К. Леонтьев и его философия

Введение в русскую философию (1). Леонтьев. (Джельсомино)

К. Леонтьев и его философия
sh: 1: full: not found

1. Коротенький анонс всего курса 

2. Место Константина Николаевича Леонтьева в современном культурном дискурсе

3 Библиография: занятные лекции на «ТыТрубе» + Леонтьев (ЖЗЛ)

4 Алгоритм написания, позволяющий пустить на поток создание эффективных обучающих курсов (если Алекс не забанит)

1

Написал «русскую» и задумался. Улыбнувшись натужным попыткам буржуазных идеалиствующих  графоманов поставить под сомнение философский гений моего народа.

И в лучшем случае отказывающим в праве на существование самому феномену «русская философия». А в худшем приписывающим нам, русским философам, вторичность. По отношению к «гегелям» всяким.

На самом деле вопрос стоит совершенно иначе — не является ли тавтологичной сама эта атрибуция? Была ли на нашей планете вообще какая-либо философия кроме русской? Вы знаете другую нацию, которая смогла бы, подобно нам, взять лучшее из сокровищницы человеческой мудрости и совершить цивилизационный скачок сквозь этапы и стадии?

Была ли философия Платона, Сократа и Аристотеля греческой? Вам что-нибудь известно о том, как греки пользовались их мудростью?
Или немцы хоть что-то взяли у своих классиков? Для чего? Для того, чтобы получить лещей в двух империалистических бойнях? (Прочие нации вообще за скобки можно вынести)

И не является ли вторым доказательством этого тезиса то, что как только русские повелись на буржуазную агитацию и перестали пользоваться высшими философскими достижения человечества, так у них сразу и началась цивилизационная и культурная деградация?..

Вопросы, впрочем, риторические. Потому как, войдя в философию, русские тут же из неё вышли. Решив, что джинсы, жвачка и пепси-кола прикольнее любви к мудрости…

Потому моё «Введение в русскую философию» будет вводить туда же, куда и прочие — «Славянофилы» и «западники», «религия» и историсофия… Толстой, Достоевский,  Соловьёв… Ну и по мелочам, Бахтин, Лосев… Всё, что велит считать мудростью буржуазная агитация.

Будет ли сюда входить русский марксизм еще не решил…
Начну же с Леонтьева Константина Николаевича. Поблагодарив за тонкое чувство юмора камрада Счетовода — «русского Ницше» на страже успехов русских буржуа. Блестяще опровергающего своими статьями философские построения своего аватара 

2

Начну с расшифровки лекции протоиерея Артемия Владимирова. Заранее попросив прощения за краткость и комментарии. Впрочем, желающим вольно и целиком послушать.

Леонтьев  выдающийся острый ум России, универсальная личность в Русском Мире. В советское время оказалось его имя оказалось погребенным, намеренно забытым.

Джельсомино — А когда лучшие русские люди во главе с Ельциным Борисом Николаевичем вернули Россию в лоно Православной Церкви в частности и общечеловеческих ценностей вообще, вспомнили

О  Леонтьеве писал  Бердяев,..

Сам тоже философ. Потому полистать, конечно, можно, но уже кое-какими знаниями обладая.

… писали и многие другие. Эта моя лекция основана на воспоминаниях Евгения Поселянина — исповедника и мученика Русской церкви, и Льва Александровича Тихомирова, тоже выдающемся мыслителя.

Сейчас Леонтьев возвращается. Организовано философское общество его имени. И одновременно мы наглядно наблюдаем то, что так проницательно, прозорливо заметил забытый философ еще тогда.

Упадок «обезверенного человечества». Торжество антихристианских процессов, которые как змеёныш в гнезде прячутся в скорлупе так называемой демократии.

То, чего опасался Леонтьев, то и пришло: технический прогресс, техническая революция, совершенствование внешних форм жизни приводит к расчеловечиванию человека, к его оскотиниванию, к всеобъемлющей деградации.

Как умственной, так и, в первую очередь, нравственной.

Видим что сегодня Европа, всегда кичившаяся своим цивилизационным лидерством, начала, а может быть уже заканчивает борьбу с человеком, как с биологическим видом.

