Италия в Первой мировой войне

Италия в Первой мировой войне: особенности итальянского фронта

Италия в Первой мировой войне

Накануне начала Первой мировой войны в Европе было два военных союза: Антанта (Франция, Великобритания, Россия) и Тройственный союз (Германия, Австро-Венгрия, Италия). Однако когда Старый Свет увяз в кровопролитии, этот дипломатический баланс изменился.

Королевство на Апеннинском полуострове отказалось поддержать Германию и Австро-Венгрию, когда те начали войну сначала с Сербией, а затем и с Антантой. В результате демарша вступление в Первую мировую войну Италии было отложено. Страна, не желая ввязываться в драку соседей, объявила о своем нейтралитете.

Но остаться в стороне ей все-таки не удалось.

Цели и интересы Италии

Политическое руководство Италии (в том числе король Виктор Эммануил III) еще до Первой мировой войны стремилось реализовать несколько геополитических замыслов. На первом месте стояла колониальная экспансия в Северной Африке. Но у королевства были и другие чаяния, которые в итоге и стали причиной вступления страны в Первую мировую.

Его северной соседкой была Австро-Венгрия. Монархия династии Габсбургов контролировала не только среднее течение Дуная и Балканы, но также и территории, на которые претендовали в Риме: Венецию, Далмацию, Истрию. Во второй половине XIX века Италия в союзе с Пруссией отняла у Австрии некоторые спорные земли. Была среди них и Венеция.

Однако разрешить конфликт между Австрией и Италией целиком так и не удалось.

Тройственный союз, в который вошли обе страны, стал компромиссным решением. Итальянцы надеялись, что Габсбурги рано или поздно вернут им их северо-восточные земли. Особенно в Риме уповали на влияние Германии.

Однако «старшая сестра» Австрии так и не урегулировала отношения между двумя своими союзницами.

Теперь же, когда Италия вступила в Первую мировую войну, она направила оружие против бывших напарниц по развалившемуся альянсу.

Договоренности с Антантой

В 1914-1915 гг., пока в европейских окопах только привыкали проливать кровь в невиданных доселе масштабах, итальянское руководство разрывалось между двумя конфликтовавшими сторонами, колеблясь между собственными великодержавными интересами.

Разумеется, нейтралитет был весьма условным. Политикам нужно было лишь выбрать сторону, после чего милитаристская машина заработала бы сама собой.

Италия, как и все другие крупные европейские страны, до этого несколько десятилетий готовилась к новой повсеместной и невероятной для современников войне.

Римская дипломатия определялась несколько месяцев. Наконец, прежние обиды на Австрию и желание вернуть северо-восточные области победили. 26 апреля 1915 года Италия заключила с Антантой секретный Лондонский пакт. Согласно договору, королевство должно было объявить войну Германии и Австрии и присоединиться к союзу Франции, Великобритании и России.

Антанта гарантировала Италии присоединение некоторых территорий. Речь шла о Тироле, Истрии, Горице и Градишке и важном порте Триесте. Эти уступки и были оплатой за вступление в конфликт.

Италия опубликовала соответствующую декларацию об объявлении войны 23 мая 1915 года. Также римские делегаты согласились обсудить статус интересующей их Далмации и других балканских провинций уже после окончания войны.

Развитие событий показало, что даже после номинальной победы итальянцы не смогли получить новые территории в этом регионе.

После вступления Италии в Первую мировую войну появился новый Итальянский фронт, который тянулся вдоль австрийско-итальянской границы. Здесь лежали труднопроходимые гряды Альп.

Война в горных условиях потребовала от участников конфликта разработки тактики, заметно отличавшейся от той, которую практиковали на Западном или Восточном фронте. Для снабжения войск противники создали систему канатных дорог и фуникулеров.

В скалах сооружались искусственные укрепления, которые даже не снились англичанам и французам, сражавшимся в равнинной Бельгии.

Италия в Первой мировой войне создала специальные подразделения боевых скалолазов и штурмовых отрядов. Они захватывали фортификации и уничтожали проволочные заграждения.

Горные условия боя сделали уязвимыми привычные тогда разведывательные самолеты. Австрийская техника, эффективно использовавшаяся на Восточном фронте, в Альпах действовала из рук вон плохо.

А вот Италия в Первой мировой войне начала применять воздушную фоторазведку и специальные истребительские модификации.

Позиционные бои

В начале кампании на новом фронте ключевым участком столкновения стала долина реки Изонцо. Итальянцы, действовавшие под руководством главнокомандующего генерала Луиджи Кадорны, приступили к наступлению сразу же после официального объявления войны 24 мая 1915 года.

Для того чтобы сдержать противника, австрийцам пришлось в срочном порядке перебрасывать на запад полки, воевавшие в Галиции с российской армией. Один корпус предоставила Германия.

Австро-венгерскими частями на Итальянском фронте поставили командовать генерала Франца фон Гетцендорфа.

В Риме надеялись, что фактор внезапности поможет войскам продвинуться как можно дальше, вглубь территории империи Габсбургов. В результате за первый месяц итальянской армии удалось захватить плацдарм на реке Изонцо. Однако вскоре стало ясно, что злополучная долина станет местом смерти тысяч и тысяч солдат. Всего за 1915-1918 гг. на берегах Изонцо произошло без малого 11 битв.

Италия в Первой мировой войне допустила несколько грубейших просчетов. Во-первых, техническое оснащение ее армии явно отставало от противников. Особенно заметной была разница в артиллерии.

