Мунго Парк, шотландский врач и путешественник

Мунго Парк — Приключения шотландца в Африке

Мунго Парк, шотландский врач и путешественник

«С огромной радостью я увидел перед собой заветную цель моей экспедиции, величественный Нигер, к которому так давно стремился.

Равный по ширине Темзе у Вестминстера, он сверкал в солнечных лучах и медленно нес свои воды к востоку.

Я подбежал к берегу и, напившись из реки, простер руки к небу, возблагодарив Всевышнего за то, что мои усилия увенчались полным успехом» (М. Парк. «Путешествие во внутренние области Африки в 1795—1797 гг.»).

Живя по соседству с Африкой, европейцы очень долго обходили ее стороной. Конечно, португальские, голландские, британские корабли часто следовали мимо мыса Доброй Надежды по дороге в Индию и на Молуккские острова и даже заглядывали в африканские порты.

Здесь европейцы пополняли запасы воды и провизии, но более всего интересовало их другое — чернокожие невольники, которых они с большой выгодой продавали за океаном, в Америке.

Европейцам охотно помогали местные царьки: за небольшую плату они с огромным энтузиазмом наносили урон соседним племенам, захватывали столько людей, сколько могли, и гуртом сдавали их работорговцам.

Первыми поставили этот бизнес на широкую ногу португальцы, за ними последовали голландцы, британцы и французы. Во второй половине XVIII столетия в Новый Свет поставлялось до 100 тыс. рабов в год. К началу XIX в. в американских колониях работало около 5 млн африканских невольников.

Но в глубь таинственного материка европейцы почти не наведывались. И вообще до XVIII в., кроме арабов и, возможно, индийцев, никто не рисковал углубляться в пустыни, саванны или джунгли Африки. Парадокс: древние греки и римляне знали о внутренней Африке больше, чем просвещенные британцы и французы XVIII в.

Шотландец Джеймс Брюс стал одним из пионеров европейских исследований Черного континента. Британский консул в Алжире, он много путешествовал по берегам Средиземного моря, побывал в Баальбеке и Пальмире, а в 1768 г. приехал в Каир.

Затем он поднялся вверх по Нилу до Сиены (ныне Ассуан), перешел с караваном в Коффер, а оттуда в Джидду. Ему удалось проникнуть в Абиссинию, где он провел три года, посетил истоки Голубого Нила (восточного) и через Нубию добрался до Александрии. В 1773 г.

он вернулся в Шотландию, где написал «Путешествия в Абиссинию» и был осмеян читающей публикой, не поверившей и половине из того, о чем он рассказал. И напрасно.

Систематическое изучение Африки началось лишь в конце XVIII в. В 1778 г. в Англии появилась Ассоциация для содействия исследованию внутренних частей Африки.

Инициаторами ее создания стали несколько представителей высшего света Лондона, а руководителем — Джозеф Бэнкс, участник первой кругосветки Джеймса Кука, знаменитый натуралист и очень богатый человек.

цель Африканской ассоциации заключалась в исследовании неизведанных внутренних районов материка для освоения их природных ресурсов и развития британской торговли — ведь в Англии произошла промышленная революция. Не исключался и захват наиболее перспективных территорий. Наряду с этим ассоциация выступала за отмену рабства и работорговли.

Читать:  Как был убит Муаммар Каддафи

Самыми удобными путями в глубь Африки считались реки. Но как себя ведут крупнейшие водные артерии континента — Нил, Нигер и Конго, европейцы понятия не имели. Главной загадкой являлся Нигер.

Если о Ниле и Конго британцы могли составить некоторое представление по их низовьям, то Нигер был известен только в его среднем течении. Где находятся его истоки и куда он впадает, оставалось тайной. Кроме того, географические карты со времен Птолемея упрямо показывали, что Нигер течет на запад.

Определить действительное направление его течения и, если повезет, найти его истоки и устье ассоциация считала одной из первоочередных задач. Сначала британцы пытались достигнуть Нигера с севера, со стороны Средиземного моря, караванными путями через Сахару. Не получилось.

Тогда выбрали другой вариант: выйти на Нигер с запада, со стороны Верхней Гвинеи. Решить эту задачу Бэнкс предложил молодому шотландскому врачу и ботанику Мунго Парку.

Вообще, шотландцы во второй половине XVIII в. начали играть главную роль в британских географических исследованиях, в основном сухопутных. Англичане же, доминировавшие до 1730-х гг. — преимущественно мореплаватели и большей частью пираты, — как будто потеряли интерес к путешествиям и открытиям.

