Критика морали в философии Ф. Ницше

Критика морали в философии Ф. Ницше

Критика морали в философии Ф. Ницше

Определение 1

Мораль – это характерные для определенного общества договорные представления о добре и зле, а также связанные с ними нормы поведения.

Ф. Ницше нередко определяют, как философа-диссидента, выделяя из множества смыслов его произведений в качестве лейб-мотива критику всякой морали вообще и подрыв христианского мировоззрения в частности.

Безусловно подобная трактовка философии Ницше является чрезмерным упрощением и сужением его идей, однако этические проблемы занимают значительное место в его сочинениях, острота их обсуждения сохраняется на всех этапах творчества философа, а критика морали осуществляется с позиции основных идей Ницше:

  • метафизического нигилизма,
  • воли к власти,
  • вечного возвращения и сверхчеловека.

Нигилизм и как философское, и как социальное течение предполагает отрицание каких-либо авторитетов, норм, правил и ценностей.

Ницше отделяет себя от представителей негативного нигилизма, приравнивая их буйным подросткам.

Он пишет, что отрицая устоявшиеся авторитеты, они столь же страстно ищут для себя новые, и находят их в лице науки, принимая метод и факты которой без всякого критического осмысления.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Нигилизм, который служит очищающей основой философии Ницше куда глубже и последовательней.

Он не только отвергает существующую мораль, как полную двойных стандартов условность, иллюзию, выстроенную ради защиты интересов власть имущих слоев общества и штампования обывателей, но также отвергает само представление о необходимости существование морали как таковой.

Нет никакой надобности в существовании моральной системы, авторитетов, целей или ценностей в мире или перед человеком – все созданные человечеством подобным образом системы, включая также науку, не более чем попытки защитить свое сознание, от того факта, что мир есть иррациональное и бесконечное ничто.

Лишь приняв данный факт человек сможет обрести полную и абсолютную свободу, а также сказать «да» жизни, поскольку отказавших от условностей, оков морали, личность сможет понять, что только ее существование, ее собственная жизнь единственная реальность в этом мире.

Мораль и воля к власти

Поскольку все человеческие знания о мире, все достижения науки, философии, оккультного знания, религиозных откровений не более чем удобные иллюзии, то должно существовать нечто, что приводит весь мир в движение, сообщает ему логику движения и поступков. В качестве такой силы Ницше определяет волю к власти.

Воля к власти – это субстанция. Она действует не извне, как сила принуждения, и не изнутри, как один из мотивов или желаний, воля к власти есть суть любого действия, явления или субъекта. Все действия и страсти человека сводятся к достижению власти, установлению контроля над другими и создание системы морали в данном отношении ничем не отличается от прочих.

Ницше выделяет два народа:

  • народ господ,
  • народ рабов.

Каждый из них обладает собственной моралью. Критикуя Гегеля, с его представлением о господах как застывших в своем развитии, и рабах как двигателях человеческого прогресса, Ницше рисует альтернативную картину.

Народ господ – это сообщество сильных людей. Они сильны тем, что осознали и приняли абсолютную свободу, а потому не боятся ничего, нет действия которое было бы для них запретно, они готовы пожертвовать всем для достижениях своих целей, при этом каждый из них сам решает, что для него важно, а что нет, они самодостаточны.

Народ рабов – это сообщество обывателей, мелочных собственников. Они находятся в постоянной борьбе между собой за право удовлетворения своих низменных потребностей и жажды обладания. Они постоянно боятся потерять что-нибудь в этой борьбе, и потому больше всего боятся господ, которые выходят за рамки их понимания.

По этой причине народ рабов на протяжении всей истории, стремится навязать господам свою мораль – мораль в которой восхваляются качества, подавляющие волю к власти, стремление обладать, в ней поощряется слабость, покорность, снисхождение, участие, забота о ближних, в то время как качества свободных людей – гордость, сила, смелость подвергаются порицанию. Воплощением морали рабов для Ницше становится христианская мораль с ее идеалами, проповедующая покорность произволу со стороны властей и духовенства, ничем качественно не отличающегося от тех кому они навязывают эту мораль.

Замечание 1

Реализация воли к власти предполагает борьбу, столкновение интересов, преодоление препятствий, навязывание своих правил окружающим, и поскольку любая существующая мораль лишь создает маскировочную сетку вокруг данных процессов, то Ницше считает необходимым вовсе отказаться от столь бесполезной морали.

