Критическая философия И. Канта и его проект Новой метафизики

Мир науки

Критическая философия И. Канта и его проект Новой метафизики

Иммануил Кант (1724-1804) — родоначальник немецкой классической философии, сын небогатого седельного мастера и почти всю жизнь провел в Кенигсберге. Окончил местный университет в 1745 году. В 1770 году, имея уже значительный

научный опыт, он стал профессором университета по кафедре логики и метафизики. Был деканом, его дважды избирали ректором университета. Здоровье было слабое, но железная воля, упрямство и настойчивость продлили ему лет. Основные труды И. Канта: «Критика чистого разума», «Критика практического разума», «Критика способности суждения».

В творчестве Канта различают два периода: докритический и критический. В докритический период творчества (1746-1770) Кант эклектично совмещал идеи Лейбница, Х. Вольфа и естественнонаучный материализм. В целом Кант в то время мыслил на уровне передового французского естествознания.

Разделял идеи Демокрита, Эпикура и Лукреция Кара. Кант рассматривал исходное состояние природы как рассеянную повсеместно первичную вещество всех небесных тел.

Считая, что материя подчиняется определенным необходимым законам, Кант допускал существование Бога, как господствующей в мире первопричины.

Кант исходил из того, что существует материя, которая по природе своей обладает способностью притяжения. Отсюда не трудно определить причины, которые способствовали построению системы мира.

Космические тела шаровидные, они вращаются вокруг центра, к которому притягиваются, их движение объясняется простыми механическими причинами. Представив мир в состоянии простого хаоса, Кант объяснил порядок в природе только ньютоновскими силами притяжения и отталкивания.

Однако сам Кант ясно осознавал, что легче объяснить возникновение и движение небесных тел, чем происхождение одной травины или гусеницы.

Для творчества Канта в докритический период характерно понимание им непрестанного возникновения и гибели миров во Вселенной.

Природа творит многообразие явлений, а Бог неуклонно создает материал для образования еще больших миров.

Наш дух, размышляя над величественными тайнами природы, приходит в изумление и считает необходимым лучше понять то существо, чей ум и величие проливаются на всю природу.

Основание веры в существование Бога Кант видел в космологическом аргументе, в существовании сущности всей сути, бесконечном разуме и самостоятельной мудрости, которая создает все существующее.

Чем совершеннее природа в своем развитии, чем лучше ее законы приводят к гармонии и согласованности, тем больше этим доказывается существование Бога. Космологическая концепция Канта-это попытка обоснования деизма.

Бог не нужен для того, чтобы объяснить особенности творения и существования солнечной системы. Но Бог — творя начало.

Кант критического периода — это мыслитель, радикально изменил стиль философствования. Он создал философскую систему, способную к саморазвитию, к достижению чего-то высшего, высшей точки понимания. Начальные принципы новой философии изложены в «Критике чистого разума». В наш век, утверждал Кант, все подлежит критике.

Религия и законодательство хотят поставить себя вне критики, теряя тем самым к себе уважение. Критика чистого разума критика способности разума вообще в отношении всех знаний, к которым он может стремиться независимо от всякого опыта.

Поэтому должно решить вопрос о возможности или невозможности метафизики вообще, о ее границы и принципы.

Кант считал, что неизбежные проблемы чистого разума суть Бог, Свобода и Бессмертие. Метафизика — это наука, которая должна решить только эти проблемы, не проверяя способность ума к такому величественного начинания.

До считали, что все наши знания должны согласовываться с предметами. Но на этом пути расширения наших знаний, по мнению Канта, трудно достичь. Возможно, задача метафизики упростится, если мы будем исходить из идеи, что предметы должны согласовываться с нашим познанием.

Это лучше согласуется с возможностями априорного знания.

Априорное знание устанавливает что-то о предметах раньше, чем они нам даны. Здесь очевидна аналогия с подходом Н. Коперника. Вспомним, гипотеза о том, что звезды вращаются вокруг наблюдателя, плохо согласовывалась с наблюдаемым движением небесных тел. Тогда предположили, что движется сам наблюдатель. Результат был вполне лестный.

