Методологический анархизм как крайнее проявление релятивизма

Анархизм методологический — это… что такое анархизм методологический?

Методологический анархизм как крайнее проявление релятивизма
 АНАРХИЗМ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАРХИЗМ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ    АНАРХИЗМ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ — философско-методологическая концепция (главным образом связанная с именем П. Фейерабенда), в основании которой лежит утверждение об абсолютной свободе научного творчества, в первую очередь свободе от “методологического принуждения”, т. е.

от претензий научной методологии на универсальность и объективность. Подобные претензии, согласно методологическому анархизму, являются реликтом идеологии (своеобразной “светской” религии). Познание направляется к идеалу истины, следуя непреложным законам и правилам, которые универсальны в силу самой природы человеческого разума, его причастности законам мироздания.

Однако это не более чем иллюзия, исчезающая при Непредвзятом рассмотрении истории науки.

Наиболее важные и плодотворные идеи и результаты в науке достигались именно тогда, когда мыслители отказывались следовать тому, что в соответствующие эпохи считалось “очевидными” и “бесспорными” методологическими правилами (античный атомизм, коперниканская революция, электромагнитная теория поля, современная физика микромира и т. п.), и шли своим оригинальным путем.

Безграничное свободное творчество ума, изобретающего способы решения проблем и оценивающего их по успешности результатов, а не по соответствию законам и правилам, есть высшая ценность человеческого познания и человеческого бытия в целом.    Методологический анархизм выступает против любых форм фундаментализма и “джастификационизма” в теории познания.

В науке нет ни фундаментальных теорий, ни “эмпирического базиса”. Результаты наблюдений “сами по себе” не имеют эмпирического значения—оно приписывается им теориями, с которыми связаны наблюдения (тезис о теоретической “нагруженности” наблюдений). Следовательно, наблюдения не могут ни подтверждать, ни опровергать теорию; т. и.

“решающие эксперименты” на самом деле только указывают на возможность дискуссии между соперничающими теоретическими конструкциями. Сами теории—изобретения, которые по конвенции применяются как инструменты решения проблем.

Они не только не опровергаются опытом, но и не могут вступать в логические отношения (следования, противоречия, дедуктивной эквивалентности), поскольку фигурирующие в них термины имеют различные значения (тезис о “несоизмеримости” научных теорий), поэтому принцип верификации и принцип фальсификации как критерии научной рациональности не имеют смысла; теория есть уникальный “взгляд на мир в целом”, и переход от одной теории к другой есть изменение мировоззрения, а не логическое развитие научных идей и не накопление истин (тезис антикумулятивизма). Методологическое требование “увеличения эмпирического содержания” (теория Τι лучше теории Тг, если Τι охватывает объяснением и предсказанием больше наблюдаемых “фактов”, чем Тг) является ложным следствием из эмпирицистского фундаментализма и противоречит истории науки (напр., переход от геоцентризма к гелиоцентризму первоначально не увеличил, а, наоборот, уменьшил эмпирическое содержание астрономии). На самом Же деле теоретическая новация просто создает новую эмпирическую реальность, которую нельзя количественно сравнивать с реальностями иных теоретических конструкций.    Наиболее эффективна такая конкуренция, доступ к которой не ограничен монополией научных элит (каждая из которых стремится выдать свои концептуальные и методолопические средства за универсальный метод); чем больше конкурентов, тем жестче прагматические требования к предлагаемым теоретическим альтернативам (принцип плюрализма и “пролиферации”, т. е. размножения теорий), тем меньше опасность догматизма и, следовательно, деградации науки. В этом смысле “нормальная наука” Куна есть симптом упадка, тогда как “революционная” или “кризисная” наука есть свидетельство расцвета и повышения творческой продуктивности. Единственным универсальным критерием участия в процессе научных инноваций является “вседозволенность” (anything goes).    В конкурентной борьбе участвуют не только идеи, но и их носители—научные сообщества. Поэтому факторами борьбы являются способы психологического воздействия: пропаганда, сознательное замалчивание недостатков и превознесение достоинств защищаемых воззрений, приемы психологической суггестии, апелляция к авторитетам и т. п. В этом смысле наука ничем особенным не отличается от иных форм конкуренции, напр. от политической или идеологической борьбы; ее мораль не выше и не лучше обычной моральной практики в данной культуре.    Методологический анархизм не является “методологическим нигилизмом”; отрицается не роль метода, а его “диктатура”; не выбор наилучшей методологии, а свободная конкуренция методов и идей является стратегией научной рациональности. Эта стратегия соединяет в себе черты прагматизма, инструментализма и релятивизма. Основные тезисы, на которые опирается методологический анархизм, были подвергнуты критике различными философско-методологическими направлениями: научными реалистами, критическими рационалистами, структуралистами. Идеи методологического анархизма перекликаются с некоторыми постмодернистскими интерпретациями науки.    Лит.: Структура и развитие науки. М., 1978; В поисках теории развития науки (очерки западноевропейских и американских концепций XX века). М., 1982; Фейерабенд П. Избр. труды по методологии науки. М., 1986; Касавш И. Т. Теория познания в плену анархии. М„ 1987; Criticism and the Grown of Knowledge. Cambr., 1970; Feyerabend P. Realism, Rationalism and Scientific Method. Philosophical Papers, vol. 1—2. Cambr.. 1981-1983.

