Иван Юрьевич Москвитин, русский путешественник, первым достигший побережья Охотского моря

Иван Москвитин: «И на Тихом океане свой закончили поход»/Поход Ивана Москвитина к Охотскому морю. Обсуждение на LiveInternet — Российский Сервис Онлайн-Дневников

Иван Юрьевич Москвитин, русский путешественник, первым достигший побережья Охотского моря

Экспедиции и находки

В 1632 году енисейский сотник Петр Бекетов основал Якутский острог. Отсюда начались походы на север, к Ледовитому океану, с плаваниями вдоль берегов; на юго-запад, до Байкальского хребта, и на юго-восток, до Тихого океана. В Якутск доходили слухи о существовании за хребтами и реками «теплого моря», которое тунгусы называли «Ламу».

Отряд атамана Дмитрия Копылова из Томска пришел в 1636 году в Якутск, спустился вниз по Лене, перешел в правый приток – реку Алдан – и, поднявшись вверх, в ста километрах выше впадения в Алдан реки Мая поставил «Бутанский» острог.

Отсюда на разведку бассейна Мая – на пути к теплому океану – пошли тридцать человек под командой Ивана Юрьевича Москвитина. Среди них был якутский казак Нехорошко Колобов, который позже написал доклад – «скаску» – об этом походе.

Спустившись по Алдану до реки Мая, отряд полтора месяца двигался вверх по реке. Наиболее удобно выглядел путь по правому притоку Юдоме, текущей с северо-востока. Поднявшись вверх по этой реке, перевалили хребет Джугджур и спустились в долину реки Ульи. Здесь построили лодки и сплавились в 1639 году до «моря-окияна».

Тяжелейший маршрут по неведомым таежным рекам и через скалистые горы был пройден за два месяца!

Отряд Москвитина разделился на две группы. По суше и по воде они обследовали около 800 км западного морского побережья. Назвали море Ламским. Позже укоренилось другое имя – Охотское, несмотря на то, что река Охота невелика. По-видимому, назвали море по Охотскому острогу, поставленному в устье этой реки и ставшему опорной базой для морских маршрутов.

Зимовать близ морского побережья можно было без особых забот: реки изобиловали рыбой. Колобов писал, что жили они здесь «с проходом два года». Реки в этом крае «собольные, зверя всякого много, и рыбные, а рыба большая, в Сибири такой нет… сколько де ее множество, – только невод запустить и с рыбою никак не выволочь».

Узнали и о том, что на «Амур-реке» «бородатые люди дауры живут дворами, и хлеб у них, и лошади, и скот, и свиньи, и куры есть, и вино курят, и ткут, и прядут». Незадолго до прихода русских дауры напали с моря на гиляков и убили человек пятьсот.

Летом 1641 года отряд Москвитина вернулся в Якутск, где сдал в казну 440 соболиных шкурок – огромное богатство.

Удивительное достижение русских землепроходцев: всего лишь за 57 лет со времени начала похода Ермака (1581) они пересекли всю огромную северную часть крупнейшего Азиатского материка.

…Избегая упреков в субъективности при характеристике своих соплеменников, обратимся к свидетельству английского историка географии Дж. Бейкера:

«Продвижение русских через Сибирь в течение XVII века шло с ошеломляющей быстротой.

Успех русских отчасти объясняется наличием таких удобных путей сообщения, какими являются речные системы Северной Азии, хотя преувеличивать значение этого фактора не следует, и если даже принять в расчет все природные преимущества для передвижения, то все же на долю этого безвестного воинства достанется такой подвиг, который навсегда останется памятником его мужеству и предприимчивости, равного которому не совершил никакой другой европейский народ».

Мужество, сообразительность, предприимчивость и выносливость русских землепроходцев беспримерны. А ситуация с сибирскими реками не так благополучна, как предположил Бейкер. Крупнейшие из них текут с юга на север. Если левые их притоки направлены с запада на восток, то правые – наоборот. Для путешественников, пересекающих Сибирь, местные реки особых удобств не предоставляют.

Продвижение русских через Сибирь проходило в несколько раз быстрее, чем англичан – через Канаду. Хотя в Сибири более суровый климат, обширней территория, да и шли русские на столетие раньше, чем англичане в Канаде.

Поход Ивана Москвитина к Охотскому морю

Из Якутска в 30-х годах XVII в. русские двигались в поисках «новых землиц» не только на юг и на север — вверх и вниз по Лене, но и прямо на восток, отчасти под влиянием смутных слухов, что там, на востоке, простирается Теплое море. Кратчайший путь через горы от Якутска к Тихому океану нашла группа казаков из отряда томского атамана Дмитрия Епифановича Копылова.

В 1637 г. он проследовал из Томска через Якутск на восток. Речным путем, уже разведанным землепроходцами, его отряд весной 1638 г. спустился по Лене до Алдана и пять недель на шестах и бечевою поднимался по этой реке — на сто верст выше устья Май, правого притока Алдана. Остановившись на Алдане, Копылов 28 июля поставил Бутальское зимовье.

От шамана с верхнего Алдана через переводчика Семена Петрова по кличке Чистой, взятого из Якутска, он узнал о реке «Чиркол или Шилкор», протекающей южнее, недалеко за хребтом; на этой реке живет-де много «сиделых», т. е.

оседлых, людей, занимающихся хлебопашеством и животноводством. Речь, несомненно, шла о р. Амуре. И поздней осенью 1638 г.

к верховьям Алдана Копылов отправил партию казаков с задачей разыскать «Чиркол», но голод заставил их вернуться.

В мае 1639 г. на разведку пути к «морю-океану» Копылов снарядил, но уже с проводниками-эвенами другую партию — 30 человек во главе с томским казаком Иваном Юрьевичем Москвитиным.

Среди них был якутский казак Нехорошие Иванович Колобов, который, как и Москвитин, представил в январе 1646 г.

«скаску» о своей службе в отряде Москвитина — важнейшие документы об открытии Охотского моря; в поход пошел и толмач С. Петров Чистой.