Так же, если допустить, что предметы согласуются с нашей способностью к созерцанию, то априорное знание становится возможным. Таким образом Кант разделил знания на априорное (а priori) и эмпирическое. Априорные знания, безусловно, независимые от всякого опыта, они необходимы и всеобщие.

Эмпирические знания возможны лишь при посредничестве опыта (а posteriori).

Кант хотел построить философию, проникнутую разумностью, а потому считал, что познание и науку следует защитить от догматизма и скептицизма. Именно поэтому, утверждал Кант, ему пришлось ограничить знание, чтобы освободить место вере и показать, что критика разума необходимо приводит к науке.

Именно такой критикой можно подрезать корни материализма, фатализма и суеверию, которые могут приносить общую вред. Ею же можно подрезать и корни идеализма и скептицизма, которое вряд ли может распространяться среди широкой публики.

Но уже полным скандалом для философии и общечеловеческого разума, уверен Кант, является принятие на веру существование вещей из-за-нами, невозможность дать удовлетворительное доказательство этого существования.

Важное место в философии Канта принадлежит понятию «трансцендентальное». Трансцендентальное познания занимается не столько предметами, сколько видами нашего познания предметов, возможными а priori. Трансцендентальная философия есть наука одного лишь чистого спекулятивного разума, поскольку все практическое имеет мотивы, связано с чувствами и эмпирическое по природе.

То в явлении, соответствует ощущениям, Кант назвал материей, а то, благодаря чему многообразное в явлении может быть упорядочено определенным образом — формой явления. Материя всех явлений дается нам а posteriori, а форма явлений находится готовой в нашей душе а priori и потому может рассматриваться отдельно от всякого ощущения.

Кант заметил, что о пространстве и протяженность мы можем говорить только с точки зрения человека. Если отвлечься от субъективного условия, от способности человека подвергаться воздействию предметов, то представление о пространстве не значит ровным счетом ничего.

«Этот предикат можно приписывать вещам лишь в том случае, — заметил И. Кант, — если они сами являются, то есть если они предметы чувственности». С полным правом можно говорить, что пространство охватывает все вещи, которые нам снаружи.

Но мы не можем утверждать, что пространство охватывает все вещи сами по себе.

Познание, возникающего из чувственности, Кант называл созерцанием. Созерцание занимает и телесное впечатление, и случайное, и что-то такое, что не могло бы быть другим. Относительно внешних предметов — это пространство.

Пространство является формой, которая предшествует у нас действительному созерцанию.

Пространство присущ предметам не самим по себе, не объективно, независимо от нашего представления, но лишь постольку, поскольку они споглядаються нами.

То, что для восприятия предметов, находящихся вне нас является пространством, то для внутреннего созерцания — время. Время — это не условие существования вселенной, а условие внутреннего восприятия мира, которое само накладывает на свет условия времени. Можно сказать, что форма, в которой мы воспринимаем наши ощущения и представления, является последовательность-время.

Таким образом, Кант утверждал, что пространство и время суть формы нашего телесного восприятия, и возникают они или существуют в нашей психике. Итак, пространство субъективный, но время еще более субъективный. При этом времени все же присуща эмпирическая реальность, но не абсолютна.

Кант считал также, что пространство и время как предпосылки чувственности имеют пределом только явления, а не демонстрируют вещь-в-себе. Каковы предметы в себе и независимо от нашей чувственности, нам неизвестно. Мы можем воспринимать предметы только как явления.

Многое о предметах мы можем сказать априори, но ничего не можем сказать о вещи-в-себе, которая могла бы быть в основе этих явлений. Свойства предметов зависят от способа созерцания субъекта, поэтому мы отличаем предмет как явление от того же предмета как объекта самого по себе.

Отсюда и противопоставление феноменов и ноуменов.

В связи с тем, что проблема взаимосвязи материального мира, пространства и времени лежит в плоскости фундаментальных философских проблем, именно ее Кант и поместил первой в ряду своих антиномий. Антиномии — это противоположные утверждения, которые одинаковым образом можно доказать:

Тезис Антитезис

1. Мир должен начало во времени 1. Мир не имеет начала во времени и границ в прос-

и ограничен также в пространстве. тори, он бесконечен во времени и пространстве.

4. К миру принадлежит или как ча-4. Нигде нет никакой абсолютно необ-стина его, или как его причина, чения сущности — ни в мире, ни вне мира,-безусловно необходимая сущность. как его причины.

