Монголия во второй половине XX в.

50.Развитие Монголии во второй половине 40-х годов хх — начале ххi вв

Монголия во второй половине XX в.

В 1945г.в Монголии проведен плебисцит по вопросугосудар­ственного суверенитета. Занезависимость высказалось 100% монголов.Поэтому в1946 г.Законодательный юань Китайской Республикипризнал независимость МНР,между государствами были установленыдип­ломатические отношения.

СоветскийСоюз продолжал осуществлять фактическийконтроль над МНР,выступая, таким образом, для нее гарантомсохранения независимого от Китаястатуса. Монгольский вопрос обсуждалсяИ.В. Сталиным с Мао Цзэдуном во времявизита последнего в СССР в конце 1949— начале 1950 г.Стороны не пришли к единодушно­мумнению.

В этот период монгольскоеруководство, ориентируясь на СССР,перешло к построению социализма наоснове пятилетних планов, первый изкоторых начал претворяться в жизнь с1948г.К началу 50-х годов валовая продукцияпромышленности вы­росла почти вдвое,был создан ряд новых производств.Фактичес­ки удалось ликвидироватьнеграмотность основной массы населе­ния.

Однако политическая система по прежнемуоставалась в неизменном виде. Первымсекретарем ЦК МНРП в 1940-1954 и 1958-1984 былЮ.Цеденбал.Режим, установленный в МНР, был почтиточной копией ста­линского в СоветскомСоюзе.

Весь этот период в МНРсуществовала однопартийная дикта­турасталинского образца, страна во внутреннейи внешней поли­тике ориентироваласьисключительно на СССР. Культ личностиИ.В. Сталина в Монголии после 1956г.факти­чески не критиковался, так какруководство страны, и прежде все­гоЮ.Цеденбал.В 1960г.

в Монголиив силувступила третья по счету Конституция.По ней перед народом ставилась задача«завершить социалистическое строительствои построить в дальнейшем коммунистичес­коеобщество». В1961 г.Монголия была принята в ООН, чтоподтверждало окон­чательное признаниемировым сообществом ее независимогостатуса.

Доначала 80-хго­дову Цеденбала не было очевидных оппо­нентовв руководстве страны.

До 1974гон продолжал занимать пост ПредседателяСовета министров МНР, а затем, помимовысшего партийного поста, еще и должностьПредседателя Президиума Ве­ликогоНародного Хурала МНР. В 1984г.

состоялсяПленум ЦК освободил Цеденбала, посостоянию здоровья, от занимаемыхпостов. Вместе с супругой он выехал напостоянное место жительства в Москву,где и скончался в 1990 г.

ПопыткаМНРП удержать под контролем ситуациюнатолкнулась на недовольство интеллигенциисередине 90-хи молодежи, в среде которых зрелитребования более радикальных изменений.

По времени это совпа­ло с перестройкойв Советском Союзе, и поэтому новыйруководи­тель партии и государстваЖ.Батмунхобъявил в 1988 г. о начале перестройки вовсех сферах жизни монгольско­гообщества, по типу СССР. В 1990 г.

егоисключили из МНРП и лишили всехгосудар­ственных наград.

С конца1989г. в МНР возникли оппозиционныеполи­тические организации и движения,из которых наиболее заметны­ми былиМонгольскийдемократический союз, Социал-демократи­ческоедвижение, Новый прогрессивный союз идр.

Основной формой их деятельности сталимитингии демонстрации с требова­ниемобъективной оценки исторического пути,проделанного Мон­голией после 1921 г.,отставки высших партийных и государствен­ныхчиновников. Эти требования правящаяверхушка была вынуждена выполнить, ина состоявшемся в 1990 г.

чрезвычайномсъезде МНРП было избрано новое руководствостраны, взявшее курс на демократизациювнутренней политики и переход Монго­лиик правому демократическому государствус многопартийной системой. С 1992г.в Монголии вступила с силу новаяконституция,со­гласно которой официальным названиемстраны стало Монголия (Монгол Улс).

Государство провозглашалось правовымс многопартийной системой и рыночнойэкономикой. Вовторую половину 90-х годовМонголия вступила в половине обстановкесложной экономической ситуации. Око­лочетверти населения жило за официальнойчертой прожиточного минимума. В 1996-1997гг.

— парламентские и президентские выборы,на которых большинство населенияпроало за сто­ронников рыночныхреформ, получивших большинство мест вно­вом составе Великого ГосударственногоХурала (так, согласно действующейконституции, называется монгольскийпарламент). Новым президентом Монголиина четырехлетний срок был также избрансторонник реформ Н.Багабанди.

Источник: https://studfile.net/preview/5358167/page:41/

Монголия в конце 19- нач. 20 в

Монголия во второй половине XX в.

В начале XIX в. усилилось подчинение монгольских земель власти Цинского двора. В 1818 г.

вступил в силу специальный закон — «Уложение» для Монголии, сохранившее тра­диционную для монголов систему управления, при которой: чиновничий аппарат выполнял лишь вспомогательные фун кции.

На территории Халхи по-прежнему оставалось четыре: аймака — Цецен-хана, Тушету-хана, Сайн-нойона и Цзасак- ту-хана.

Первыми двумя управляли амбани (один монгол и один маньчжур), а аймаками Сайн-нойона и Цзасакту-хана — непосредственно цзянъцзюнъ, одновременно осуществлявший также и общее командование маньчжурскими и монгольски­ми войсками на территории Халхи. В военное время ему подчинялись амбани, которые в период мира были от него независимы в гражданских делах. Резиденция цзяньцзюня находилась в Улясутае. Ставки амбаней располагались в Урге и Кобдо.