Во-вторых, на ранних этапах кампании чувствовался недостаток опыта итальянской армии по сравнению с теми же австрийцами и немцами, воевавшими уже второй год.

В-третьих, многие атаки были разрозненными, проявлялось тактическое бессилие штабных стратегов.

Битва при Асиаго

К весне 1916 года итальянское командование совершило уже пять попыток пройти дальше долины Изонцо, однако все они терпели фиаско. Тем временем австрийцы наконец созрели для серьезного контрнаступления.

Подготовка к атаке длилась несколько месяцев.

В Риме о ней знали, однако Италия в годы Первой мировой войны всегда оглядывалась на своих союзников, а в 1916 году считала, что австрийцы не рискнут вести активные действия в Альпах, когда они не знали покоя из-за Восточного фронта.

По задумке военных Габсбургской монархии удачное контрнаступление на второстепенном направлении должно было привести к окружению противника в ключевой долине Изонцо. Для операции австрийцы сосредоточили в провинции Трентино 2 тысячи орудий и 200 батальонов пехоты.

Неожиданное наступление, получившее название битвы при Асиаго, началось 15 мая 1916 года и продолжалось две недели. До этого Италия во время Первой мировой войны еще не сталкивалась с применением химического оружия, уже снискавшего печальную славу на Западном фронте.

Атаки отравляющими газами шокировали всю страну.

Поначалу австрийцам улыбалась удача – они продвинулись на 20-30 километров. Однако тем временем к активным действиям приступила российская армия. Начался знаменитый Брусиловский прорыв в Галиции. За считанные дни австрийцы отступили так далеко, что пришлось вновь переводить части с запада на восток.

Италия в Первой мировой войне отличалась тем, что никак не могла воспользоваться возможностями, которые ей предоставляла конъюнктура.

Вот и во время битвы при Асиаго армия Луиджи Кадорны начала контрнаступление при самых удачных обстоятельствах, однако у нее не получилось вернуться на прежние оборонительные позиции. После двух недель боев фронт в Трентино остановился примерно посередине того пути, что прошли австрийцы.

В результате, как и на остальных театрах военных действий, ни одна сторона конфликта на Итальянском фронте не смогла добиться решающего успеха. Война становилась все более позиционной и длительной.

Битва при Капоретто

В последующие месяцы итальянцы продолжали бесплодные попытки изменить линию фронта, в то время как австро-венгры старательно оборонялись. Такими были еще несколько операций в долине Изонцо и битва при Монте-Ортигара в июне – июле 1917 года.

Уже ставший привычным порядок вещей кардинально изменился той же осенью. В октябре австрийцы (на этот раз при серьезной поддержке немцев) начали широкомасштабное наступление в Италии.

Растянувшееся до декабря сражение (битва при Капоретто) стало одним из крупнейших за всю Первую мировую войну.

Операция началась с того, что 24 октября мощнейшим артиллерийским обстрелом были уничтожены многочисленные итальянские позиции, в том числе командные пункты, пути сообщения и окопы. Затем германская и австрийская пехота перешла в страшное наступление. Фронт был прорван. Атаковавшие захватили город Капоретто.

Итальянцы бросились в плохо организованное отступление. Вместе с войсками уходили тысячи беженцев. На дорогах царил небывалый хаос. Германия и Италия после Первой мировой войны в одинаковой степени пострадали от кризиса, однако осенью 1917 года именно немцы могли праздновать долгожданный триумф. Они и австрийцы продвинулись на 70-100 километров.

Наступавшие были остановлены только на реке Пьяве, когда итальянское командование объявило о самой массовой за всю войну мобилизации. На фронте оказывались необстрелянные 18-летние юноши. К декабрю конфликт вновь стал позиционным. Итальянцы потеряли около 70 тысяч человек. Это было страшное поражение, которое не могло не остаться без последствий.

Битва при Капоретто вошла в военную историю как одна из немногих успешных попыток немцев и австрийцев прорыва позиционного фронта. Добились они этого не в последнюю очередь с помощью эффективной артиллерийской подготовки и соблюдавшейся строгой секретности при передвижении войск. По разным оценкам, в операцию с обеих сторон были втянуты около 2,5 миллиона человек.

После поражения в Италии сменили главнокомандующего (место Луиджи Кадорны занял Армандо Диаз), а Антанта приняла решение отправить на Апеннины вспомогательные войска. В массовом сознании современников и потомков битва при Капоретто запомнилась в том числе и благодаря всемирно известному роману «Прощай, оружие!». Его автор Эрнест Хемингуэй воевал на Итальянском фронте.

Битва при Пьяве

Весной 1918 года армия Германии в последний раз попыталась прорвать позиционный Западный фронт. Немцы потребовали от австрийцев начать собственное наступление в Италии, чтобы сковать там как можно больше войск Антанты.

С одной стороны империи Габсбургов благоволил тот факт, что в марте большевики вывели Россию из войны. Восточного фронта больше не было.

Однако и сама Австро-Венгрия уже была значительно истощена многолетней войной, что и показала битва при Пьяве (15-23 июня 1918 года). Наступление захлебнулось уже через несколько дней после начала операции.

Сказалось не только разложение австрийской армии, но и безумная храбрость итальянцев. Бойцы, проявившие невероятную выдержку, были названы «кайманами Пьяве».