Отказав человеку в его божественном происхождении, вырвав из его сердца образ и подобие божие, низведя его на уровень мыслящего скота, Европа не остановилась и демонизировала человеческую личность, провозгласив культ киборга, культ мыслящего трансформера, человека с лицом зверя, почти подведя человечество к финальной черте, именуемой антихристианством.

Мы не знаем, был ли знаком Леонтьев с писаниями Преподобного Нила Мироточивого, но и тот говорит об эпохе Антихриста и  о времени, предваряющем эту эпоху, как о периоде ослабления принципа власти, ослабления тотального.

«И гражданские власти и церковные будут напоминать провисший парус». Будут отличаться крайним бессильем и аморфностью, сравнительно, скажем, со средневековьем.

В этом безвластье, ослаблении государственного рулевого начала, сравнимом с анархией в мутной воде, мало помалу и будет выявляться страшный оскал зверя, беспримерного по жестокости. Диктатуры сатанизма, накинувшего стальную удавку на горло одряхлевшему, выродившемуся, потерявшему всякий нравственный строй мысли и жизни человечеству.

Нетрудно догадаться, что так называемый дух глобализма захватил собою планету: дух нивелирования, приведения к единообразию того, что ранее называлось иерархическим устроением мира, Богом данным многообразием, многоразличием мира, его многоаспектностью.

 Сразу вспомнилась статья, комментарии под которой доказывают, что многие камрады на «Афтершоке»  тоже за многообразие и многоаспектность.  И готовы дополнить  «Цесаревичей успеха» своим усердным трудолюбием, чтобы не попасть в число ленивых неудачников, которые достойную пайку у  «цесаревичей»  не заслужили

Все эти интеграционные, объединяющие процессы, выставлявшиеся на щит, как несомненное торжество человеческой мысли, привели к обезличиванию личности, к потере народами их не только национального суверенитета, но и национальной физиономии по выражению Николая Васильевича Гоголя. Потерю личностного начала, личностной харизмы, как каждым человеком в отдельности, так и народом вместе взятым.

А каков другой путь? Отказ от длинных глобальных инвестиций и развития? Гармония с природой, постоянные войны с такими же плюгавыми соседями? Нивелировав разнообразие с  Сибирским ханством Кучума, Крымским ханством и Диким полем, наши предки совершили ошибку?.. Неожиданная точка зрения для иерарха Церкви, являющейся становым хребтом государственной идеологии Российского государства.

Мы с вами являемся свидетелями последних ударов, расчленивших уже умершую в 19-м столетии Европу, если соглашаться с мнением Константина Николаевича.

Отмена национальных валют, оскудение языков, введение единого «пиджин-инлиш», который уже не является классическим английским языком, языком Писания времен короля Якова, лёгшим в основу литературного языка, не является языком Вильяма Шекспира, который по своему богатству, чуть ли не в десять раз превышает язык Пушкина

Чушь, батюшка повёлся на пропаганду

Нивелировка личности, установка на похожесть, на схожесть, превращение собора личности в безликое быдло лучше всего прослеживается в стиле жизни, в нравственных, а лучше сказать безнравственных установках современной молодёжи. Той её части, которая оказалась за обочиной духовной жизни и всецело пометаема ветрами этих глобализационных процессов. 

Уродливые моды, скотские понятия о взаимоотношении полов, разрушение семейного идеала, неспособность к любви, как к силе воспроизводящей человечество, тяготение к деструкции — вот тот кошмар, который гением своего философски-художественного мышления предчувствовал наш соотечественник  Константин Николаевич Леонтьев.

***

А завершить первое знакомство с ним позвольте его цитатой 

«Чтобы лучше видеть и объяснить другим, что выгодно и невыгодно для России, надо прежде всего дать себе ясный отчет в том идеале, который имеешь в виду для своей отчизны.

Благоденствие? Равенство? Свобода? Богатство, слава? Сохранение церковной святыни до скончания века? Наконец нечто совсем особое, например, создание и развитие своей культуры на всех, по возможности, поприщах независимой от европейской, на нее непохожей, отличной от нее настолько, например, насколько Персия Камбиза и Ксеркса была не похожа на современные ей греческие республики, или настолько, насколько Рим был не похож на подчиненные ему впоследствии восточные царства, или, наконец, настолько, насколько романо-германский мир отличался и от предшествовавшего ему языческого Рима, и от современной ему вначале Византии.