Конечно, и среди шотландцев встречались пираты — один капитан Кидд чего стоит, однако все-таки их было гораздо меньше, чем среди соседей по острову. Разумеется, и англичане продолжали плавать, но все же новые открытия теперь совершали, как правило, шотландцы.

Может быть, англичане просто решили передать северным соседям всю черновую работу. Или шотландцы, только недавно объединившиеся с англичанами в одно государство, стремились доказать, что они сильнее, предприимчивее, одним словом — лучше. Ко всему прочему, шотландцы обходились дешевле.

Например, экспедиция Парка стоила ассоциации… 200 фунтов.

В июне 1795 г. Мунго достиг устья реки Гамбии, поднялся по ней до британского торгового пункта Пизании и в декабре выступил на восток с двумя проводниками-африканцами.

Он перебрался через несколько левых притоков Сенегала и через сам Сенегал в его верховьях, стараясь обходить стороной местности, где господствовали мусульмане, но все же попал к ним в руки, и его продержали в плену около четырех месяцев, после чего ему удалось бежать. В июле 1796 г.

Парк достиг огромной реки у города Сегу. Африканцы называли ее Джолиба, но шотландец испытывал полную уверенность, что это и есть Нигер. Река медленно катила свои воды на восток.

Мунго заболел малярией и был совершенно истощен. Ему удалось пройти 100 км вниз по течению Нигера, но тут начался сезон дождей, а долина реки от Маркалы до Тимбукту — так называемая внутренняя дельта Нигера — и в сухое время года заболочена… В общем, Мунго не чувствовал в себе сил продолжать путь.

Возвращался он тем же маршрутом, разве что от Сегу пошел не той дорогой, где его пленили мавры, а добрался до Бамако и уже оттуда повернул на запад. Сильнейший приступ малярии свалил Мунго в какой-то деревне на полпути к устью Гамбии. Только весной 1797 г.

он смог продолжить путешествие, а в Британию прибыл в самом конце того же года — транзитом через Карибы, на борту работоргового судна.

Читать:  Эксперимент Таскиги — как американцы проводили опыты на чернокожих

Его уже считали погибшим, а он появился живой, почти здоровый, да еще с известием об открытии Нигера! Парк развеял все сомнения относительно направления течения этой реки, опроверг гипотезы о соединении Нигера с Гамбией и Сенегалом. Вот только исток и место впадения реки по-прежнему оставались неизвестными. Тем не менее книга Парка «Путешествие во внутренние области Африки в 1795—1797 гг.», изданная в 1799 г., произвела на публику большое впечатление.

Мунго женился, занимался научной работой, отверг предложение ехать в Новый Южный Уэльс, однако, когда к нему обратились с приглашением снова отправиться в Западную Африку, согласился. Воспоминания обо всех тяготах первого путешествия его не остановили. Упрямые люди эти шотландцы. К тому же Парк увлекся идеей, что Нигер и Конго — одна и та же река. Вот это было бы открытие!

В конце января 1805 г. большая экспедиция, в состав которой входило более 40 человек, в том числе шурин Парка Александр Андерсон, офицеры, солдаты и моряки, отправилась из Портсмута к устью Гамбии. Оказалось, количество людей — еще не гарантия успеха.

Не вовремя экспедиция вышла в путь. Лишь в середине августа отряд достиг Нигера у Бамако — вернее, остатки отряда. Застигнутые в пути сезоном дождей, люди начали болеть, и до Бамако добрались лишь 11 человек.

До Сегу путешествовали на лодках, а там Парк с помощью единственного здорового солдата смастерил из двух лодок одну большую и назвал ее «Джолиба» в честь реки, которая, как предчувствовал Мунго, принесет ему или славу, или — скорее всего — смерть.

 Тем временем умер Андерсон, от всего отряда остались лишь пять европейцев и четыре африканца.

Они отправились в свое последнее плавание 19 ноября.

А перед этим Парк отослал назад, к устью Гамбии, проводника-африканца с дневником первой части путешествия и письмами: одно из них предназначалось британскому представителю в Пизании, а второе — жене.

Если супруге он написал о своей уверенности в скорой встрече, то в письме колониальному администратору звучит нечто иное — обреченность и готовность к смерти. После этого Парк со своим отрядом пропал.