Тезис здесь демонстрирует религиозно-идеалистическое понимание природы времени и пространства, а антитезис — преимущественно материалистическое и естественно-научное понимание.

С точки зрения абстрактной, беспристрастной мысли ни тезис, ни антитезис не могут быть доказаны существующими в философии и науке средствами.

Вместе с тем логические и содержательные уроки антиномий свидетельствуют о глубоко диалектический подход Канта к анализу реальности и познания, о том, что противоречия — это фундаментальное начало мира и познания.

Источник: http://worldofscience.ru/filosofija/9940-filosofiya-i-metafizika-i-kanta.html

Критическая философия канта

Критическая философия И. Канта и его проект Новой метафизики

Кант родился в 1724 году в Кенигсберге, где и прожил всю жизнь. После учебы в университете «Альбертина» и нескольких лет учительства он стал университетским преподавателем, сначала приват-доцентом, а с 1770 года — профессором метафизики. В 1796 году Кант прекратил чтение лекций, но продолжал научную деятельность почти до самой смерти в 1804 году.

Безусловно, не только в философии, но и в конкретной науке Кант был глубоким, проницательным мыслителем.

Разработанная им гипотеза происхождения Солнечной системы из гигантской газовой туманности до сих пор является одной из фундаментальных научных идей астрономии.

Кроме того, он выдвинул идею распределения животных по порядку их возможного происхождения, а также идею естественного происхождения человеческих рас.

Философские воззрения Канта существенно менялись по мере его духовного развития. Если до начала 80-х годов ?VІІІ в. его интересовали главным образом естественно-научные вопросы, то потом его дух погружается в так называемые метафизические, т.е. общефизиологические, проблемы бытия, познания, человека, нравственности, государства и права, эстетики, т.е. всей системы философии.

Таким образом, философское развитие Иммануила Канта разделяют обычно на два периода: «докритический» (до 1770 г.) и «критический».

1. «Докритический» период творчества И. Канта

Для докритического периода характерен интерес Канта к естественно-научным и натурофилософским темам. Кант писал работы по истории Земли, теории ветров, о причинах землетрясений и т.п.

Важнейшим трактатом этого цикла стала «Всеобщая естественная история и теория неба» (1755).

Здесь Кант описывает картину развивающейся вселенной, формирующейся из хаоса естественным путем материи под воздействием сил притяжения и отталкивания.

Другим важнейшим направлением теоретических изысканий Канта в докритический период была философская методология. Кант хотел отыскать способ превращения метафизики в точную науку. Но он не разделял популярного в то время мнения, что для достижения этой цели метафизика должна уподобиться математике.

Математика конструктивна, метафизика — аналитична. Задача метафизики состоит в том, чтобы выявить элементарные понятия человеческого мышления. И уже в докритический период Кант не раз высказывал мысль, что философ должен всячески сторониться произвольных измышлений.

Иными словами, одной из главных проблем философии является вопрос о границах человеческого познания. Об этом Кант заявляет в одной из наиболее влиятельных работ докритического периода «Грезы духовидца, поясненные грезами метафизики» (1766).

И именно эта тема выходит на первый план в сочинениях критического периода, прежде всего в знаменитой «Критике чистого разума» (1781).

2. Критический период: тема «Критики»

Предметом теоретической философии является исследование познавательной деятельности, установление законов человеческого разума и его границ. В этом смысле Кант называет свою философию трансцендентальной. Он называет свою философскую систему также критической, или критическим идеализмом.

По Канту, философия есть форма критики, но критику он понимает весьма своеобразно.

В своих основных произведениях, в названиях которых, как правило, присутствует термин критика — «Критика чистого разума», «Критика способности суждения», «Критика практического разума», — Кант не столько критикует в привычном смысле этого слова, сколько выясняет границы соответственно рассудка, способности суждения, воли.[2]

Главной темой «Критики» Кант объявляет поиск ответа на вопрос «Как возможны априорные синтетические суждения?».