Мораль и сверхчеловек

В книгах «Так говорил Заратустра» Ницше излагает свои наиболее важные, сложные и спорные концепции о сверхчеловеке и вечном возвращении, которые также не могут обойтись без рассмотрения этических вопросов.

Представление о сверхчеловеке естественным образом вырастает из метафизического нигилизма и концепции воли к власти. Сверхчеловек достиг самых глубин нигилистического осмысления реальности и смог сказать жизни да.

Он осознал, что им движет воля к власти, и смог направить ее не на удовлетворение мелочных желаний по овладению окружающими предметами, а на самого себя, достигнув аскетического идеала. Это человек отказавшийся от страстей и удовольствий в пользу творчества, он сам создает для себя рамки дисциплины и нормы поведения, которыми подчиняет собственное тело.

Его деятельность — это вечное творчество, не знающее границ и пределов, он бесконечно свободен в своем преобразовании окружающего мира.

Замечание 2

Поскольку сверхчеловек подчинен своей собственной высшей морали, то обыденная мораль рабов, равно как и авторитет, и обычаи, и законы не имеют для него никакого значения. Он способен с легкостью перешагнуть через них, если того требуют его высшие идеалы – идеалы творческого созидания.

По этой причине вечное возвращение – т.е. бесконечное повторение каждого мига, оборачивается торжеством сверхчеловека и полным поражением, кошмаром для человека мелкого, для раба.

Вечное возвращение есть последний аргумент в пользу смерти бога в философии Ницше, так как вечно возвращение отрицает само понятие загробной жизни, воздаяния после смерти по грехам или заслугам, равно как и совершенной деградации личности, человек оказывается пойман в клетку реальности, в которой он пробудет вечность.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/kritika_morali_v_filosofii_f_nicshe/

26 .Критика морали у Ницше. Понятие нигилизма

Критика морали в философии Ф. Ницше

Критикуморали Ницше высказывает в работе«Генеалогия морали» (1882-1883), состоящаяиз 3х частей.

1.различение2х видов морали:

-естественнаямораль господ;

-реактивная,рефлексивная мораль рабов.

Воснове морали, добрых чувств, различениядобра и зла лежит нечто бессознательное,то, что вытеснено бессознательным. Ницшездесь предвосхищает Фрейда, в частности,по терминологии. Например, обозначениебессознательного как it(оно) Фрейда впервые встречается у Ницше.

ЗдесьНицше излагает концепцию о морали рабови морали господ.

Мораль,различающая добро и зло, вторична, этонекий психологический комплекс, связанныйс установками христианства и иудаизма.Естественная, первичная мораль – этомораль господ, которая являетсяпродолжением действия (реактивна).Первичная мораль различает не добро изло, а лучшее и худшее: мы боремся,побеждаем, значит, мы лучше нашихпротивников.

Помнению Ницше, насилие естественно и нетребует объяснения. Это первичнаястихия. Первичный человек – это«человек-зверь».

Первичныйчеловек стремится к победе, но возможенотказ от борьбы из-за злобы и бессилия.Когда мы отказываемся от борьбы, мызаменяем ее моралью: мы не побеждаем,т.к. нам чуждо насилие.

Ressentiment(злопамятство) – это психологическийкомплекс, образованный при соединениизлобы и бессилия. Именно ressentimentобразует мораль. Получается, что мыпроигрываем физически, но выигрываемморально, т.к.

в моральном смысле мылучше (добрее) своих врагов. Происходитпереоценка ситуации и подлинныепереживания вытесняются.

Моральне изменяет человека, а дает возможностьсамообманываться.

2.понятиечистой совести и вины.

Вданном случае Ницше рассматриваетколлективную идентичность какбессознательную, которая формируетсяна основе опыта памяти, которыйодновременно является опытом боли.Таким образом, человек становитсяобщественным существом на основе того,что у него формируется память и он воснове опыта наказания.

Следствиемпрактики наказания является чувствовины – не сознательный опус, не оценкасвоего действия с точки зрения шкалыценностей, нормативов, а это результаттелесной практики. Чувство вины – нечтобессознательное. С другой стороны, винавторичным образом репозитируется черезпрактику наказания, которая демонстрируетидентичность сообщества на основезакона и власти.

