Неоевразийство конца XX – начала XXI вв.

Неоевразийство

Неоевразийство конца XX – начала XXI вв.

К концу 80-х годов XX века в СССР сложилась именно та ситуация, которую прогнозировали евразийцы. В статье «Евразийцы и государство» Н.Н.Алексеев писал:

«Путем постепенной эволюции, как того желают и как это предполагают демократы, однопартийный коммунистический режим заменится многопартийным, в западном или полузападном смысле этого слово. Отколется оппозиция, будет легализован этот раскол (…) Советское государство превратится в нечто вроде того, что временами можно было наблюдать в Европе «второго сорта».

(…) Спрашивается, каково должно быть наше отношение к принципу партийности в случае некоторой более или менее длительной стабилизации такого режима? (…) … с водворением названного режима для нас настанет момент, когда мы принуждены будем вступить в политическую борьбу как определенная политическая группировка среди других политических группировок.

Тогда серьезно станет вопрос о превращении евразийства в политическую партию».

Фактически, так оно и вышло, только не в 30-е как надеялись евразийцы, а полвека спустя. Эстафету евразийцев 20-30-х годов в середине 80-х подхватили неоевразийцы.

Неоевразийцы сложились в сплоченную группу во второй половине 80-х. В отношении либеральной демократии и западнических реформ они заняли враждебную позицию, выступив в рядах «патриотической оппозиции», где большинством были оттесненные от власти коммунисты.

С этого момента начинается новый этап истории евразийства – современный. Первые самостоятельные декларации евразийской группы в политическом ключе появились вскоре после смерти Льва Николаевича Гумилева.

«Последний евразиец» не стал, увы, свидетелем политического возрождением мировоззрения, которому он отдал всю свою жизнь.

Неоевразийство теоретически опиралось на возрождение классических принципов этого движения на качественно новом историческом этапе, превращая эти принципы в основу идеологической, мировоззренческой и политической программы.

Наследие евразийской классики было взято как мировоззренческое основание для идейной (политической) борьбы в пост-советский период как духовно-политическая платформа «интегрального патриотизма» (по ту сторону деления на «красных» и «белых»).

Эта идеологическая, мировоззренческая и политическая актуализация принципиально отличает неоевразийство от трудов историков, занимавшихся евразийством как идейным и социально-политическим феноменом прошлого.

«Археологией» и библиографией евразийства, а также развитием взглядов Льва Гумилева строго в рамках исторической науки занимались разные группы (Кожинов, Новикова, Сизямская, Шишкин, Ключников, Балашов и т.д.). Но активно и адресно взяли евразийство на вооружение единицы. Их-то и следует называть в строгом смысле «неоевразийцами».

Развитие неоевразийцами классических евразийских тезисов

Неоевразийцы возродили основные положения классического евразийства, приняли их в качестве платформы, отправной точки, теоретической базы и основы для дальнейшего развития и практического применения.

В теоретической области неоевразийцы значительно развили основные принципы классического евразийства с учетом широкого философского, культурного и политического контекста идей XX века.

Каждое из основных положений евразийской классики получило концептуальное развитие.

Тезис кн. Н.С.Трубецкого «Запад (Европа) против человечества» дополняется германской политической философией «консервативно-революционного» направления (О.Шпенглер, В.Зомбарт, К.Шмитт, А.Мюллер ван ден Брук, Л.Фробениус, Э.Юнгер, Ф.Юнгер, Ф.Хильшер, Э.Никиш и т.д.

), европейским традиционализмом (Р.Генон, Ю.Эвола, Т.Буркхардт, Ф.Шуон, Г. да Джорджо и т.д.), «новой левой» критикой западного капитализма (Ж.Батай, Ж.-П.Сартр, Г.Дебор, М.Фуко, Ж.Делез), марксистской критикой «буржуазного строя» (А.Грамши, Д.Лукач и т.д.), европейскими «новыми правыми» (А.

де Бенуа, Р.Стойкерс и т.д.).

В «критику романо-германской цивилизации» вносится важный акцент, поставленный на приоритетном отвержении англосаксонского мира, США.

В духе немецкой консервативной революции и европейских «новых правых» «западный мир» дифференцируется на «атлантические США + Англия» и «континентальную (собственно, романо-германскую) Европу», при этом континентальная Европа рассматривается как явление геополитически нейтральное и могущее стать положительным.

Термин «романо-германский» в неоевразийстве не употребляется (в отличие от классического евразийства), намного чаще в качестве негативной категории говорится об «атлантизме», «англосаксонском мире», «мондиализме» («глобализме»), «новом мировом порядке», «планетарном либерализме».

Тезисы «месторазвитие» и «географический детерминизм» получают фундаментальное парадигмальное значение, сопрягаются с «пространственным мышлением», «синхронизмом», отказом от идеи «универсальной истории» и историцизма в целом.