    Β. Η. Порус

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

.

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/7869/%D0%90%D0%9D%D0%90%D0%A0%D0%A5%D0%98%D0%97%D0%9C

Методологический анархизм

Методологический анархизм как крайнее проявление релятивизма

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАРХИЗМ — философско-методологическая концепция (главным образом связанная с именем П. Фейерабенда), в основании которой лежит утверждение об абсолютной свободе научного творчества.

Пол (Пауль) Фейерабенд – американский философ австрийского происхождения, создатель направления в современной философии науки, получившего название «методологический анархизм».

С точки зрения методологии, анархизм является следствием двух принципов: принципа пролиферации и принципа несоизмеримости.

Согласно принципу пролиферации, нужно изобретать (размножать) и разрабатывать теории и концепции, несовместимые с существующими и признанными теориями.

Это означает, что каждый ученый — вообще говоря, каждый человек — может (должен) изобретать свою собственную концепцию и разрабатывать ее, сколь бы абсурдной и дикой она ни казалась окружающим.

Согласно этому принципу, исследователи должны постоянно изобретать теории и концепции, предлагающие новую точку зрения на факты. При этом новые теории конкурируют, и через их взаимную критику осуществляется развитие науки.

Принцип несоизмеримости, гласящий, что теории невозможно сравнивать, защищает любую концепцию от внешней критики со стороны других концепций.

Если кто-то изобрел совершенно фантастическую концепцию и не желает с нею расставаться, то с этим ничего нельзя сделать: нет фактов, которые можно было бы противопоставить этой концепции, так как она формирует свои собственные факты; мы не можем указать на несовместимость этой фантазии с фундаментальными законами естествознания или с современными научными теориями, так как автору этой фантазии данные законы и теории могут казаться просто бессмысленными; мы не можем упрекнуть его даже в нарушении законов логики, ибо он может пользоваться своей особой логикой. Автор фантазии создает нечто похожее на куновскую парадигму: это особый, замкнутый в себе мир; и все, что не входит в данный мир, не имеет для него никакого смысла.

Таким образом, соединение принципа пролиферации с принципом несоизмеримости образует методологическую основу анархизма: каждый волен изобретать себе собственную концепцию; ее невозможно сравнить с другими концепциями, ибо нет никакой основы для такого сравнения; следовательно, все допустимо и все оправдано: «существует лишь один принцип, который можно защищать при всех обстоятельствах и на всех этапах развития человечества. Это принцип — все дозволено».

В рамках философии «методологического анархизма» присутствует идея, что наука никогда не может быть познана до конца.

Это значит, что любой научный метод, любая модель всегда обнаружит какую-то свою ограниченность, за пределами которой эти метод и модель окажутся противоречащими науке.

Пытаясь последовательно провести свою позицию, Фейерабенд один за другим рассматривает все модели науки и пытается показать их интервал немоделируемости, т.е. найти некоторую систему условий, при которой модель перестает быть таковой.

Фейерабенд подчеркивал, что имеющийся в распоряжении ученого эмпирический и теоретический материал всегда несет на себе печать истории своего возникновения. Факты не отделены от господствующей на том или ином этапе научной идеологии, они всегда теоретически нагружены.

История науки подсказала Фейерабенду еще один аргумент в пользу анархизма: нет ни одного методологического правила, ни одной методологической нормы, которые не нарушались бы в то или иное врем тем или иным ученым.

Более того, история показывает, что ученые часто действовали и вынуждены были действовать в прямом противоречии с существующими методологическими правилами. Отсюда следует, что вместо существующих и признанных методологических правил мы можем принять прямо противоположные им.

Но и первые и вторые не будут универсальными. Поэтому философия науки вообще не должна стремиться к установлению каких-то правил научной игры.

Свою позицию Фейерабенд именует эпистемологическим анархизмом. Эта позиция приводит к отождествлению науки и любых форм иррационального верования.