Окончательное поражение Австро-Венгрии

Осенью пришла очередь Антанты наступать на позиции противника. Здесь следует вспомнить причины Первой мировой войны. Италии требовались северо-восточные области своей страны, принадлежавшие Австрии.

Империя Габсбургов к концу 1918 года уже начала распадаться. Многонациональное государство не выдержало многолетней войны на истощение.

Внутри Австро-Венгрии вспыхнули внутренние конфликты: венгры покинули фронт, славяне потребовали независимости.

Для Рима сложившаяся обстановка была наилучшей для достижения тех целей, ради которых и оказалась Италия в Первой мировой войне.

Краткого знакомства с цифрами последней решающей битвы при Витторио-Венето достаточно для того чтобы понять, что Антанта мобилизовала ради победы все оставшиеся в регионе силы.

Были задействованы более 50 итальянских дивизий, а также 6 дивизий стран-союзниц (Великобритании, Франции и примкнувших США).

В итоге наступление Антанты практически не встретило сопротивления. Деморализованные австрийские войска, тревожимые разрозненными новостями с родины, отказывались сражаться дивизия за дивизией.

В начале ноября армия капитулировала уже целиком. Перемирие было подписано 3 числа, а 4 числа боевые действия прекратились. Еще через неделю поражение признала и Германия. Война закончилась.

Теперь настало время дипломатического триумфа победителей.

Территориальные изменения

Процесс переговоров, начавшийся после окончания Первой мировой войны, был не менее длинным, чем само кровопролитие, охватившее Старый Свет. Судьба Германии и Австрии обсуждалась отдельно. Империя Габсбургов рухнула даже несмотря на наступление долгожданного мира. Теперь страны Антанты вели переговоры с новым республиканским правительством.

Дипломаты Австрии и союзников встретились во французском городе Сен-Жермене. Обсуждения заняли несколько месяцев. Их результатом стал Сен-Жерменский мирный договор.

Согласно ему, Италия после Первой мировой войны получила Истрию, Южный Тироль и некоторые районы Далмации и Каринтии. Однако делегация страны-победительницы хотела больших уступок и всячески пыталась увеличить размер отторгнутых у австрийцев территорий.

В результате кулуарных маневров удалось добиться еще и передачи некоторых островов у побережья Далмации.

Все же вопреки всем дипломатическим усилиям итоги Первой мировой войны для Италии удовлетворили далеко не всю страну.

Власти надеялись на то, что удастся начать экспансию на Балканах и заполучить хотя бы часть соседнего региона.

Но после развала прежней Австрийской империи там образовалась Югославия – Королевство сербов, хорватов и словенцев, которое не собиралось уступать ни пяди собственной территории.

Последствия войны

Так как цели Италии в Первой мировой войне так и не были достигнуты, возникла общественная неудовлетворенность новым мировым порядком, установленным Сен-Жерменским мирным договором. Она имела далеко идущие последствия. Разочарованность усугублялась огромными жертвами и разрушениями, причиненными стране.

Согласно оценкам, которых придерживалась Италия после Первой мировой войны, она потеряла 2 миллиона солдат и офицеров, а количество убитых составило около 400 тысяч человек (также погибло около 10 тысяч мирных жителей северо-восточных провинций). Образовался огромный поток беженцев.

Некоторым из них удалось вернуться к прежней жизни в родных местах.

Хотя страна оказалась на одной стороне с победителями, последствия Первой мировой войны для Италии были скорее негативными, чем позитивными.

Общественное недовольство бессмысленным кровопролитием и наступившим вслед за ним в 1920-х годах экономическим кризисом помогло прийти к власти Бенито Муссолини и фашистской партии. Схожая последовательность событий ждала и Германию.

Две страны, желавшие пересмотреть итоги Первой мировой, в итоге развязали еще более чудовищную Вторую мировую. В 1940 году Италия не отказалась от союзнических обязательств перед немцами, как она отказалась от них в 1914 г.

Источник: https://FB.ru/article/273156/italiya-v-pervoy-mirovoy-voyne-osobennosti-italyanskogo-fronta

Итальянский фронт Первой мировой: победа как проблема морали

Италия в Первой мировой войне

Боевые действия на Итальянском фронте Первой мировой — не самая популярная среди отечественных любителей военной истории тема. Однако они были не только довольно масштабными даже по сравнению с основными сражениями Великой войны, но и обладали рядом особенностей в силу специфических условий театра военных действий и сильного влияния человеческого фактора.

Одной из малоизвестных страниц истории Первой мировой войны для жителей России являются боевые действия на Итальянском фронте – они не привлекли внимания ни в годы самой войны, ни после нее. Так, публицист Илья Эренбург, побывавший на парижской выставке военных фотографий в октябре 1916 года, писал в своём очерке:

«Итальянцы задались целью показать фотографиями все трудности войны. Они выставили огромные панорамы высот Трентино, своих альпийцев, карабкающихся под обстрелом на отвесные скалы, артиллерию в снегах на высоте три тысячи метров.

Их отдел говорит скорее о борьбе с природой, чем о войне с австрийцами. И посетитель, невольно глядя на световые горы, забывает не только об австрийцах, но и об альпийцах.

Люди мнятся маленькими букашками, черными точками, случайно рассеянными среди недоступных гор».

Особенности театра военных действий и ход войны

Действительно, война на Итальянском фронте, как ни на каком другом, оказалась в сильной зависимости от географических условий.

