Мишель Фуко, французский философ, историк, теоретик культуры

Читать онлайн Фуко Мишель Поль страница 1. Большая и бесплатная библиотека

Мишель Фуко, французский философ, историк, теоретик культуры

Имя Мишеля Фуко, выдающегося французского философа, историка, теоретика науки и культуры, широко известно не только во Франции или Европе, но и во всем мире. Он является одним из наиболее ярких и необычных мыслителей послевоенной Европы, творчество которого существенно определяло интеллектуальную атмосферу последних десятилетий XX века.

Первоначально Фуко интересовался психологией, во многом благодаря преподавателям школы, в которой он учился в 1946–1951 гг., Преподаватели водили своих учеников в госпиталь св. Анны и организовывали лекции выдающихся психоаналитиков.

Фуко получил степень лиценциата по философии в Сорбонне и вместе с дипломом такую же степень по психологии в Парижском институте психологии. Именно Фуко был создателем первой психоаналитической кафедры по психоанализу во Франции.

Также, он преподавал психологию в университете Лилля и в Высшей нормальной школе (1951–1955 гг.).

Потом Фуко непродолжительное время работал во французских культурных представительствах в Швеции, Польше и ФРГ. Он участвовал в подготовке к печати французского критического перевода полного собрания сочинений Ницше, осуществленного итальянскими издателями в 1967 г.

Лекции Фуко в Сорбонне, Эколь Нормаль, Венсене и Коллеж де Франс были невероятно популярны, на них присутствовали слушатели со всего мира, следящие за Фуко с обостренным вниманием, завороженные яркостью и точностью его речи.

Около пятисот студентов и просто поклонников задолго да начала лекции собирались в аудитории, рассчитанной на триста мест и ожидали появления своего кумира. Некоторые исследователи и критики объясняли популярность Фуко, который вступил во французскую коммунистическую партию в 1950 г.

Однако, членом партии Фуко оставался недолго, он вышел из нее в 1953 г.

Он занимался исследованием проблем, которые испокон веков относились к философии, но делал это не совсем так, как другие – через историю и социологию, акцентируя внимание в истории на некоторую прерывистость, которая, тем не менее, не превращается в разрыв.

Не может не удивлять, и не восхищать, широта интересов Фуко – проблемы медицины и биологии, литературной критики и языкознания, истории, пенитенциарных систем и эволюции сексуальности в Европе.

В работах «Надзирать и наказывать», 1975 г., и в трех томах «истории сексуальности», 1976, 1984 г.

, зафиксирован перелом в осмыслении социально – политической обстановки, который начинает активно встраиваться в ту или иную практику борьбы с авторитарностью.

Знаменитым Фуко сделала книга «Слова и вещи: археология гуманитарных наук», появившаяся в 1966 г. После ее выхода в свет тексты Фуко неизменно оказывались в центре внимания профессиональной критики и широкой общественности.

В этой книге не рассматриваются ни вещи, ни книги, как объясняет сам Фуко.

Высказывания отнюдь не являют собой синтез слов и вещей, они вовсе не составлены из предложений и суждений, скорее, наоборот, они предваряют предложения или суждения, которые их допускают, они являются созидателями слов и предметов.

Тексты Фуко различны по своему содержанию, что не мешает выглядеть цельной и завершенной его исследовательской программе. Первоначально, основной линией собственного философского творчества он считал коренное переосмысление проблемы взаимоотношений элементов системы «субъект – познание – мир».

По мнению Фуко, «философия субъекта» была не в состоянии ответить на вопросы современности. Он вычленял центральную конструкцию в виде «дискурса об опытах – пределах», которая помогает субъекту трансформировать самого себя, и «дискурса о трансформации самого себя через формирование знания».

Фуко утверждал субъект как точку пересечения различных исторически сложившихся дискурсов, и в результате субъект оказывался лишенным автономии и единства.

Мышление в терминах субъективности Фуко заменял построением «антропологии конкретного человека», которая превращалась в особого рода исторический анализ и критику устоявшихся мыслительных и культурных предпосылок.

В этих конструкциях рождается его критический метод – метод критической истории или археологии , понимаемый как философская работа, сконцентрированная на анализе условий возможности возникновения и существования поля того или иного феномена культуры.

Исследование изначальных «пластов» человеческого знания в работах 60-х гг.

Фуко пытается осуществить в проекте «археология знания», где стремится к тому, чтобы вскрыть условия исторического возникновения различных мыслительных установок и социальных институтов в буржуазной (преимущественно французской) культуре Нового времени. Аналогичная попытка отыскать некий общий структурирующий механизм во всех формах сознания и культуры данной исторической эпохи вполне имеет право на существование.