Читать:  Роковая экспедиция полковника Фосетта

Судьба Мунго и его спутников стала известна только через несколько лет благодаря африканцу Амади — единственному выжившему участнику экспедиции. Отряд прошел от Дженне до Тимбукту, а потом достиг места, где Нигер резко поворачивает на юго-восток.

Несколько раз на путешественников нападали местные жители, однако европейцам с их огнестрельным оружием эти налеты были не страшны. Правда, Амади утверждал, что иногда британцы открывали по африканцам ничем не спровоцированный огонь.

Время от времени попадавшиеся на пути пороги также не представляли опасности, поскольку конструкция лодки, придуманная Парком, оказалась очень удачной. Но всякому везению приходит конец. Когда экспедиции оставалось пройти несколько сотен километров до устья реки, лодка застряла на порогах Буса.

Этого как будто ждали местные жители, начавшие обстреливать европейцев из луков. Нападавшие имели такое численное превосходство, что отстреливаться не было смысла, и тогда Парк и его спутники бросились в воду. Никто не выплыл. Вместе с людьми погибли и все материалы экспедиции.

Мунго Парку так и не удалось отыскать исток и устье Нигера, но по его следам по шли другие. В 1823 г. шотландец Александр Ленг установил, что Нигер берет начало на северо-востоке Сьерра-Леоне. В 1822—1825 гг.

экспедиция шотландца Хью Клаппертона подтвердила выводы Парка о том, что Нигер никак не связан с озером Чад, а за Тимбукту поворачивает на юг. После смерти Клаппертона его ассистент Ричард Лендер в 1830 г.

прошел вниз от порогов Буса, места гибели Мунго Парка, до устья Нигера.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой

Мунго Парк, шотландский путешественник

Другие действующие лица

Джозеф Бэнкс, основатель Африканской ассоциации; Александр Андерсон, шурин Парка

Время действия

1795—1806 гг.

Маршрут

От атлантического берега Африки до Нигера и далее вниз по реке

Цели

Поиски Нигера, определение направления, в котором течет река, исследование внутренних районов Западной Африки

Значение

Открытие Нигера, одной из трех крупнейших африканских рек

Ха-хаЛайкВауДоволенПечальноКакаЗлюсьПодписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзени Телеграмм

Источник: http://mir-znaniy.com/mungo-park-priklyucheniya-shotlandtsa-v-afrike/

Мунго Парк

Мунго Парк, шотландский врач и путешественник

(1771 — 1806)

Шотландский врач и путешественник. По поручению Британского Африканского общества совершил два путешествия во Внутреннюю Африку и исследовал на большом протяжении реки Гамбию и Нигер.

Сын фермера, седьмой ребенок в семье, в которой было тринадцать детей, Мунго Парк стал учеником врача, а затем изучал медицину в Эдинбурге.

Его интерес к ботанике, а также хлопоты брата, работавшего в Лондоне садовником способствовали его знакомству с сэром Джозефом Бэнксом, который помог молодому человеку, оставшемуся без средств к существованию, устроиться на парусник, следовавший в Ост-Индию.

В качестве судового врача Парк отправился в Индонезию, в свободное время занимался научными изысканиями и по воз вращении на родину сделал доклад в британском Линнеевском обществе, которое и порекомендовало его «Африканской ассоциации».

По ее заданию в мае 1795 года Парк отбыл в Гамбию. Вероятно, он нуждался в работе и согласился рисковать жизнью за небольшое вознаграждение его экспедиция стоила ассоциации всего 200 фунтов стерлингов.

В июне 1795 года Парк прибыл в Гамбию, где познакомился с народами мандинго, занимавшимися возделыванием риса и одновременно посредничеством в торговле рабами, золотым песком, слоновой костью и воском. «Они сильны, прекрасно сложены и трудолюбивы, а женщины добродушны, резвы и пылки».

Эти качества африканских женщин Парк часто будет восхвалять и позже их чувство сострадания не раз выручало его из безвыходных положений. В бассейне Гамбии он встречал женщин, носивших крупные и тяжелые медные украшения на руках и ногах, что было знаком богатства их мужей. Такие медные браслеты изготавливались местными кузнецами.

У мандинго был и другой способ украшать себя. «Если молодые люди собирались жениться, они приглашали кузнеца, и тот острым инструментом (напильников у них не было) придавал зубам остроконечную форму». Женщины мандинго носили одежду, расшитую в виде звезд раковинами моллюсков.

Парк также обстоятельно описал хижины, обмазанные глиной, домашнюю обстановку, которую составляют койки, несколько матрасов и приспособления для сидения, кухонную утварь.