Эпистемологический анархист иногда может защищать эти формы, так как он не питает ни постоянной вражды, ни неизменной преданности ни к чему — ни к какой общественной организации и ни к какой форме идеологии. У него нет никакой жесткой программы, он вообще против всяких программ.

Свои цепи он выбирает под влиянием логического рассуждения, настроения, скуки, желая произвести на кого-нибудь впечатление и т.п. Для достижения избранной цели он действует в одиночку, но может примкнуть к какой-нибудь группе, если это покажется ему выгодным.

При этом он использует разум и эмоции, иронию и деятельную серьезность, словом, все средства, которые может придумать человеческая изобретательность.

«Не существует убеждения, — сколь бы «абсолютным» или «аморальным» оно ни было, — которое он отказался бы критически обсуждать, и нет метода, который бы он объявил совершенно неприемлемым. Единственное, против чего он выступает вполне определенно и твердо, — это универсальные нормы, универсальные законы, универсальные идеи, такие как «Истина», «Разум», «Справедливость», «Любовь», и поведение, обусловленное этими нормами».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/9_175434_metodologicheskiy-anarhizm.html

Основы философии науки. 6 Методологический анархизм Пола Фейерабенда (В. В. Кашин, 2006)

Методологический анархизм как крайнее проявление релятивизма

6 Методологический анархизм Пола Фейерабенда

Пол Фейерабенд (1924-1994) родился в Вене. В Венском университете изучал историю, математику и астрономию, в Веймаре – драматургию, в Лондоне и Копенгагене – философию. С 1951 г. читал лекции в ряде университетов Англии, а с 1958 – в США.

С 1967 – профессор философии в Калифорнийском университете (США). В последние годы жизни круг его интересов вновь переместился в область искусства и эстетики. Один из видных представителей постпозитивизма. Испытал влияние В. Холличера, Ф. Франка, К. Поппера, Л.

Витгенштейна.

Теоретическая и методологическая эволюция Фейерабенда прослеживается с начала 50-х годов. На первых порах он близок «аналитической философии», затем становится последователем Карла Поппера.

В статьях «Попытка реалистической интерпретации опыта» (1958), «Проблема существования теоретических сущностей» (1960), «Объяснение, редукция и эмпиризм» (1962) и «Как быть хорошим эмпириком?» (1968) Фейерабенд отверг принцип соответствия, согласно которому одни теории в науке бывают частными или предельными случаями других, более полных и истинных теорий.

Фейерабенд исходит из утверждения о зависимости эмпирических знаний от принятой теории, а самой теории – от её собственного и онтологических языков. В 60-х годах он высказывается в пользу тезиса о так называемой «несоизмеримости» разных теорий.

Объектом критики Фейерабенда становится кумулятивная модель развития науки, в основе которой, по его мнению, лежат два ошибочных принципа: 1. принцип инвариантности значений терминов, входящих в последовательно сменяющие одна другую научные теории. 2. принцип логической выводимости.

Ошибочность этих принципов доказывалась не абстрактными методологическими аргументами, а конкретным анализом истории науки. Между теориями, сменяющими друг друга, нельзя установить логические отношения, в первую очередь отношение логической выводимости.

Значения научных терминов определены всем контекстом теории (холистская концепция значения), поэтому термины конкурирующих теорий не могут иметь одно и то же значение. Развитие науки осуществляется через борьбу и взаимную критику. У сменяющих одна другую теорий нет ни общего «эмпирического базиса», ни общей терминологии.

Это позволяет считать научные теории «несоизмеримыми», т.е. они не могут не противоречить друг другу.

Фейерабенд подчеркивает неразрывность опыта (фактов, наблюдений) и теории, отмечая вместе с тем, что «познание не движется от наблюдения к теории, а всегда включает в себя оба элемента.

Опыт возникает вместе с теоретическими допущениями, а не до них, и опыт без теории столь же немыслим, как и «предполагаемая» теория без опыта». [43. С.310].

Поэтому, так называемые, «термины наблюдения» – это, по Фейерабенду, неопозитивистский «троянский конь», за которым нужно внимательно следить, ибо с одними только чувственными восприятиями, не направленными определенными теоретическими компонентами в науке делать нечего.

Таким образом, «наука вообще не знает «голых фактов», а те «факты», которые включены в наше познание, уже рассмотрены определенным образом и, следовательно, существенно концептуализированы», теоретически нагружены. [43. С. 149].

В 1975 г. вышла книга «Против методологического принуждения. Очерк анархистской теории познания». Книга начинается со ссылки на ленинское понимание диалектики. В дальнейшем Ленин часто цитируется.

В работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» сказано: «История вообще, история революции в частности, всегда богаче содержанием, разнообразнее, разностороннее, «хитрее», чем воображают самые лучшие партии, самые сознательные авангарды наиболее передовых классов». [22. С.80].

Отсюда Фейерабенд делает вывод, что невозможна никакая теория познания. Относительная истина – заблуждение, объективная относительная истина невозможна. Это вывод крайнего релятивиста.

Далее сказано, что в работах «О лозунге Соединенных Штатов Европы» и «Военная программа пролетарской революции» Ленин указывает на неравномерность экономического и политического развития как на закон капитализма, а тем более империализма.

Отсюда Фейерабенд заключает, что поскольку неравномерность присуща также и развитию научного познания, то, значит, наука развивается хаотично и незакономерно. А, следовательно, к чисто случайному и неупорядоченному росту научного знания никакая методология вообще не применима.

«Сложная обстановка, складывающаяся в результате неожиданных и непредсказуемых изменений, требует разнообразных действий и отвергает анализ, опирающийся на правила, которые установлены заранее без учета постоянно меняющихся условий истории». [43. С. 148-149].

В методологической концепции Фейерабенда анализируется внешний генезис науки. В теории рациональности он выделяет четыре основные позиции:

1.) наивный реализм (Кант, Карнап, Поппер, Лакатос);

2.) контекстуально зависимый рационализм (марксисты);

3.) наивный анархизм, отрицающий всякие правила и масштабы (экстатические религии и политический анархизм);

4.) методологический анархизм (собственная позиция Фейерабенда).

Наивные анархисты утверждают, что 1. все правила и масштабы имеют свои границы. 2. необходимо, поэтому обходиться вообще без них.

Сам Фейерабенд придерживается первого утверждения, но отвергает второе. Он пытается указать не только правила, от которых следует отказаться, но и методы, которые нужно использовать.

Он считает, что чем больше будет правил, тем лучше. Он подчеркивает важную роль метода и методологии в деятельности людей.

«Успехи науки обусловлены правильным методом, а не просто счастливой случайностью». [43. С. 461].

Фейерабенд утверждает, что старая и новая теории не только несовместимы (старая не может быть включена в новую), но и несоизмеримы.

Существуют теории, о которых можно сказать, что в них идет речь об одних и тех же вещах, но которые не имеют ни одного общего предложения. Это происходит потому, что теории несоизмеримы, т.е. их содержание несравнимо.

А потому при переходе от одной теории к другой значение основных понятий меняется.

Отсюда вытекает принцип плюрализма: открываются и развиваются теории, противоречащие существующему представлению, даже если оно основательно подтверждено и общепризнано.

Такие теории являются альтернативными общепризнанным. Принцип плюрализма означает не только открытие новых альтернатив, но и сохранение в науке старых теорий.

Конкуренция создает возможность развития наших духовных способностей.

Этот тезис поддерживают и принцип пролиферации (размножения) и постоянства (упорства): в науке должно быть позволено, с одной стороны, генерировать новые идеи, а с другой – не отказываться от тех или иных идей, несмотря на возникающие трудности.

Пролиферация означает, что не нужно отбрасывать, даже самые странные результаты умственной деятельности, и каждый должен следовать своему собственному мнению, поскольку науке приносит пользу такого рода деятельность. Следует размножать конкурирующие и прямо альтернативные друг другу гипотезы. Принцип пролиферации Фейерабенд выразил кратко: «допустимо все».

Принцип упорства поощряет не только следование собственным новациям, но и развивает их. Принцип упорства нацеливает на готовность примириться с любой из существующих теорий, которыми пока пользуются за неимением лучших.

Возможно, у этих теорий немало изъянов и слабых пунктов, но на эти пункты можно не обращать внимания, а поступать в соответствии с принципом «делай, что хочешь». Следует упорно сохранять уже имеющиеся теории. Ни одна из гипотез не заслуживает того, чтобы сохранить её посредством усовершенствования.

Все они в равной мере «на что-то» годятся и в то же время могут считаться «бросовыми». Принцип упорства позволяет игнорировать противоречащие данной теории факты, как бы много их не было. Сколько бы не было «контрпримеров», как выражается Лакатос, от них всегда можно ускользнуть.

По сути дела принцип упорства – это принцип фальсификации Карла Поппера, доведенный до предела. Если исходить из концепции Т. Куна, то «нормальному» периоду в истории наук соответствует принцип «упорства», а принцип «пролиферации» – периодам революционных преобразований, когда «все дозволено». Тезис пролиферации означает рекомендацию сохранять любую принимаемую альтернативу, а тезис об упорстве – направлять произвольный выбор на что угодно.