На всей его длине в 675 км, от швейцарско-итальянской границы до адриатического побережья, лишь два участка были пригодны для ведения полномасштабных, хотя и довольно специфических из-за горной местности боевых действий.

Сражения развернулись на западе в Трентино (в районе долины реки Адидже) и на востоке в районе реки Изонцо (по-словенски Соча). Между ними лежал регион т.н. Карнийских Альп с чрезвычайно сложным рельефом, правильно организованное наступление в котором было абсолютно невозможным.

Итальянские солдаты слушают речь командования (фото с сайта Британского имперского военного музея)

В принципе, эти земли уже наблюдали сражения между итальянскими и австрийскими войсками в ходе войн за объединение Италии за 50–60 лет до Первой мировой войны. Однако новые столкновения по степени вовлечённых в них сил превзошли как обе битвы при Кустоце и битву при Сольферино, так и вообще все знаменитые сражения прошлого.

Как известно, Италия вступила в войну в мае 1915 года на стороне Антанты, разорвав договорённости предвоенного времени с Германией и Австро-Венгрией.

Одной из важнейших причин столько неожиданной для многих смены ориентации было нежелание австрийцев (здесь вмешивались ещё и внутриполитические причины) передать итальянцам в качестве платы за нейтралитет давно служащие предметами споров области Триест и Трентино.

Итальянский премьер-министр Антонио Саландра (Antonio Salandra), сменивший незадолго перед началом войны в этой должности Джованни Джолитти (Giovanni Giolitti), вполне разумно счёл, что если Австро-Венгрия не может передать спорные земли мирно, то необходимо сделать это с помощью силы. К моменту вступления Италии в войну мировой конфликт длился уже почти год, причём ситуация на фронтах явно указывала на невозможность быстрой победы одной из сторон в обозримом будущем. Тем не менее, итальянцы были исполнены оптимизма.

Итальянские войска на Адидже, южнее Роверето (фото с сайта Британского имперского военного музея).

Наступление должно было развернуться по двум более-менее удобным направлениям, и поначалу успех сопутствовал итальянцам, как на то и рассчитывал фактический командовавший войсками начальник итальянского генерального штаба генерал Луиджи Кадорна (Luigi Cadorna). Однако майское наступление 1915 года омрачилось тем, что успех в Трентино не был повторен войсками на востоке. В районе Изонцо итальянцы и австрийцы вступили в фазу затяжной и чрезвычайно кровавой позиционной войны.

На протяжении 1915–1917 гг. у этой реки состоялось не менее 11 крупных сражений, из которых последнее, в августе-сентябре 1917 года, было для итальянцев успешным настолько, что австро-венгерское командование было вынуждено запросить помощи у Германии.

Последовавшее в октябре 1917 года двенадцатое сражение у Изонцо, ознаменовавшееся прорывом итальянской обороны близ городка Капоретто, позволило объединённым армиям стран Тройственного союза развить наступление, опрокинуть итальянские войска и дойти до реки Пьяве близ Тревизо и Венеции.

Лишь в следующем году и тоже при поддержке союзников итальянцы, теперь уже под командованием Армандо Диаза (Armando Diaz), сменившего Кадорну, сумели отбросить австрийцев и немцев и завершить войну столь желанным полным разгромом противника.

Генерал Армандо Диаз и британский генерал Джеймс Бабингтон (фото с сайта Британского имперского военного музея)

Противостояние в Трентино (там в 1916 году разыгрались сражения за города Арсьеро и Асиаго, закончившиеся, в целом, возвращением к положению 1915 года) и в районе реки Изонцо привело к тому, что за годы войны в Италии было отмобилизовано около 5,5 миллионов солдат, миллион из которых получили серьёзные ранения, а около 689 000 было убито. Правда, итальянские войска участвовали также в кампаниях на Балканах и в Северной Африке, но наибольшие потери Итальянское королевство понесло, пытаясь отвоевать именно Триест и Трентино.

Одной из главных причин такой длительной позиционной войны и многочисленных неудач итальянской армии некоторые исследователи называют недостаток боевого духа и подавленное душевное состояние солдат.

Человеческий фактор

Начало войны было воспринято итальянцами, как и другими народами Европы, с воодушевлением. Многие итальянцы восприняли войну как возможность вернуть, или, точнее, наконец-то присоединить территории, которые лишь по трагической случайности ещё не вошли в состав королевства. Политики, как уже говорилось выше, руководствовались теми же идеями.

С 1872 года в Италии был сформирован корпус альпини — горных стрелков, элиты итальянской армии. На фото артиллерийский расчёт альпини на позиции

Однако после относительной стабилизации фронта в 1915 году энтузиазм масс и, в первую очередь, солдат резко упал. Итальянская армия, известная в XIX веке своей чувствительностью даже к самым незначительным потерям, на сей раз столкнулась с поистине гигантским уроном в живой силе.

На это наложились проблемы с вооружением, экипировкой, специальным снаряжением для ведения боёв в горах.

Очень мало внимания командование (в первую очередь, Кадорна и его штаб) и гражданские власти уделяли проблемам пропаганды и политического воспитания, а также механизмам психологической поддержки войск – это могли быть любые доступные и дешёвые развлечения, от кино до публичных домов.

Итальянские солдаты, в массе своей полу- или вовсе неграмотные выходцы из деревни, не понимали и не воспринимали должным образом официальных целей войны. Это сказалось и в том, что за годы войны примерно 470 000 человек было предъявлено обвинение в уклонении от воинской обязанности – правда, из них 370 000 были эмигрантами, которых невозможно было привлечь к итальянскому суду.

