Крестьянские движения XIV-XV вв

Крестьянское кочевничество XIV-XV веков: русская свобода

Крестьянские движения XIV-XV вв
В XIV-XV веках 90% русского крестьянства обитало в лесах – «вне истории». Это были 1-2-дворные кочевавшие семьи, занимавшиеся подсечно-огневым земледелием и бывшие вне юрисдикции Орды и князей. Урожай зерновых у них был сам-30-60, в 10 раз выше, чем у крестьян в XVIII веке. Но малый ледниковый период и сведение лесов прекратили этот русский рай.

Главным процессом российской истории была колонизация новых земель. В XII-XV веках зона освоения переместилась с южных (позднее украинских) на северо-восточные земли. Освоение славянами центра и севера Русской равнины шло двумя потоками. Колонизация была крестьянской и княжеской. Крестьяне бежали от княжеской власти. Следом двигались князья и сажали на новые земли зависимых от себя людей.

Крестьяне двигались вдоль рек, в поймах которых вели интенсивное земледелие, а также углублялись в леса, где вели комплексное хозяйство, в основе которого были охота, собирательство и экстенсивное кочевое подсечно-огневое земледелие. Крестьянская колонизация шла по рекам — естественным путям сообщения, используя летом водный транспорт, а зимой — санный.

По рекам строились города, сёла, деревушки, отдельные рыбачьи и охотничьи хижины. Распахивались мысы рек и пойменные луга, которые в зоне неустойчивого земледелия давали наиболее устойчивые урожаи при тогдашней крайне низкой агротехнике. Князья предпочитали большие пространства свободных от леса земель — ополий и расширяли их сведением под пашню лесов.

Технология земледелия, применяемая при княжеской колонизации, в отличие от крестьянской, была интенсивной — двух- и трёхполье. Такая технология позволяла осуществлять концентрацию населения на небольших территориях, что и давало возможность княжеской администрации держать под своим контролем крестьян.

Монгольское нашествие XIII века внесло коррективы в интенсивность и характер обоих колонизационных процессов. Монгольский каток проехался по княжеским опольям, но не мог сколько-нибудь существенно затронуть бедные и малочисленные селения, созданные в ходе крестьянской колонизации. На первых порах после нашествия княжеская власть была сильно ослаблена.

Дружины князей (единственный в то время инструмент власти, поскольку церковь ещё не была в состоянии оказывать сильное воздействие на умы людей) сильно поредели после сражений с кочевниками. Наступил период максимальной независимости личности от власти в Восточной Европе. Во время так называемого «татаро-монгольского ига» крестьянская колонизация успешно продолжалась.

Однако теперь она была почти полностью переориентирована на экстенсивное кочевое подсечно-огневое земледелие. Стали осваиваться леса. В местах концентрации княжеской власти было тягостно от повинностей и неспокойно от междоусобиц, столь часто разрешаемых с помощью отрядов, которые князья вызывали из Орды. Население городов и вокруг них росло много медленней, чем в лесах.

В XV веке 70% населения Северо-Западной Руси жило в лесных деревнях — в одно-двухдворках, всего же в лесных поселениях—в одно-двух и трех-четырех дворках—было сосредоточено 89% населения Руси. Специфический кочевой тип хозяйствования при подсечно-огневом земледелии делал крестьян если не полностью, то в значительной степени независимыми от власти бояр и князей.

В населенных пунктах вне леса, насчитывающих более 50 дворов, жило 0,1% населения  . Из этих данных, полученных в результате многолетних археологических раскопок и анализа писцовых книг научным коллективом под руководством А.

Шапиро, следует, что история Руси, которую мы знаем, есть история древнерусского города, в котором жило менее 0,1% населения страны, а также история князей, бояр и княжеских крестьян, которых было около 10% общего числа жителей.

Подавляющее большинство населения жило иначе — вдали от гнёта бояр и князей, от яростных, кровавых и аморальных княжеских междоусобиц, в которых горели и грабились городские посады и попадавшиеся по дороге деревни, от нашествий степных карательных отрядов, наконец, от церковной пропаганды.