Вина – то, посредствомчего общество предъявляет своюцелостность, свое единство индивиду.Вина проявляется в опыте наказания, вданном случае в опыте наказания другого.Неважно виноват этот другой или нет, аважно, чтобы вина была предъявлена впрактике наказания. Виновные всегдадолжны быть и всегда должны наказываться,но это не значит, что эти виновные реальновиноваты.

В этом смысле отношение закона,вины и наказания не является вполнерациональным.

3.«Обаскетических идеалах»

Формируетсяпредставление об аскетическом идеале.Откуда берется нормативность аскетизма?С точки зрения Ницше, здесь тоже мы имеемдело с телесной идентичностью.

Но еслив 1й и 2й части речь шла о знаковой функцииотношения «тело-боль» и боль в виденаказания приобретет символическоеактивное значение, посредством ееконституируется коллективная идентичность,то в 3й части речь идет не об отношении«тело-болезнь», а здесь мы имеем делоуже с больным телом. По Ницше тело можетиспытывать боль, наслаждение и теломожет болеть.

Больное тело порождаетту символическую активность, котораянегативна по отношению к окружающим.Принцип Ressentimant- реакция больного существа. В 1й частиэтот комплекс связан с формированиемморали, соединением в злобе и в силе. В3й части – все виноваты в том, что я болен=> озлобленность по отношению к внешнемумиру.

Культура присваивает эту озлобленнуюреакцию, превращая в нечто позитивноето, что было сначала негативным,отрицанием, вариацией ненависти поотношению к другим. В культуре возникаетпозиция жреца, жрическая установкакультуры обрамляет активностьRessentimant:ты болен, но ты сам виноват в том, чтострадаешь.

Жрическая установкапереориентирована на практику, связаннуюс бессознательным, но все-таки формируетсякакое-то сознательное: если ты болен,то надо лечиться, т.е. культура невозвращает здоровье, а эксплуатируетболезнь. Такова установка Ницше. Культуране формирует установку на здоровье:если ты болен, страдаешь, то излечись,культура не дает такой возможности, ноэксплуатирует болезнь.

Такимобразом, во-первых, она перенаправляетнегативность Ressentimantс внешней стороны на внутреннюю: не ищивиновного, ты сам виноват. Во-вторых,культура дает компенсацию в виде духовнойориентации. Духовная ориентация –трансцендентная: в этом мире ты страдаешь,но существует какой-то другой мир, вкотором возможно избавишься от этихстраданий.

Эта ориентация сохраняеттворческую волю. Такую волю Ницшеназывает волей к ничто (лучше иметь волюк ничто, чем вовсе ее не иметь). И затемуже, когда эта духовная установкасформировалась, проекция духовнойустановки на практику Ressentimantна исчезает, но через ориентацию натрансцендентное и через духовнуюактивность возникает упорядоченностьRessentimant.

Одним из видов Ressentimantявляется разрушительный в планеневозможности сообщества (все другдруга ненавидят), разрушительный поотношению к личности, т.е. в планесамообвинения (озлобленность по отношениюк себе и другим). Ressentimantприобретает некую упорядоченность,структуру, которая придает устойчивостьсуществования личности и сообщества.

Эта упорядоченность и есть аскетическийидеал. Основа аскетического идеалакультуры – идеал, ориентированный нена жизнь, а против нее: избегатьнаслаждений, ограничивать свои желания.Эти идеалы имеют такое происхождение.

Основа – Ressentimant,но переориентированный внутри культуры, компенсированный духовной активностью,которая его и упорядочивает, лишая егонепосредственной диструктивности.

Получаетсядвойное отрицание: Ressentimantотрицает жизнь и духовные идеалы ееотрицают. Но эти отрицания связываютдруг друга, получается возможностьотносительной устойчивости существованияличности и сообщества.

Следующийэтап развития Ницше связан с русскимироманами (Толстой, Достоевский). Под ихвлиянием он пишет работу «Антихрист»,где обращается к образу Христа и говорито том, что Христос – это идиот в смыслегерой русского романа. Христос понятенкак психологический тип, Ницше видит вэтом образе сочетание 2х манер.

С однойстороны, непринятие мира, т.е. критическаяустановка, мир полон пошлых вещей. Сдругой стороны, повышенная чувствительность,которая не терпит насилия, насильственногопротивостояния.