Поднявшись вверх по течению реки до английского торгового поселения Пизания, Парк вынужден был остаться здесь до декабря, так как пошли дожди, и он заболел тропической лихорадкой.

Только теперь, лежа в прогнившей хижине, измученный малярией и лишенный сна из-за невыносимого шума, поднимаемого лягушками и гиенами, он осознал, на какое опасное предприятие решился.

Ему была известна судьба его предшественника майора Хаутона, отправившегося в эти края в 1790 году и убитого где-то в глубине страны. Но 24-летний Парк нашел выход из положения он начал изучать язык малинке.

В начале декабря он выступил на восток с двумя слугами-африканцами взрослым (он же переводчик) и мальчиком (через некоторое время взрослый слуга отказался идти дальше). Для себя он приобрел верховую лошадь, а для груза (припасы, безделушки и табак для обмена) — двух ослов. Парк старался проходить через местности, куда не проник еще ислам, все же несколько раз он попадал в руки мусульман.

Парк направился из Пизании вверх по течению Гамбии и повернул к верховьям Сенегала, на берегу которого расположился стоянкой 28 декабря. Оттуда он пошел дальше к северо-востоку.

Парк быстро продвигался вперед, поскольку кроме двух сопровождавших, спутников у него не было, а вожди племен понемногу облегчали его багаж, взимая подорожную пошлину.

Когда шотландец попал в район, где жили берберские племена, он сразу почувствовал их враждебное к себе отношение, особенно после того, как у него закончились подарки, которыми можно было откупиться. К счастью, никто из местных владык и проводников не позарился на шляпу Парка, под которой он хранил дневник.

Бесспорно, у берберов имелись все основания считать европейца шпионом, кроме того, многие из них были профессиональными разбойниками, другие действовали по заданию алчных племенных вождей. Парк же находил пропитание и крышу у людей, которые сами жили в безысходной нужде.

Однажды это была негритянская рабыня, увидевшая, как он ест солому, и оказавшая ему помощь; в другой раз его спас от жажды какой-то бербер. Правда, он дал ему напиться из лохани для скота, ибо губы неверного могли осквернить любой другой сосуд.

В конце концов, Парка схватили какие-то бедуины и доставили ко двору «мавританского царя», где над ним глумились и издевались как только могли.

Три месяца путешественник провел в плену. «Несколько недель я испытывал самые невероятные мучения и самое отвратительное обращение.

Мало того, что целый день в соломенную хижину, где меня заперли вместе с дикой свиньей, проникали тучи злобных насекомых, больших и малых… что меня ругали и оскорбляли на все лады, меня еще морили голодом, не давали пить и преследовали жесточайшими насмешками, так что я впал в глубокую горячку.

Будучи в состоянии пароксизма, я однажды вышел из хижины и улегся под деревом. Но ко мне подошла целая толпа и кто-то, не долго думая, выстрелил в меня из пистолета, но дважды произошла осечка. Я был совершенно и абсолютно вне закона».

За время плена он обучился арабскому языку, а затем бежал — но не к побережью, а в глубь страны, где предположительно протекал Нигер. 21 июля 1796 года Парк, продвигаясь на восток, достиг у горы Сегу большой реки, которую африканцы называли Джолиба.

Парк не сомневался, что это и есть Нигер: «Я поднял голову и, к моей безграничной радости, увидел, наконец, главный объект моей миссии, долгожданный и величественный Нигер, который, искрясь под утренним солнцем, широкий, как Темза у Вестминстера, медленно катил свои воды к востоку.

Я побежал к берегу, напился воды и воздел руки к небу, чтобы от всей души возблагодарить создателя всего сущего, что он увенчал все мои усилия победным концом».

На берегах реки, удаленных друг от друга более чем на километр, возвышались серо-коричневые глинобитные дома, в которых проживало около тридцати тысяч человек, а над ними — купола мечетей города Сегу; на реке качались многочисленные лодки.

Но Парка не пустили в город, ибо правитель Сегу боялся мести берберов. И вновь его приютили сострадательные негритянки. Парк подарил хозяйкам две пуговицы от жилета. Конь, сумка с компасом и оставшиеся две пуговицы — вот самое ценное, что у него еще было.

Он отправился вниз по течению Нигера и хотел добраться до Томбукту или до Дженне. Как раз в это время Парк заболел тропической малярией, он был очень истощен, одежда его превратилась в лохмотья, «товары» израсходованы или раскрадены.