Мы знаем о том, как жило меньшинство населения, и неправомерно распространяем наше представление о жизни меньшинства на всё население, предполагая, что жизнью одной десятой русских людей жили все. Крестьяне в лесу жили догосударственной жизнью, парными или большими семьями, вне сферы власти и давления общины, отношений собственности и эксплуатации.

Подсечное земледелие строилось как система хозяйства, основанная на отсутствии собственности на землю и лес. При необходимости крестьянской семьёй захватывался и расчищался новый участок в лесу, стволы деревьев при этом подсушивались и сжигались, зола вносилась в почву.

Земля обрабатывалась мотыгой или бороновалась «суковакой», и участок был готов для эксплуатации в течение 3-4 лет, после чего почва истощалась и необходимо было осваивать новый участок, переходя на новое место. После того как подсеку забрасывали, угодье вновь становилось ничейным.

Подвижность крестьянина (отсутствие у него постоянного жилья) вытекало непосредственно из производственной структуры подсечного земледелия. Для крепостного крестьянина, работавшего на барина на надельной земле, подобная подвижность была исключена.

Для осуществления самой трудоёмкой операции при подсечном земледелии — валки леса — был нужен полный состав большой патриархальной семьи, но — что важно — не рода. Трудозатраты на единицу площади при подсечно-огневом земледелии были больше, чем при пашенном, примерно вдвое, но отнесённые к полученному урожаю, они меньше в 1,5-15 раз.

Проанализировав большое число источников, историк Петров писал, что «почти всегда можно получить 100 пудов при посеве 3 пуда на десятину, с плодородных лесопаров».

Это означало получение урожая сам-30-35 (а порой и сам-50-60), совершенно невероятного в условиях пахотного земледелия (правда, при использовании гораздо большей территории из-за необходимости перемещать обрабатываемые делянки с места на место). Для сравнения: согласно писцовым книгам, средний урожай на пашне в XIV—XV веках составлял сам-3-5, максимальный — сам-6-9, минимальный — сам-2.

На лучших пойменных землях, удобряемых естественным путём — весенним илом («поилком»), средний урожай ржи был сам-4, овса — сам-3, высокие урожаи для ржи — сам-7. Даже в XVIII веке, когда уже достаточно широко применялся в качестве удобрения навоз, средний урожай на пашне — сам-3, на паре — сам-6.

Приведённые данные позволяют сделать вывод: неурожай на десятине подсеки соответствовал в средневековье хорошему или даже максимальному урожаю на десятине пашни. В рассматриваемое нами время для семьи из 5 человек нужно было 75 пудов зерновых. При плохом урожае в условиях подсечно-огневого земледелия (сам-10 на «кубышах») получали 40 пудов с десятины.

В этом случае на семью нужно было засевать две десятины. При пожоге векового леса для семьи достаточно было одной десятины. Согласно технологии подсечно-огневого земледелия, минимальный размер одной новины (нивы, ляды) составлял 0,75 десятины. Известно, что одна семья имела не одну ниву в лесу, а несколько.

Таким образом, при подсечном земледелии крестьянин застраховывал себя практически от любых неурожаев. Действительно, столь частые в средневековье голодовки имеют своим адресом не лес, а пашни, где крестьянской семье нужно было иметь минимум 6 десятин.

Безопасность, устойчивость существования, высокие урожаи, получаемые при подсечно-огневом земледелии, обусловили темпы роста населения, немыслимо высокие не только для Западной Европы того времени, но и для всех стран и народов средневековья: в XV веке население Северо-Западной Руси удвоилось.

Эти высокие темпы роста населения привели Русь к кризису: были исчерпаны возможности технологии подсечно-огневого земледелия, требовавшего в десятки и даже сотни раз больше пространств земли, чем при пахотном.