Традиционному историческому описанию Фуко противопоставляет новую историю, именуемую им «археологией». В целом, Фуко руководствуется следующим принципом: всякая форма есть композиция отношений сил.

Поиск поля возможностей того или иного дискурса, вещающего о себе в процессе полагания всей истории, ведется археологическим способом, не похожим на привычный исторический или документальный. Философское мышление, пусть и причастное к истории, всегда являло собой метаисторическое мышление, процесс отрицания истории.

Во многом, именно в силу этой отрицательности акт философского познания есть вечно настоящее, поэтому философия не может обращаться даже к собственной истории. Истина философии – процесс, который вновь и вновь перерождает и обосновывает себя.

Философ не может сослаться на какую-то раз и навсегда решенную проблему, так философия есть не собрание книг, она имеет место лишь в тех случаях, когда существует усилие философского мышления.

В 70-е гг. тема «знания-насилия», «знания-власти» выходит у Фуко на передний план. Свою теорию «знания-власти» он противопоставляет всем существующим – и марксистской, и либерально-буржуазным.

Подход его необычен.

Оригинальность метода Фуко заключается, прежде всего, в том, что он, рассматривая те или иные идеи, ищет не только их конкретные основания, но и их общую исторически преходящую основу.

В последних работах Фуко центральной темой исследования становятся отношения власти и знания, социального и научного, определяющие, с его точки зрения, всю совокупность специфических возможностей культуры в каждый конкретный исторический период. В этих текстах философ трудится над разработкой новой дисциплины – генеалогией власти (прямая реминисценция из «генеалогии морали» Ницше).

Под генеалогией власти Фуко имеет в виду не просто элементарное переименование «археологии знания». Поиск оснований знания внутри него самого недостаточен: знание в каждую конкретную историческую эпоху устанавливается посредством определенной «социальной механики».

Социально – психологическое восприятие мира «новых средних слоев» на рубеже 60-70-х гг., подобно идеологии «новых левых», запомнилось очевидцам и современникам как взрыв, заставивший их переоценить многие привычные представления.

Фуко, пытаясь понять эту «механику», начинает двигаться от теоретико – познавательной и историко – научной проблематики в сторону анализа социально – политических условий знания.

Фуко пытается актуализировать вопрос об ответственности перед миром и общестовм и стремится найти и продемонстрировать «очаги власти» везде – в семье, в больнице, в тюрьме.

Фуко отрицает возможность существования исключительно негативной или чисто репрессивной власти, сами механизмы власти всегда позитивны и продуктивны. Знание не может быть равнодушным: знание – это и зло, и сила, он одушевлено переживаниями, страстями, инстинктами.

Власть и знание неразделимы, власть порождает знание, а знание есть власть. Именно эти различные исторические типы взаимоотношений власти и знания и изучается Фуко в поздних его произведениях.

На рубеже XXI века французская философия свидетельствует, что вопрос о смешении «власти слова» с социальной властью требует не легкомысленного, а серьезного отношения, детального разбор.

Фуко, анализируя этот вопрос, встречается с проблемой языка как орудия, объекта и результата механизмов власти. Не будет ошибкой предположить, что Фуко шел к проблемам генеалогии власти через знакомую многим проблему языка.

В работе «Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы» 1975 г.

и в первом томе «Истории сексуальности» – «Воле к знанию» Фуко противопоставляет классическому представлению о власти (наличие властвующего и подчиненного; негативный характер – подчинение, запрещение, принуждение; привилегия государства) «генеалогию власти», которая описывает современную власть – скрытую, распыленную и даже противоречивую, которая реализуется неразрывно со знанием, организует социальное пространство по принципу «всеподнадзорности» – каждый потенциально/реально под наблюдением, должен постоянно следить за собой (социальная «оптика»). Таким образом, власть дисциплинирует и нормирует индивидуальное поведение (социальные «физика» и «физиология»).

Источник: https://dom-knig.com/read_319174-1

Маятник Мишеля Фуко | Великие и ужасные | Наша Психология

Мишель Фуко, французский философ, историк, теоретик культуры

Французский философ, историк и теоретик культуры Мишель Поль Фуко не столь знаменит, как Гегель или Карл Маркс. Но его психологический портрет поражает. Представьте себе гремучую смесь гомосексуализма, садомазохизма, фашизма, наркотиков и предположений о добровольном заражении СПИДом, добавьте гениальность – и перед вами портрет этой неординарной личности.