За этой формулировкой (синтетическими суждениями Кант называет такие, в которых предикат извне присоединяется к субъекту; им противоположны аналитические, эксплицирующие содержание субъекта) скрывается следующая проблема: каким образом можно достоверно (с надлежащей всеобщностью и необходимостью — критериях априорного) узнать что-то о вещах, которые не даны или пока еще не даны нам в чувственном опыте? Кант был уверен, что подобные знания существуют. В качестве примера он приводил математические теоремы, выводами которых заведомо соответствуют все предметы, которые можно встретить в чувствах, а также принципы «чистого естествознания», вроде тезиса «все изменения имеют причину». На вопрос «как человек может предвосхищать то, что еще не дано или вообще не существует?» Кант доказывал, что подобная ситуация возможна лишь в том случае, если познавательные способности человека каким-то образом определяют вещи. Такой взгляд на проблему, противоречащий «видимости», состоящей в том, что наши понятия о мире, наоборот, формируются вещами, сам Кант называл «коперниканским переворотом» в философии.

Кант впервые задается вопросом о границах человеческого познания. По его мнению, все предметы и явления («вещи») делятся на два класса. Первый класс он называет «вещи в себе». Вещи в себе — это предметы и явления, существующие независимо от нашего сознания и вызывающие наши ощущения.

О том, что находится за пределами нашего сознания, мы ничего определенного сказать не можем. Поэтому, считает Кант, корректнее будет вообще воздержаться от суждения об этом. Второй класс предметов Кант называет «вещи для нас». Это продукт деятельности априорных форм нашего сознания. Примером этого противопоставления может быть антиномия понятий «тяжесть» и «масса».

Первую нельзя понять и измерить, а можно только пережить. Вторая вполне понимаема и исследуема.

Пространство и время, по Канту, являются не объективными формами существования материи, а всего лишь формами человеческого сознания, априорными формами чувственного созерцания.

Кант ставил вопрос о характере основных понятий, категорий, при помощи которых люди познают природу, но этот вопрос он также решал с позиций априоризма. Так, причинность он считал не объективной связью, закономерностью природы, а априорной формой человеческого рассудка.

Все категории рассудка, как уже отмечено выше, Кант объявил априорными формами сознания философской мысли

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/9_120685_kriticheskaya-filosofiya-kanta.html

Критическая философия И. Канта и его проект

Критическая философия И. Канта и его проект Новой метафизики

Замечание 1

Иммануил Кант – это основатель немецкой классической философии. Теоретическая деятельности Канта подразделяется на два периода: докритический и критический.

В докритическом периоде Кант преимущественно исследовал вопросы космологической проблематики, то есть происхождение и развитие Вселенной. Кант обосновывал идею о самообразовании Вселенной.

Кант давал обоснование возникновения Солнечной системы, базируясь на законах Ньютона. В соответствии со взглядами Канта, Космос не неизменен и внеисторичен, а пребывает в непрерывном движении и развитии.

Позже космологические взгляды Канта были развиты Лапласом и в истории известны как теории Канта-Лапласа.

Второй, очень важный период деятельности Канта, — это переход от онтологической и космологической проблематики к вопросу гносеологического и этического порядка.

Данный период носит название критического, так как именно в это время вышли в свет две важные работы Канта: «Критика чистого разума», где он критиковал познавательные способности людей, а также «Критика практического разума», где он подробно рассматривал природу человеческой нравственности.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

В «Критике чистого разума» Кант давал классификацию самого знания в качестве результата познавательной деятельности, выделив три понятия, которые полостью характеризуют знание:

  • апостериорное знание;
  • априорное знание;
  • вещь в себе.

Определение 1

Апостериорное знание – это такое знание, которое человек получает в результате опыта.

Данный тип знания может быть только предположительным, но не достоверным, так как любое утверждение, взятой из данного типа знания, должно быть проверено на практике, и не всегда оно будет истинным. Например, человек из опыта может знать, что все металлы плавятся, но теоретически он может встретить металлы, не подверженные плавлению

Априорное знание – это знание доопытное, то есть существующее в разуме изначально и не требующее какого-то опытного доказательства. Например, человеческая жизнь протекает во времени или все тела имеют массу.

Каждое из этих утверждений очевидно и совершенно достоверно и с опытной проверкой, и без нее. Например, нельзя встретить какое-то тело, не имеющее массы или определенных размеров, или жизнь человека, которая не протекала бы во времени.