Какой может быть выходв ситуации когда человек не приемлетмир и в то же время не может вступить вборьбу в силу своей чувствительности

Выходвозможен в аффект любви, т.е. люблю всех.Это является формой психологическойзащиты, которая защищает от мира с егопошлостью и от насилия. Такой уход ваффект: непринятие мира и насилия –одно из проявлений декаданса.

Понятиенигилизма раскрывается в работе «Воляк власти».

Современнуюкультуру Ницше характеризует каккультуру декаданса. Причина декаданса– нигилизм, т.е. обесценивание высшихпринципов, отрицание ценностей: «Нетцели. Нет ответа на вопрос “зачем?”».Термин «нигилизм» Ницше взял у французов,а французы – у Тургенева, хотя этоттермин использовали и некоторые немецкиеавторы.

Причинанигилизма – утрата веры:

Человеческиеценности – это идеалы разума, придающиечеловеку чувство собственного достоинства.Ницше выделяет три главных идеала:

  • цель – мир целесообразен, он движется к определенной цели
  • принадлежность к целому – мы можем не знать цели движения мира, но, по крайней мере, ощущаем себя частью упорядоченного и осмысленного целого
  • истина

Есличеловек разочаровывается в целесообразностимира, то он обращается к принадлежностик целому. Разочаровавшись и в этом идеале(конфликты в обществе и т.д.), он обращаетсяк истине. Возможно, в нашем мире нетистины, но она есть в другом, т.е. трансцендентном мире. Таким образом,разум приводит человека к вере втрансцендентный мир.

Нигилизм возникаетне из-за того, что люди недовольны самимиценностями, а из-за того, что эти ценностинаходятся в другом мире – вне нашегомира и вне жизни. Основной недостатоксовременных ценностей – их «антижизненный»характер. Новые ценности должны находитьсяв нашем мире. Они должны быть не духовными,а имманентными1 жизни и частично физическими.

Такойимманентной жизни ценностью Ницшесчитает волю к власти.

(имманентный– пребывающий внутри чего-нибудь;антоним: трансцендентный – переходящийза пределы чего-либо.)

Источник: https://studfile.net/preview/7386424/page:21/

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

«Философия жизни« Ф.Ницше. Критика христианской морали

fНицше Фридрих (1844-1900)

Его философия — это философия жизни, к созданию которой подтолкнула теория Дарвина об эволюции животных и растений. Остро и оригинально отразил драматизм и противоречие эпохи перехода от классической философии к философии современной.

Выделим три этапа его творчества.

Первый этап проходил в рамках осмысления идей античности, творчества Шопенгауэра. В этот период написаны «Рождение трагедии из духа музыки», «Философия в трагическую эпоху Греции», «Несвоевременные размышления».

Второй период знаменует разрыв с предыдущей философской традицией — «Человеческое, слишком человеческое».

В третьем этапе создаются «Так говорил Заратустра», » По ту сторону добра и зла».

Основные идеи:

Переоценка всех ценностей, критическая идея ломки и уничтожения устаревших моральных (в основном христианских) ценностей и замена их новыми, провозглашаемыми в учении Ницше. Мораль — «сумма условий сохранения бедных, полуудачных или полностью неудачных видов человека».

Критикует всю философию, начиная с Сократа, а присущий ей рационализм, идеализм и моральное происхождение всех философских суждений. Вводит в Европу философию категорию «ценность». Саму философию он считает ценностным мышлением, причем вопрос о ценности для него важнее вопроса об истинности познания.

Ницше ввел понятие нигилизм — высшие ценности теряют свою ценность. Как это происходит? Постепенно, говорит Ницше, возникает осознание того, что в мире нет некой «цели«, достижением которой озабочен весь мир, в мире нет «единства«, нет истины.

С помощью этих понятий человек полагал себя смыслом и мерой ценностей всех вещей, «он создал такое целое, чтобы иметь возможность веровать в свою собственную ценность». И вот этот мир зашатался. Нет истины, нет морали, нет Бога. Нигилизм «слабых» — это упадок и разложение.

Радикальный нигилизм, нигилизм «сильных» — это путь абсолютного авторства — создание новой морали, нового человека. Переоценка ценностей предполагает переход от любви к ближнему к любви к «дальнему«.

Любовь к «дальнему» — это любовь творческая, это не смягчение текущих проявлений зла, а изменение самих принципов жизни. Эта любовь принимает форму борьбы с людьми сегодняшними, любовь сопровождается презрением, отчуждением ближнего.