Восемь дней Москвитин спускался по Алдану до устья Май. Приблизительно через 200 км подъема по ней казаки шли на дощанике в основном бечевой, иногда на веслах или шестах — миновали устье р. Юдомы и продолжали двигаться по Мае к верховьям.

По истечении шести недель пути проводники указали устье небольшой и мелкой реки Нудыми, впадающей в Маю слева (близ 138° 20' в. д.). Здесь, бросив дощаник, вероятно, из-за его большой осадки, казаки построили два струга и за шесть дней поднялись до истоков.

Короткий и легкий перевал через открытый ими хребет Джугджур, отделяющий реки системы Лены от рек, текущих к «морю-окияну», Москвитин и его спутники преодолели за день налегке, без стругов.

В верховьях речки, делающей большую петлю на север, прежде чем «пасть» в Улью (бассейн Охотского моря), они построили новый струг и на нем за восемь суток спустились до водопадов, о которых, несомненно, предупреждали проводники.

Здесь вновь пришлось оставить судно; казаки обошли опасный участок левым берегом и построили байдару, транспортную лодку, вмещавшую 20—30 человек. Через пять дней, в августе 1639 г., Москвитин впервые вышел в Ламское море.

Весь путь от устья Май до «моря-окияна» через совершенно еще неизвестную область отряд прошел немногим более чем в два месяца с остановками1 Так русские на крайнем востоке Азии достигли северо-западной части Тихого океана — Охотского моря.

На Улье, где жили родственные эвенкам ламуты (эвены), Москвитин поставил зимовье.

От местных жителей он узнал о сравнительно густонаселенной реке на севере и, не откладывая до весны, выслал 1 октября на речной «посудине» группу казаков (20 человек); через три дня они добрались до этой реки, получившей название Охота — так русские переиначили эвенкское слово «акат», т. е.

река. Оттуда казаки прошли морем дальше на восток, обнаружили устья нескольких небольших рек, осмотрев более 500 км северного берега Охотского моря, и открыли Тауйскую губу. В уже упоминавшейся «Росписи рекам…» за Ульей перечислены (названия слегка искажены) pp.

Урак, Охота, Кухтуй, Ульбея, Иня и Тауй. Поход на утлом суденышке показал необходимость строительства морского коча. И зимой 1639—1640 гг. в устье Ульи Москвитин построил два судна — с них началась история русского тихоокеанского флота.

От одного пленника — весной 1640 г. русским пришлось отразить нападение большой группы эвенов — Москвитин узнал о существовании на юге «реки Мамур» (Амур), в устье которой и на островах живут «гуляки сидячие», т. е. нивхи.

В конце апреля — начале мая Москвитин отправился морем на юг, захватив с собой пленника в качестве вожа.

Они прошли вдоль всего западного гористого берега Охотского моря до Удской губы, побывали в устье Уды и, обойдя с юга Шантарские о-ва, проникли в Сахалинский залив.

Таким образом, казаки Москвитина открыли и ознакомились, конечно в самых общих чертах, с большей частью материкового побережья Охотского моря, приблизительно от 53° с. ш., 141° в. д. до 60° с. ш., 150° в. д. на протяжении 1700 км.

Москвитинцы прошли через устья многих рек, и из них Охота не самая большая и не самая полноводная. Тем не менее открытое и частично обследованное ими море, которое первые русские нарекли Ламским, позднее получило название Охотского, может быть по р.

Охота, но вероятнее по Охотскому острогу, поставленному близ ее устья, так как его порт стал в XVIII в. базой для важнейших морских экспедиций.

В устье Уды от местных жителей Москвитин получил дополнительные сведения об Амуре-реке и его притоках Чие (Зее) и Омути (Амгуни), о низовых и островных народах — «гиляках сидячих» и «бородатых людях даурах», которые «живут дворами, и хлеб у них, и лошади, и скот, и свиньи, и куры есть, и вино курят, и ткут, и прядут со всего обычая с русского». В той же «скаске» Колобов сообщает, что незадолго до русских к устью Уды приходили в стругах бородатые дауры и убили человек пятьсот гиляков: «…а побили их обманом; были у них в стругах в однодеревных в гребцах бабы, а они сами человек по сту и осьмьюдесят лежали меж тех баб и как пригребли к тем гилякам и вышел из судов, а тех гиляков так и нобили…». Удские эвенки рассказывали, что «от них морем до тех бородатых людей недалече». Казаки были на месте побоища, видели брошенные там суда — «струги однодеревные» — и сожгли их.

Где-то на западном берегу Сахалинского залива проводник исчез, но казаки пошли дальше «подле берег» до островов «сидячих гиляк» — можно утверждать, что Москвитин видел небольшие острова у северного входа в Амурский лиман (Чкалова и Байдукова), а также часть северо-западного берега о.

Сахалин: «И гиляцкая земля объявилась, и дымы оказались, и они [русские] без вожей в нее итти не смели…», не без основания считая, что горстке пришельцев не справиться с многочисленным населением этого края. Москвитину, очевидно, удалось проникнуть и в район устья Амура. Колобов совершенно недвусмысленно сообщал, что казаки «…амурское устье…

видели через кошку [коса на взморье]…». Продовольствие у казаков подходило к концу, и голод заставил их вернуться назад. Осенняя штормовая погода не позволила им добраться к Улье. В ноябре они стали на зимовку в маленьком заливе, в устье р. Алдомы (у 56° 45' с. ш.). А весной 1641 г., вторично перевалив хр.

Джугджур, Москвитин вышел на один из левых притоков Май и в середине июля уже был в Якутске с богатой соболиной добычей.

На побережье Охотского моря люди Москвитина жили «с проходом два года». Колобов сообщает, что реки в новооткрытом крае «собольные, зверя всякого много, и рыбные, а рыба большая, в Сибири такой нет… столько-де ее множество,— только невод запустить и с рыбою никак не выволочь…».

