II. С воцарением Филиппа II — неистового религиозного фанатика — в Испании наступил один из самых мрачных периодов ее истории. Король добивался беспощадного истребления еретиков и утверждения неограниченного господства над своими поддаными.

Еще более активизировалась деятельность инквизиции, которая превратилась по существу в часть государственного аппарата, а инквизиторы — в должностных лиц короля, назначаемых и смещаемых по его усмотрению. В руках инквизиции был сосредоточен надзор над духовной жизнью страны.

Она ведала цензурой и издавала индексы запрещенных книг.

Усиленным преследованиям инквизиции подвергались мориски. Им запрещалось сохранять арабские имена, говорить и читать по-арабски, придерживаться своих исконных обычаев.

Филипп II предпочитал управлять своими владениями и командовать испанскими войсками, не покидая величественного, но мрачного дворца Эскориала, построенного им около новой столицы — Мадрида. Недоверчивый и подозрительный, он стремился сосредоточить в своих руках все нити управления страной. Многочисленные осведомители доносили ему обо всем происходящем в государстве.

Подобно Карлу, он неуклонно преследовал две цели: установить гегемонию Испании в Европе и добиться полного торжества католицизма путем искоренения всех еретиков, будь то французские гугеноты, немецкие протестанты или приверженцы англиканской церкви.

Главным врагом Испании была протестантская Англия. Между державами велась напряженная борьба за первенство на морях. Филипп неустанно поддерживал заговоры против Елизаветы, в центре которых всегда оказывалась шотландская королева Мария Стюарт. Но в 1587 г. Мария была казнена.

Открытый конфликт между Англией и Испанией был неминуем. Филипп решил завоевать Англию. К берегам Англии в 1588 г. был послан большой флот, названный «Непобедимой армадой». Флот должен был высадить в Англии десант — войско из Нидерландов, усиленное присланными из Испании подкреплениями.

У берегов Англии «Непобедимая армада» была полностью разгромлена английским флотом. Вторжение в Англию не состоялось. Часть кораблей армады погибла во время бури на обратном пути; в испанские порты вернулась лишь половина судов. Победа оказалась на стороне Англии — одной из самых передовых стран того времени.

Морскому могуществу Испании был нанесен смертельный удар.

В 1581 г.

, после гибели во время военной экспедиции в Северную Африку португальского короля, не оставившего наследников, Филипп, склонив обещаниями и интригами на свою сторону португальскую знать и духовенство, добился присоединения к Испании Португалии с ее обширными колониальными владениями. На время Пиренейский полуостров превратился в единое государство. Но Португалия находилась в составе Испанского государства всего 60 лет.

Таковы были результаты международной политики Филиппа II.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/19_9391_ispaniya-i-portugaliya-v-XVI-v---pp-XVII-v.html

Booksm
Добавить комментарий