На севере крестьяне «уткнулись» в территории, где из-за климатических условий невозможно было выращивать рожь, а на востоке – в территории, подконтрольные Казанскому княжеству (в Поволжье). В конце XV века Русь была вынуждена перейти к технологии пашенного земледелия. Переход означал снижение производства зерновых — основы средневековой экономики — в 3-5 раз.

Это падение произошло быстро, возможно, в ходе смены двух-трех поколений — за 40—50 лет. Ситуацию усугубило ухудшение климатических условий. После длительного периода климатического оптимума новой эры (с VIII века) в середине XVI века начался так называемый «малый ледниковый период». Переход от благоприятных климатических условий к неблагоприятным пришелся на XV век.

Для любого переходного периода характерны высокая степень неустойчивости погоды, экстремальные природные явления: засухи, наводнения, бесснежные морозные зимы. В XV веке общие закономерности еще раз подтвердились.

Хозяйственный кризис, спровоцированный демографическим ростом и невозможностью далее эксплуатировать основную технологию земледелия (технологический кризис), ухудшение природных обусловили экономический, политический и идеологический кризисы.

Экономический кризис выражался в падении уровня и качества жизни, политический — в неспособности господствующих слоев поддержать прежний уровень жизни населения без радикальных социально-экономических и социально-политических реформ. Эти реформы требовали идеологического обоснования.

Всё это вместе составляло социально-экологический кризис, самый тяжелый вид кризиса, который время от времени переживает общество. Выйдя из леса, точнее, сведя леса, соединив селения дорогами, к середине XV века лесные в прошлом жители, возросши численно, стали сельскими, деревенскими.

Одинокий лесовик, в недавнем прошлом член либо парной семьи, либо большой патриархальной семьи, стал членом социума — соседской общины и оказался вовлечённым через церковь и государство в жизнь всего этноса. С этого момента редкая и разорванная ткань этноса стала более плотной и непрерывной. Одной жизнью начали жить и разбросанные на больших пространствах лесные люди, и люди, живущие компактно в городах и опольях. Былая защищенность лесовика от внешних и внутренних врагов осталась в прошлом, а доступность обложению налогами и повинностями со стороны мелких и крупных феодалов резко возросла. При столь быстрых переменах во многих сферах жизни человек не мог избежать стрессового состояния и не стремиться к выходу из него. Далее сработало универсальное правило: если общество не может найти выхода из кризиса (точнее, его рядовые члены не могут сами остановить падение уровня и качества жизни), оно делегирует свои права государству. Рядовой крестьянин второй половины XV века, в отличие от предков XIII-XIV веков, выбирал не между свободой и зависимостью, а перед ним был выбор подчинения: боярину, монастырю или государю. Как показало развитие политических событий второй половины XV века, создание централизованного государства если и не отвечало прямо, то никак не противоречило желаниям большинства населения, тем более что государство на первых порах не слишком ущемляло свободного трудящегося человека. Крестьяне явно предпочитали государя вотчиннику. Самодержавное русское государство в XVI веке получило неограниченные права; самостоятельность государства по отношению к обществу стала максимальной из всех мыслимо возможных вариантов тогдашнего состояния этноса. Полномочия, полученные Московским государством во время первого социально-экологического кризиса, на века (во многом вплоть до настоящего времени) определили путь развития российского государства и общества. Государство должно было решить проблему сдерживания быстрого падения уровня и качества жизни массы населения. Решить её можно двояко. Предложить обществу искать новую, более производительную, интенсивную технологию земледелия или ввести в оборот новые природные ресурсы (европейский путь), пойти по пути экстенсивной технологии. Московия могла предложить только второй: ограбление соседей и захват их природных ресурсов. В результате колонизация земель в России — при почти рабском положении почти всего населения — продолжалась ещё многие века и стала стержнем всей истории страны.