Только априорное знание является абсолютно достоверным и надежным, обладает качествами всеобщности и необходимости.

Определение 2

Вещь в себе – одно из центральных философских понятий во взглядах Канта. Она представляет собой внутреннюю сущность вещи, которая никогда не может быть познана разумом.

Канта выделил схему познавательного процесса, в соответствии с которой:

  • изначально внешним миром осуществляется воздействие, то есть аффицирование на органы чувств человека;
  • органы чувств людей принимают аффицированный образы внешнего мира в виде ощущений;
  • сознание людей приводит разрозненные образы, полученные от органов чувств, в единую систему, в результате чего в разуме человека формируется целостная картина окружающего мира;
  • целостная картина окружающей действительности, возникающая в разуме на базе ощущений, представляет лишь видимый разумом и чувствами образ внешнего мира, у которого нет ничего общего с реальным миром;
  • реальный мир, образы которого воспринимаются разумом и чувствами, является вещью в себе – то есть субстанцией, абсолютно не понятой разумом;
  • разум человека может только познать образы огромного количества предметов и явлений окружающей действительности – вещей в себе, но не их внутренней сущности.

Иными словами, в процессе познания, разум сталкивается с двумя непроницаемыми границами:

собственными границами, то есть внутренними для разума, за которыми встают неразрешимые противоречия – антиномии;внешние границы – внутренняя сущность вещей в себе.

Само сознание людей, то есть чистый разум, который принимает сигналы – образы от непознаваемых вещей в себе – окружающего мира, также, в соответствии со взглядами Канта, имеет свою структуру, состоящую из:

  • форм чувственности;
  • форм рассудка;
  • форм разума.

Чувственность – первая ступень сознания. Формы чувственности – пространство и время. Чувственность сознания изначально призвана систематизировать ощущения, размещая из в пространстве и времени.

Рассудок – второй уровень сознания. Формы рассудка представлены категориями – предельно общим понятием, посредством которого происходит дальнейшее осмысление и систематизация первоначальных ощущений.

Разум – высшая ступень сознания. Формы разума – окончательные высшие идеи, например, идея Бога или души.

Новейшая метафизика

Кант критиковал метафизику не ограничиваясь заменой спекулятивной или теоретической метафизики, метафизикой нравов. Кантианство – это не просто критика метафизики, она является пролегоменой к любой будущей метафизике, которая может появиться в качестве науки.

Критика относилась в обычной школьной метафизике, как химия к алхимии.

Кант не дошел до того, чтобы представить систему самой науки, его критика – это просто трактат о методе. То есть его проект метафизики – это просто систематизированный инвентарь всего, что есть у человека благодаря чистому разума.

Чтобы метафизика в качестве науки могла претендовать не только на обманчивую уверенность, но и на действительное понимание и убеждение, для этого критика самого разума должна обладать полным спектром априорных понятий, разделяя их по различным источникам: чувственность, рассудок и разум.

Настоящее возражение Канта против метафизики заключается именно на уровне конфликта идей разума друг с другом. Именно противоречие идей внутри разума и делает несостоятельной точку зрения традиционной метафизики, для которой это свойство характерно.

Мысль о том, что противоречие, которое предполагает определение рассудка в разумном, существенно и необходимо, должна быть рассмотрена в качестве одного из важнейших и значительных успехов философии Нового времени.

Такая мысль на самом деле категорически запрещает возвращаться к докритическй метафизике.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/kriticheskaya_filosofiya_i_kanta_i_ego_proekt_novoy_metafiziki/

Нижников С.А.

Критическая философия И. Канта и его проект Новой метафизики

Понятие метафизики в творчестве Канта неоднозначно, что зачастую вводит в заблуждение его читателей: он то жестко критикует метафизику, то свою Критику называет истинной метафизикой или пропедевтикой для нее (VII–XLI). В одной из поздних работ он попытался развести эти совершенно различные смыслы метафизики, сосуществующие в его творчестве под одним термином, назвав учение о природе сверхчувственного гиперфизикой[1].

Прежде всего, у Канта можно выделить два смысла данного понятия: докритический и посткритический.