Итальянский наблюдательный пост на горе Монте Неро, участок фронта на Изонцо (фото с сайта Британского имперского военного музея)

Наивысший процент уклонистов наблюдался на юге Италии, который даже после создания единого королевства всё ещё воспринимал северную Савойскую династию как оккупантов, и на островах Средиземного моря. Северные и центральные области полуострова были намного более лояльны как к правящему дому, так и к институтам власти.

Кроме уклонения от мобилизации в частях наблюдались дезертирство (128 000 случаев было рассмотрено в трибуналах) и самоувечье (до 10 000 зарегистрированных случаев).

Иногда, правда, раны наносились солдатами только для того, чтобы побыть некоторое время в госпитале, а не чтобы окончательно порвать с армией из-за инвалидности.

Кадорна очень строго относился к подобного рода вещам, и за время его командования трибуналами было вынесено 750 смертных приговоров – причём, в некоторых случаях прибегали даже к практике децимации. При этом, как утверждают некоторые исследователи, подобная практика была излишней, поскольку войска в принципе проявляли лояльность.

Поведение многих дезертиров, которые в течение недели после побега возвращались обратно в свою часть, можно объяснить и как постепенное возникновение чувства воинского долга и товарищества (солдаты понимали, что бросают своих друзей в беде), и как проявление типично архаической крестьянской психологии.

В последнем случае требовалось просто продемонстрировать девиантное поведение, не нарушая или только слегка нарушая правила.

Тяжёлая артиллерия пересекает реку Изонцо (фото с сайта Британского имперского военного музея)

За всю войну произошло лишь одно восстание в войсках (бунт Катандзарской бригады в июле 1917 года), спровоцированное несправедливым наказанием военнослужащих и плохим руководством.

Причём, во всех частях неповиновение или пренебрежение дисциплиной имело место в тылу или во время переходов, и часто носило именно ритуальный характер.

У сопротивления начальству не было никакого политического подтекста – для этого требовался прежде всего особый взгляд на нужды всего общества в целом, а солдаты были слишком обеспокоены своей собственной жизнью, судьбой родственников, положением дел в родной деревушке или городке.

Даже социалисты не смогли поколебать настроения солдат. Их пропаганда пропадала втуне, а сами они рассматривались многими солдатами как лодыри и бездельники.

Католическая церковь и религиозная пропаганда в основном служили целям правительства, хотя после осуждения папой римским Бенедиктом XV ужасных жертв череды битв при Изонцо понтифик и вообще церковь стали очень непопулярны среди армейского командования.

Вообще, выносливость и психологическая устойчивость итальянских солдат сильно зависела от происхождения.

Жители северной Италии лучше знали места боёв, имели представление об их истории и отношении вообще ко всей остальной стране (в регионах типа Триеста, где было много словенцев, это было особенно актуально), тогда как обитатели Сардинии или Сицилии не видели никакого смысла сражаться за бесплодные горы.

При этом, чем тише и равниннее был сектор фронта, тем лучше итальянские солдаты переносили службу, тем меньше было дезертиров и самострелов. Горы в любом виде солдаты, как правило, ненавидели, и служба в альпийских стрелках прельщала не многих.

Итальянская пропагандистская открытка времён Первой мировой: девушке снится, как её бравый альпини ловко насаживает на штык недотёпу-австрияка

Как уже говорилось выше, катастрофа поджидала итальянские армии во время битвы у Капоретто, двенадцатого и самого несчастливого сражения при Изонцо.

2-я итальянская армия, занимавшая там позиции, не выдержав удара австро-венгерских и немецких сил, просто рассыпалась, оставив после себя 300 000 пленных и 350 000 дезертиров, которые хлынули в тыловые области.

Однако группы войск севернее и южнее 2-й армии сумели не поддаться панике и уберегли итальянские силы от окружения и полного разгрома. Помощь прибывших через некоторое время британских и французских частей была минимальна. Итальянцы, сами стабилизировавшие фронт на реке Пьяве, спасли себя и свою страну.

Именно битва при Капоретто стала точкой трансформации для итальянской армии и всей нации в целом. Инициатива реформирования в данном случае исходила от нового командующего Диаза, который прежде всего постарался внести порядок и дисциплину в войска.

Прежняя система наказаний не была отменена, но процедура вынесения приговора была сделана более ясной, простой и последовательной, а с практикой децимации и групповых наказаний было покончено.

С дезертирами, которые убегали на короткий срок, справились, введя новую систему отпусков и ротации боевых частей на фронте.

На фото итальянские ардити (arditi — «отважные») — солдаты штурмовых отрядов, созданных для ближнего боя

Диаз и прислушившееся к нему правительство инициировали создание по английскому образцу «Управления П», занимавшегося пропагандой и рекрутировавшего в свои ряды молодых интеллектуалов – писателей и художников.

Наконец, военное командование занялось созданием условий для развлечения солдат на отдыхе (спорт, кино, театр, библиотеки) и в окопах (выпуск фронтовых газет и журналов).

Плодами подобной политики стали блестящие итальянские победы 1918 года.

Все эти меры позволили не только укрепить дисциплину и поднять моральный дух солдат, но существенно повысить их гражданскую сознательность. Первая мировая война отлично продемонстрировала, что только армии, спаянные (пусть и за счёт умелой пропаганды) чувством долга и ответственности, смогут, во-первых, выдержать войну на истощение, а во-вторых, победить в этой войне.