(Цитаты: д.и.н. Эдуард Кульпин, «Социально-экологический кризис XV века и становление российской цивилизации», Общественные науки и современность,№1, 1995)

+++ Ещё в Блоге Толкователя о крестьянстве России:

Математическая модель эксплуатации русских крестьян в Средневековье

Переход в России в XV веке от подсечно-огневого к пашенному земледелию был вызван демографическим взрывом, и он стал настоящим Апокалипсисом для крестьян. Просчёты Ивана Грозного в XVI усугубили положение сельского хозяйства, вызвав запустение до 90% хозяйств. ***

Европейские центры протокапитализма и отсталая периферия

Европа уже в XIV веке представляла собой единый экономический рынок, где главным центром протокапитализма был Север Италии, прирейнская Германия, Фландрия и Франция. Чем дальше от этих центров – тем меньше шансов было у территорий стать развитыми. В такую «периферийную ловушку» попала и Россия. +++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк — 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – [email protected]

PayPal — [email protected]

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

Россия, крестьянство, славяне, Московия, Колонизация, подсечно-огневое земледелие, вотчина, XV век, XIV век, свобода. лес

 

Источник: https://www.ttolk.ru/?p=24358

Крестьянские восстания в XIV — XV вв — История

Крестьянские движения XIV-XV вв

Движение апостольских братьев XIII—XIV вв. было единственной ересью в Италии, сочетавшейся с вооруженным восстанием.

После него еретическое движение в стране пошло на убыль, хотя размах крестьянской борьбы не уменьшался.

Но теперь крестьянские выступления приобрели характер борьбы за непосредственные, реальные требования — отмены или снижения налогов, протеста против возвращения к тяжелым формам эксплуатации и т. п.

Одним из крупнейших выступлений крестьян во второй половине XIV в. было восстание тукинов (1382—1387).

Оно охватило почти всю гористую часть северо-запада страны, но особо острый характер приобрело в Канавезе (северная часть Пьемонта): восставшие жгли и разрушали замки знати, убивали сеньоров.

Однако отдельные вспышки крестьянских выступлений, возникавших в разное время и под разными лозунгами, не были связаны между собой; это облегчило их подавление войсками феодалов, горожан и герцога Савойского.

В XV столетии крупнейшим движением была крестьянская война в Калабрии (1459). Она возникла в обстановке баронской смуты, но вскоре крестьяне выставили собственные требования, главным из которых была отмена налога на очаги (фоколлеро). Восстание охватило всю Калабрию и вышло за ее пределы, в нем участвовало не менее 20 тыс.

крестьян. Перед лицом такой опасности баронские фракции вынуждены были объединиться, но только после подхода королевской армии с артиллерией им удалось разбить восставших.

Ересь апостольских братьев и восстание Дольчино | История Средних веков. Том 1 | Разложение цехового строя и зарождение капиталистических отношений в городах

Движение апостольских братьев XIII—XIV вв. было единственной ересью в Италии, сочетавшейся с вооруженным восстанием.

После него еретическое движение в стране пошло на убыль, хотя размах крестьянской борьбы не уменьшался.

Но теперь крестьянские выступления приобрели характер борьбы за непосредственные, реальные требования — отмены или снижения налогов, протеста против возвращения к тяжелым формам эксплуатации и т. п.

Одним из крупнейших выступлений крестьян во второй половине XIV в. было восстание тукинов (1382—1387).

Оно охватило почти всю гористую часть северо-запада страны, но особо острый характер приобрело в Канавезе (северная часть Пьемонта): восставшие жгли и разрушали замки знати, убивали сеньоров.

Однако отдельные вспышки крестьянских выступлений, возникавших в разное время и под разными лозунгами, не были связаны между собой; это облегчило их подавление войсками феодалов, горожан и герцога Савойского.

В XV столетии крупнейшим движением была крестьянская война в Калабрии (1459). Она возникла в обстановке баронской смуты, но вскоре крестьяне выставили собственные требования, главным из которых была отмена налога на очаги (фоколлеро). Восстание охватило всю Калабрию и вышло за ее пределы, в нем участвовало не менее 20 тыс.

крестьян. Перед лицом такой опасности баронские фракции вынуждены были объединиться, но только после подхода королевской армии с артиллерией им удалось разбить восставших.