Цель первой Критики заключается в дискредитации, разоблачении, утверждении несостоятельности докритического понимания метафизики и, одновременно, в формировании принципиально нового смысла метафизики, уже очищенного критикой, метафизики как теории априорного знания: «Все мои стремления, – пишет Кант в письме к Ламберту (1765), – сводятся в конечном итоге к попытке разработать особый метод для метафизики, а затем и для философии в целом»[2]. По сути метафизика в этом случае уже не есть метафизика согласно ее терминологическому определению, – она превращается в онтологию. Однако Кант и после критического очищения знания продолжает использовать термин «метафизика», порождая, тем самым, всевозможные кривотолки. Рассмотрим это подробнее.

Свое понимание как докритической, так и посткритической метафизики Кант ясно описал в двух предисловиях к первой Критике. Долг философии, считает он, состоит в том, чтобы «уничтожить иллюзии, возникшие по недоразумению». К таким «недоразумениям» он относит и традиционную метафизику.

В работе Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей появиться как наука (1783), Кант начинает с девиза «признать все до сих пор сделанное несделанным и прежде всего поставить вопрос: возможно ли вообще то, что называется метафизикой?». И тут же он сам отвечает: «вообще еще нет никакой метафизики».

С точки зрения Канта истинная метафизика представляет собой «систематический инвентарь чистого разума».

Кант, как затем Гегель и Гуссерль, стремился философию из любви к мудрости превратить в особого рода науку о достоверном знании. Стремясь «приземлить» метафизику, он поставил вопрос о возможности в ее лоне априорных синтетических суждений, заведомо осознавая, что в таковых там быть просто не может. По мнению В.

Виндельбанда «Метафизика, которая не в состоянии быть учением о сверхчувственном мире, может стать лишь теорией познания. Место метафизики вещей занимает метафизика знания». В силу сказанного метафизика у Канта «превращается в науку о границах человеческого познания»[3].

И действительно, Кант называет догматической всякую философию, которая, не исследуя познавательной деятельности и ее границ, хочет приступить сразу к познанию вещей.

Согласно Виндельбанду “Задачей критической философии Кант считает новую (то есть построенную без догматических – как метафизических, так и психологических – предпосылок) формулировку понятия познания, а затем исследование того, насколько человеческое мышление может реализовать это понятие.

Таким образом, суть критической философии коренится в ее гносеологической задаче”[4]. С этим утверждением, правда, не согласен М. Хайдеггер, полагая, что в Критике решаются онтологические проблемы.

С тем, что метафизика есть сфера чистой теории, умозрения, разума и независима от эмпирического опыта – с этим согласны оба типа метафизики, как докритическая, так и посткритическая. Однако, если первая строится на «игре понятий», то вторая – на априорных знаниях.

Если традиционная (докантовская) метафизическая философия стремилась строить свою онтологию в рамках трансцендентизма или феноменологии религиозного опыта, то у Канта метафизика приобрела трансцендентальный характер.

В этом – принципиальное философское открытие Канта, не всегда осознаваемое.

Принципиально важным также является вопрос о соотношении понятий метафизики и онтологии в творчестве Канта. Определить различия указанных понятий он попытался в своей конкурсной работе 1791 г.

[5] Метафизику Кант характеризует как «науку, служащую для того, чтобы с помощью разума идти от познания чувственно воспринимаемого к познанию сверхчувственного»[6]; «она есть система всех принципов чистого теоретического познания разумом посредством понятий» или «система чистой теоретической философии»[7].

Онтологию Кант определяет как часть метафизики, «составляющую систему всех рассудочных понятий и основоположений, поскольку они относятся к предметам, которые даны чувствам… Она не касается сверхчувственного», что является конечной целью метафизики[8].

Онтология есть «наука об имманентном мышлении, то есть таком, понятиям которого можно с достоверностью приписывать объективную реальность»[9]. Кант рассматривает онтологию как пропедевтику, «преддверие подлинной метафизики».

Такую онтологию он называет трансцендентальной философией.

Получается, что истинная метафизика может и должна основываться на нового типа онтологии – учении об априорном познании: «она есть не что иное, как разложение познания на понятия, которые a priori принадлежат рассудку и находят себе применение в опыте»[10].

