Мультикультурализм

МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИ́ЗМ

Мультикультурализм

Авторы: С. В. Соколовский

МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИ́ЗМ (от лат.

mul­tum – много и куль­ту­ра), 1) муль­ти­куль­тур­ная си­туа­ция, куль­тур­ное мно­го­об­ра­зие, куль­тур­ная, язы­ко­вая и кон­фес­сио­наль­ная мо­за­ич­ность на­се­ле­ния го­су­дар­ст­ва.

2) По­ли­ти­ка го­су­дар­ст­ва, на­прав­лен­ная на под­держ­ку и пра­во­вое обес­пе­че­ние муль­ти­куль­тур­ной си­туа­ции, а так­же тео­ре­тич. и идео­ло­гич. обос­но­ва­ние та­кой по­ли­ти­ки.

Фи­лос. ос­но­вы тео­рии М. бы­ли за­ложе­ны в кон. 19 в. в тру­дах пред­ста­вите­лей праг­ма­тиз­ма – Ч. С. Пир­са, У. Джейм­са, Дж. Сан­тая­ны, Дж. Дьюи и У. Э. Б. Дю­буа.

Джеймс в сво­ей ра­бо­те «A Pluralistic universe» (1909) ут­вер­ждал, что идея плю­ра­лиз­ма и муль­ти­куль­тур­но­го об­ще­ст­ва «ста­нет ос­но­во­по­ла­гаю­щей для фор­ми­ро­ва­ния фи­ло­соф­ско­го и со­ци­аль­но­го гу­ма­низ­ма». В 1-й пол. 20 в. фор­ми­ро­ва­нию док­три­ны М. спо­соб­ст­во­ва­ла раз­ра­бо­тан­ная Ф.

 Боа­сом и его уче­ни­ка­ми кон­цеп­ция ис­то­рич­но­сти, мно­же­ст­вен­но­сти и ав­то­ном­но­сти куль­тур (вме­сто уни­вер­саль­но­сти и един­ст­вен­но­сти куль­ту­ры эво­лю­цио­ни­стов 19 в.) и куль­тур­но­го ре­ля­ти­виз­ма. С 1930-х гг. про­бле­мы М.

и меж­куль­тур­ных кон­так­тов (про­цес­сы ак­куль­ту­ра­ции и ас­си­ми­ля­ции) ис­сле­до­ва­лись в кон­тек­сте уси­ли­ваю­щих­ся ми­гра­ций (осо­бен­но из­вест­ны­ми в этой свя­зи ста­ли ра­бо­ты ман­че­стер­ской и чи­каг­ской школ). С нач. 1970-х гг.

, в свя­зи с ис­сле­до­ва­ния­ми эт­нич­но­сти, ак­цент пе­ре­мес­тил­ся на изу­че­ние т. н. по­стми­грант­ских со­об­ществ, су­ще­ст­вую­щих в стра­нах им­ми­гра­ции не­сколь­ких по­ко­ле­ний. В 1990-е гг. при­об­ре­ла ак­ту­аль­ность те­ма гло­ба­ли­за­ции и воз­ник­шее в её рам­ках но­вое на­прав­ле­ние ис­сле­до­ва­ний т. н.

ми­грант­ско­го транс­на­цио­на­лиз­ма (взаи­мо­дей­ст­вия ми­грант­ских и по­стми­грант­ских со­об­ществ по­верх по­ли­тич. гра­ниц), в т. ч. в кон­тек­сте по­ли­ти­ки М. Эти ис­сле­до­ва­ния ста­ли на­столь­ко по­пу­ляр­ны, что по­ня­тие «М.» свя­зы­ва­ет­ся пре­ж­де все­го с по­ли­ти­кой в от­но­ше­нии ми­грант­ских и пост­ми­грант­ских со­об­ществ.

С сер. 20 в. по­ли­ти­ка М., на­прав­лен­ная на борь­бу с дис­кри­ми­на­ци­ей, под­держ­ку прав мень­шинств и по­ощ­ре­ние то­ле­рант­но­сти, ста­ла вхо­дить в прак­ти­ку го­су­дарств с муль­ти­куль­тур­ным на­се­ле­ни­ем.