Не знаю, как другим, а мне стало шаг за шагом все ясно и в нашей истории, и в западной, раз я проникся этим идеалом, слегка и туманно очерченным славянофилами и отчасти Герценом, а потом нашедшим себе почти научно-точное выражение в монументальной книге Данилевского «Россия и Европа».

Я думаю, что все частные, так сказать, все вышеперечисленные идеалы, сохранение святыни Православия и даже дальнейшее правильное развитие его, богатство, слава, всемогущество в делах международных, новые пути в науке и философии, новые формы и искусства — все это (за исключением ненужных равенства и свободы) в совокупности заключено в одном этом общем и всеобъемлющем идеале: новой, независимой, оригинальной культуры»

P. S. На сон грядущий послушал следующие полчаса. Собственно философию и биографию Константина Николаевича представлю, опираясь на другие источники. Поблагодарив отца Артемия за практически идеальное представление, того как использует Леонтьева машина современной буржуазной пропаганды

Артемий Владимиров — Давайте вспомним весьма меткое изречение  А. И. Солженицына, который, как теперь выясняется, в чём-то и посодействовал развалу СССР. И его творчество не случайно было принято на щит Евроатлантической цивилизацией.

В чём-то он весьма много погрешил против характеристики времени, говоря о ста миллионов человек замученных и репрессированных в СССР. Тем не менее, этот человек  имеет право на ошибку и является героической личностью, сумевшей противостоять машине подавления личности, жить не по лжи, любить русскую культуру и русский мир.

Солженицын говорил о несчастье народа, лишенного элиты, понимаемой как родовой аристократии, несущей в себе нравственное ядро нравственного потенциала и ядро культуры.

 Народ, лишенный элиты, народ в котором всякая голова срубается, лишь возвысившись над общим серым фоном перестаёт быть народом. Так говорят многие мыслители: и Солженицын, и Солоневич. И об этом ярче всего говорил Леонтьев.

Мы еще вернёмся к его преклонению перед Богом данной иерархичностью.

Источник: https://AfterShock.news/?q=node/807333&full

Философия Константина Леонтьева

К. Леонтьев и его философия

Константин Николаевич Леонтьев в своих воззрениях стремился соединить строгую религиозность со своеобразной философской концепцией, где проблемы жизни и смерти, восхищение красотой мира переплетаются с надеждами на создание Россией новой цивилизации. Свою теорию он называл “методом действительной жизни” полагал, что философские идеи должны соответствовать религиозным представлениям о мире, обыденному здравому смыслу, требованиям непредвзятой науки, а также художественному видению мира.

Константин Николаевич Леонтьев , философ, писатель, публицист. Родился в селе Кудиново Калужской губернии.

Центральная идея философии Леонтьева — стремление обосновать целесообразность переориентации человеческого сознания на писсимистическое мироощущение.

Первое и главное с чем мы сталкиваемся , размышляя о “вечных” проблемах, которые традиционно относят к компетенции философии и религии, — это всесилие небытия, смерти и хрупкости жизни, моменты вхождения и торжества которой неизбежно сменяются разрушением и забвением.

Человек должен помнить, что Земля — лишь временное его пристанище, но и в земной своей жизни не имеет права недеяться на лучшее, ибо этика со своими идеалами бесконечного совершенствования далека от истин бытия.

Леонтьев формулирует закон «триединого процесса развития», с помощью которого надеется определить на какой исторической ступени находится та или иная нация, так как признаки, сопровождающие переход от первоначального периода «простоты» к последующему — «цветущей сложности» и конечному — «вторичного смесительного упрощения», — однотипны:

— на первой стадии некое национальное образование аморфно. Власть, религия, искусство, социальная иерархия существуют лишь в зачаточной форме. На этой стадии все племена почти неотличимы друг от друга;

— на второй стадии — наибольшая дифференцированность сословий и провинций и власть сильной монархии и церкви, складывание традиций и преданий, появление науки и искусства.

Это — вершина и цель исторического бытия, которая может быть достигнута тем или иным народом.