Диагностическое предположение

Мозаичное расстройство личности с шизоидными, эмоционально неустойчивыми и истерическими проявлениями; расстройства сексуального предпочтения и периодическое злоупотребление наркотиками.

Преступник без отчества

Фуко редко вспоминал о своем детстве. Он говорил, что был «малолетним преступником», а его отец – «придирой», который по малейшему поводу «муштровал и наказывал» сына.

В конце концов недовольный успехами Мишеля в учебе отец определил его «в самую строгую католическую школу, которую смог найти», – в коллеж Святого Станислава. Но все его попытки заставить мальчика пойти по своим стопам и стать хирургом не увенчались успехом.

Уже юношей Фуко своеобразно «отомстил» отцу, отбросив от своего имени «отчество» Поль.

Поступив в Эколь Нормаль в 1946 году, Мишель Фуко с большим трудом приспосабливался к новой жизни, так как предпочитал одиночество и дичился товарищей. Его отношения с ними были сложны, а часто конфликтны. Яростный спорщик, он постоянно находился со всеми в ссоре.

Неадекватная и явно патологическая агрессивность Фуко самым неудачным образом сочеталась с гипертрофированной самоуверенностью. Но юноша сознавал свою незаурядную интеллектуальную одаренность и с удовольствием выставлял ее напоказ.

Выделялся он и своей недюжинной работоспособностью, эрудицией и злой ироничностью, с какой высмеивал своих соучеников, придумывая им обидные прозвища. Неожиданно обнаружилась его любовная связь с одним из товарищей, которая получила скандальную огласку.

Окружающие не без основания считали Мишеля «полупомешанным», но с тем же единодушием говорили о нем как об одержимом учением студенте.

Право каждого убить себя

За время учебы Фуко то пытался покончить жизнь самоубийством, изрезав бритвой себе грудь, то бегал за однокашником с ножом.

После второй суицидальной попытки в 1948 году он оказался в психиатрической клинике Святой Анны, где его лечил сам профессор Жан Луи Поль Делай (1907–1987), светило французской психиатрии и пионер психофармакологии.

Неизвестно, какой диагноз он поставил Фуко, но терапия помогла мало, поскольку попытки демонстративных самоубийств продолжались.

«Фуко был одержим этой идеей», – свидетельствовал один из его друзей.

А школьный врач, не имея права разглашать медицинскую тайну, ограничился следующим комментарием: «Эти всплески были связаны с болезненным переживанием гомосексуальности и нежеланием мириться с ней».

И действительно, каждый раз, возвращаясь почти больным после ночных рейдов по барам для гомосексуалистов, Фуко, раздавленный стыдом, на многие часы впадал в прострацию. В то время гомосексуальная ориентация не сулила легкой жизни даже во Франции.

Подобная суицидомания отразилась на философии Фуко, который до конца жизни отстаивал «право каждого убить себя». Самоубийство, как он писал в статье, опубликованной в 1979 году, является «самым простым удовольствием».

Гремучий коктейль

В 1954 году философ опубликовал свой первый труд – «Психическое заболевание и личность». Но так как нетрадиционная сексуальная ориентация доставляла ему все больше неприятностей, он в 1955 году «сбежал» в Швецию, где продолжал интенсивную научную и преподавательскую деятельность: изучил немецкий язык, чтобы в подлиннике читать Хайдеггера.

Среди его любимых авторов Фридрих Ницше, Зигмунд Фрейд и сексопатолог Рихард фон Крафт-Эбинг. Одновременно он увлекался произведениями маркиза де Сада. Психиатрия и история философии, как и сама философия, составляли любимые предметы изучения.

По современным российским меркам Фуко можно было считать «кандидатом наук» по философии, психологии и психофизиологии.

Энергия философа продолжала бить через край: в 1950 году он стал членом коммунистической партии Франции. Активный гей и активный коммунист в одном флаконе – очень редкий коктейль! Впрочем, через три года в связи с «делом врачей» в СССР он вышел из компартии.

В 1966–1968 годах Фуко читал курс лекций в Тунисе, где «попутно» пристрастился к наркотикам. Его знакомство с ними не ограничивалось выращиванием марихуаны на балконе своей парижской квартиры.

Писатель Клод Мориак сообщал: «ЛСД, кокаин, опиум – он все перепробовал, за исключением, конечно, героина, но кто знает, не проявит ли он слабину в нынешнем круговороте?» Сам Фуко признавался, что находился под действием опиума, когда в июле 1978 года его сбила машина на улице рядом с домом.