Это любовь к «идее« человека, к человеку, каким он может быть. В программу «переоценки » входит и пересмотр человеческого счастья. Человек не обязан быть счастливым, он обязан быть свободным. Имморализм, это отрицание не морали, это повышение ответственности человека за самого себя и за все человечество.

«Воля к власти» — фундаментальное онтологическое понятие. «Я обладаю волей и действую, а, следовательно, я живу». Человек, ставший господином природы, господином своей собственной дикости представляет колоссальное количество власти.

«Жизнь только средство к чему-то: она есть выражение форм роста власти«. Самодовольная человеческая субъективность возомнила себя господином мира, нигде не встречая сопротивления в ей же самой созданном мире.

Нет двух миров — мира в себе и мира для нас, есть один мир — мир жизни, борьбы и поражения. Жизнь для Ницше находится между природой и культурой. Жить — это значит быть иным, нежели природа, не подчинятся ни природной, ни человеческой необходимости.

Жизнь как реализация человеком «воли к власти» — это сфера творения смысла, это сверх жизнь, лишенная нормативности.

Идея сверхчеловека, вытекающая из концепции роста воли к власти, теория преодоления всех отрицательных качеств человека и приближение его к идеалу Сверхчеловека — создателю и носителю новых ценностей и новой морали. Новые ценности — способность к переоценке ценностей, духовное творчество, полная концентрация воли к власти, самосовершенствование

Идея «вечного возвращения«. Нравственный смысл вечного возращения заключается в непрекращающейся ответственности человека за содеянное, вечное возращение — это символ вечности, неотделимый от символа свободы — сверхчеловека.

Пессимистический миф о вечном возвращении одного и того же в мире, идея, фактически ставящая всю предыдущую философию Н на грань бессмыслицы.христианский моральный ницше

Противник противопоставления истинному миру мира эмпирического.

В основе морали он видит желание (зачастую, бессознательное) физиологически слабых индивидов господствовать над сильными и здоровыми. Апелляция к разуму и правде есть замена физического насилия, способ одной воли доминировать над другой.

Увязывает критику метафизики с критикой ее языка. Подчеркивает несоизмеримость категориальной схемы описания мира реальному положению дел, отсюда неспособность языка, следовательно, и мышления представить какие-либо знания независимо от языка или мышления.

Убеждения в фальсифицирующей природе языка и мышления приводит его к мысли о доминирующей роли действия и воли. Все всеобщие и необходимые истины и т.д. всего лишь удачные находки в борьбе за жизнь и власть.

Всякие понятия определены полезностью в рамках трансцендентального жизненного процесса.

Вводится понятие «родового субъекта«, интересы и цели, которого скрыты от отдельного индивидуума. Для него предрассудки разума и формы жизни являются априорными и принудительными, он не может не следовать им.

Отсюда фаталистическая идея о вечном возвращении одних и тех же заблуждений, войн, иллюзий.

Противостоит этому идея сверхчеловека, необходимость (в том числе и через воспитание, и через селекцию) преодоления свойств человеческой природы, например, структуры чувственности.

Ницше выбирает объектом критики разум, науку, нравственность, христианскую религию. Он выступает как воинствующий антидемократ, с его точки зрения элита это сильные и воинствующие люди. Большая часть населения — это низшие, неполноценные, которых можно доделать при помощи войны.

Ницше говорит, что разум возомнил себя господином мира, природы, смысл имеет только жажда жизни, которая должна сочетаться с волей власти. Ницше отрицательно относиться к христианской религии, т.к. она проповедовала равенство всех перед богом, сострадание, терпимость, следование заповедям И.Х., что сделало Европу слабой не противостоящую Азии и Африке. Идеал у Ницше — деспот художник.

Ницше враждебно относится к женщинам. «Женщины — это кошки и птицы, в лучшем случае коровы. Мужчина должен воспитываться как воин, а женщина для его вдохновения, причем мужчина должен идти к женщине с плеткой».

Но у Ницше есть и интересные положения, которые касаются пересмотра обществом ценностей нравственности, он стоит за честность, здоровье и т.п., за стремление людей к искусству.