Она также не избавляет от страданий и ощущения творящейся несправедливости, но, по крайней мере, это стадия «культурной производительности» и «государственной стабильности»;

— третья, завершающая стадия, характеризуется признаками, сопровождающими регрессивный процесс, — «смешением и большим равенством сословий», «сходством воспитания», сменой монархического режима конституционно-демократическими порядками, падением влияния религии и т.п.

Через призму закона «триединого процесса развития» Европа видится Леонтьеву безнадёжно устаревшим, разлагающимся организмом. В дальнейшем её ждёт упадок во всех сферах жизни, общественные неустройства, косность жалких мещанских благ и добродетелей.

Первоначально К. Леонтьев разделял надежды Н. Данилевского на создание нового восточнославянского культурно-исторического типа с Россией во главе.

Россия, по Леонтьеву, стала государственной целостностью позже, чем сложились европейские государства, и своего расцвета она достигла в период царствования Императрицы Екатерины II, когда небывало возрос авторитет и сила абсолютизма, дворянство окончательно сложилось как сословие и начался расцвет искусств.

Укрепление её исторических «византийских» устоев: самодержавия, православия, нравственного идеала разочарования во всём земном, изоляция от гибельных европейских процессов разложения — таковы средства задержать её по возможности на более долгое время на стадии культурно-исторического созидания.

Со временем Леонтьев всё больше разочаровывается в идее создания Россией новой цивилизации в союзе со славянским миром. Славянство представляется ему проводником европейского влияния, носителем принципов конституционализма, равенства, демократии. Вообще XIX в.

становится для него периодом, не имеющим аналога в истории, поскольку влияние народов друг на друга приобретает глобальный характер, традиционный процесс смены культурно-исторических типов готов прерваться, что чревато «концом света», бедствиями, неизвестными доселе людям.

Гибнущая Европа вовлекает в процесс своего «вторичного смесительного упрощения» всё новые нации и народности, что свидетельствует о появлении всеобщих смертоносных тенденций.

Люди отуманены «прогрессом», внешне манящими технологическими усовершенствованиями и материальными благами, по сути, стремящимися ещё быстрее уравнять, смешать, слить всех в образе безбожного и безличного «среднего буржуа», «идеала и орудия всеобщего разрушения».

Россия может на одно-два столетия продлить своё существование в качестве самобытного государства, если займёт позицию «изоляционизма», то есть отдаления от Европы и славянства, сближения с Востоком, сохранения традиционных социально-политических институтов и общины, поддержания религиозно-мистической настроенности граждан.

Если же в России возобладают всеобщие тенденции разложения, то она будет способна даже ускорить гибель всего человечества и свою историческую миссию создания новой культуры превратит в апокалипсис всеобщего социалистического заблуждения и краха. Будущее человечество предстанет тогда в виде раздробленного существования однообразных отдельных политических образований, основанных на механическом подавлении и объединении людей, неспособных уже породить ни искусства, ни ярких личностей, ни религий.

Леонтьев при всей своей склонности к укреплению «устоев» не был ортодоксальным теологом. Православие как религия «страха и спасения» не было в его представлении единственной силой, способной спасать и сохранять.

«Культурородной» и социально-организующей была для него любая государственная религия — мусульманство, католицизм и даже язычество, возвращающие членам общества мистический настрой. Незадолго до смерти он писал В.

Розанову, что и всемирная проповедь Евангелия, по его мнению, может иметь последствия, аналогичные результатам современного «прогресса»: стирание культурно-исторических особенностей народов и унификацию личностей.

В философском наследии Леонтьева присутствуют два равновеликих центра притяжения:

— во-первых, культура, произрастающая в недрах государственно оформленной социально-исторической общности;

— во-вторых, человек с «бесконечными правами личного духа», способный ниспровергать установления, обычаи и противоборствующий историческому року.

В зависимости от того, какая идея превалировала, мысль его приобретала черты идеологии тоталитарного типа либо превращалась в предтечу философии экзистенционализма, с принципами абсолютной свободы человеческого духа и неподвластности его стихиям мира. Возникали и иные идеи.

В целом мировоззрение К.Н. Леонтьева, отдельные его взгляды повлияли на развитие философии в России, формировании собственных идей B.C. Соловьёва, H.A. Бердяева, С.Н. Булгакова, П.А. Флоренского и других мыслителей.

Источник: https://megaobuchalka.ru/12/17343.html

Booksm
Добавить комментарий