Неоевразийство выдвигает идею тотальной ревизии истории философии с позиций «пространства». В этом обобщаются самые разнообразные модели циклического взгляда на историю — от И.Данилевского до О.Шпенглера, А.Тойнби и Л.Гумилева.

Наиболее полного выражения этот принцип получает в контексте традиционалистской философии, которая радикально отвергает идеи «эволюции» и «прогресса» и развернуто обосновывает это отвержение подробными метафизическими выкладками.

Отсюда традиционалистские теории «космических циклов», «множественного состояния бытия», «сакральной географии» и т.д. Основные принципы теории циклов развернуто представлены в трудах Р.Генона (и его последователей Т.Буркхардт, М.Элиаде, А.

Корбен) *.

Полностью реабилитируется понятие «традиционное общество», которое либо не знает «истории», либо релятивизирует ее обрядами и мифами «вечного возвращения». История России видится не просто как одно из месторазвитий, но как авангард «пространственных» систем («Восток»), противопоставленных «временным» («Запад») *.

Тезис «неославянофильства» уточняется в сторону противопоставления народов Востока народам Запада, особый положительный акцент ставится на великороссах в отличие от западных славян. Это не противоречит классикам евразийства, но развивает и заостряет их интуиции (это видно уже у Гумилева).

Народы Запада квалифицируются как носители «профанного» начала, в отличие от «сакральной» структуры народов Востока (и Третьего мира).

Для славян, а еще точнее, для автохтонов России-Евразии не просто требуется «равноправие» наряду с другими европейскими народами (как можно понять ранних славянофилов), но центральное место в авангарде народов всего мира, стремящихся противостоять «глобализации Запада».

Это предельная форма универсализации национального мессианства в новых постсоветских терминах. От собственно «славянофильства» в неоевразийстве остается любовь к национальным корням русского народа, повышенная чувствительность к старообрядчеству, критичность в отношении петровских реформ.

При этом подчеркивание расового родства славян между собой не акцентируется, так как культурно, конфессионально, геополитически и цивилизационно славяне глубоко различны. Вслед за К.Леонтьевым неоевразийцы подчеркивают: «славяне есть, славизма (в смысле расового единства, осознанного как основа интеграционного проекта) нет».

В некоторых случаях определение «славянофил» в последнее время может выступать как антитеза определению «евразиец», что несет смысл противопоставления патриота с этнорасистскими (ксенофобско-шовинистическими) наклонностями патриоту, осознающему свою идентичность геополитически и цивилизационно.

Туранский фактор, позитивно оцененный классиками евразийства в становлении российской государственности, рассматривается в более широком контексте – как положительное влияние традиционного и сакрального Востока, оказанное на русских, занимавших промежуточное положение между Европой и Азией. Функция Турана осмысляется в терминах сакральной географии и священной истории.

Диалектика национальной истории доводится до окончательной «догматической» формулы, с включением историософской парадигмы «национал-большевизма» (Н.Устрялов) и его исторического и методологического осмысления (М.Агурский) *.

Тезис «евразийского отбора» пополняется методологией школы В.Парето, тяготеет к реабилитации «органической иерархии», обретает некоторые ницшеанские мотивы, развивается учение об «онтологии власти», о православном «катехоническом» значении власти в Православии.

Идея «элиты» дополняется конструкциями европейских традиционалистов, исследовавших кастовую систему древних обществ, онтологию и социологию каст (Р.Генон, Ю.Эвола, Ж.Дюмезиль, Л.Дюмон). Гумилевская теория «пассионарности» ложится в основу концепции «новой евразийской элиты».

Тезис «демотии» пополняется политическими теориями «органической демократии» от Ж.-Ж.Руссо до К.Шмитта, Ж.Фройнда, А.де Бенуа, А.Мюллера ван ден Брука. Определение неоевразийского понимания «демократии» («демотии») как «соучастия народа в своей собственной судьбе» (Артур Мюллер ван ден Брук).

Тезис «идеократии» фундаментализируется апелляциями к идеям консервативной революции, «третьего пути», учитывается полной опыт советской, израильской, исламской, фашистской идеократий, анализируются причина их исторического провала. Критически переосмысляется качественное содержание идеократий XX века, разрабатывается последовательная критика советского периода (доминация количественного подхода, профанические теории, диспропорция классового подхода).

Источник: https://studopedia.su/12_110271_neoevraziystvo.html

Неоевразийство конца XX – начала XXI вв

Неоевразийство конца XX – начала XXI вв.

Определение 1

Неоевразийство – это одно из идейных течений, свойственное современной России и представленное серией концепций, особую роль среди которых играет учение А. Г Дугина.

Неоевразийство сформировалось в качестве идеологического и политического явления в таком контексте и стало постепенно одним из основных направлений патриотического самосознания на территории постсоветской России, вместе с инерциальным и маргинальным монархизмом, а также смутным национализмом.

Развитие неоевразийства

Выделяют несколько этапов развития неоевразийской идеологии и ее побочных течений.