Ересь апостольских братьев и восстание Дольчино | История Средних веков. Том 1 | Разложение цехового строя и зарождение капиталистических отношений в городах

Франция. В 70—80-е годы XIV в. по всей стране прокатилась волна народных антиналоговых восстаний, которые захватили в первую очередь города.

Вслед за горожанами пришло в движение и крестьянство. Движение охватило значительную территорию и длилось с весны 1382 г. по лето 1384 г.

Восставшие крестьяне, к которым присоединились многие городские ремесленники, именовались «тюшенами» — «скрывающимися в лесу».

Начатое против введения нового тяжелого налога, оно переросло в войну против духовенства, дворянства и купцов.

После разгрома тюшенов в открытом бою близ Нима они разбились на мелкие отряды и перешли к тактике войны (засады и вылазки), что делало их неуловимыми и позволило долго продержаться и даже захватывать замки и города.

Часто их усилия были обращены против грабежей отрядов наемников, сливаясь с борьбой против английской оккупации. В начале 80-х годов основные силы крестьян были разбиты, хотя отдельные отряды тюшенов действовали еще до 1390 г.

Классовую и социальную борьбу 70—80-х годов XIV в. отличало соединение антиправительственного и антифеодального протеста с острой внутригородской борьбой, вызванной имущественным и социальным расслоением ремесленной массы. В результате этой борьбы правительству пришлось временно отменить фуаж.

Вплоть до начала XV в. оно не рисковало повышать налоги.

Англия.«Рабочее законодательство», рост государственных налогов привели к значительному обострению классовой борьбы крестьянских масс. От локальных стихийных выступлений английские крестьяне во второй половине XIV в.

переходят к более массовым и организованным движениям в масштабе крупных районов. С ростом населения, разделением труда и богатства во всех наиболее крупных городах, в частности в Лондоне, в XIV в.

наблюдается также заметное обострение и усложнение социальной борьбы.

Это время решающих битв между цехами и олигархической верхушкой за допущение цеховых представителей в муниципальное управление. В XIV в. проявляются и новые социальные противоречия — внутри самих цехов: между «старшими», в основном торговыми, и «младшими», преимущественно ремеленными, цехами, между богатыми и бедными мастерами внутри отдельных цехов.

Со второй половины XIV в. заметную роль в жизни наиболее значительных городов начинают играть противоречия между мастерами и подмастерьями. Замыкание цеха.

Бедствия народных масс усиливались Столетней войной. Война требовала больших расходов, которые восполнялись за счет все возраставших налогов и реквизиций, падавших в основном на трудящиеся слои населения и вызывавших их постоянный протест. Движение за реформу церкви.

Во второй половине XIV в. в Англии развертывается широкое движение за реформу католической церкви. Различные общественные группы, участвовавшие в нем, были заинтересованы в церковной реформе по разным причинам.

Восстание крестьян под руководством Уота Тайлера.К концу XIV в. положение английского крестьянства ухудшается.

Новые налоги при Ричарде II (1377—1399) в связи с возобновлением Столетней войны. В 1377 г. парламент ввел единовременный поголовный налог, взысканный снова в 1379 г.

, а затем — в утроенном размере — в 1380 г. Этот налог и злоупотребления при его взимании – повод к восстанию.

Оно вспыхнуло весной 1381 г. на юго-востоке Англии, в графстве Эссекс. Крестьяне прогнали сборщиков податей и некоторых из них убили.

Восстание сразу же приняло ярко выраженный антифеодальный характер. Оно быстро охватило 25 из 40 графств Англии. Крестьянские отряды громили монастыри и феодальные поместья и жгли документы, фиксировавшие крестьянские повинности.

Наибольшей организованностью восстание отличалось в соседних с Лондоном графствах — Эссексе и Кенте. Кентские крестьяне освободили из тюрьмы Джона Болла, незадолго до этого арестованного церковными властями, и сделали его одним из своих вождей. Предводителем восстания стал деревенский кровельщик Уот Тайлер.