Литература:

  1. Gooch J. The Italian Army and the First World War – Cambridge, UK: Cambridge University Press, 2014
  2. Nicolle D. The Italian Army in the World War I – Oxford, UK: Osprey Publishing, 2003
  3. Wilcox, Vanda. Between Acceptance and Refusal – Soldiers' Attitudes Towards War (Italy) // 1914–1918-online. International Encyclopedia of the First World War / ed. by Ute Daniel, Peter Gatrell, Oliver Janz, Heather Jones, Jennifer Keene, Alan Kramer, and Bill Nasson / issued by Freie Universität Berlin, Berlin (http://dx.doi.org)

Источник: https://warspot.ru/6022-italyanskiy-front-pervoy-mirovoy-pobeda-kak-problema-morali

Италия в Первой мировой войне кратко

Италия в Первой мировой войне

Несмотря на предвоенные планы, Италия изначально не стала вступать в Первую мировую войну и, кратко говоря, объявила нейтралитет. Однако несколько месяцев спустя она все же решилась начать военные действия. При этом совсем не на той стороне, на которой планировалось изначально.

Накануне войны

В последние годы 19 столетия Италия вела споры с Францией из-за североафриканских колоний и жаждала вернуть свои территории, находящиеся под протекцией Австро-Венгрии.

Понадеявшись на помощь в решении этих вопросов германской стороны, итальянское правительство присоединилось к союзу германо-австрийскому блоку, завершив формирование Тройственного союза.

Согласно трехстороннему договору, в случае нападения стран из противоборствующего блока на одну из его участниц, другие две должны были оказать военную поддержку.Когда началась Первая мировая, Германия и Австро-Венгрия призвали итальянскую сторону выполнить свои обязательства.

Однако, мотивируя тем, что эта война ни для одной из сторон договора не является оборонительной, Италия воздержалась от решительного шага, и заявила о своем нейтралитете.

Начало боевых действий

Дальнейшие обстоятельства, в том числе и внутри страны складывались так, что итальянское правительство все-таки вынуждено было объявить о начале военных действий. Причем, просчитав варианты, оно решило, что выгоднее будет воевать на стороне «сердечного соглашения» Антанты.

В итоге, в 1915 году Италия в одностороннем порядке вышла из состава германо-австрийского блока, и объявила войну Австрии. При этом основной целью было возвращение своих территорий.

Кроме того, она претендовала на часть земель Османской империи после ее распада, а также на господство на Средиземноморском побережье и на юге Европы.С этого времени, кратко говоря и начинаются активные действия Италии в Первой мировой войне.

При этом, учитывая свою недостаточную подготовку к войне, Италия изначально не планировала воевать и против Германии. Последней война со стороны итальянского государства была объявлена лишь в 1916.

Итальянский фронт

С вступлением вооруженный конфликт новой стороны был открыт еще один фронт – Итальянский. Он протянулся практически вдоль всей австро-итальянской границы.

Приграничная зона проходила по альпийскому горному хребту, при этом один участок австрийской территории клином врезался в итальянские земли (Трентинский район), что давало австрийскому командованию ряд преимуществ. В частности, противники могли без труда вступить в на итальянский территории в Ломбардии и Венецианской долине.

Важен в стратегическом плане был и участок в долине Изонцо. Здесь в годы I мировой произошло 12 кровопролитных и тяжелых сражений между враждующими армиями.Горные условия фронтовой линии заставляли вырабатывать новую стратегию, устраняя недостатки и использую преимущества необычного ландшафта.

Например, переброску войск в целях безопасности и сокращения времени осуществляли посредством канатных дорог и фуникулеров. Для боевых действий, создавались и обучались специальные воинские подразделения боевых скалолазов и штурмовиков, снабжавшиеся специальным оборудованием.Влияли необычные условия и на авиацию.

Так, австро-венгерские самолеты, показавшие свою эффективность на русском фронте, здесь оказались практически непригодными.Итальянцы же разработали не только удачные модификации истребителей, подходящих для данных условий ведения боя, но и бомбардировщики «Caproni», способные нести больший груз и на большее расстояние, чем другие модели.

Также итальянцы использовали свою авиацию для переброски агентов во вражеский тыл. Самым знаменитым авиатором-истребителем Италии стал В. Баркер. На его счету было 46 побед.Рядом с итальянцами на этом фронте сражались и солдаты союзных государств Англии, Франции, США.

Итоги

Кратко подводя итоги участия Италии в Первой мировой войне, стоит отметить, что по окончании боевых действий между ней и Австро-Венгерской империей было заключено Сен-Жерменское мирное соглашение. По его условиям часть бывших австрийских территорий, в том числе, Южный Тироль, Истрия и другие.

Кроме того, 10 % репараций, наложенных на Германию Версальским мирным договором должны были быть выплачены в пользу Италии.
Однако, несмотря на притязания итальянцев, большая часть балканских территорий, принадлежавших ранее Австро-Венгрии, отошли в пользу сербов, хорватов и словенцев.

Такое решение вызвало недовольство итальянского правительства и обострило отношения между ним и югославскими странами.

Источник: http://pervaya-mirovaya.ru/italiya-v-pervoy-mirovoy-voyne-kratko/

О странностях политики: вступление италии в первую мировую

Италия в Первой мировой войне
?