Взаимодействие пролиферации и упорства означает также продолжение биологической эволюции видов на более высокой ступени, при этом возможно даже требование необходимых мутаций. По мнению Фейерабенда, это, может быть, единственный способ удержать человечество от застоя.

Фейерабенд считает, что противоположность между наукой и литературой и даже мифом, не столь велика, как иногда кажется.

Не существует ни одной научной идеи, утверждает он, которая не была бы откуда-нибудь «украдена» в прошлом. Так, сам Коперник утверждал, что свои идеи он унаследовал от старых авторитетов, прежде всего, пифагорейца Филолая.

Астрономы учились у пифагорейцев, врачи учились у акушерок, колдуний, странствующих аптекарей. Везде в науке имеются следы ненаучных методов и идей, их молчаливого освоения и присвоения, что, по мнению Фейерабенда, даже можно считать их сущностью.

Не следует забывать, подчеркивает он, что магия играет важную роль в становлении науки.

Таким образом, при анализе генезиса новых теорий Фейерабенд подчеркивает роль главным образом внешних (хотя и весьма важных), а не внутренних (как Александр Койре) механизмов формирования научного знания.

Фейерабенд считает недопустимым подавление таких важных для научной деятельности факторов как интуиция, воображение, чувство юмора. Они, по мнению Фейерабенда, не внешние факторы развития науки, без них нельзя понять революций в мышлении. Именно они и нарушают «установленную методологию» науки. Поэтому только «одна «рациональная реконструкция» не может решить проблему метода».

[43. С. 351]. «Не существует правила – сколь бы правдоподобным и эпистемологическим оно не казалось, которое в то или иное время не было бы нарушено. Становится очевидным, что такие нарушения не случайны и не являются результатом недостаточного знания или невнимательности, которых можно было бы избежать. Напротив, мы видим, что они необходимы для прогресса науки». [43. С. 153].

Свои гносеологические посылки Фейерабенд соединил с «экологическим социализмом», а затем с идеологией партии «зеленых» в ФРГ. Он утверждал, что давно пора «освободить» народы от «угнетения» со стороны науки и ученых, которые превращают государственную власть в развитых странах в орудие своего господства над массами.

Если в период становления индустриальной цивилизации надо было освободить народ и становящуюся науку от духовной диктатуры церкви и религии, то ныне надлежит освободить народы от духовной диктатуры и государства, и науки. Наука – одно из идеологических течений, наряду с религией, мифом, магией, колдовством.

Она не может заменить другие течения и не есть «единственно возможный способ решения проблем». Он убежден, что «наука, претендующая на обладание единственно правильным методом и единственно приемлемыми результатами, представляет собой идеологию и должна быть отделена от государства, и в частности от процесса обучения».

[43. С. 465].

Наряду с этим, Фейерабенд серьезно обеспокоен тем, что в «тоталитарных государствах наука находится под надзором государственных органов» и считает совершенно недопустимым такое положение, когда «шайки интеллектуальных паразитов разрабатывают свои убогие проекты на средства налогоплательщиков и навязывают их молодому поколению в качестве «фундаментальных знаний». [43. С. 132]. Тем более – а это и есть чистейший монополизм в науке – когда эти «шайки» захватывают целые НИИ и определяют, кто может войти в их избранный круг. Наука, считает Фейерабенд, может развиваться только в соответствии с демократическими принципами. А для этого нужны такие социальные условия, которые бы способствовали развитию новых научных идей, а не душили бы их различными догмами и предрассудками. «Ни при каких условиях общество не должно так ограничивать мышление человека, чтобы он был готов подчиниться стандартам одной частной группы». [43. С. 366]. Это прямая дорога в догматизм и монополизм, «помноженных» на субъективистский произвол.

Фейерабенд полагает, что чисто рационалистический «образ науки» – особенно при его абсолютизации – служит препятствием для её развития, а попытка сделать науку более рациональной и точной уничтожает её.

В то же время, по его мнению, «расплывчатость», «хаотичность», «отклонения и ошибки» внеразумного, иррационального характера являются предпосылками научного прогресса. Философ формулирует тезис: «Без «хаоса» нет познания. Без частого отказа от разума нет прогресса».

Хотя наука – главный «носитель» разума, но даже здесь он не может быть всесильным и универсальным. Неразумность в научной сфере не может быть исключена. Мы не можем оставить без внимания многообразные иррациональные средства и мы очень нуждаемся в них.

Наука не имеет никакого «приоритета» по сравнению с мифом или идеологией.

Плюралистические, анархистские и антисциентистские установки Фейерабенда сближают его мировоззренческую и гносеологическую позицию с постмодернизмом.