В 1949 она бы­ла про­воз­гла­ше­на Кон­сти­ту­ци­ей Ин­дии, в 1970-е гг. ста­ла офиц. по­ли­ти­кой Ка­на­ды, Ав­ст­ра­лии, не­ко­то­рых стран Зап. Ев­ро­пы, вне­дре­на в сфе­ру об­ра­зо­ва­ния США. Рас­про­стра­не­ние по­ли­ти­ки М. свя­зы­ва­ет­ся так­же с оформ­ле­ни­ем в кон. 1970-х – нач.

1980-х гг. т. н. по­ли­ти­ки иден­тич­но­сти, вы­ра­зив­шей­ся в мас­со­вых дви­же­ни­ях за пра­ва жен­щин, нац. и сек­су­аль­ных мень­шинств, и «по­ли­ти­ки при­зна­ния», на­прав­лен­ной на их спра­вед­ли­вое и рав­но­прав­ное вклю­че­ние в со­ци­аль­ную, куль­тур­ную и по­ли­тич. жизнь (Ч.

 Тей­лор). С 1990-х гг. эле­мен­ты по­ли­ти­ки М. вне­дря­ют­ся в Рос­сии.

С сер. 1990-х гг. тео­рия и по­ли­ти­ка М.

под­вер­га­ют­ся кри­ти­ке с по­зи­ций уни­вер­саль­но­сти прин­ци­пов ли­бе­ра­лиз­ма; ука­зы­ва­ет­ся, что ле­жа­щие в его ос­но­ве на­ту­ра­ли­за­ция куль­ту­ры (пред­став­ле­ние о куль­ту­ре как вро­ж­дён­ной и не­из­мен­ной) и куль­тур­ный эс­сен­циа­лизм (рас­смот­ре­ние куль­тур как од­но­род­ных це­ло­ст­но­стей) ве­дут к по­ли­ти­за­ции меж­куль­тур­ных от­но­ше­ний, разл.

вер­си­ям эт­но­на­цио­на­лиз­ма (см. в ст. Национа­лизм) и шо­ви­низ­ма; что куль­тур­ный ре­ля­ти­визм при­во­дит к тер­пи­мо­сти по от­но­ше­нию к на­ру­ше­ни­ям прав че­ло­ве­ка и под­ры­ву ос­нов гражд. уни­вер­са­лиз­ма. В ле­вых кру­гах по­ли­ти­ку М. ста­ли ха­рак­те­ри­зо­вать как не­ора­сист­скую, в ко­то­рой по­ня­тие ра­сы бы­ло за­ме­не­но по­ня­ти­ем куль­ту­ры (т. н.

куль­тур­ный ра­сизм), срав­ни­вая её с юж.-афр. апарт­хей­дом. Пред­став­ле­ния о груп­по­вых куль­тур­ных пра­вах и по­ли­тич. пред­ста­ви­тель­ст­ве куль­тур­ных со­об­ществ, от­ли­чаю­щих­ся раз­мы­то­стью груп­по­вой иден­тич­но­сти, при­во­дят к со­зда­нию кор­по­ра­ций на эт­нич. ос­но­ве (на­цио­наль­но-куль­тур­ных ав­то­но­мий).

Вы­яви­лись объ­ек­тив­ные про­ти­во­ре­чия ме­ж­ду по­ли­ти­кой под­держ­ки мень­шинств и стрем­ле­ни­ем го­су­дарств к ин­те­гра­ции со­об­ществ ми­гран­тов. Дей­ст­вую­щие муль­ти­куль­тур­ные ре­жи­мы стал­ки­ва­ют­ся с серь­ёз­ны­ми про­бле­ма­ми. В не­ко­то­рых стра­нах Зап. Ев­ро­пы по­ли­ти­ка М. на­чи­на­ет пе­ре­смат­ри­вать­ся в поль­зу мо­но­куль­ту­ра­лиз­ма и куль­тур­ной ас­си­ми­ля­ции им­ми­грант­ских со­об­ществ.

Источник: https://bigenc.ru/ethnology/text/2237319

Почему мультикультурализм — путь в никуда

Мультикультурализм

Приветствую всех. Данная тема назревала довольно давно, но окончательным поводом для создания этого поста послужил сегодняшний расстрел в мечети Новой Зеландии.

Приступим.

Для начала разберемся, что такое мультикультурализм.