Власти в Якутске достаточно высоко оценили заслуги участников похода: Москвитин был произведен в пятидесятники, его спутники получили от двух до пяти рублей наградных, а некоторые — по куску сукна. Для освоения открытого им Дальневосточного края Москвитин рекомендовал направить не менее 1000 хорошо вооруженных и экипированных стрельцов с десятью пушками.

Географические данные, собранные Москвитиным, К. Иванов использовал при составлении первой карты Дальнего Востока (март 1642 г.).

agesmystery.ru

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/stewardess0202/post396787875

Открытие Охотского моря 1639

Иван Юрьевич Москвитин, русский путешественник, первым достигший побережья Охотского моря

В прошлом де во 147-м году с Алдана реки из Бутальского острожку посылал на государеву службу томской атаман Дмитрей Копылов томских служилых людей Ивашка Юрьева сына Москвитина да их, казаков, с ним 30 человек на большое мере окиян, по тынгускому языку на Ламу. А шли они Алданом вниз до Маи реки восмеры сутки.

А Маею рекою вверх шли до волоку 7 недель, а из Маи реки малою речкою до прямого волоку в стружках шли 6 ден. А волоком шли день ходу и вышли на реку на Улью, на вершину. Да тою Ульем рекою шли вниз стругом, плыли восмеры сутки. И на той же Улье реки, зделав лодью, плыли до моря до устья той Ульи реки, где она пала в море, пятеры сутки.

И тут де они на усть реки, поставя зимовье с острожком…

Да они ж де ис того ж острожку ходили морем на Охоту реку трои сутки, а от Охоты до Ураку одне сутки…

Распросные речи служилых людей Нехорошего Колобова, Андрея Горелого, Федора Чюкичева о плаваньях по pp. Оймекон, Охоте и Индигирке в 30-40-х гг. 

ПЕРВОПРОХОДЕЦ МОСКВИТИН

Москвитин Иван Юрьевич — русский землепроходец — известен тем, что в 1639 году первым достиг Охотского моря: открыл его побережье и Сахалинский залив. Из его биография не известно ничего, кроме того, что он был томским казаком.

Из Якутска в 30-х годах XVII века русские двигались в поисках «новых землиц» не только на юг и на север — вверх и вниз по Лене, но и прямо на восток, отчасти под влиянием смутных слухов, что востоке есть Теплое море. Кратчайший путь через горы от Якутска к Тихому океану нашла группа казаков из отряда томского атамана Дмитрия Епифановича Копылова.

В мае 1639 года на разведку пути к «морю-океану» Копылов снарядил с проводниками-эвенами экспедицию во главе с томским казаком Иваном Юрьевичем Москвитиным.

Среди них был якутский казак Нехорошко Иванович Колобов, который, как и Москвитин, представил в январе 1646 года «скаску» о своей службе в отряде Москвитина.

Эти «скаски» являются важнейшими документами об открытии Охотского моря. В поход пошел и толмач Семен Петров Чистой.

Восемь дней Москвитин спускался по Алдану до устья Маи.

Далее, приблизительно 200 километров, казаки шли по Мае на плоскодонном дощанике — где на веслах или шестах, а где бечевой: миновали устье реки Юдомы и продолжали двигаться к верховьям.

(В найденной отписке Москвитина «Роспись рекам…» перечислены все крупные притоки Маи, включая Юдому: последней упоминается «…река подволошная Нюдма» (Нюдыми).

По истечении шести недель пути проводники указали устье небольшой и мелкой реки Нюдыми, впадающей в реку Маю слева.

Здесь казаки бросили дощаник, вероятно, из-за его большой осадки, построили два струга и за шесть дней поднялись до истоков реки.

Короткий и легкий перевал через открытый ими хребет Джугджур, отделяющий реки системы Лены от рек, текущих к «морю-окияну», Москвитин и его спутники преодолели за день налегке, без стругов.

В верховьях речки, делающей большую петлю на север, прежде чем «пасть» в Улью (бассейн Охотского моря), они построили новый струг и на нем за восемь суток спустились до водопадов, о которых их, несомненно, предупреждали проводники.

Здесь вновь пришлось оставить судно; казаки обошли опасный участок левым берегом и построили байдару, транспортную лодку, вмещавшую 20-30 человек.

Казаки «до Ламы идучи, кормились деревом, травою и кореньем, на Ламе же по рекам можно рыбы много добыть и можно сытым быть».

Через пять дней, в августе 1639 года, Москвитин впервые вышел в «Ламское море» (получившее впоследствии название Охотского). Весь путь от устья Маи до «моря-окияна» через совершенно еще неизвестную область отряд прошел немногим более чем в два месяца с остановками. Так русские на крайнем востоке Азии достигли северо-западной части Тихого океана — Охотского моря.

На Улье, где жили родственные эвенкам ламуты (эвены), Москвитин поставил зимовье.

От местных жителей он узнал о сравнительно густонаселенной реке на севере и, не откладывая до весны, выслал 1 октября на речной «посудине» группу казаков (20 человек); через три дня они добрались до этой реки, получившей название Охота — так русские переиначили эвенкское слово «акат», т. е. река.

Оттуда казаки прошли морем дальше на восток, обнаружили устья нескольких небольших рек, осмотрев более 500 километров северного берега Охотского моря, и открыли Тауйскую губу. В «Росписи рекам…» за Ульей перечислены (названия слегка искажены) реки Урак, Охота, Кухтуй, Ульбея, Иня и Тауй.

Поход на утлом суденышке показал необходимость строительства морского коча. Зимой 1639/40 года в устье Ульи началась история русского тихоокеанского флота. Казаки построили два крепких коча с мачтами, чтобы можно было ходить по морю.

От одного эвенка Москвитин узнал о существовании на юге «реки Мамур» (Амур), в устье которой и на островах живут «гиляки сидячие» — нивхи. В конце апреля — начале мая 1640 года Москвитин отправился морем на юг, захватив с собой эвенка в качестве проводника.

Они прошли вдоль всего западного гористого берега Охотского моря до Удской губы, побывали в устье Уды и, обойдя с юга Шантарские острова, проникли в Сахалинский залив.