Источник: https://kartaslov.ru/%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8/%D0%9A%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%BD_%D0%92_%D0%92_%D0%9E%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B_%D1%84%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%84%D0%B8%D0%B8_%D0%BD%D0%B0%D1%83%D0%BA%D0%B8/7

16. Методологический анархизм п. Фейерабенда

Методологический анархизм как крайнее проявление релятивизма

Идеянесоизмеримости парадигм и влияниявненаучных факторов на их принятиесообществом по-новому ставила проблемунаучного открытия.

Возникали вопросыо том, регулируются ли творческие акты,связанные с изменением фундаментальныхпонятий и представлений наук, какими-либонормами научной деятельности, если да,то как меняются эти нормы в историческомразвитии науки и существуют ли такиенормы вообще.

П.Фейерабенд (1924—1994) подчеркивал, чтоимеющийся в распоряжении ученогоэмпирический и теоретический материалвсегда несет на себе печать историисвоего возникновения.

Факты не отделеныот господствующей на том или ином этапенаучной идеологии, они всегда теоретическинагружены.

Принятие ученым той или инойсистемы теорий определяет его интерпретациюэмпирического материала, организуетвидение эмпирически фиксируемых явленийпод определенным углом зрения, навязываетопределенный язык их описания.

Фейерабендотрицает кумулятивистскую модельразвития науки, основанная на идеенакопления истинного знания.

Старыетеории нельзя логически вывести изновых, а прежние теоретические терминыи их смыслы не могут быть логическиполучены из терминов новой теории.

Смысли значение теоретических терминовопределяются всеми их связями в системетеории, а поэтому их нельзя отделить отпрежнего теоретического целого и вывестииз нового целого.

Вданном пункте Фейерабенд справедливоподмечает особенность содержаниятеоретических понятий и терминов. В нихвсегда имеется несколько пластовсмыслов, которые определены их связямис другими понятиями в системе теории.

К этому следует добавить, что ониопределены не только системой связейотдельной теории, но и системой связейвсего массива взаимодействующих междусобой теоретических знаний научнойдисциплины и их отношениями к эмпирическомубазису.

Но отсюда следует, что выяснить,как устанавливаются связи между терминамистарой и новой теории, можно толькотогда, когда проанализированы типысвязей, которые характеризуют системузнаний научной дисциплины, и как онименяются в процессе развития науки.

Ион свидетельствует, что между новыми истарыми теориями и их понятиями(терминами) существует преемственнаясвязь, хотя и не в форме точного логическоговыведения всех старых смыслов из новых.Так что в своих утверждениях противпреемственности знаний Фейерабенд былправ лишь частично.

Но из этой частичнойправоты не следует вывод о полномотсутствии преемственности. Из квантовоймеханики логически нельзя вывести всесмыслы понятий классической механики.Но связь между их понятиями все жеимеется. Она фиксируется принципомсоответствия. Нужно принять во вниманиеи то обстоятельство, что вне примененияязыка классической механики (с наложеннымина него ограничениями), в принципе,невозможна формулировка квантовоймеханики.

Впроцессе исторического развития научнойдисциплины старые теории не отбрасываются,а переформулируются. Причем ихпереформулировки могут осуществлятьсяи до появления новой теории, ломающейпрежнюю картину мира. Примером могутслужить исторические изменения языкаклассической механики.

Первозданныйязык ньютоновской механики сегодня неиспользуется. Используются языки,введенные Л. Эллером, Ж. Лагранжем и У.Гамильтоном при переформулировкахмеханики Ньютона.

Термины языка квантовоймеханики могут сопоставляться с терминамигамильтоновской формулировки классическоймеханики, но не с языком, на которомописывал механическое движение создательмеханики Ньютон.

Отбросивидеи преемственности, Фейерабендсосредоточил внимание на идее размножениятеорий, вводящих разные понятия и разныеспособы описания реальности. Онсформулировал эту идею как принциппролиферации (размножения). Согласноэтому принципу, исследователи должныпостоянно изобретать теории и концепции,предлагающие новую точку зрения нафакты.

При этом новые теории, по мнениюФейерабенда, несоизмеримы со старыми.Они конкурируют, и через их взаимнуюкритику осуществляется развитие науки.

Принцип несоизмеримости, утверждающий,что невозможно сравнение теорий,рассматривается в самом радикальномварианте как невозможность требоватьот теории, чтобы она удовлетворяла ранеепринятым методологическим стандартам.

Вэтом пункте Фейерабенд подметил важнуюособенность исторического развитиянауки: то, что в процессе такого развитияне только возникают новые понятия,теоретические идеи и факты, но и могутизменяться идеалы и нормы исследования.