Биографы склонны считать, что употребление Фуко наркотиков, в число которых входили опиум и галлюциноген ЛСД, носило характер «контролируемых эпизодов». Возможно, это было и так.

Ключик к работоспособности

Конец шестидесятых и начало семидесятых годов были особенно бурными в биографии Фуко. В 1968 году его назначили профессором философии университета в Сорбонне, и он сразу же принял участие в студенческих беспорядках. Когда в январе 1969 года во Франции начались студенческие волнения, к ним присоединились некоторые из преподавателей.

Ночью около двух тысяч человек вступили в стычку с полицией, которая применила слезоточивый газ. Среди задержанных – Мишель Фуко. В ноябре 1971 года Фуко в очередной раз принял участие в демонстрации. Там же присутствовал знаменитый французский философ Жан Поль Сартр, поэтому полиция получила инструкцию «их не трогать».

Но в декабре 1972 года полиция все же задержала Фуко во время митинга.

Получившему известность философу все прощали за необыкновенный талант. В течение двадцати лет каждая его лекция становилась событием в интеллектуальной жизни Парижа.

Читать лекции двадцать лет при всегда переполненной аудитории, с трансляцией в соседнюю аудиторию – об этом любой профессор мог только мечтать! Восемьсот слушателей у лектора, который не использовал ораторских приемов, говорил ясно и без всяких импровизаций. Многие ли преподаватели философии могли похвастаться такой популярностью?

В это же беспокойное время Фуко продолжал выпускать свои классические монографии – «Археология знания» и «Надзирать и наказывать». Он очень много путешествовал и демонстрировал прямо-таки гипоманиакальную работоспособность, источники которой теперь во многом более понятны: уже к 1975 году Фуко перешел на стимулирующий наркотик – кокаин.

В это время он начал писать трехтомный труд «История сексуальности». Именно гомосексуализмом объясняют его болезненный интерес к психологии, психоанализу и психиатрии. Книгу «История безумия в классическую эпоху» считают самым тесным образом связанной с его собственной биографией, а уж «Историю сексуальности» – тем более.

Философ, вероятно, пытался докопаться до источника своей «ненормальности».

Фуко не раз подчеркивал, что среди написанных им книг «нет ни одной, которая не выросла бы, по крайней мере частично, из прямого личного опыта, связанного с безумием, психиатрическими лечебницами, болезнями».

Оазис изобилия?

Со временем гомосексуальная община в Сан-Франциско стала для него чем-то вроде оазиса, местом ошеломляющего изобилия, где от счастья он терял дар речи.

В интервью, которые он давал гомосексуальной прессе в последние годы своей жизни, Фуко уже не делал никакого секрета из своего особого интереса к формам садомазохистского эротизма, основанным на взаимном согласии партнеров, который процветал в ряде сан-францисских гей-саун.

Садомазохизм Фуко считал «новой возможностью удовольствия, о которой люди прежде и не догадывались». Увлечение этим видом сексуальной активности – важный ключ к разгадке некоторых наиболее трудных для понимания и, как правило, упускаемых из виду аспектов его творчества.

Трудно сказать, когда Фуко заболел своим смертельным недугом. Хронологически его болезнь совпала с началом распространения СПИДа. Но все последние годы он упорно утверждал, что его недомогания – всего лишь «грипп». Однако зимой 1983 года, по свидетельству одного из близких друзей, он уже сознавал, что болен СПИДом.

Газета Le Monde опубликовала заключение врачей: «Г-н Мишель Фуко поступил в клинику заболеваний нервной системы Сальпетриер 9 июня 1984 года для проведения дополнительных исследований, необходимость которых была продиктована неврологическими проявлениями, осложнившими септическое состояние. Эти исследования выявили существование очагов церебрального нагноения».

Считалось, что Фуко не знал, чем он болен, но в дневнике (записи 1983 года) он писал о том, что, вероятно, у него СПИД, а уже после начала болезни в разговоре он показал удивительную осведомленность о тогдашнем состоянии проблемы ВИЧ-инфекции.

Утверждать достоверность этих сведений трудно, так как за несколько месяцев до своей смерти Фуко уничтожил сотни страниц записных книжек, писем и рукописей, включая неопубликованную работу о художнике Мане.

В своем завещании он запретил посмертную публикацию всего, что могло уцелеть.