Он решил ограничиться расспросными сведениями о дальнейшем течении реки, услышал, что от Сегу до Томбукту около двух недель пути, но ничего не узнал о том, куда течет дальше река и где она кончается «Кто знает?..

Может быть, на краю света!» Через несколько дней, пройдя берегом Джолибы около 50 километров (до поселка Сансандинг), он повернул назад, сославшись в отчете на наступление дождливого сезона и на возможную опасность со стороны «беспощадных фанатиков» — мусульман.

23 августа Парк прибыл в Бамако, где его в очередной раз ограбили. Но доброжелательные мусульмане раздобыли ему кое-какую одежду. Прежде чем в июне 1797 года он добрался до Пизании, ему еще не раз пришлось принимать помощь местных жителей. Из-за болезни он семь месяцев провел в деревне между Сегу и устьем Гамбии.

Африканец Каарта Таура самоотверженно выхаживал больного малярией, пока тот не смог продолжить свой путь к побережью. Только в апреле 1797 года он смог продолжить путь к морю. На Гамбии он встретил американское работорговое судно.

«Так как судовой врач умер, я занял его место на корабле, и все рабы оказывали мне большое доверие, поскольку я мог говорить на их языке, а многие видели меня и раньше». Тем не менее больше двадцати из них не пережили плавания на остров Антигуа.

Когда в декабре 1797 года Парк возвратился на родину, сэр Джозеф Бэнкс и другие члены «Африканской ассоциации» узнали немного: с точки зрения решения проблемы Нигера результаты его экспедиции свелись только к окончательному установлению того, что Нигер течет в восточном направлении и что между ним и Сенегалом существует возвышенный водораздел.

Куда именно несет свои воды Нигер, Парк разузнать не смог. Более радостно была воспринята весть о густонаселенных местностях, о прилежно ведущихся сельскохозяйственных работах и о железоплавильном промысле. «Путешествия во внутренние области Африки в 1795-1797 гг.

» — так была озаглавлена книга Мунго Парка, вышедшая в свет в Лондоне в 1799 году, — принесли молодому врачу мировую известность.

Сразу же по возвращении на родину Парку предложили принять участие в топографических работах в Австралии, но он отклонил предложение и занялся изданием книги. Но книга не принесла достаточно денег, чтобы открыть врачебную практику в Эдинбурге или Лондоне. В 1799 году Парк женился на юной особе, с которой уже давно был знаком.

Правда, это счастливое время было несколько омрачено заботами о поисках средств к существованию, которые обеспечили бы приличествующий его положению достаток. Лишь в октябре 1801 года Парку удалось открыть врачебную практику в Пиблсе. Но это были далеко не те заработки, на которые он мог бы рассчитывать в Эдинбурге.

В 1803 году, когда в Пиблсе умер врач с богатой клиентурой, Парк написал брату, что тяжелые годы, кажется, позади. Но именно в этот момент его призвал к себе лорд Хобарт, государственный секретарь колониального ведомства. На сей раз Мунго Парку предстояло исследовать Нигер, располагая куда большими материальными возможностями.

Вторая экспедиция шотландца, как и большинство последующих экспедиций «Африканской ассоциации», финансировалась уже непосредственно правительством Великобритании, признавшим важность подобных исследований. Для экономических интересов страны.

В распоряжение Парка предоставлялось 5000 фунтов; в Западной Африке он мог нанять под свое командование до сорока пяти солдат, его сопровождали художники и четыре плотника, с чьей помощью. На Нигере должно было быть построено небольшое судно. Многочисленное оснащение — научные инструменты, товары для обмена, оружие — явно отягощало предприятие.

Мунго Парк отправился в новое путешествие с твердой решимостью проследить Нигер до его устья.

В апреле 1805 года он высадился в устье реки Гамбии, а в мае с семью спутниками-англичанами под охраной отряда в 35 солдат начал медленное движение сухим путем на восток. В областях, на которые распространялось влияние мандинго, они довольно быстро продвигались вперед, но очень скоро выявились недостатки столь многолюдной экспедиции.

В одиночку исследователь переждал бы сезон дождей. Теперь же его терзали постоянные заботы о провизии, носильщиках и вьючных животных; на привалах снаряжение привлекало грабителей, с наступлением дождливого сезона появились тучи москитов, а с ними и лихорадка.