Критика христианской морали

Если в первый период творчества проблема культурных ценностей интересовала Ницше главным образом с эстетической точки зрения, то во второй период основное свое внимание он сосредоточивает на анализе этических норм и их сущности и происхождении. В этот период вырабатывается специфический для философа стиль изложения: его книги отныне уже ничем не напоминают научные трактаты, это — композиционно и тематически оформленные собрания афоризмов.

«Нравственность, — пишет Ницше, — есть, ближайшим образом, средство предохранения общества от распадения». Прежде всего, должна появиться система принуждения, заставляющая индивида согласовывать свои личные мнения и интересы с общественными.

Успешнее всего этот механизм действует, если принуждение принимает анонимную форму обычая, когда общественный авторитет утверждается исподволь через систему воспитания и обучения. В таком случае лояльность может стать «второй натурой», демонстрироваться добровольно и даже приносить удовольствие.

Нравственность становится внутренним свойством и средством самоконтроля человеком своего поведения по мере совершенствования общественного организма.

Подобные рассуждения, казалось бы, должны наводить на мысль, что Ницше — сторонник утилитаризма. На самом деле его позиция не столь однозначна. Так, он говорит о «двойной предыстории» понятий добра и зла. развивая эту мысль в поздних сочинениях.

В книге «По ту сторону добра и зла» он выдвигает учение о двух основных типах морали: «морали господ и морали рабов». Во всех развитых цивилизациях они смешаны, элементы той и другой можно обнаружить буквально в одном и том же человеке.

Но различать их, считает Ницше, необходимо.

https://www.youtube.com/watch?v=yNrOJdJTf7w

В морали господ, или аристократической морали, «добро» и «зло» эквивалентны понятиям «благородный» и «презренный» и относятся не столько к поступкам людей, сколько к самим людям, эти поступки совершающим.

В рабской же морали смысл основных этических категорий зависит от того, что полезно, что служит поддержанию порядка в обществе, отстаивающем интересы слабых в духовном и физическом отношении индивидов.

Такие качества, как сострадание, добросердечность и скромность, рассматриваются как добродетели, в то же время свойства, которые обнаруживают сильные и независимые индивиды, считаются опасными, а потому «злыми».

Данные идеи представлены и в книге «Генеалогия морали», где Ницше широко использует понятие мстительности (ressentiment). Высший тип человека, по его мнению, создает свои ценности от избытка жизненной силы.

Слабые же и бессильные боятся таких людей, они стремятся обуздать и приручить их, подавить своей численностью, навязывая в качестве абсолютных «стадные ценности».

Разумеется, подобная мстительность открыто не признается и, возможно, даже не осознается «толпой» в качестве побудительного мотива, однако, она действует, находя как прямые, так и окольные пути, и косвенные выражения. Все это выводит на свет искушенный «психолог морали», каковым Ницше считает себя.

Итак, в истории морали, согласно Ницше, борются друг с другом две основные этические позиции. С точки зрения высшего типа людей, они могут сосуществовать. Это возможно, если «толпа», не способная ни к чему возвышенному, будет практиковать «рабскую морить» исключительно в своей среде.

Но она, подчеркивает Ницше, никогда не ограничится этим и не откажется от универсалистских претензий. Более того, по крайней мере, в истории Запада у «рабской морали» были и остаются все шансы па успех. Об этом, например, свидетельствует распространение христианства.

Ницше не отрицает полностью какую бы то ни было ценность христианской морали, признавая, что она сделала человеческий внутренний мир более утонченным. Однако он видит в ней выражение мстительности, характерной для стадного инстинкта, или «рабской морали».

То же воплощение мстительности видит Ницше в демократическом и социалистическом движениях, считая их производной формой от христианской идеологии.

Ницше полагает, что идеал всеобщей, единой и абсолютной морали должен быть отброшен, так как он ведет жизнь к упадку, а человечество — к вырождению. Его место должна занять градация рангов, степеней различных типов морали. Пусть «стадо» остается приверженным своей системе ценностей, считает Ницше, при условии, что оно лишено права навязывать ее людям «высшего типа».

Когда Ницше говорит о необходимости стать «по ту сторону добра и зла», это надо понимать как призыв к преодолению так называемой рабской морали, которая, с его точки зрения, ставит всех на одну доску, любить и охраняет посредственность, препятствует возвышению человеческого типа.

Он не имеет в виду, как это иногда утверждают, полное безразличие к природе ценностей и упразднение всяких нравственных критериев. Подобное было бы самоубийственным для обычного человека.