Против традиций

У французского философа мы встречаем интересное переплетение патологических особенностей личности с творческими предпочтениями. Мы сталкиваемся с нередко встречающимся феноменом – человек наиболее талантлив и успешен в том, в чем он испытывает свою психическую «необычность», «непохожесть» или выраженную анормальность.

Все, что делал, о чем писал и говорил Фуко, находилось за пределами традиционности. Не имея возможности вписаться в эту традиционность, он хотел раздвинуть рамки, чтобы ему было проще им соответствовать. Так толстый человек, пытаясь втиснуться в узкую дверь, думает не о том, чтобы похудеть, а чтобы расширить дверной проем.

Среди личностных характеристик у Фуко обнаруживается весомый набор психических ненормальностей: «замкнутый ребенок с наклонностями малолетнего преступника», «нестабильный» характер, склонный к суицидальным попыткам, гомосексуализму и наркомании.

Свое творчество Фуко посвятил изучению наук о человеке, в частности душевным болезням. Его главными трудами являются «История безумия в классическую эпоху» и «Рождение тюрьмы».

В них Фуко описал те инструменты насилия (психиатрические больницы и тюрьмы), к которым прибегает государство для выработки у своих граждан «правильного» поведения.

«Случай Фуко» заставляет невольно вспомнить старую проблему гениальности и «помешательства».

Многие авторы считают, что как раз из «безумия» – в беллетристическом, а не клиническом понимании этого термина – разум и черпает самые удивительные свои способности.

Присущие «безумию» фантастическая образность мышления, необузданная страстность или великое «затворничество духа» являются самыми опасными для психики орудиями творческого интеллекта.

безумные грани талантабиографиямишель фукопатография

Источник: https://www.psyh.ru/mayatnik-mishelya-fuko/

Мишель Фуко: философия дискурсивных практик

Мишель Фуко, французский философ, историк, теоретик культуры

Мишель Фуко (1926-1984), французский философ, теоретик культуры и историк, которого часто относят и к структуралистам и постструктуралистам, хотя сам он структуралистом себя не считал («Структурализм и постструктурализм»,1982).

Мишель Фукопрожил сравнительно короткую, но насыщенную яркими биографическими и философскими событиями жизнь.

Ему довелось быть преподавателем психологии, врачом в психиатрической поликлинике, членом компартии, заведующим кафедрой истории мыслительных систем в знаменитом Коллеж де Франс; кроме Франции работал в Германии, Тунисе, Швеции, США.

Он мог позволить себе не откликнуться на приглашение к разговору со стороны французского президента, выступить в защиту заключенных. Наконец, знатоку истории безумия и сексуальности суждено было умереть от синдрома приобретенного иммунодефицита.

Крайне необычайно формировалась философская позиция Фуко. Критический талант оставляет его равнодушным к часто постулируемому превосходству науки над другими, ненаучными видами знания.

Не теряя из вида перспективу философии и науки, он решительно сдвигается от них в сторону не-философии и не-науки, обращается к анализу таких малоизученных феноменов, как безумие, медицина, сексуальность. Более того, он ищет разгадку интересующих его проблем отнюдь не в достижениях 20 века, а в предшествующих ему периодах.

В начале своей философской деятельности Фуко чаще всего обращался к материалам 16-19 веков, позднее он стал вовлекать в сферу своего анализа материалы античности и средневековья.

Следует подчеркнуть особую заинтересованность Фуко в реальной работе историков.

В фундаментальном труде «Слова и вещи» (1966) он предпринимает попытку «археологии» знания, что означает попытку реконструкции социально-исторических форм существования, организации распространения знаний (главным образом в рамках западноевропейской культуры). В центре археологии знания и культуры Фуко – четыре базовых термина: структура опыта, дискурс, историческое a priori, эпистема.

Структура опыта – культурные ситуации, охватывающие объекты познания и познающего субъекта.

Дискурс – это структурированное поле высказываний, содержащие правила, воздействующие на оформление познавательного опыта.

Историческое a priori – это совокупность правил, характеризующих дискурсивную практику, наиболее существенные принципы организации познания.

Эпистема – это совокупность отношений, которые в данное время могут определять дискурсивные практики, это своего рода культурно-исторические образования, причем качественная характеристика той или иной эпистемы зависит от соотношения «слов» и «вещей», которое как историческое пространство знания определяет мировоззрение, теоретическую и практическую ориентацию в определенный культурно-исторический период. Он выделяет три эпистемы:

4) ренессансную (16 в.);

5) классическую (17-18 вв.);

6) современную (с началом 19 в.).