В устье Уды от местных жителей Москвитин получил дополнительные сведения об Амуре и его притоках Чие (Зее) и Омути (Амгуни), о низовых и островных народах — «гиляках сидячих» и «бородатых людях даурах», которые «живут дворами, и хлеб у них, и лошади, и скот, и свиньи, и куры есть, и вино курят, и ткут, и прядут со всего обычая с русского».

Где-то на западном берегу Сахалинского залива проводник исчез, но казаки двинулись дальше «подле берег» и дошли до островов «сидячих гиляк» — можно утверждать, что Москвитин видел небольшие острова у северного входа в Амурский лиман (нынешние острова Чкалова и Байдукова), а также часть северо-западного берега острова Сахалин. Москвитин, очевидно, проник и в район устья Амура. Однако до самого устья Амура дойти не удалось — голод заставил повернуть обратно.

Начались осенние штормы, и в ноябре казаки стали на зимовку в маленьком заливе, в устье реки Алдомы. А весной 1641 года, вторично перевалив хребет Джугджур, Москвитин вышел на один из левых притоков Маи и в середине июля уже был в Якутске.

Добычу взяли большую. Много сороков мягкой рухляди — собольих животов, добытых в охоте и собранных в ясак, пошло в казну государству, но кое-что, конечно, осталось и самим.

На побережье Охотского моря люди Москвитина жили «с проходом два года». Колобов сообщает, что реки в новооткрытом крае «собольные, зверя всякого много, и рыбные, а рыба большая, в Сибири такой нет… столько-де ее множество — только невод запустить и с рыбою никак не выволочь…».

Власти в Якутске достаточно высоко оценили заслуги участников похода: Москвитин был произведен в пятидесятники, его спутники получили от двух до пяти рублей наградных, а некоторые — по куску сукна. Для освоения открытого им Дальневосточного края Москвитин рекомендовал направить не менее 1000 хорошо вооруженных и экипированных стрельцов с десятью пушками.

Географические данные, собранные Москвитиным, использовал К. Иванов при составлении первой карты Дальнего Востока (март 1642 года).

Дальнейшие следы Ивана Москвитина теряются. Известно только, что Дмитрия Копылова, отправившего его на поиски «новых землиц» и Теплого моря, Москвитин в атаманах уже не застал.

Поход Ивана Москвитина стал одним из самых значительных в русской истории — он позволил оценить пределы Российской земли. Было открыто Охотское море, пройдено почти две тысячи верст его побережья.

Москвитин первым увидел Шантарские острова и Удскую губу, отделяющую их от материкового берега и вернулся в Якутск с первыми достоверными сведениями об Амуре.

Он открыл дорогу многим русским землепроходцам.

Хроно.ру

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/otkrytiie-okhotskogho-moria

Путешественник Иван Юрьевич Москвитин: открытия и вклад в развитие географии

Иван Юрьевич Москвитин, русский путешественник, первым достигший побережья Охотского моря

Москвитин Иван Юрьевич – известный русский землепроходец и путешественник, внесший значительный вклад в исследование новых земель. И сегодня многие российские умы хотят более подробно знать о том, кем был Иван Москвитин. Что открыл? Какой вклад внес в освоение земель российских?

На счету этого храброго человека, не побоявшегося столкнуться с суровыми климатическими условиями Севера, непогодой, голодом и враждебностью местного населения, открытие Охотского моря, Дальнего Востока и острова Сахалин.

Некоторые сведения об Иване Москвитине

Являясь выходцем из Подмосковья, Москвитин Иван Юрьевич, годы жизни которого в точности неизвестны, начал службу рядовым казаком в Томском Остроге.

В 1636 году в составе отряда под руководством атамана Копылова Дмитрия Епифановича отправился из Томска в Якутск за пушниной и на поиски Теплого моря, о существовании которого ходили смутные слухи.

В 1637 году экспедиция достигла Якутска, весной 1638 года Дмитрий Епифанович снарядил Москвитина и с ним тридцать казаков продолжать поиски моря и новых территорий.

Экспедиция спустилась от реки Лены до Алдана (правый приток реки Лены) и в течение пяти недель в труднейших условиях на шестах и с бечевою поднималась вверх.

В мае 1639 года была снаряжена новая экспедиция, направленная на поиски месторождений (по причине нехватки в государстве серебра) и новых, еще не изученных территорий. Помогали тридцати казакам во главе с Москвитиным в таком ответственном путешествии эвены – сибирский народ, неплохо знавший осваиваемую местность.

Участником экспедиции был Колобов Нехорошко Иванович – якутский казак, представивший в 1646 году «скаску» (важнейший документ того времени) о собственной службе в отряде Москвитина.

Также есть данные об участии в экспедиции Чистого Семена Петровича – толмача (переводчика). Поход длился около шести недель, из которых восемь дней землепроходцы спускались до устья Маи по Алдану.

С какими трудностями пришлось столкнуться храбрым землепроходцам? К какому морю вышел Иван Москвитин?

Около 200 километров по реке Мае экспедиция Ивана Москвитина шла на плоскодонном дощанике, миновала устье реки Юдомы, являвшейся притоком Маи. Там путешественникам пришлось построить две байдарки для того, чтобы подняться за шесть дней к истоку реки. Легкий и короткий перевал через хребет Джугджур (открытый ими же) отделял реку Лену от рек, текущих к океану.

В верховьях реки Ульи, ведущей в открытое море, путешественники построили новый струг. За восемь суток они спустились на нем до водопадов, о существовании которых были предупреждены проводниками.

Здесь судно пришлось вновь оставить, обойти опасный участок с левой стороны и соорудить новое транспортное средство, способное вместить двадцать-тридцать человек.

По пути казаки кормились тем, что попадалось под руку: кореньями, деревом, травою и добытой в водоемах рыбой.

В конце лета 1639 года Москвитин Иван Юрьевич, открытия которого внесли неоценимый вклад в историю Российского государства, вышел впервые в «Ламское море» (впоследствии получило название Охотского). Пройденный казаками через неизвестную местность путь с остановками занял более двух месяцев. Таким образом, первыми из русских они открыли существование Охотского моря.