Мультикультурализм — один из аспектов толерантности, заключающийся в требовании параллельного существования культур в целях их взаимного проникновения, обогащения и развития в общечеловеческом русле массовой культуры.

То есть, по сути, задача мультикультурализма — объединить людей различных устоев в одно целое, подружить их между собой, привить им взаимоуважение. Результатом этого, по идее, должно было быть снижение числа конфликтов, повышение единства и постепенное избавление от национальностей. Но все получается с точностью наоборот.

Мигранты начинают совершать преступления — резко возрастает число изнасилований, краж и нападений на людей(для примера, в Лондоне за последние 5 лет число нападений с применением ножа выросло более, чем на 50%).

В толерантной Швеции за 5 лет уровень убийств вырос на 75 процентов. (https://www.statista.com/statistics/533917/sweden-num..)

Растет количество No-go areas — зон с особо высокой концентрацией преступлений.

Почему так происходит? Давайте разбираться.

Чтобы понять суть происходящего, нужно представлять, что твориться в головах тех самых мигрантов.

Здесь надо обратить внимание на 2 вещи:

1. Обстановка в которой они росли — отсутствие нормального образования, нищета, отсутствие стабильности, войны. В обществе принята агрессия и жестокость.

2. религия, которой они придерживаются.

Для ее понимания, обратимся к Корану, где сказано:

1) все немусульмане попадут в ад:

«Воистину, неуверовавшие (в религию Ислам, в Коран и Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует) люди Писания (иудеи и христиане) и многобожники окажутся в огне Геенны и пребудут там вечно. Они являются наихудшими из тварей.» [Аль-Баина, Ясное Знамение 98:5]

«Аллах опозорит неверных (пленом и убиением в этом мире) (и в Вечной жизни, сделав их обитателями Ада)!» (9:2)

2) дружить с немусульманами запрещено:

«О вы, которые уверовали! Не дружите с иудеями и христианами: они дружат между собой. Если же кто-либо из вас дружит с ними, то он сам из них. Воистину, Аллах не ведет прямым путем нечестивцев.» (5:51)

3) немусульмане должны платить дань(джизйу) мусульманам

«Сражайтесь с теми из людей Писания, кто не верует ни в Аллаха, ни в Судный день, кто не считает запретным то, что запретили Аллах и Его Посланник, кто не следует истинной религии, пока они не станут униженно платить джизйу собственноручно.» (9:29)

4) нужно сражаться с неверными:

Сражайтесь с неверными, пока они не перестанут совращать [верующих с пути Аллаха] и пока они не будут поклоняться только Аллаху. Если же они будут [совращать с пути верующих], то ведь Аллах видит то, что они вершат.» (8:39)

«Убивайте [неверующих], где бы вы их ни встретили, изгоняйте их из тех мест, откуда они вас изгнали, ибо для них неверие хуже, чем смерть от вашей руки. И не сражайтесь с ними у Запретной мечети, пока они не станут сражаться в ней с вами. Если же они станут сражаться [у Запретной мечети], то убивайте их. Таково воздаяние неверным!» (2:191)

5) вознаграждение за сражение с неверными:

«Пусть сражаются во имя Аллаха те, которые покупают будущую жизнь [ценой] жизни в этом мире. Тому, кто будет сражаться во имя Аллаха и будет убит или победит, Мы даруем великое вознаграждение.» (4:74)

6) надо заниматься распространением религии

«Чья речь прекраснее, чем речь того, кто призывает к Аллаху, поступает праведно и говорит: “Поистине, я — один из мусульман”?» (41:33)

7) запрещены элементы культуры и искусства — памятники(т.к. это идолопоклонство), запрещено слушать звуки музыкальных инструментов.

8) Геям, лесбиянкам и трансам — положена смертная казнь.

9) запрещается жить по законам, отличным от Шариата.

_______

В итоге получается следующая картина — приезжая из неблагополучных стран в условную Новую Зеландию или Норвегию, мигранты, следуя своей вере, убеждены, что местное население этих стран находится на ложном пути — т.е. они все кафиры и попадут в ад.

Они знают, что им запрещено дружить с местными, доверять им, иметь какие-либо дела с ними. Знают, что местные должны платить им дань (джизйу), что с ними надо сражаться. Знают, что им надо распространять свою религию и законы, связанные с ней (т.к.