Солдаты стали болеть, и когда в середине августа экспедиция достигла Джолибы (Нигера) у города Бамако, она насчитывала вместо сорока человек одиннадцать. Уже на этом участке пути Парк резко обострил отношения с мирными жителями, надеясь на силу своего отряда.

«Когда я убедился, что за время нашего путешествия мы потеряли три четверти солдат, и к прочим несчастьям у нас не осталось ни одного плотника, который мог бы построить лодку, чтобы плыть дальше к новым открытиям, именно тогда будущее показалось мне покрытым мраком».

Людей, плывших вниз по реке в открытой лодке, изводила жара, которая «могла зажарить даже язык быка». Лодку они еще сумели сторговать, но по мере приближения к Сегу положение их становилось все сложнее, а окружение — все враждебнее.

В ноябре 1805 года Мунго Парк сообщил жене о смерти ее брата, который сопровождал Парка. Это было его последнее письмо.

«…У меня еще достаточно людей, чтобы добраться по реке до моря и ответить на любое оскорбление… Я не намерен нигде высаживаться, пока не достигну побережья, что произойдет, я думаю, примерно в конце января.

Тогда с первым кораблем мы отправимся в Англию. Вполне вероятно, что я уже буду в Англии, когда ты получишь это письмо». Больше сообщений от него не поступало.

Через три года английский губернатор Гамбии послал на поиски путешественников местного торговца, одно время служившего переводчиком у Парка.

Ему удалось отыскать другого африканца, который плавал на «шхуне» и сообщил, что с Парком был офицер и еще шесть человек: трое англичан и трое африканцев-рабов.

В Сансандинге (немного ниже Сегу) англичане переоборудовали большую пирогу в парусное судно, которому было дано имя «Джолиба».

Перед тем как пуститься в плавание вниз по Джолибе (Нигеру), Парк отослал с оказией в Гамбию дневник первого этапа своего путешествия (он был опубликован в 1815 году). В числе прочих сведений он сообщил о наведенных им справках относительно дальнейшего течения реки; из них явствовало, что она поворачивает на юг, и путешественник склонен был усматривать в этом подтверждение версии о соединении Нигера с Нилом.

Они прошли на «шхуне» по Джолибе (Нигеру) почти 2,5 тысячи километров на северо-восток до Томбукту, а затем на восток и юго-восток до порогов Буса в нижнем течении реки. В пути — часто, видимо, без всяких оснований — Парк приказывал открывать стрельбу по африканцам, и они называли его «бешеным белым».

Позднейшие путешественники по Нигеру сообщали, что приречные жители через десятки лет с ужасом вспоминали о Парке. Столкновения все учащались. Последняя стычка произошла перед порогами Буса из-за спора с местным вождем, требовавшим ружье «за право прохода» через пороги. После отказа вождь приказал лучникам обстрелять «шхуну».

Спасаясь от стрел, Парк и его спутник-офицер бросились в воду и утонули…

Сын путешественника, гардемарин Том Парк, в 1827 году сошел с корабля, чтобы в окрестностях Бусы заняться поисками отца. Продвинувшись в глубь страны менее чем на триста километров, он заболел лихорадкой и умер.

Колоритная фигура этого смелого первопроходца, его короткая, но яркая жизнь и трагическая гибель неоднократно привлекали популяризаторов истории географических исследований. О Парке написано больше, чем о многих других путешественниках по Африке, в том числе и тех, реальный вклад которых в изучение этого континента был более весом.

Источник: http://indbooks.in/mirror1.ru/?p=314934

Мунго Парк и его путешествие по Африке

Мунго Парк, шотландский врач и путешественник

Лондонское африканское общество избрало своей первой задачей разрешение вопроса о реке Нигер. Исследовать область Нигера оно и поручило было капитану Хаутону, экспедиция которого окончилась так печально. В 1795 г. Африканское общество снарядило в Африку для исследования области Нигера шотландского врача Мунго Парка.

Мунго Парк, занимая место корабельного врача на одном английском военном судне, узнал, что Африканское общество ищет путешественника, который решился бы подняться вверх по течению реки Гамбии и проникнуть оттуда в глубь африканского материка.

Мунго Парк, давно уже желавший ознакомиться с естественными богатствами внутренней Африки, а также с нравами и обычаями ее населения, предложил Африканскому обществу свои услуги. 22 мая 1795 г. он уже отплыл из Портсмута в Африку.

Прибыв в Жиллифри при устье Гамбии, Мунго Парк поднялся вверх по течению этой реки до местечка Пизании, где жил один английский колонист. Здесь Мунго Парк принялся за изучение наиболее употребительного среди туземцев мандингского наречия.