В борьбе с трудностями

На реке Улье, где проживали родственники эвенков, Иван Юрьевич Москвитин, биография которого вызывает неподдельный интерес у географов, срубил зимовье, ставшее первым русским поселком на тихоокеанском побережье.

От местного населения он узнал новые сведения о плотнонаселенной реке на севере и, не дожидаясь наступления весны, в первых числах октября командировал на «речной посудине» группу храбрых казаков, состоящую из двадцати человек.

В течение трех дней Иван Юрьевич Москвитин во главе экспедиции добрался до реки Охоты, оттуда прошел морем далее на восток и, ознакомившись более чем с 500 километрами северного побережья Охотского моря, обнаружил устья нескольких небольших речушек и открыл Тауйскую губу.

Поход на утлом суденышке доказал насущность сооружения морского коча — судна, над совершенствованием которого позже довелось поработать не одному поколению мореплавателей. Основным его достоинством являлась маневренность и способность плавать в битом льду.

Зима 1639-1640 годов стала значимой для российского географического общества: в устье реки Ульи взяла свое начало история тихоокеанского русского флота. Землеоткрыватели построили 2 крепких семнадцатиметровых коча с мачтами, чтобы было можно ходить по морю.

Сведения о реке Амур и населении, проживающем в ее устье

В ноябре 1639 года и апреле 1640-го казаки отразили нападение двух многочисленных (600 и 900 человек) групп эвенов. От пленника Иван Юрьевич Москвитин проведал о реке Мамур (Амур), протекающей в южной части. В ее устье проживают «гиляки сидячие» (оседлые нивхи). С наступлением лета 1640 года казаки поплыли на юг, прихватив пленного в качестве проводника.

Землепроходцы преодолели почти весь западный гористый берег Охотского моря, побывали в устье реки Уды (где получили новые сведения об Амуре, притоках Омути и Чие и народе, там проживающем), обойдя с южной стороны Шантарские острова, после чего проникли в Сахалинский залив.

В том районе проводник куда-то исчез, а казаки двинулись далее, дошли до островов (возможно, речь шла о небольших островах у входа в Амурский лиман с северной стороны). Повернуть обратно экспедицию заставили закончившиеся запасы продуктов и невозможность добыть пропитание.

Высокая оценка заслуги первопроходцев властями

Штормовая осенняя погода не предоставила возможности добраться до Ульи, и землепроходцы в ноябре остановились на зимовье в устье реки Алдомы, в 300 километрах южнее Ульи.

Весной 1641 года, вновь перевалив через хребет Джугджур, Иван Юрьевич Москвитин вышел на Маю, а к середине июля достиг Якутска с желанной добычей: большим количеством соболей.

Благодаря Москвитину российская казна обогатилась на 440 соболиных шкурок, которые в 1642 году были увезены в столицу Бузой Елисеем – землепроходцем и первым вестником, сообщившим Москве о выходе на Охотское море русских людей.

Якутские власти по достоинству оценили заслуги землепроходцев: наградили каждого рублями и сукном, Москвитина же произвели в пятидесятники. Люди Москвитина на побережье Охотского моря жили около двух лет. В новооткрытом крае места оказались рыбные, причем рыба большая – такая еще им нигде не встречалась.

Сегодня мало кому известно, кем был Иван Москвитин. Что открыл этот смелый землепроходец. И каких усилий ему это стоило?

Поход Москвитина Ивана стал одним из самых весомых событий в русской географической истории и предоставил возможность оценить пределы земли российской. Было открыто Охотское море, преодолено около двух тысяч верст побережья.

Иван Юрьевич Москвитин первым увидел Удскую губу и Шантарские острова, открыв дорогу большому числу русских землепроходцев. Для освоения Дальнего Востока Москвитин решил направить большой отряд казаков (не менее тысячи особ), хорошо экипированных и вооруженных.

Сведения, собранные Иваном Москвитиным, были использованы в марте 1642 года Ивановым Курбатом для составления первой карты Дальнего Востока.

Начало положено!

Удивительным был человеком Иван Москвитин. О жизни и смерти его ничего более неизвестно, кроме того, что он посетил столицу городов русских и вернулся летом 1647 года в звании казачьего атамана в родной Томск.

Именно благодаря ему, внесшему значительный вклад в историю России, появилась возможность представлять более реально границы ее необъятных территорий.

Именно экспедиции под руководством Ивана Москвитина – первопроходца земель северных – заложили основы для изучения Дальнего Востока и свершения других географических открытий.

Источник: https://FB.ru/article/215102/puteshestvennik-ivan-yurevich-moskvitin-otkryitiya-i-vklad-v-razvitie-geografii

Москвитин Иван Юрьевич — Русский Путешественник — Биография

Иван Юрьевич Москвитин, русский путешественник, первым достигший побережья Охотского моря

Русский путешественник. Атаман пеших казаков. В 1639 году с отрядом казаков первым из европейцев достиг Охотского моря, открыл его побережье и Сахалинский залив.

Иван Москвитин родился 31 декабря 1603 года в городе Москва. Начал службу рядовым казаком в Томском Остроге. В 1636 году в составе отряда под руководством атамана Копылова Дмитрия Епифановича отправился из Томска в Якутск за пушниной и на поиски Теплого моря, о существовании которого ходили смутные слухи.

     В 1637 году экспедиция достигла Якутска, весной 1638 года Копылов снарядил Ивана Юрьевича и с ним тридцать казаков продолжать поиски моря и новых территорий. Экспедиция спустилась от реки Лены до правого ее притока Алдана и в течение пяти недель в труднейших условиях на шестах и с бечевою поднималась вверх.

     В мае 1639 года снаряжена новая экспедиция, направленная на поиски месторождений серебра и новых, еще не изученных территорий. Помогали казакам во главе с Москвитиным в таком ответственном путешествии эвены: сибирский народ, неплохо знавший осваиваемую местность.