Истинная онтология – это трансцендентальная философия, учение об априорном[11]. Онтология состоит из «анализа чистых рассудочных понятий и необходимых для опытного познания априорных основоположений»[12]. Априорное – это не трансцендентное, не врожденное и не эмпирическое, а трансцендентальное.

М. Хайдеггер, отталкиваясь от трактовки Кантом априорного, продолжает развивать традицию трансцендентальной философии и феноменологии в рамках своей фундаментальной онтологии. Фактически ему принадлежит оформление третьего направления в понимании творчества Канта, вслед за кантианством (традиционной западноевропейской интерпретацией) и русской идеалистической классикой.

Интересно то, что Хайдеггер, как и представители отечественной философии конца XIX – нач. XX веков, исходит из своеобразной метафизической установки при анализе наследия Канта, однако приходит к иным выводам. Это связано с тем, что Хайдеггер, стремясь разработать фундаментальную онтологию Da–sein, совершенно по иному понимают саму метафизику.

С его точки зрения западная метафизика, начиная уже с Платона и Аристотеля, а, тем более, Средних веков, утратила понимание сущности бытия, свой предмет, подменив его мифологией о сверхсущем.

Лишь Кант впервые в истории западной метафизики произвел, подобно Оккаму, “обрезание” философии, очищение ее от некритически воспринимаемых и формулируемых мыслей о том, что непостижимо, при этом, стремясь вскрыть истинную онтологию как основание новой метафизики. Данное устремление Канта, а затем и Гуссерля, импонирует Хайдеггеру.

Однако, в отличие от позитивизма, он не отбрасывает метафизику на задворки истории философии, а стремится восстановить ее исконный, еще досократовский смысл как учения об истине сущего, а не потустороннего бытия.

В этом, полагает Хайдеггер, существенную помощь может оказать трансцендентальная философия Канта, и не только в плане критики предшествовавшей метафизики, но и в смысле формулирования принципиальных основ новой метафизики, исходящей из априорных форм познания, свойственных созерцанию и разуму самому по себе, чистому разуму.

Как и Кант, он стремится “подготовить фундамент для “свойственной природе человека” метафизики”, ибо она является “естественной предрасположенностью” и “действительна в каждом человеке”[13]. Хайдеггер, таким образом, исходит не из критического пафоса Канта, а стремится вскрыть возможности внутри Критики чистого разума для построения нового типа метафизики как фундаментальной онтологии Da–sein. Именно обоснование такой метафизики, полагает Хайдеггер, стало для Канта “критикой чистого разума”[14].

Можно выделить следующие типы философских мировоззрений: трансцендентное, пантеистическое (имманентное), материалистическое (натуралистическое) и трансцендентальное (априорно–онтологическое).

Каждое из них обладает своей спецификой, по своему стремится решить проблемы бытия человека, обоснования свободы и морали.

Однако последний тип принципиально отличен от первых трех, имеющих дело с так или иначе объективированным бытием, будь то в его сверхсущем, натуралистическом или пантеистическом варианте.

Трансцендентальное мировоззрение принципиально разрывает связь человека с данным объективированным бытием, определяя его как вещь в себе, и открывает путь, тем самым, для экзистенциального его понимания, снятия дихотомии субъекта и объекта, трансцендентного и имманентного, но при сохранении трансценденции.

После Канта трансценденция может ворваться в человеческую жизнь лишь онтологически, а не метафизически. Трансценденция изъята из сферы теоретического разума и помещена в практический. Вместе с тем критическая философия не закрывает путь к апофатическому определению трансцендентного начала. Она только последовательно и до конца реализует первую библейскую заповедь «не создай себе кумира».

При таком понимании вера не отменяется, а углубляется, не примитивизируется, а открываются ее новые горизонты. Вера сохраняется, он есть, но нет самоочевидности ее объекта. Вера может быть представлена лишь как духовная интенция, которую, по мнению Канта, не следует объективировать в вероисповедании.

Сознание ищет объект поклонения, и это естественно для разума, но Критика утверждает, что тем самым разум порывает с философской, умозрительно-онтологической реальностью, подменяя ее идолами. Несмотря на то, что интенция есть, придание ей объекта выглядит как насилие над сознанием и духовностью человека.