Category: 26 апреля 1915 г. Италия подписала в Лондоне секретный договор с Антантой о вступлении в Первую мировую войну на её стороне. Согласно Лондонскому пакту, после победоносного окончания войны Италия должна была получить значительную часть австро-венгерских земель, а также некоторые германские колонии в Азии и Африке.

Не правда ли, прекрасная и куда более масштабная интрижка, чем пресловутый Пакт Молотова-Риббентропа?Во исполнение договора 3 мая того же года Италия объявила о выходе из Тройственного союза, а 23 мая объявила войну Австро-Венгрии, и на следующий день начала наступление в долине реки Изонцо.

24 мая были разорваны дипломатические отношения с Германией, но война Германии была объявлена только 28 августа 1916 года.Италия была членом Тройственного союза — союзницей Германии и Австро-Венгрии. Как же так получилось, что вчерашние союзники стали врагами? Чтобы понять, надо вернуться ещё примерно на полвека назад.

Ещё в середине XIX века на месте теперешней Италии находилось несколько государств, наиболее независимым из которых было Сардинское королевство, включающее в себя Пьемонт.Северную часть Аппенинского полуострова занимали Папская область и три карликовых герцогства — Тоскана, Парма и Модена.

Южная часть полуострова и остров Сицилия принадлежали Неаполитанскому королевству (или Королевству обеих Сицилий). В этих землях при поддержке империи Габсбургов были установлены абсолютистские режимы. Ещё две области, Венецианская и Ломбардия, были просто оккупированы Австрийской империей.

Раздробленность, феодальные порядки и чужеземный диктат мешали развитию экономики, тормозили зарождение индустрии, которое уже началось в других странах Европы. Ещё во время наполеоновских войн, в начале XIX века были образованы тайные общества «карбонариев», начавшие борьбу за объединение страны. Уже к середине века идея единства родины прочно укоренилась в умах большинства итальянцев.

Хотя о тогдашних «итальянцах» можно говорить с некоторой долей условности, — единая нация ещё не сложилась.Процесс создания единой итальянской нации, проводимый идеологами освободительной борьбы, пугал австрийских завоевателей больше, чем опасность территориальных потерь. Ведь Австрийская империя была многонациональной, идеи национализма и национального государства были для неё смертельно опасны.

Как выяснилось позже, боялись не зря.Тройственный союз. Французская карикатураБорьба за объединение страны была долгой и тяжёлой. После двух кровопролитных войн с Австрией и её местными пособниками страна была объединена. Собравшийся в Турине общеитальянский парламент 17 марта 1861 года провозгласил создание Итальянского королевства во главе с королём Пьемонта Виктором Эммануилом II.

Законодательство Пьемонта было распространено на всю Италию. Но до окончательной победы было ещё долгих 10 лет борьбы, ещё одна война с Австрией, и, наконец, 2 июля 1871 года — торжественный въезд короля в Рим.Италия отстояла свою независимость в войне с Австрийской империей, но это была не та победа, при которой одна сторона полностью разбита, и победитель диктует условия.

Сухопутная граница Италии, в частности с Австрией, стала результатом некоторого компромисса. По ту сторону границы оказались земли, населённые людьми, говорящими на диалектах итальянского языка и считающими себя итальянцами. Это Южный Тироль, район Триеста, часть Истрии.

Кроме того, новоиспечённое большое европейское государство вполне в духе того времени претендовало на некоторые австрийские земли, населённые славянами.Казалось бы, Италия и Австрийская империя не могут быть союзниками. Но всё не так просто.Германия и Италия объединились поздно и опоздали к колониальному разделу мира.

Главные их конкуренты в этом вопросе — Франция и Англия — уже обладали огромными заморскими владениями. Несмотря на содействие Франции в деле объединения Италии, в Риме не забыли эпоху наполеоновских войн и спорные территории на французской границе.В 1879 году был заключен австро-германский военный договор. Якобы для защиты от России.

Но Россия на них нападать не собиралась, и это было всем хорошо известно. Реальной целью была совместная борьба за колониальный раздел мира. В первую очередь — против тех же Англии и Франции. В 1882 году к договору в секретном порядке присоединилась Италия, и образовался Тройственный союз. Он продлевался каждые три года. При отсутствии предложений по внесению изменений в договор — автоматически.

Стороны обязались оказывать друг другу всяческую поддержку и не входить ни в какие военные союзы, направленные против партнёров по соглашению. Италия вступила в Тройственный союз с оговоркой, что не будет вступать в войну на стороне своих союзников в случае нападения на них Великобритании.

По-видимому, здесь сыграло роль географическое положение Италии, — слишком большая уязвимость узкого полуострова в случае конфликта с владычицей морей.В 1889 году Россия и Франция заключили оборонительный договор, недвусмысленно направленный против Тройственного союза, а в 1893 году был создан военно-политический союз Франции и России.

Хотя Россия была враждебна Франции за Крымскую войну, но она не хотела получить двух врагов на западной границе. Германия же была явно враждебна и не скрывала планов отторжения от России польских и некоторых других земель. Франции же для реванша за поражение во франко-прусской войне нужна была помощь России. Вернуть Эльзас и Лотарингию — был её идефикс.

Но Франция считала союз с Россией недостаточным для войны против Германии и её союзников и искала помощи Великобритании. Это было непросто, поскольку в это время Англия и Франция конфликтовали за Египет и другие колонии в Африке. Временами чуть-чуть не доходило до войны.