Участником экспедиции являлся Колобов Нехорошко Иванович, якутский казак, представивший в 1646 году «скаску», важнейший документ того времени, о собственной службе в отряде Москвитина. Также есть данные об участии в экспедиции Чистого Семена Петровича, переводчика.

Поход длился около шести недель, из которых восемь дней землепроходцы спускались до устья Маи по Алдану.

     Около 200 километров по реке Мае экспедиция Москвитина шла на плоскодонном дощанике, миновала устье реки Юдомы, являвшейся притоком Маи. Там путешественникам пришлось построить две байдарки для того, чтобы подняться к истоку реки. Легкий и короткий перевал через хребет Джугджур, открытый ими же, отделял реку Лену от рек, текущих к океану.

     В верховьях реки Ульи путешественники построили новый струг. За восемь суток спустились на нем до водопадов, о существовании которых узнали от проводников.

Здесь судно пришлось оставить, обойти опасный участок с левой стороны и соорудить новое транспортное средство, способное вместить двадцать-тридцать человек.

По пути казаки кормились тем, что попадалось под руку: кореньями, деревом, травою и добытой в водоемах рыбой.

     В конце лета 1639 года Москвитин вышел впервые в «Ламское море», впоследствии получило название Охотского. Пройденный казаками через неизвестную местность путь с остановками занял более двух месяцев. Таким образом, данный отряд казаков первыми из русских открыли существование Охотского моря.

     На реке Улье, где проживали родственники эвенков, Москвитин срубил зимовье, ставшее первым русским поселком на тихоокеанском побережье. От местного населения узнал новые сведения о плотно-населенной реке на севере и, не дожидаясь наступления весны, в первых числах октября командировал на «речной посудине» группу казаков, состоящую из двадцати человек.

     В течение трех дней Иван Юрьевич Москвитин во главе экспедиции добрался до реки Охоты, оттуда прошел морем далее на восток и, ознакомившись более чем с 500 километрами северного побережья Охотского моря, обнаружил устья нескольких небольших рек и открыл Тауйскую губу.

Поход доказал необходимость сооружения морского судна, над совершенствованием которого позже довелось поработать не одному поколению мореплавателей. Основным его достоинством являлась маневренность и способность плавать в битом льду. Зима 1640 года стала значимой для российского географического общества: в устье реки Ульи взяла свое начало история тихоокеанского русского флота.

  Экспедиция построила два крепких семнадцатиметровых коча с мачтами, чтобы было можно ходить по морю.

     В апреле 1640 казаки отразили нападение двух многочисленных групп эвенов. От пленника Иван Юрьевич Москвитин проведал о реке Амур, протекающей в южной части. С наступлением лета 1640 года казаки поплыли на юг, прихватив пленного в качестве проводника.

     Землепроходцы преодолели почти весь западный гористый берег Охотского моря, побывали в устье реки Уды, где получили новые сведения об Амуре, притоках Омути и Чие и народе, там проживающем, обойдя с южной стороны Шантарские острова, после чего проникли в Сахалинский залив. В том районе проводник куда-то исчез, а казаки двинулись далее. Однако вскоре принято решение повернуть экспедицию обратно, так как заканчивались запасы продуктов, а добывать новые в нужном количестве было невозможно.

     Штормовая осенняя погода не предоставила возможности добраться до Ульи, и землепроходцы в ноябре остановились на зимовье в устье реки Алдомы, в 300 километрах южнее Ульи.

Весной 1641 года, вновь перевалив через хребет Джугджур, Иван Юрьевич Москвитин вышел на Маю, а к середине июля достиг Якутска с желанной добычей: большим количеством соболей.

Благодаря Москвитину российская казна обогатилась на 440 соболиных шкурок, которые в 1642 году увезены в столицу Бузой Елисеем: землепроходцем и первым вестником, сообщившим Москве о выходе на Охотское море русских людей.

Якутские власти по достоинству оценили заслуги землепроходцев: наградили каждого рублями и сукном, Москвитина же произвели в пятидесятники. Его люди жили на побережье Охотского моря около двух лет. В новооткрытом крае места оказались рыбные, причем рыба большая, такая еще им нигде не встречалась.

     Поход Ивана Москвитина стал одним из самых весомых событий в русской географической истории и предоставил возможность оценить пределы земли российской. Было открыто Охотское море, преодолено около двух тысяч верст побережья.

Иван Юрьевич первым увидел Удскую губу и Шантарские острова, открыв дорогу большому числу русских землепроходцев. Для освоения Дальнего Востока Москвитин решил направить большой отряд казаков, не менее тысячи человек, хорошо экипированных и вооруженных.

Сведения, собранные атаманом, использованы в марте 1642 года Ивановым Курбатом для составления первой карты Дальнего Востока.

     Москвитин вернулся летом 1647 года в звании казачьего атамана в Томск.

Именно благодаря ему, внесшему значительный вклад в историю России, появилась возможность представлять более реально границы ее необъятных территорий.

Именно экспедиции под руководством Ивана Юрьевича, первопроходца земель северных, заложили основы для изучения Дальнего Востока и свершения других географических открытий.

     Иван Юрьевич Москвитин скончался 31 января 1671 года в Томске. Похоронен великий первооткрыватель там же, на местном кладбище.

Память об Иване Москвитине

Именем Москвитина назван мыс в бухте Лужина в Тауйской губе Охотского моря.

В честь землепроходца названо село Москвитино Свободненского района Амурской области.

В устье реки Ульи в 1972 году установлен памятный знак в честь Москвитина и его спутников (скульптор В. Ф. Бабуров). Демонтирован в 2014 году и вывезен в Охотск, находится на территории морского рыбного порта. Установлен реставрированный знак в Охотске в 2017 году.

В Хабаровском крае в 2012 году открыта памятная стела в честь русского землепроходца Ивана Москвитина. Её установили представители общественного совета по сохранению исторического наследия российского Дальнего Востока краевого отделения ВООПИиК в районе мыса бухты Панкова на острове Большой Шантар.

Именем Москвитина во второй половине 1950-х годов названа новая улица в Томске.