Аймаки Юго-Восточной Монголии, которых было также четыре, не входили в состав Халхи. Хошунами там управля­ли тоже наследственные монгольские князья, над которыми находились амбани из числа маньчжур и, монголов.

Низшей ступенью государственной власти, распространявшейся на 10 хозяйств аратов, руководили дарга, 15 десятков составляли сомон, а 5—6 сомонов — цзасан. В гражданских делах сомон напрямую подчинялся хошунному дзасаку.

Всего же на территории Монголии в период своего господства маньчжуры создали около двухсот хошунов и поставили под свой контроль монгольскую армию, насчитывавшую до 300 тысяч бойцов. Их использовали не только для охраны внешних границ империи, но и для подавления восстаний, например, тайпинского. войск также фактичес­ ки полностью ложилось на плечи аратов

Проникновение иностранных держав в Китай накануне и после первой «опиумной войны» не могло не сказаться и на Монголии, где сразу увеличилось число китайских торговых и ростовщических компаний. К концу XIX в. их насчитыва­лось уже порядка пятисот. В Монголию ими вводились това­ры из США, Японии, Великобритании, а вывозились прежде всего скот, пушнина, шерсть и др.

Во второй половине XIX в. многие китайские ростовщики стали в Монголии владельцами большого числа земельных участков, получая их либо в бессрочную аренду, либо в счет погашения долгов местных жителей

Положение основной части населения — аратства, еще более ухудшалось. Число личных повинностей, ими исполняе­мых в тот период доходило до двадцати. Особенно обремени­ тельной из них являлась уртонная (почтовая).

Суть ее заключалась в том, что передвижение по Монголии осуще­ствлялось на лошадях аратов той местности, где располага­лась та или иная почтовая станция.

За провоз между ними пассажиров они не получали никакого материального вознаг­раждения и к тому же должны были обеспечивать проезжаю­щих (в основном, представителей местной и китайской элиты), ночлегом и питанием.

В кон­це XIX в. вспыхнули волнения в Кобдо, где один из местных жителей — Дамби-Джацан — объявил себя хубилганом Амур- саны, «второго пришествия» которого ждали многие монголы. Этот человек призывал к свержению власти маньчжуров и из­гнанию из Монголии китайских купцов и ростовщиков.

В 1899 г.

несколько монгольских князей и высших лам от­ правили китайскому императору петицию, в которой предлага­ли отстранить от занимаемой должности одного из китайских наместников и заняться улучшением положения монгольского населения. В этом послании звучала угроза, в случае невыпол­нения их требований, взяться за оружие. Маньчжурские влас­ ти ответили на этот демарш усилением репрессий.

Начало ХХ века застало Монголию на грани полного обнищания и разорения. Маньчжурское иго губительно отразилось не только на материальных условиях жизни монгольского народа, но и на его физическом состоянии. Вместе с тем в стране находилось много иностранных купцов-ростовщиков, в руках которых скапливались огромные богатства.

В стране все больше росло недовольство, выливавшееся в стихийные выступления аратов против маньчжурских властей. Таким образом, к 1911 году складывались реальные условия для общенациональной борьбы в Монголии за свержение более чем двухвекового маньчжурского ига.

В июле 1911 года в Урге (ныне Улан-Батор) тайно от маньчжурских властей состоялось совещание, в котором приняли участие крупнейшие светские и духовные лидеры во главе с Богдо гэгэном (Светлейшим Богдо).

Учитывая новый курс маньчжурской политики и настроение монгольского народа, участники совещания признали невозможным для Монголии оставаться дольше под властью Цинской династии. В это время всюду по стране бурно развивалось национально-освободительное движение, начиная с Урги и кончая провинцией Ховд.

1 декабря 1911 года было опубликовано обращение к монгольскому народу, в котором говорилось: «Наша Монголия с самого начала своего существования была самостоятельным государством, а потому , согласно древнему праву, Монголия объявляет себя независимой от других властью в вершении своих дел.

Ввиду изложенного сим объявляется, что мы, монголы, отныне не подчиняемся маньчжурским и китайским чиновникам, власть которых совершенно уничтожается, и они вследствие этого должны отправиться на родину».

4 декабря 1911 года маньчжурский амбань Саньдо и другие его чиновники выехали из Урги в Китай.

29 декабря 1911 года в Урге в монастыре Дзун-хурээ состоялась церемония восшествия на ханский престол главы ламаистской церкви Богдо гэгэна, получившего титул «Многими возведенный».

Так, в результате освободительного движения монгольского аратства, страна сбросила с себя маньчжурское иго и изгнала ненавистную маньчжурскую бюрократию.

Таким образом, через двести с лишним лет после ликвидации маньчжурами монгольской государственности, последняя была восстановлена в виде неограниченной феодально-теократической монархии, что было объективно прогрессивным явлением и историей нашей страны.

Было сформировано правительство с пятью министерствами и объявили столицей город Хурээ. После освобождения Кобдо к ним присоединилась ойраты, а также Барга и большинство хошунов Внутренней Монголии. В результате долгих споров в 1915 г.

в Кяхте было заключено историческое тройственное российско-монгольско-китайское соглашение. Китай хотел полностью подчинить Монголию, чему яростно сопротивлялись монголы. Россия же была заинтересована в создании автономии только во Внешней Монголии и добивалась этого.

После многолетних споров Монголия согласилась на то, что Внутренняя Монголия будет полностью подчинена Китаю, а Внешняя Монголия будет автономией с особыми правами под китайским сюзеренитетом. В это время в Китае шла ожесточенная борьба.

Представитель одной из группировок Сюй Шучжэн с войсками прибыл в Монголию и отменил соглашение трех государств и распустил правительство Богдо-гэгэна.

Источник: https://cyberpedia.su/3xeffd.html

Booksm
Добавить комментарий