Поэтому совершеннолетие человека связывается Кантом с переходом от веры в фантомы сознания, порожденные способностью интенционирования и объективации, к самостоянию в трансцендентальной чистоте незамутненного разума. При этом, по сути происходит отказ от метафизики и осуществляется переход к онтологии веры.

Фактически обнаружилось, что проблема трансцендентно–имманентного синтеза неразрешима в рамках традиционного метафизического категориального аппарата, он себя исчерпал и открылся путь к поискам онтологических основ веры. Онтология веры призвана вскрыть самодостоверные основания веры, она представляет собой внутреннюю суть духовного познания.

Феноменология веры призвана показать онтологические истоки веры в сознании человека. Осознание всей глубины выводов критической философии фактически приводит к пониманию невозможности построения метафизики веры (как и метафизики вообще) как философской науки, остается возможность лишь для онтологии веры.

В русской философии отношение к этому выводу, следующему из трансцендентализма Канта, было различным. Религиозно ориентированные философы (П. Флоренский, С. Булгаков, В. Эрн) жестко критиковали Канта, стремясь, одновременно, строить свою метафизику веры используя по возможности арсенал трансцендентализма (особенно откровенно – Булгаков).

«Философски» ориентированные философы (наиболее яркая фигура здесь – С. Франк), во многом соглашаясь с Кантом, но, не отрицая веры, уже отказываются от традиционных путей ее метафизического обоснования, стремятся найти  имманентные и онтологические основания веры. Однако чистой онтологии не получается, обнаруживается смешение метафизики и онтологии веры.

Так Франк шел в решении этой проблемы путем проб и ошибок, занимаясь как системо-, так и понятиятворчеством. Разрешение проблемы онтологии веры возможно лишь на путях развития общеевропейской и всемирной философии. Дальнейший прорыв (после Канта) в сфере онтологии осуществили Э. Гуссерль, М. Хайдеггер и Х. Субири.

Именно в творчестве Хайдеггера синтезируются понятия имманентного (онтологического) и трансцендентного, экзистенциального и бытийственного. Если в современной философии удовлетворительная онтология веры возможна, то при этом невозможно обойти фундаментальную онтологию М. Хайдеггера, то в области теологии такой же прорыв к онтологии веры осуществлен в творчестве Д.

Бонхёффера, Р. Бультмана К. Ранера и др. Однако обобщающие и углубляющие тему онтологии веры исследования еще ждут своего часа.

Изначальная вера, до того, как она отпускает себя в процесс богосозидания (объективации), до того, как она определяет свой предмет, есть абсолютное ничто, содержащее в себе потенции любой религиозности.

Развертывая универсально-онтологическое понятие веры, можно отметить, что она опирается на Целое и пронизывает состраданием все сущее. Мораль есть показатель веры.

Каждый моральный человек – верующий, ибо мораль может существовать только опираясь на Целое, на всеобщую умозрительную связь вещей и людей.

В сегодняшнем глобализирующемся мире востребован опыт такой трансцендентальной веры, ибо направлен на выявление априорного и, одновременно (тем самым), универсального в человеке и человечестве.

Глобальные проблемы современности можно будет решить только тогда, когда человечество объединится, выйдет из состояния своего «несовершеннолетия», за границы национальных культур к единому для всех духовному (созидаемому на основе расцвета национальных культур), которое только и делает человека человеком. Этот трансцендентальный принцип веры заложен во всех культурах, но интерпретирован символами определенных традиций, что может искажать его сущность, а в глобализирующемся мире приводит к межкультурным, мировоззренческим, межрелигиозным и цивилизационным противоречиям, грозящим миру постоянными катаклизмами.

В общественном плане на первое место в этом случае выходит уже не традиция и религия, а образование – оно должно взять на себя функции, которые в традиционном обществе выполняла религия, прежде всего – духовно–нравственное воспитание личности.

Только в этом случае трансцендентальная вера сможет обрести свою основу и преобразующую силу в обществе, способствовать преодолению конфликта религий, культур и цивилизаций. Для этого требуется, чтобы знание не разъединяло людей планеты, а объединяло их.

Такое знание способна дать универсальная онтология веры.

Источник: http://www.congress2008.dialog21.ru/Doklady/14610.htm

Booksm
Добавить комментарий