Источник: https://ruspekh.ru/people/moskvitin-ivan-yurevich

Москвитин Иван Юрьевич — землепроходец. Поход Ивана Москвитина

Иван Юрьевич Москвитин, русский путешественник, первым достигший побережья Охотского моря

Москвитин Иван Юрьевич- русский землепроходец.
В 1639 году с отрядом казаков первым достиг Охотского моря: открыл его побережье и Сахалинский залив.

До сих пор мы многого не знаем об этом человеке. Историки не назовут точных дат его рождения и смерти.

Впервые имя Ивана Юрьевича Москвитина упоминается в архивных документах, датируемых 1631 годом, когда он, будучи уже томским казаком, во главе небольшого отряда был послан на реку Ангару. Спустя шесть лет вместе с казаками Д.Е.

Копылова он пошел из Томска на реку Вилюй.. Зиму 1637 года провели они на Ленском волоке, летом прибыли в Якутский острог, но на Вилюй не пошли.

Речным путем, уже разведанным землепроходцами, отряд весной 1638 года спустился по Лене до Алдана и пять недель поднимался по этой реке – на сто верст выше устья Маи, правого притока Алдана. От шамана Копылов узнал об огромной реке «Чиркол или Шилкор», протекающей южнее, недалеко за хребтом. Речь, несомненно, шла о реке Амур.

В мае 1939 года на разведку пути к «морю-окияну» Копылов снарядил другую партию – 30 человек во главе с томским казаком Иваном Юрьевичем Москвитиным.

Восемь дней Москвитин спускался по Алдану до устья Май.

Далее, приблизительно 200 километров, казаки шли по Мае на плоскодонном дощанике — где на веслах или шестах, а где бечевой: миновали устье реки Юдомы и продолжали двигаться к верховьям.

(В найденной отписке Москвитина «Роспись рекам…» перечислены все крупные притоки Май, включая Юдому: последней упоминается «…река подволошная Нюдма» (Нюдыми).

По истечении шести недель пути проводники указали устье небольшой и мелкой реки Нюдыми, впадающей в реку Маю слева.

Здесь казаки бросили дощаник, вероятно, из-за его большой осадки, построили два струга и за шесть дней поднялись до истоков реки.

Короткий и легкий перевал через открытый ими хребет Джугджур, отделяющий реки системы Лены от рек, текущих к «морю-окияну», Москвитин и его спутники преодолели за день налегке, без стругов.

В верховьях речки, делающей большую петлю на север, прежде чем «пасть» в Улью (бассейн Охотского моря), они построили новый струг и на нем за восемь суток спустились до водопадов, о которых их, несомненно, предупреждали проводники.

Здесь вновь пришлось оставить судно; казаки обошли опасный участок левым берегом и построили байдару, транспортную лодку, вмещавшую 20—30 человек. Казаки «до Ламы идучи, кормились деревом, травою и кореньем, на Ламе же по рекам можно рыбы много добыть и можно сытым быть».

Через пять дней, в августе 1639 года, Москвитин впервые вышел в «Ламск море» (получившее впоследствии название Охотского). Весь путь от устья Ма, до «моря-окияна» через совершенно еще неизвестную область отряд прошел немногим более чем в два месяца с остановками.

Так русские на крайнем востоке Азии достигли северо-западной части Тихого океана — Охотского моря.

На Улье, где жили родственные эвенкам ламуты (эвены), Москвитин поставил зимовье. От местных жителей он узнал о сравнительно густонаселенной реке на севере и, не откладывая до весны, выслал 1 октября на речной «посудине» группу казаков (20 человек); через три дня они добрались до этой реки, получившей название Охота — так русские переиначили эвенкское слово «акат», т. е. река.

Оттуда казаки прошли морем дальше на восток, обнаружили устья нескольких небольших рек, осмотрев более 500 километров северного берега Охотского моря, и открыли Тауйскую губу. В «Росписи рекам…» за Ульей перечислены! (названия слегка искажены) реки Урак, Охота, Кухтуй, Ульбея, Иня и Тауй. Поход на утлом суденышке показал необходимость строительства морского коча.

Зимой 1639/40 года в устье Ульи началась история русского тихоокеанского флота. Казаки построили два крепких коча с мачтами, чтобы можно было ходить по морю. Казаки отбили нападения эвенков, не желавших платить ясак «государю всея Руси» -причем сражались умело, отчаянно.

Да и что могли сделать эвенки со своими костяными стрелами, копьями и рогатинами против кремневых пищалей казаков, засевших в острожке за толстыми стенами…

От одного пленника Москвитин узнал о существовании на юге «реки Мамур» (Амур), в устье которой и на островах живут «гиляки сидячие» — нивхи (Амур).

В конце апреля — начале мая 1640 года Москвитин отправился морем на юг, захватив с собой пленника в качестве проводника. Они прошли вдоль всего западного гористого берега Охотского моря до Удской губы, побывали в устье Уды и, обойдя с юга Шантарские острова, проникли в Сахалинский залив.

Таким образом, казаки Москвитина открыли и ознакомились, конечно в самыхx общих чертах, с большей частью материкового побережья Охотского моря нa протяжении 1700 километров.

В устье Уды от местных жителей Москвитин получил дополнительные сведения об Амуре и его притоках Чие (Зее) и Омути (Амгуни), о низовых и островных народах — «гиляках сидячих» и «бородатых людях даурах», которые «живут дворами, и хлеб у них, и лошади, и скот, и свиньи, и куры есть, и вино курят, и ткут, и прядут со всего обычая с русского», но подойти к островам не решились, хотя и видели их.

Начались осенние штормы, и в ноябре казаки стали на зимовку в маленьком заливе, в устье реки Алдомы. Перезимовав, вторично перевалив хребет Джугджур весной 1641 года , Москвитин вышел на один из левых притоков Маи.

Не найдя в Бутальском острожке Копылова, который в октябре 1639 года был снят с должности, они отправились в Якутский острог, где доложили о первом походе русских на Тихий океан.