2 декабря 1795 г. Мунго Парк в сопровождении двух переводчиков-негров и нескольких носильщиков с багажом отправился вглубь страны. Он достиг благополучно городка Медины, а затем добрался до берегов реки Фалеме, которая вытекает из Далабских гор.

31 декабря Мунго Парк был в городе Тизи, находившемся в пределах Кассонского царства, плодородной, богатой и густо населенной страны. 22 февраля он прибыл в город Жарру. Отправившись далее, он был ограблен по дороге маврами, которые отвели его затем к людамарскому царьку в местечко Бену.

 «Сидя на черной сафьянной подушке, — говорит Мунго Парк, — царек собственноручно подстригал себе усы, он был уже в преклонных годах, что ясно показывала длинная, седая его борода. Звали его Али. Али-баба долго и пристально смотрел на меня, а затем, обратившись к маврам, которые привели меня к нему, спросил, говорю ли я по-арабски.

Они отвечали отрицательно. Поэтому Али-баба не стал меня расспрашивать, а распорядился запереть меня в отдельную комнату».

Английский путешественник, сидя в плену у мавров, не надеялся уже на свое освобождение, но неожиданная война между людамарским властителем и каартским султаном способствовала его освобождению.

Во время нашествия каартских воиск Мунго Парк в общей панике бежал из плена и перебрался в пределы каартского царства. После долгого и утомительного путешествия Мунго Парк достиг города Мурджу, откуда добрался до города Сегу, расположенного на берегах реки Джопибы или Нигера.

«Трудно передать словами то чувство удовлетворения, с каким я увидал, наконец, -пишет Мунго Парк, -после многих лишеннй, великую цель моего путешествия, величественный Нигер, к которому я так долго стремился.

Река эта такой же ширины, как Темза в Вестминстере, вся сверкала в лучах заходящего солнца и медленно катила свои воды по направлению к востоку. Подбежав к берегу, я зачерпнул рукою воды и утолил свою жажду».

Султан бамбарского царства, живший в городе Сегу, куда прибыл Мунго Парк, узнав о приезде в его город иностранца, воспретил Мунго Парку пребывание в своей столице и приказал тотчас же проводить путешественника до города Сансандига. Мунго Парку не позволили сделать остановку и в этом городе. Лошадь его от долгого пути до того утомилась и обессилела, что ее пришлось продать, после чего Мунго Парк отправился далее в лодке вниз по течению Нигера.

В Мурзане, небольшой деревушке на берегу Нигера, Мунго Парку пришлось отказаться от дальнейшего плавания и подумать о возвращении к устью Гамбии. Дейстительно, спускаясь по течению Нигера, Мунго Парк встречал все больше и больше мавров, относившихся к нему очень враждебно.

Но и обратный путь к устью Г амбии был нелегок. Нужно было пройти пешком несколько сот миль, причем у Мунго Парка не было никаких средств. Однако другого выбора не было, и Мунго Парк отправился пешком, питаясь подаянием.

Пройдя через Мурзан, Кею и Модибу, Мунго Парк добрался снова до города Сансандига, откуда направился в город Джаббе. По дороге Мунго Парк зарабатывал себе средства к существованию тем, что писал для туземцев талисманы или «сафа».

Таким образом ему удалось скопить известную сумму денег и купить снова лошадь, на которой он поехал дальше. Но вскоре после этого Мунго Парк был ограблен разбойниками, которые не только отняли у него лошадь, но и сняли с него все платье.

Очутившись безо всего в пустыне, в тысяче километров от ближайшей европейской фактории, Мунго Парк пришел было в полное отчаяние. Но решив, что пока человек жив, ему нечего падать духом, Мунго Парк мужественно пошел вперед и прибыл в город Сибидулу.

Манза, или местный властитель, разыскал лошадь и платье, похищенные разбойниками, и возвратил их путешественнику. Мавританский купец Камалья, или Карфа-Тора‚ предложил Мунго Парку отправиться по окончании дождливого времени года к устьям Гамбии с караваном невольников.

Мунго Парк до того был измучен, что не рискнул продолжать путь один и поэтому принял это предложение, и остался ждать каравана. Караван с невольниками выступил к устью Гамбии 19 апреля.