Но в итоге в Лондоне возобладал традиционный политический подход — недопущение чрезмерного усиления какой-то одной европейской державы. Такой державой, собирающейся бросить вызов Альбиону, была, несомненно, Германия.Итальянский нейтралитет.

КарикатураПосле того, как в 1904 к русско-французскому военному союзу присоединилась Великобритания, появилось название «Антанта», что в переводе с французского означает «согласие». Для пущего, как сказали бы сейчас, PR-эффекта союз часто называли l’Entente cordiale («сердечное согласие»). Окончательно союз сложился после подписания в 1907 году русско-английского военного соглашения.

С конца XIX века Франция старалась оторвать Италию от Тройственного союза. Дело не в военной силе Италии — итальянская армия считалась слабой. Просто Франция хорошо понимала сложность войны против Германии и не хотела отвлекать часть сил с германского фронта на Италию. Для давления на Италию Франция применила широкий арсенал средств.

Таможенная война ослабляла итальянских товаропроизводителей, богатые французские банки отказывали итальянскому правительству в займах и проводили враждебные действия на финансовом рынке — обесценивали итальянские ценные бумаги.Вместе с позорным поражением Италии в Абиссинской войне 1895—1896 годов французские действия возымели эффект. Италии пришлось пойти на переговоры с Францией.

Страны разделили сферы влияния в Тунисе. Италия отказалась от своих претензий в Марокко, — взамен получила свободу рук в Триполитании и французские кредиты. В 1898 году экономический договор с Францией завершил таможенную войну.

В итоге в 1902 году (несмотря на продление в этом году Тройственного союза) было заключено соглашение о нейтралитете Италии в случаях ведения Францией оборонительной войны или вынужденного вступления Франции в войну для помощи своим союзникам. Так в союзнических обязательствах Италии в рамках Тройственного союза появилась ещё одна оговорка.

Монархи Тройственного союза В 1908—1909 годах, когда при аннексии Боснии и Герцеговины Австрией интересы Италии на Балканах были проигнорированы, наметился союз с Россией по балканскому вопросу. Италия обязалась поддерживать Россию в вопросе о проливах, а Россия — поддерживать Италию в Триполитании и Киренаике. Союз Италии с центральными державами дал ещё одну трещину.

И вот после выстрелов в Сараево война, которую позже назовут Первой мировой, началась. Уже 3 августа правительство Италии выступило с меморандумом о нейтралитете, объясняя это тем, что союзники Италии сами начали войну, а не подверглись нападению. В действительности Италия поняла, что, вступая в Тройственный союз, она, образно выражаясь, поставила не на ту лошадь.

Сразу же итальянцы начали тайные переговоры с державами Антанты о вступлении в войну на их стороне. При этом условия были очень нескромными. Помимо собственно спорных территорий, Италия хотела получить чуть ли не всё адриатическое побережье Балкан, колонии в Северной Африке, и даже, по возможности, часть Турции.

Англия и Франция, по-видимому решили, что сейчас можно пообещать, — а там видно будет. Россия поначалу сопротивлялась, но союзники её уломали.В те времена рассказывали такой анекдот. Кайзер Вильгельм II вызвал к себе начальника германского генштаба Мольтке и спросил: «Мне не даёт покоя вопрос — на чьей стороне выступит Италия?» На что Мольтке ответил: «Меня этот вопрос не волнует.

Если они выступят против нас, мне понадобится десять дивизий, чтобы их разбить. Если они выступят на нашей стороне, мне понадобится десять дивизий, чтобы их поддержать». Как говорится, в каждой шутке есть доля истины. Слабый союзник — это обуза.Боевые действия на австро-итальянском фронте были бестолковыми и однообразными, но от этого не менее кровопролитными. Бесконечные безуспешные наступления Италии в долине реки Изонцо, позиционная минная война в Доломитовых Альпах, прорыв австро-венгерских войск при Трентино в 1916 году, сокрушительное поражение при Капоретто в 1917-м, и, наконец, в 1918 году успешное контрнаступление против уже разложившейся армии «лоскутной империи». Немного более успешными были действия итальянцев на море. Они потопили два австрийских линкора и сильно затруднили действия немецких подлодок в Средиземном море.Австрийские дредноутыВ русской армии шутили: «Для чего нужны итальянцы?» — «Чтобы австрийцам было кого побеждать». Шутки шутками, а потери были реальными. Порядка полумиллиона убитых с каждой стороны, сотни тысяч раненых.Чего же добилась Италия своим политическим пируэтом? Оказалась на стороне победителей — это уже немало. Но её неумеренные территориальные претензии удовлетворения не получили. Итоги войны были неожиданными для всех. Рухнули четыре империи, причём одна — воевавшая на стороне победителей. Образовалось большое количество новых, неслыханных прежде «независимых» государств. Мир стал другим, и правила в нём стали другими. На Парижской мирной конференции в 1919 году были заключены мирные договоры, согласно которым Италия получила только Южный Тироль, Истрию с городом Триест и часть Далмации. То есть территории, населённые этническими итальянцами.

https://regnum.ru/news/polit/2409281.html

Первая мировая

  • Я в общем-то и не сомневался, что Порошенко есть за что благодарить Зеленского. А тот кому угодно руку пожмет. Уж если позволяет себя всяким…

  • Государственная Дума Российской Федерации приняла закон, отменяющий экзамен на получение статуса носителя русского языка для граждан Украины и…

Источник: https://mikle1.livejournal.com/9749400.html

Booksm
Добавить комментарий