Власти в Якутске достаточно высоко оценили заслуги участников похода: Москвитин был произведен в пятидесятники, его спутники получили от двух до пяти рублей наградных, а некоторые — по куску сукна. Для освоения открытого им Дальневосточного края Москвитин рекомендовал направить не менее 1000 хорошо вооруженных и экипированных стрельцов с десятью пушками.

Географические данные, собранные Москвитиным, использовал К. Иванов при составлении первой карты Дальнего Востока (март 1642 года). Дальнейшие следы Ивана Москвитина бесследно теряются. Известно только, что Дмитрия Копылова, отправившего его на поиски новых землиц и Теплого моря, Москвитин в атаманах уже не застал. И еще известно, что обоих отправили в Томск.

Поход Ивана Москвитина стал одним из самых значительных в русской истории. Ведь именно этот поход позволил реально оценить пределы Российской земли. Было открыто Охотское море, пройдено чуть ли не две тысячи верст его побережья.

Москвитин первым увидел Шантарские острова и Удскую губу, отделяющую их от материкового берега, и вернулся в Якутск, по существу, с первыми достоверными сведениями об Амуре. Он открыл дорогу многим другим русским землепроходцам.

Источник: https://www.kmslib.ru/kraevedenie/moskvitin

Иван Юрьевич Москвитин, русский путешественник, первым достигший побережья Охотского моря

Иван Юрьевич Москвитин, русский путешественник, первым достигший побережья Охотского моря

Небольшое вступление

Москвитин — руководитель экспедиции

Итог похода

Небольшое вступление

Начиная с середины 17 века русские землепроходцы начали двигаться в восточном направлении. Их интересовал не только восток, но и север Сибири. Нельзя сказать, что свои походы они затевали только ради науки.

Слухи о том, что этот край богат золотом, пушниной, не меньше подогревали их интерес. В одном отряде могли находиться как настоящие исследователи, так и люди, заинтересованные только в наживе.

Большую роль в освоении новых земель сыграло российское казачество.

Среди этих землепроходцев был и Иван Юрьевич Москвитин. Кто он был по происхождению — неизвестно. Если судить по фамилии, то не исключено, что кто-то из его далеких либо близких родственников по отцовской линии был выходцем из Московии. Но числился Москвитин, как томский казак.

Иван Москвитин — руководитель экспедиции

Иван Москвитин был назначен главой отряда из 30-ти казаков, собранного в 1639 году томским атаманом Дмитрием Копыловым. Отряд должен был пройти от Алдана дальше, на восток, и дойти до «моря-океана». В течение 8-ми дней отряду Москвитина пришлось спускаться по Алдану до устья реки Май. Потом они по реке Май преодолели около 200 км на плоскодонках. Через 1.

5 месяца пути с проводником дошли до устья мелкой речушки Надыми, левого притока Майи. В этом месте казаки спешились и налегке продолжили путь. Во время пути они совершили открытие хребта Джугждур, преодолели его и начали спуск по рекам, которые ранее были неизвестны. Только к августу 1639 года они вышли к «Ламскому морю». В настоящее время море называется Охотским.

Казацкому отряду понадобилось 2 месяца, чтобы преодолеть этот путь по неизвестным еще землям. По мере продвижения им приходилось бросать суда для перемещения по рекам и отстраивать их вновь. Они продемонстрировали поразительную стойкость и целеустремленность. Так была достигнут Тихий океан, вернее, северо-западная его часть, названная впоследствии Охотским морем.

Москвитину на реке Улье пришлось поставить зимовье, чтобы поближе познакомиться с вновь открытыми землями. Они изучали берег Охотского моря, пройдя вдоль него 500 км, совершили открытие Тайской губы.

Можно считать, что зимний период с 1639-1640 год с устья реки Улья началась история тихоокеанского флота России. Именно здесь казаками было построено несколько кочей (суда с парусами), чтобы ходить по морю.

Племена эвенков, проживающие в этих местах, отказывались платить ясак в царскую казну. На этой почве у казаков с эвенками все чаще возникали стычки. Во время последней эвенки были повержены.

Москвитин использовал плененных эвенков в качестве проводников, продолжая двигаться на юг. Следуя вдоль гористого берега, казаки достигли Сахалинского залива.

Если подсчитать, то суммарно они преодолели и обследовали 1700 км берега Охотского моря.

Местные племена, населявшие устье реки Уды, поведали Москвитину о народах, населяющих этот край, его образе жизни, традициях. Может быть Москвитину удалось дойти до устья реки Амур.

Но эти сведения остались неподтвержденными. Из-за голода экспедиции пришлось повернуть назад.

С наступлением весны 1641 года казаки во главе с Москвитиным перебрались через перевал Джугджур и возвратились в Якутск.

Итог похода

Два года изучал Иван Москвитин неизвестные доселе земли, составлял карты, сочинял истории о новых местах, народах их населяющих, охоте и рыбалке.

Каждая история сопровождалась зарисовками, где были начертаны реки, горы, побережье Охотского моря. Кто ходил только за добычей — в накладе не остался, привез много пушнины. Частично она пошла в казну государства.

Но главное — новые открытые земли, которые стали частью российской территории.

По возвращению в родные пенаты Москвитина повысили в звании до пятидесятника. Казаки, ходившие с ним в поход получили наградные от 2-5 руб, да кусок сукна. Все, что было добыто Москвитиным, касающееся географических сведений, использовал Константин Иванов.

Им были составлены первые карты Дальнего Востока. К сожалению, о дальнейшей судьбе Ивана Москвитина ничего не известно.

Но его труд был использован новым поколением русских землепроходцев, которые внесли свою лепту для расширения территории Великой России на восток.

Ерофей Павлович Хабаров, русский землепроходец и мореход

Василий Данилович Поярков, русский землепроходец XVII века

Владимир Васильевич Атласов, русский землепроходец

Источник: https://sciterm.ru/spravochnik/ivan-moskvitin-puteshestvennik-pervim-dostigshij-poberezhya-ohotskogo-morya/

Booksm
Добавить комментарий