Пройдя через Джаллонскую пустыню и переправившись сначала через Сенегал, а затем через реку Фалеме, караван достиг наконец берегов Гамбии и прибыл в Пизанию, где 12 июня 1797 г, доктор Ладлей встретил с распростертыми объятиями Мунго Парка, которого он не рассчитывал уже увидеть живым.

 22 сентября того же года Мунго Парк вернулся в Англию. Его открытия во внутренней Африке возбудили такой интерес в английском обществе, что Лондонское африканское общество вынуждено было разрешить Мунго Парку издать краткий очерк этого путешествия, имевшего несомненно более существенное значение, чем все предшествовавшие путешествия. 

В 1804 г. Лондонское африканское общество, желая пополнить сведения о реке Нигер, предложило еще раз Мунго Парку совершить путешествие в Центральную Африку. Мунго Парк согласился. На этот раз он взял с собою своего родственника доктора Андерсона, художника Джорджа Скопа и пятерых стрелков. На экспедицию общество ассигновало 2 тысячи фунтов стерлингов.

Прибыв весною 1805 г. в Горейский порт, Мунго Парк захватил еще с собою четырех плотников, одного офицера и 35 солдат. Таким образом у него составился отряд из 47 европейцев, не считая негров-носильщиков. Со своим караваном Мунго Парк вступил 27 апреля и, следуя почти той же дорогой, что и в первый раз, т. е.

идя почти прямо на восток, прибыл наконец в Бамбару, на берегу Нигера. К концу этого путешествия из всех его 47 спутников осталось в живых только шесть солдат и один плотник.

Все остальные погибли от утомления, от изнурительных лихорадок и разных других болезней, обыкновенно свирепствующих в тропической Африке после разлива рек.

28 октября скончался после четырехмесячной болезни доктор Андерсон, и Мунго Парк снова очутился один в Центральной Африке.

Бамбарский султан Мансонг разрешил Мунго Парку построить в Сансандиге судно, на котором можно было бы спуститься вниз по течению Нигера.

Судно это было построено и названо Мунго Парком «Джолиба» -имя, каким называли туземцы реку Нигер. 16 ноября Мунго Парк намеревался начать свое плавание.

 На этом обрывается путевой журнал Мунго Парка. Этот журнал был доставлен из Сансандига в Горею негром Исааком, служившим переводчиком у Мунго Парка.

Не получая после этого никаких известий от Мунго Парка, английские власти снова послали Исаака в Сансандиг узнать о судьбе путешественника.

В Сансандиге Исаак разыскал своего знакомого негра Амади Фатулу, который должен был сопровождать Мунго Парка во время его плавания по Нигеру. Негр этот рассказал Исааку следующее:

 «Отплыв из Сансандига, мы прибыли через два дня в Силлу, а еще через два дня в Дженне. Когда мы подходили к местечку Дибби, за нами погнались на трех челноках негры, вооруженные дротиками, копьями, луками и стрелами.

У них не было, к счастью для нас, огнестрельного оружия, и они вскоре прекратили свое преследование. Близ Ракбары и потом недалеко от Тимбукту судно Мунго Парка подверглось новому нападению негров. Близ Гурумо на «Джолибу» напало семь лодок и только выстрелы вынудили негров обратиться в бегство.

С большим трудом Мунго Парк добрался до Гаусы, которая служит портом Тимбукту на Нигере. После этого Мунго Парк направился далее и прибыл в город Яур. Мунго Парк послал Амади-Фатулу в этот город, чтобы купить там провизии и передать местному властителю обычные подарки.

Султан Яура‚ думая, что у Мунго Парка много на судне разных драгоценностей, отправил в маленькую деревушку Буссу, ниже Яура, большой отряд войска для нападения на Мунго Парка. Когда судно Мунго Парка проходило мимо этой деревни, его осыпали с берега градом камней и стрел.

Видя неминуемую гибель, Мунго Парк со своими товарищами бросился в реку, думая перебраться на противоположный берег, но он сам и все его спутники утонули».

 Так злополучно окончилась первая попытка европейцев исследовать течение Нигера и проникнуть в область Тимбукту и Гауссы.

После Мунго Парка было сделано много попыток исследовать Нигер, но все они оканчивались неудачно, и почти целое столетие область Нигера являлась самой таинственной для европейцев страною. Лишь в 1854 г.

Барт исследовал среднее течение Нигера от Тимбукту до Сая, истоки же Нигера были открыты только в 1879 г. путешественниками Мустье и Цвейфелем.

Источник: https://traveller-world.pp.ua/mungo-park

Booksm
Добавить комментарий