Двумя большими отрядами крестьяне Эссекса и Кента подступили к Лондону. Их целью было встретиться с Ричардом II и попросить его облегчить их положение. Крестьяне верили в «доброго короля» и приписывали все свои беды его дурным советникам.

Лондон оказался во власти крестьян. Король фактически стал их пленником. Они предали казни как «изменников» особенно ненавистных вельмож, в том числе и главу английской церкви архиепископа Кентерберийского Седбери, который был одновременно канцлером Англии.

Первое свидание крестьян с королем состоялось в лондонском пригороде Майл-Энде. Они предъявили королю требования, получившие название «Майл-Эндская программа» – отмена вилланского статуса и барщины, установление единообразной невысокой денежной ренты, свободная торговли во всех городах, амнистия для восставших. Король согласился.

Часть крестьян покинула Лондон. Но многие из восставших особенно бедняки Кента, не удовлетворенные этими уступками, вместе с Уотом Тайлером и Джоном Боллом остались в Лондоне. Они потребовали нового свидания с королем.

Король был вынужден вторично явиться на свидание с крестьянами в Смитфилд.

Требования, известные как «Смитфилдская программа», – отмены «рабочего законодательства», изъятия земель у церкви, возвращении захваченных сеньорами общинных угодий, отмены всех привилегий сеньоров и уравнения сословий, форм личной зависимости. Эта программа была направлена против феодальной эксплуатации, крестьянской зависимости и сословного строя.

Путем обмана и вероломства феодалам удалось справиться с восстанием. Во время переговоров лондонский мэр предательски убил Уота Тайлера. Вооруженный отряд прибыл на выручку короля.

Крестьян убедили разойтись по домам. Лишенные своего вождя, они вторично дали себя обмануть и ушли из Лондона.

Рыцарские отряды направились вслед за крестьянами и разгромили их. Во всех районах восстания королевские судьи произвели жестокую расправу. Мучительной казни подверглись вожди восстания, в том числе и Джон Болл. Король, отказавшись от всех своих обещаний, разослал приказ о беспрекословном выполнении крестьянами всех повинностей в пользу сеньоров, которые они несли до восстания.

Германия.Острые противоречия социально-политической жизни немецкого общества этого времени обусловили многообразие крестьянских выступлений. В 1336— 1339 гг. произошли вспышки движения армледеров. Оно было направлено против городских ростовщиков, но не вылилось в широкую антифеодальную борьбу.

Начало XV в. было ознаменовано распространением среди немецких крестьян вооруженной борьбы, навеянной надеждами на возможность создания собственного, состоящего из свободных крестьян, государственного объединения. В 1401 —1411 гг. крестьяне непосредственно граничившей с Швейцарским союзом добились включения в Швейцарский союз, освободившись от господства Габсбургов.

С 1439 по 1445 г. крестьянские отряды вели партизанские действия против вторгшихся в пору Столетней войны из Франции в Юго-Западную.

Италия.Развитие раннекапиталистических отношений привело в XIV в. к новым по своему характеру народным движениям в городах Северной и Средней Италии — восстаниям предпролетариата. Первое выступление такого рода произошло во Флоренции в 1345 г. под руководством чесальщика шерсти Чуто Брандини.

На сходках наемных рабочих он предлагал организовать братство чомпи, установить регулярный сбор средств с его членов и развернуть борьбу за повышение заработной платы. Когда Брандини был схвачен властями, чомпи прекратили работу, покинули мастерские и двинулись к дворцу синьории, требуя его освобождения.

Это первая известная в истории стихийная забастовка наемных рабочих была подавлена, а Чуто Брандини повещен.

Волнения наемных рабочих и мелких ремесленников происходили в XIV в. и в других крупных центрах сукноделия, например в Перудже и Сиене в 1371 г.

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |

14-15 вв. ознаменовались и новым этапом в классовой борьбе крестьянства, связанным с новой стадией развития Ф. Наряду вседневными локальными формами проявления крестьянского протеста, редко выходившими в 11-13 вв.