запрещено жить по законам, не связанных с Кораном. А Ислам — это единственная истина.)

Они знают, что ЛГБТ и атеистам положена смертная казнь, что все памятники и музыкальные инструменты нужно уничтожать.

О какой ассимиляции может идти речь, когда в их вере столько законов, которые способствуют изоляции мигрантов от местного населения?

На этой почве растут преступления, они постоянно борятся за свои права, не хотят работать, требуют пособия, агрессивно себя ведут, наглеют и считают себя людьми высшего сорта, а местных — рабами.

Они продвигают во власть своих людей, требуют введения своих законов, при этом постоянно твердят, что их ущемляют.

На местное население, в свою очередь, воздействует пропаганда толерастии, терпимости и мультикультурализма — запрещено плохо высказываться на эту тему и препятствовать ввозу новых беженцев.

Вдобавок, куча леваков и просто наивных людей выходят на улицу с плакатами «welcome refugees», а в случае терактов стоят с плакатами «terrorism has no religion».

Разумных и думающих, а так же людей с альтернативными взглядами жестко презирают, не дают им даже высказаться — тупо затыкают, «закидывают помидорами», превращая в изгоев.

Только они забывают, что терпение когда-нибудь заканчивается и результатом становятся события, подобные тем, что произошли в Новой Зеландии или Норвегии(Брейвик).

Источник: https://pikabu.ru/story/pochemu_multikulturalizm__put_v_nikuda_6575630

Мультикультурализм

Мультикультурализм

Мультикультурализм (многокультурность) представляет собой относительно недавнее явление: он возник в 70‑е гг. XX в. в Канаде и США. Мультикультурализм выступает одновременно и как реальное социальное движение, и как определенное течение мысли и идеологии.

Он стал третьей влиятельной моделью решения сложной проблемы, связанной с культурной, этнической, расовой и религиозной разнородностью государств.

Таких государств в мире абсолютное большинство: лишь менее 10% стран могут рассматриваться в качестве культурно однородных.

Первой моделью преодоления культурно‑этнической разнородности является ассимиляция. Она ориентирует на полное или близкое к тому растворение меньшинств в более широкой, доминирующей культурной и этнической общности. Ярким примером этого может служить Франция.

Сегодня она, едва ли не единственная из крупных европейских стран, представляет собой гражданскую монокультурную нацию, государство‑нацию.

Это стало возможным благодаря тому, что Франция в течение длительного времени, начиная с Великой французской революции, проводила продуманную и целенаправленную политику культурного универсализма, стремилась нивелировать этнические и языковые различия, построить светскую и гражданскую республику.

Вторая, интегративная модель предполагает сохранение каждой этно‑культурной общностью своей идентичности. В то же время данная модель базируется на строгом разделении общественно‑политической и частной сфер. В первой сфере последовательно осуществляется принцип равенства прав и свобод всех членов общества.

Вторая сфера, охватывающая культурные, этнические, религиозные и другие аспекты, считает их частным делом отдельного человека. Следует отметить, что и в этом случае, как правило, проводится политика, направленная на стирание культурных, этнических и языковых различий, хотя делается это не всегда открыто.

Государства, выбравшие вторую модель, называются этническими нациями. Их примером может служить Германия.

Третью модель, мультикультурализм, в известной мере можно определить как попытку преодоления предыдущих моделей, некий третий путь решения культурного и национального вопросов. Эта модель возникла в Канаде и США. Напомним, что Канада является разнородной в культурном, лингвистическом, религиозном и этническом плане страной.

Большинство населения составляют англо‑канадцы и франко‑канадцы. Одна из самых крупных ее провинций – франкоговорящий Квебек – стала источником сепаратизма. Понимая всю опасность такого явления, канадские федеральные власти с середины 60‑х гг. занялись решением данной проблемы, используя для этого не грубую силу, а современные цивилизованные формы и способы.

Было провозглашено равенство английского и французского языков: Канада официально определяет себя как многокультурное общество, покоящееся на англо‑французском двуязычии. На уровне конституции за Квебеком был закреплен статус провинции с языковой и культурной спецификой. Принят специальный закон о многокультурности.

Благодаря этим и другим мерам остроту проблемы сепаратизма, межкультурной напряженности удалось существенно ослабить.