В центре внимания Фуко – проблема субъекта. Это не субъект классической философии, но существо, возникшее в результате игры тождеств – различия слов и вещей. Это некое поле, являющееся результатом воздействия сил знания и власти.

Он говорит о власти-знании, которое понимается не как нечто репрессивное: власть отождествляется со знанием. Субъект предстает как событие.

Стратегия субъективации – это не только формы власти общества над субъектом, но и власть над самим собой, это контроль и самоконтроль одновременно, и в этом смысле субъект в рамках современной эпистемы – это эффект знания и эффект власти.

Основные сочинения: «Душевная болезнь и личность», «Безумие и неразумие: история безумия и классический век», «Генезис и структура антропологи Канта», «Реймон Руссель.

Опыт исследования», «Рождение клиники: археология взгляда медика», «Предисловие к трансгрессии», «Отстояние, вид, первоначало», «Слова и вещи: археология гуманитарных наук» (1966, к концу 1980-х было продано более 110 тысяч экземпляров на франц.

Языке), «Мысль извне», «Археология знания», «Что такое автор», «Порядок речи», «Предисловие к логической грамматике», «Философский театр», «Ницше, генеалогия, история», «Это не трубка», «Я, Пьер Ривер …», «Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы», и т.д.

Жак Деррида (1930-2004) – философ, которого можно считать и структуралистом, и постструктуралистом, и философом постмодерна.

Преподавал в Сорбонне (1960 — 1964), Высшей нормальной школе, сотрудничал в литературно-критическом журнале «Тель Кель», организовал «Группу исследований в области философского образования», один из инициаторов создания Международного философского колледжа (с 1983 г.).

В последние годы преподает в Высшей школе исследований в социальных науках (Париж), читает лекции в ряде европейских и американских университетов.

Оказал большое воздействие на современное американское литературоведение в его постструктуралистском варианте (Миллер, де Ман, Блум). Испытал влияние Гегеля, Ницше, Гуссерля, Хайдеггера, Фрейда, представителей литературного авангарда (Арто, Батай, Бланшо, Клоссовски и др.).

Основные сочинения: «Нечто, относящееся к грамматологи» (1967), «Голос и явление» (1967), «Письмо и различие»(1967), «Поля философии»(1972), «Рассеивание»(1972), «Позиции»(1972), «Похоронный звон»(1974), «Шпоры. Стили Ницше»(1978), «Почтовая открытка.

От Сократа к Фрейду и далее»(1980), «Психея: изобретения другого»(1987), «И подписано Понж»(1988), «Призраки Маркса»(1993), «Хора»(1993), «Сила закона»(1994), «Монолингвизм другого»(1996), «Прощайте – Эммануил Левинас» (1997), «Местопребывание. Морис Бланшо» (1998) и др.

(всего около 40 книг).

Одной из основных установок является «деконструкция» текстов культуры, т.е. выявление в них внутренних противоречий.

Согласно его концепции, философия должна сконцентрироваться на теме различий (нельзя сводить одно явление к другому, сглаживать противостояния и различия). Он выступает против философской метафизики логоцентризма, против ее претензий на универсальность и всеобщность.

Суть деконструкции – это критическое преобразование метафизического мышления. Согласно Деррида, любое толкование текста не ведет ни к раскрытию смысла, ни к расшифровыванию текста, что делает процедуру интерпретации бесконечной.

В результате исчезает идея истины, истинного толкования. Т.о., делается шаг к философии постмодерна, которая, не ориентирована на использование таких терминов как истина, сущность, цель.

Термин «постструктурализм» достаточно условен.

Интеллектуальное течение, названное этим словом (и объединявшее весьма разнящихся между собой авторов) было вызвано к жизни осознанием ограниченности структурализма, в том виде, как он сложился в этнологии, литературоведении и искусствознании в 60 — 70-е годы.

Суть структуралистской доктрины — поиск в любых областях реальности устойчивых порядков (структур), обнаружение которых дает ключ к познанию самых разных явлений природы и социальной жизни.

Выявить структуру того или иного феномена означает выявить тайну его устройства и соответственно алгоритм функционирования. Уже в конце 60-х годов саморефлексия структуралистского движения приводит к тому, что его виднейшие представители (Ж. Деррида, Ж. Делез, Ж. Лакан) отходят от установок структурализма (бесспорным классиком которого является К. Леви-Строс).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/3_109164_mishel-fuko-filosofiya-diskursivnih-praktik.html

Booksm
Добавить комментарий