Только те, кто принадлежит к высшему типу, могут без ущерба для себя стать «по ту сторону» навязываемых обществом пониманий добра и зла, ибо эти индивиды сами являются носителями нравственного закона и не нуждаются ни в чьем попечительстве.

Их свободное самоопределение, считает Ницше, — это единственный путь к более высокому уровню человеческого существования, к сверхчеловеку (Ubermensch).

Размещено на Allbest.ru

Источник: https://revolution.allbest.ru/philosophy/00536608_0.html

Критика морали Ницше «мораль господ» и «мораль рабов»

Критика морали в философии Ф. Ницше

Великий немецкий философ Фридрих Ницше (1844 – 1900). Сын протестантского пастора, Ницше с пяти лет стал сиротой после кончины отца и был воспитан матерью. Образование получил в боннском, позднее в лейпцигском университете, где изучал классическую филологию.

Ницше выступает как «радикальный нигилист» (Нигили́зм (от лат.

nihil — ничто) — мировоззренческая позиция, ставящая под сомнение (в крайней своей форме абсолютно отрицающая) общепринятые ценности, идеалы, нормы нравственности, культуры) и требует кардинальной переоценки ценностей культуры, философии, религии. «Европейский нигилизм» Ницше сводит к некоторым основным постулатам, провозгласить которые с резкостью, без страха и лицемерия считает своим долгом. Эти тезисы:

Ø ничто больше не является истинным;

Ø бог умер;

Ø нет морали;

Ø все позволено.

Себя Ницше объявляет «первым нигилистом Европы», «философом нигилизма и посланцем инстинкта» в том смысле, что он изображает нигилизм как неизбежность, зовет понять его суть.

Нигилизм может стать симптомом окончательного упадка воли, направленной против бытия. Это «нигилизм слабых». «Что дурно? — Все, что вытекает из слабости». А «нигилизм сильных» может и должен стать знаком выздоровления, пробуждения новой воли к бытию.

Без ложной скромности Ницше заявляет, что по отношению к «знакам упадка и начала» он обладает особым чутьем, большим, чем какой-либо другой человек.

Его «сверхчеловек», аристократ духа, отбрасывает господствующую в обществе мораль, основанную на христианстве, как рабскую, как воспитывающую покорность и сострадание. «Сверхчеловек» должен иметь полный простор для своей деятельности.

Для него «ничто не истинно, все дозволено». Соответственно не истинны для него и всякие нравственные нормы.

Мораль «сверхчеловека», или «мораль господ», и есть имморализм (отрицание общепринятых моральных норм) Ницше.

Ницше настаивал, что сами по себе явления не моральны и не аморальны — существуют только моральные интерпретацииявлений.

Мораль является смирительной рубашкой — полезным средством сохранения общества и защиты от сил разрушения. Мораль использует страх и надежду (к числу более сильных средств относится изобретения рая и ада).

В конечном счете, механизмы принуждения обращаются вовнутрь нас в виде совести.

Однако история морали показывает, что с самого начала понятия добра и зла были двусмысленными. Именно развитие этой идеи двух моральных способов видения становится одной из задач Ницше.

В работе «По ту сторону добра и зла» Ницше пишет, что он обнаружил два основных типа морали: «мораль господ» и «мораль рабов». Оба эти типа морали перемешаны во всех достаточно развитых цивилизациях, и их элементы могут быть найдены в одном и том же человеке. В радикальной форме различие между ними заключается в следующем.

В морали господ «хорошее» эквивалентно «благородному», «выдающемуся», «великодушному», а «плохое» — «презренному».

В морали рабов нормативное центрируется вокруг того, что служит слабым, «нищим духом». Сочувствие, смирение и сострадание возведены в достоинства, а сильный и независимый индивид рассматривается как опасный и, следовательно, «злой». С точки зрения норм морали рабов, то, что считается добром в морали господ, трактуется как злое и безнравственное.

Мораль господ основывается на силе и настойчивом отстаивании своих прав. Напротив, мораль рабов основывается на слабости и смирении. Но, согласно Ницше, оказывается, что если даже господа и сильнее, то рабы гораздо умнее. Рабы не смеют открыто перечить господам, но они пытаются укротить их, устанавливая в качестве абсолютных моральные оценки толпы.

Агрессивность рабов, таким образом, выражается не в открытой, а скрытой форме. В христианстве Ницше видит самую мощную силу сокрушения морали господ.