за пределы отдельных вотчин, теперь происходят массовые крестьянские восстания: Дольчино в Италии в 1304-1307, Жакерия во Франции в 1358, Уота Тайлера восстание 1381 в Англии.

Историческое значение крестьянской антифеодальной борьбы 14-15 вв.

в том, что она способствовала вытеснению домениального хозяйства крестьянским (в Западной Европе), сделала возможным формирование крестьянской парцеллярной земельной собственности.

Ещё с середины XIII в. в Италии началось освобождение крестьян от крепостной зависимости. В некоторых областях в результате экономического подъёма, связанного прежде всего с развитием городов, политическая власть феодалов была сломлена.

Своими возросшими политическими правами эти города-государства воспользовались для проведения на подвластной им территории освобождения крестьян от крепостной зависимости.

Так, коммуна Болоньи приняла официальное решение, принуждавшее окрестных феодалов продать коммуне своих крепостных за определённую плату, после чего они получили личную свободу, но их наделы и даже движимое имущество остались у феодалов. В 1257 г.

это решение было оформлено торжественной декларацией. В 1289 г. было проведено освобождение крепостных крестьян и на землях, подчинённых Флоренции, причём освобождённые крестьяне также не получили земли.

Освобождение крестьян произошло во второй половине XIII в. и на землях ряда других городов Северной и Средней Италии (Сиена, Ассизи, Верчелли, Парма и др. ).

Одной из главных причин освобождения крестьян городами была нужда в сельскохозяйственных продуктах, которые после ликвидации крепостного права могли направляться в город без каких-либо помех со стороны феодалов.

К тому же часть земель феодалов переходила в руки новых владельцев – богатых горожан.

Освобождая крестьян, города в то же время подчиняли себе сельские коммуны – своеобразные организации, возникшие в Центральной и Северной Италии ещё в XI-XII вв.

и использованные тогда городами в их борьбе с феодальными сеньорами.

Отныне города назначали должностных лиц сельских коммун, вводили принудительные низкие цены на продукты сельского хозяйства, издавали распоряжения, устанавливающие выгодную для богатых горожан оплату труда сельскохозяйственных рабочих, но свою внутреннюю организацию сельские коммуны сохранили. Города нуждались также в новых налогоплательщиках, а наиболее развитые в промышленном отношении – и в свободных рабочих руках.

Источники:

  • www.e-reading.club
  • www.e-reading.by
  • studall.org
  • studwood.ru

Источник: https://o-history.ru/vosstaniya/krestyanskie-vosstaniya-v-xiv-xv-vv/

История средних веков

Крестьянские движения XIV-XV вв

Несмотря на жестокие преследования и деятельность нищенствующих орденов, еретические движения не прекращались. На смену старым возникали новые ереси. В XIV—XV вв. центр их переместился из Южной Франции и Ломбардии в Северо-Восточную Францию, Нидерланды, Англию, Южную и Западную Германию, Чехию.

Важной особенностью еретических движений этого периода было четкое размежевание между бюргерскими и крестьяяско-плебейскими ересями, превращение последних «в резко выделяющееся партийное воззрение». Эти радикальные ереси теперь порой сливаются с открытыми крестьянскими восстаниями.

Так, секта апостоликов во главе с Дольчино в начале XIV в. выделилась из более умеренных еретических течений и сыграла ведущую роль в крестьянско-плебейском восстании, вождем которого стал Дольчино. Ересь ранних лоллардов, единомышленников Джона Болла, слилась с восстанием Уота Тайлера.

Наиболее радикальные группировки в таборитском лагере также были тесно связаны с антифеодальным крестьянско-плебейским движением.

В то же время получают дальнейшее развитие и более четко обособляются бюргерские ереси. Углубляются и оформляются теоретические основы их воззрений, особенно в учениях Джона Виклифа и его последователей, Яна Гуса и «чашников» во время гуситских войн.