Он правильно пишет, что великие открытиянауки оказались возможными лишь потому,что находились мыслители, которыеразрывали путы сложившихся методологическихправил и стандартов, непроизвольнонарушали их. Деятел ьность А. Эйнштейнаи Н. Бора является яркой тому иллюстрацией.

Здесь Фейерабендом была обозначенареальная и очень важная проблемафилософии науки, которую игнорировалпозитивизм, — проблема историческогоизменения научной рациональности,идеалов и норм научного исследования.

Однакорешение этой проблемы Фейерабендомбыло не менее одиозным, чем ее отбрасываниепозитивистами. Он заключил, что неследует стремиться к установлению какихбы то ни было методологических правили норм исследования. Но из того факта,что меняются типы рациональности, вовсене следует, что исчезают всякие нормыи регулятивы научной деятельности.

Вдальнейшем мы рассмотрим эту проблемуболее детально, а пока зафиксируем, чтоотказ великих ученых, например Эйнштейнаи Бора, от некоторых методологическихрегулятивов классической физикисопровождался формированием и последующимукоренением неклассического типарациональности с новыми идеалами инормами исследования.

Причем, вопрекимнению Фейерабенда, можно выявитьпреемственность между некоторымиаспектами классических и неклассическихрегулятивов. Фейерабенд правильноотмечает, что всякая методология имеетсвои пределы. Но отсюда он неправомернозаключает, что в научном исследованиидопустимо все, что «существует лишьодин принцип, который можно защищатьпри всех обстоятельствах… Это принцип— все дозволено»25.

Тогда исчезаетграница между наукой и шарлатанством,между доказанными и обоснованныминаучными знаниями и любыми абсурднымифантазиями.

Своюпозицию Фейерабенд именует эпистемологическиманархизмом. Эта позиция приводит котождествлению науки и любых формиррационального верования. Между наукой,религией и мифом, по мнению Фейерабенда,нет никакой разницы. В подтверждениесвоей позиции он ссылается на жесткуюзащиту учеными принятой парадигмы,сравнивая их с фанатичными адептамирелигии и мифа.

Но при этом почему-тоигнорирует то обстоятельство, что, вотличие от религии и мифа, наука самойсистемой своих идеалов и норм ориентируетисследователей не на вечную консервациювыработанных ранее идей, а на их развитие,что она допускает возможность пересмотрадаже самых фундаментальных понятий ипринципов под давлением новых фактови обнаруживающихся противоречий втеориях.

Фейерабендссылается на акции убеждения и пропагандуучеными своих открытии как на способ,обеспечивающий принятие этих открытийобществом. И в этом он тоже видит сходствонауки и мифа.

Ноздесь речь идет только об одном аспектефункционирования науки, о включении вкультуру ее достижений. Отдельныемеханизмы такого включения могут бытьобщими и для науки, и для искусства, идля политических взглядов, и длямнозологических, и для религиозныхидей.

Что же касается других аспектовбытия науки и ее развития, то они имеютсвою специфику.

Из того факта, что наука,религия, миф, искусство — это феноменыкультуры, не следует их тождества, какиз факта, что Земля и Юпитер — планетыСолнечной системы, не следует; что Земляи Юпитер — одно и то же небесное тело.

Источник: https://studfile.net/preview/5920848/page:16/

Методологический анархизм как крайнее проявление релятивизма

Методологический анархизм как крайнее проявление релятивизма

Определение 1

Релятивизм – это философская концепция полной относительности любых истин, знаний, представлений, методов, их зависимости от внешних условий.

Релятивизм как философская методология, возник в противовес догматизму, т.е. стремлению абсолютизировать определенные знания, представления, морально-этические установки и развивался в постоянном противоборстве с ним. Первые релятивистские представления относят к древнегреческой философии, а именно к учению софистов.

Замечание 1

Фраза Протагора, «человек есть мера всех вещей», стала образным лозунгом релятивизма.

Первоначально релятивизм развивался в рамках онтологических представлений, в виде субъективного идеализма – учения о том, что мир представляется каждому человеку по-своему, а потому нельзя адекватно сравнивать между собой миры и мироощущения разных людей.

Затем релятивизм охватил и гносеологию, став одним из столпов агностических концепций, скептицизма. Наконец релятивизм распространился на область морально-этических взаимоотношений, поставив под вопрос абсолютность моральных категорий добра и зла, справедливости, любви, красоты и т.д.

В разное время методологию релятивизма развивали такие философы как:

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

  • Эразм Роттердамский,
  • М. Монтень,
  • Дж. Беркли,
  • Э. Мах и др.