Христиане не потому превозносят такие качества, как слабость, скромность и кротость, что они их любят, а из-за скрытого недовольства и ненависти против силы, зависти к чувству гордости за жизнь и самоуважению, присущим господам.

Благодаря «духовному террору», мораль рабов, которая вначале являлась лишь одной частной перспективой, становится признаваемой каждым в качестве всеобщей перспективы: господа принимают ее и по отношению к себе.

Эта «переоценка ценностей» приводит к возникновению у подлинных аристократов чувства ненависти по отношению к самим себе. Они начинают ненавидеть свои самые сильные желания и страсти.

Но это только на словах слабые не приемлют, когда других людей вынуждают страдать. На самом же деле, говорит Ницше, человеку свойственно наслаждаться чужими страданиями. У человечества варварство никогда не вызывало презрение:

«Видеть страдания — приятно, причинять страдания — еще приятнее: вот суровое правило, но правило старое, могущественное, человеческое-слишком-человеческое … Никакого праздника без жестокости — так учит древнейшая, продолжительнейшая история человека — и даже в наказании так много праздничного!».

Это не означает, что Ницше является сторонником безжалостности и жестокости. Он лишь стремится показать, насколько сложными могут быть многие наши желания. (Сколько скрытой радости содержится в обещании нашим врагам вечных мук ада!)

Итак, слабые навязали сильным свой моральный кодекс.

В результате возникает примечательный психологический феномен: когда сильные более не в состоянии направлять свою агрессию во вне, их страсти устремляются в новом направлении.

Они должны искать новые, скрытые способы удовлетворения: «Все инстинкты, не разряжающиеся вовне, обращаются вовнутрь — это и называю я уходом-в-себя человека». В результате возникает то, что мы называем душой:

«Весь внутренний мир, поначалу столь тонкий, что, как бы зажатый меж двух шкур, разошелся и распоролся вглубь, вширь и ввысь в той мере, в какой сдерживалась разрядка человека вовне.

Те грозные бастионы, которыми государственная организация оборонялась от старых инстинктов свободы, — к этим бастионам прежде всего относятся наказания — привели к тому, что все названные инстинкты дикого свободного бродяжного человека обернулись вспять, против самого человека» .

Утверждает ли этим Ницше, что мы должны позволить нашим страстям и импульсам оставаться необузданными, быть по ту сторону добра и зла (jenseits von Gut und Bose)? Должны ли мы в области морали разрешить установку на вседозволенность (laissez-faire Haltung)?

Для Ницше любая мораль, включая и находящуюся по ту сторону добра и зла, ведет к определенному насилию над «природой». И это необходимо.

Без морали не возникает ничего, что делает жизнь стоящей того, чтобы жить.

Ни произведения изобразительного искусства, ни творения поэзии (не говоря уже о большой философии!) невозможны без определенного принуждения: без аскетической жизненной установки.

Необходимо дисциплинировать страсти и желания (не «высушить», а «культивировать» их). Речь идет о сублимации.

Человек с сильными и свирепыми страстями (наподобие Чезаре Борджа, Cesare Boigia, 1475/6-1507) был бессердечным, видимо, потому, что не научился сублимировать свои побуждения. При наличии самообладания сильный человек способен положительно реализовать себя.

Ницше не хотел «возвращения к природе», к примитивному выражению страстей. Сказанное подводит нас к характеристике ницшеанского идеала человека: сверхчеловеку (Ubermensch).

(по книге Скирбекк Г., Гилье Н. История философии)

Имморализм Ницше не может, конечно, уничтожить моральное сознание как таковое: «мы должны освободиться от морали … чтобы суметь морально жить»; он предполагает отрицание традиционных, христиански ориентированных, навязываемых извне нравственных ценностей для «освобождения жизни».

Но даже такая новая мораль, мораль «сверхчеловека», отвергшего «умертвляющий жизнь» разум и избравшего силу, мощь высшей добродетелью, не выступает у Ницше в качестве приоритета.

Провозглашая примат эстетических ценностей над моральными (поскольку искусство более соответствует включению человека в живой, нерасчлененный поток жизни), Ницше обозначает свою позицию как «эстетический имморализм».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/14_69286_kritika-morali-nitsshe-moral-gospod-i-moral-rabov.html

Booksm
Добавить комментарий