Гораздо сложнее ситуация в США. Дело в том, что по своей этнокультурной структуре Америка представляет собой одно из самых сложных обществ.

Ее население исторически складывалось по меньшей мере из пяти основных элементов: коренное население – индейцы; потомки рабов, массы которых завозились из Африки; религиозно‑неоднородная первая волна колонистов; политическая и экономическая элита англосаксонского происхождения; последующие волны иммигрантов не только из европейских, но и из латиноамериканских и азиатских стран.

Пытаясь создать единое и сплоченное общество и государство, Америка во многом ориентировалась на французский путь, официально избрав ассимиляцию, которая получила название «плавильный тигель» (melting pot). Однако, несмотря на предпринятые усилия, к середине XX в.

стало ясно, что эта политика не принесла желаемых результатов. Широкое движение афро‑американцев за гражданские права в 1960‑е гг., различные формы феминизма, движение сексуальных меньшинств и т. д.

– все это свидетельства кризиса американской идентичности, который сопровождает всю историю Соединенных Штатов, периодически затухая и затем снова обостряясь.

Основная причина такого положения заключается в том, что ассимиляция фактически осуществлялась главным образом по отношению к белым иммигрантам из европейских стран.

Что касается остальных групп населения Америки, то здесь скорее доминировала совсем другая модель – не ассимиляции, а отторжения: резервации для индейцев, расизм в отношении афро‑американцев, дискриминация представителей других групп цветного населения.

Все это порождало напряженность и враждебность в межэтнических отношениях, постоянную опасность социального взрыва.

Поиск выхода из сложившейся ситуации привел к появлению мультикультурализма. Основной его целью было решение острой проблемы афро‑американского меньшинства, сглаживание разрушительных последствий расизма. В этом плане мультикультурализм выступал как политика определенных льгот и компенсаций, проводимая прежде всего в сфере высшего образования. Сначала эта политика имела определенный успех.

Однако затем, по мере роста требований со стороны африканского меньшинства и подключения к ним требований других меньшинств, положение стало усложняться и ухудшаться. Возникло то, что было названо «тиранией меньшинств». В силу этого 90‑е годы прошли под знаком острых дискуссий о мультикультурализме, негативные последствия которого вновь заставили говорить о кризисе американской идентичности.

Тем не менее мультикультурализм вышел за границы Северной Америки и оказал влияние на другие страны. В частности, в Австралии, Колумбии, Парагвае, Южной Африке были приняты конституции, основанные на многокультурности.

Не избежала его влияния даже Франция, которая в плане решения культурного и национального вопросов всегда считалась одной из самых благополучных стран: в 90‑е гг.

она столкнулась с проблемой ослабления французской идентичности.

В целом как сам мультикультурализм, так и его последствия трудно оценить однозначно. Он означает отрицание культурного универсализма, отказ от интеграции и тем более от ассимиляции.

Мультикультурализм продолжает и усиливает линию культурного релятивизма, сохраняя принцип равенства всех культур и дополняя его принципом культурного плюрализма.

В своей максималистской форме он отвергает какое‑либо общее, центральное ядро ценностей, часто представляющее культуру доминирующей этнонациональной общности, и требует полного равенства для всех культурных, лингвистических, религиозных и иных меньшинств, для всех групп, имеющих различие.

К такому взгляду склоняется западный социолог А. Этциони. В несколько умеренной форме мультикультурализм делает акцент на равном достоинстве всех культур, входящих в общество. Такой точки зрения придерживается американский социолог Ч. Тейлор.

Во всех случаях мультикультурализм абсолютизирует роль культуры в ущерб социально‑экономическим факторам. Однако для полного социального равенства одного признания достоинства культуры недостаточно. Слабость мультикультурализма в том, что он отдает предпочтение различию и игнорирует общее.

В реальной жизни человек думает и действует в трех измерениях: как все, как некоторые, как никто другой. То же самое можно сказать и о культурах. Чистых культур, особенно в наше время, не бывает. Стремление к ним является не просто утопическим, но и опасным, так как чревато распадом общества и государства.

Вместе с тем сохранение культурного многообразия, безусловно, необходимо.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/6_54939_multikulturalizm.html

Booksm
Добавить комментарий