1 этап – правое неоевразийство в рамках национал-консервативного течения. Проведение семинаров в обществе охраны памятников, проведение лекций в разных группах зарождающегося консервативно-патриотического движения. Сотрудничество с неомонархическими группами.

Высказывание критики в адрес советской парадигмы, так как в ней отсутствует качественный духовный и национальный элемент.

Неоевразийство было правоконсервативным, близким к историческим традиционалистам, имело православно-монархические и почвенно-этнические элементы, а также жестко критиковало левую идеологию.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

2 этап – сближение неоевразийства с посткоммунистами, например, партией КПРФ. Коммунисты-консерваторы оказались в сложном идеологическом положении и начали поиск эрзац-идеологии.

Так, Проханов начал транслировать идеи Дугина Зюганову, в результате чего сформировалась «красно-белая» оппозиция. Она легла в основание партии КПРФ. Произошел пересмотр антикоммунистического движения, характерного для первого этапа неоевразийства.

Был переосмыслен советский период в духе левых евразийцев и национал-большевиков.

Евразийство начало приобретать популярность среди патриотической оппозиции и интеллигенции.

А. Сахаров, опираясь на сходство терминологии, говорил о «Евразии», но понимал под ней не политический или геополитический смысл, а чисто географический, никогда не обращаясь к евразийству как таковому, в связи с тем, что был убежденным атлантистом. Многие демократы стремились продвинуть проект демократического евразийства.

Смысл его заключался в не накаливании отношений радикальных либерал-атлантистов и радикальных патриотов. В политике это было продублировано в социал-демократической фразеологии. С такого ракурса демократическое евразийство было рассмотрено Г. Шахназаровым, но данная линия не получила обширного теоретического развития.

Яркость оппозиционного патриотического евразийства, с одной стороны, крайне привлекательна, а с другой абсолютно не приемлема для какого-то режима.

Перед расстрелом «Белого Дома» в 1993 году Р. Хасбулатов и глава Конституционного Суда Зорькин говорили о своем евразийстве в интервью для журналистов газеты «Завтра».

Также о своем евразийстве заявили О. Лобов, О. Сосковец, С. Бабурин.

В период 1992-1993 года вышло 3 номера газеты «Элементы. Евразийское Образование».

Преподавание геополитики и основ евразийства в Высших учебных заведениях и многочисленных семинарах и лекциях, появление многочисленных переводов, статей и семинаров.

3 этап – период 1994-1998 года – этап теоретического развития неоевразийской ортодоксии.

Начали публиковаться основополагающие труды приверженцев евразийства: «Мистерия Евразии», «Конспирология», «Метафизика Благой Вести», «Основы Геополитики», «Консервативная революция», «Тамплиеры пролетариата».

Все эти труды были изданы в издательстве «Аграф», руководили которым Трубецкой, Вернадский, Алексеев и Савицкий.

В 1996 году был создан сайт «Арктогея» .

Можно отследить прямые и косвенные обращения к евразийству в программных документах партий КПРФ, ЛДПР, НРД, то есть левых, правых и центристов. Возрастает число публикаций, посвященных этой теме, публикуются многочисленные евразийские сборники.

Русские националисты, православные фундаменталисты и коммунисты-ортодоксы, а также либералы высказывают критику в адрес евразийства.

Начинается формирование академического, смягченное неоевразийства, в котором отмечены элементы просвещенческой парадигмы, которая отрицается в евразийской ортодоксии, и продолжает эволюционировать в направлении радикализации антизападных, антилиберальных и антиглобалистских позиций. В это время публикуются основные работы А.С. Панарина.

В этот же период создается «НБП» — крайне левые политико-молодежный проект, начинает выпускаться газета «Лимонка». В 1996-1997 годах отмечен процесс резкой деградации НБП с переходом от эстетико-интеллектуального течения до политико-хулиганского. А 1997 году произошел полный разрыв евразийства с НБП, оставшейся национал-большевистской только номинально.

4 этап – период 1998-2001 годов – предполагает процесс постепенного разотождествления неоевразийства и побочных политико-культурных и партийных явлений, неоевразийство становится самостоятельным движением, вне партий, оппозиции и каких-либо движений.

5 этап – 2001-2001 годы – создается ОПОД «Евразия», стоящее на позиции «Радикального Центра», выпуск декларации о полной поддержке Президента РФ В.В. Путина от 21 апреля 2001 года.

Основные особенности неоевразийства

К основным особенностям неоевразийства можно отнести:

  • Теоретически неоевразийство базировалось на классических принципах евразийства, но рассматривалось как качественно новый исторический этап, и данные принципы трансформировались в идеологическую, мировоззренческую и политическую программу.
  • Основные положения классического евразийства стали основой, платформой для становления, развития и практического применения неоевразийства.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/neoevraziystvo_konca_xx_nachala_xxi_vv/

Booksm
Добавить комментарий