В основе релятивизма лежит трезвое признание существования значительного разрыва между пространством абстрактных категорий, с помощью которых выражены положения философских и этических учений, в которых сформулированы научные знания, и пространством реальности.

В отличие от идеализированных абстрактных понятий, реальные вещи и процессы никогда не осуществляются изолированно, они постоянно находятся во взаимосвязи с условиями окружающей действительности, а также в причинно-следственной связи с событиями прошлого и будущего.

На практике невозможно исследовать мышление вообще, добро вообще, материю вообще, их абстрактная формулировка возможна лишь в сознании самого исследователя, в то время как реальное существование феноменов протекает в конкретном культурно-историческом пространстве. В науке данное положение нашло свое отражение в принципе системности, который призывает исследовать феномены не изолировано, а в их взаимосвязи с другими феноменами системы.

Однако релятивизм зачастую абсолютизирует сам принцип относительности доводя его до абсурдных значений, что приводит к невозможности не только познания мира, но и самоопределения человека как такового, его полной отрезанности от общества и других людей, непреодолимой стеной относительности и несопоставимости картин мира в ряде экзистенциальных концепций.

Замечание 2

В связи с этим релятивизм с одной стороны помогает в преодолении догматизма и способствует дальнейшему развитию философского, научного знания, а с другой, гиперболизируясь, сам становится непреодолимой преградой, обесценивающей познание как таковое.

Сущность и принципы методологического анархизма

Родоначальником методологического анархизма является Поль Фейерабенд – австро-американский философ. Основной сферой интересов Фейерабенда выступала философия и история науки.

Рассматривая процессы развития научного знания философ, как и многие его коллеги, отметил тот факт, что представление о постепенном накоплении и преемственном развитии научного знания во многом не состоятельно.

Как и Кун он поставил под серьезное сомнение возможность выведения прежних научных представлений из современных теорий и гипотез, указав на невозможность их сопоставления между собой из-за кардинально различного подхода к осмыслению мира.

В методологическом плане Фейерабенд почерпнул из истории науки тот факт, что никакая методология не оставалась абсолютной на протяжении всей истории развития человечества, любая из них рано или поздно достигала своего предела и сменялось более новой.

Обобщая выявленные факты и противоречия Фейерабенд выдвинул собственную методологическую концепцию развития науки как зоны свободного творчества.

С точки зрения философа, любые догматы, любое общепризнанное знание является препятствием для развития новых научных идей, а потому должно быть ликвидировано, т.е.

и у исследователя, и у потребителя научных знаний, должна быть полная свободы выбора подходящей лично для него картины мира. Идея методологического анархизма покоится на двух основных принципах:

  • полиферации,
  • несоизмеримости.

Принцип полиферации предполагает необходимость постоянного создания новых теорий и концепций, которые противоречили бы текущим точкам зрения на мир и происходящие в нем процессы, давали бы все новые и новые интерпретации фактам.

По сути каждый ученый или даже каждый человек, должен был бы создать собственную теорию мира, сколь угодно безумную и фантастическую. Взаимодействие и конкуренция данных теорий способствовала бы общему прогрессу научного знания.

Принцип несоизмеримости отстаивает право на существование всех возможных теорий и концепций, их защиту от внешней критики в следствии невозможности выстроить единую систему аргументов и фактов, на основе которой приверженцы одной теории могли бы критиковать другую, поскольку для сторонников каждой из стороны конфликта аргументы противника могут во приниматься как несущественные или вовсе абсурдные. Абсолютизируя принцип несоизмеримости можно сказать о том, что каждый ученый создавал бы собственную научную парадигму не сопоставимую с парадигмами других мыслителей, что делало бы ее полностью неуязвимой.

Значение методологического анархизма

Поль Фейерабенд при создании методологического анархизма вскрыл ряд существенных противоречий и недостатков современной теории науки, в том числе ее представления о кумулятивном характере накопления знания, существований неких абсолютных критериев его истинности, а также догматизированности современных теорий, из-за чего молодые ученые с взглядами, отличающимися от догматов не могут получить свое место под солнцем научного признания.

Однако вместе с тем на практике методологический анархизм является неосуществимой утопией, положения которой противоречат сами себе.

С одной стороны, концепция Фейерабенда стирает всякие границы между различными видами знания и не знания – между наукой, философией, религией, искусством и мистификацией.

С другой, она не способна обеспечить собственной цели – стимулирования развития науки как области творчества, так как полная защищенность теорий от критике, в действительности ведет к установлению множества частных разнородных догматов вместо единого и общепринятого.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/metodologicheskiy_anarhizm_kak_kraynee_proyavlenie_relyativizma/

Booksm
Добавить комментарий