Однако и в этот период, наряду с четко выраженными крестьянско-плебейскими и бюргерскими ересями, развиваются еретические движения, в которых под общим названием скрываются иногда различные по своей социальной направленности течения. Это характерно, например, для ряда вновь возникших в конце XIV—XV вв. сект, в которых заметна сильная крестьянско-плебейская струя, хотя и не связанная с восстаниями.

В XIV в. значительным влиянием среди еретиков пользовалось учение «спиритуадов» — течения, сложившегося на основе радикального крыла францисканского ордена, представители которого не примирились с его перерождением. Вождем их был богослов Петр Оливи, во взглядах которого переплетались евангелизм и мистицизм.

Резко критикуя официальную церковь как «плотскую» и «греховную» и предсказывая скорую гибель папства, он призывал к созданию новой церкви на основах бедности и любви. Учение Оливи не выходило за рамки бюргерской ереси. Но, проникая в простонародную среду, оно иногда истолковывалось в более радикальном духе.

Это проявилось в одном из наиболее массовых еретических движений конца XIII— XIV в. — в движении бегинов, а также близких к ним бегардов и фратичелли, охватившем Южные Нидерланды, германские земли, Австрию, Чехию, Италию и Францию.

Большое влияние на еретиков оказали взгляды Оливи, которого они (особенно бегины Южной Франции) считали своим духовным отцом.

Наиболее радикально настроенная часть их трактовала пророчества Оливи о гибели католической церкви и папства как предсказание скорого «божественного переворота» (определялись даже его конкретные сроки —1325, 1330, 1335 гг.); результатом его будет общество, в котором «никто не обидит своего ближнего» и все имущество будет общим.

В то же время значительная часть бегинов оставалась на позициях бюргерской ереси, ограничиваясь критикой «церковных порядков».

К бегинам и бегардам Германии, Фландрии и северофранцузских земель были близки разнообразные мистические секты «cвoбодного дyxa», находившиеся под влиянием учений уже упоминавшихся немецких теологов-мистиков XIV в. Эккарта и др. Сторонники этих сект сосредоточивали свое внимание на поисках свободного «божественного духа» в самом человеке, на его внутреннем мире. Эти тенденции и присущие им элементы пантеизма приводили их к идее ненужности церкви. Однако они не выдвигали социальных, антифеодальных требований; как правило, эти секты представляли собой бюргерскую ересь.

В XV в. наиболее значительными еретическими движениями были английский лоллардизм и гусизм. Лолларды XV в.

, в отличие от более ранних последователей Джона Болла, в подавляющей своей массе были мирными сектантами бюргерского типа, хотя среди них значительную часть составляли простые трудовые люди — небогатые городские и сельские ремесленники и торговцы, крестьяне, и даже сельскохозяйственные рабочие, а также бедные приходские священники.

В основной своей массе лолларды опирались на учение Джона Виклифа.

Они резко критиковали духовенство, выступали против церковной иерархии, большинства таинств, иконопочитания, церковной десятины, требовали секуляризации церковных имуществ, свободы проповеди для всех, в том числе и мирян, богослужения на родном языке, но не посягали на существующий строй. Исключение составляла небольшая группа лоллардов, проповедовавшая в 30-е годы XV в. крестьянско-плебейские идеи общности и уравнения имуществ, но организационно не выделившаяся из общего движения.

Гуситская ересь, возникшая в Чехии в начале XV в. и поглотившая многие распространенные там до того ереси, вовлекла в свою орбиту самые разные социальные слои.

Первоначально гусизм опирался на умеренное бюргерское учение Яна Гуса, отражавшее также стремление всех слоев чешского общества к освобождению от немецкого засилья и диктата папства.

Но затем движение раскололось на два лагеря: умеренный — чашников, еретиков бюргерского типа, и радикальный — табористский, в котором в начале 20-х годов XV в. превалировали революционные крестьянско-плебейские, в частности хилиастические, идеи о скором установлении царства божьего на земле.

Источник: http://redstory.ru/world/skaz1/228.html

Booksm
Добавить комментарий