Идея богочеловечества как политическая утопия

Богочеловек и Богочеловечество

Идея богочеловечества как политическая утопия

Идея Богочеловечества означает преобразование всего человеческого рода. Богочеловечество выступает соборным единством Боголюдей и именно это позволяет богочеловеческому началу наиболее полно утвердиться в бытии.

Только в Богочеловечестве Богочеловек теряет трагический и страдательный характер. Разорванное соединяется. Поэтому явление Богочеловечества выступает наиболее глубинным устремлением всех мировых религий и прежде всего — христианства.

Впервые наиболее ярко и последовательно идея Богочеловечества прозвучала в философии Владимира Соловьева. Необходимость выхода человека в человечество и вместе с ним — за свои пределы Соловьев выводит из самой сущности человеческого.

«Положим, каждый человек имеет в жизни свою маленькую особенную роль, — пишет он, — но из этого никак не следует, чтобы он мог довольствоваться только условным, относительным содержанием жизни.

В исполнении драмы каждый актер также имеет свою особенную роль, но мог ли бы он исполнять хорошо и ее, если б не знал всего содержания драмы? А как от актера требуется не только чтобы он играл, но чтобы играл хорошо, так и от человека и человечества требуется не только чтобы оно жило, но чтобы оно жило хорошо»[82].

Идея Богочеловечества не случайно появилась именно в христианской культуре. Тайна Христа не просто в его Богочеловечности. Сказать так — значит постичь лишь половину истины. Тайна Христа заключается в том, что он есть Богочеловек, предложивший всем путь Богочеловечества.

И эта тайна взывает ко всем проникнувшим к ней: путем Христа должен пойти каждый. И это путь Богочеловечества, лишенный трагической распятости одинокого Богочеловека.

Уже сам факт явленности Бога в мире в человеческом облике говорит о том, что каждый должен и может идти по этому пути.

Нельзя не согласиться с Бердяевым, который пишет: «Бог без человека, Бог бесчеловечный был бы Сатаной, не был бы троичный Бог.

Основной миф христианства есть драма любви и свободы, разыгравшаяся между Богом и человеком, рождение Бога в человеке и рождение человека в Боге.

Явление Христа-Богочеловека и есть совершенное соединение двух движений — от Бога к человеку и от человека к Богу, окончательное порождение Бога в человеке и человека в Боге, осуществление тайны двуединства, тайны богочеловечности»[83].

Богочеловечество есть человечество, принципиально изменившее свои отношения с космосом. Это происходит через одухотворение отношений с космосом. Космос перестает быть силой, чуждой и противоположной человеку, все духовное и вечное в нем открывается навстречу человеку. «В духовном…

человеке, — говорит Бердяев, — в духовном роде человеческом, в Богочеловечестве пребывает космос, все творение. Космос отделился от падшего человека и стал внешней, порабощающей его природой. Космос возвращается к возрожденному, духовному человеку. В духовном мире космос пребывает внутри человека, а не вне его, как человек пребывает внутри Бога.

Человек по природе своей есть микрокосм, в нем заключены все сферы космической действительности, все силы космоса»[84].

Итак, Богочеловечество выступает действительной перспективой человеческого рода, если мы в самом деле принимаем идею его духовного эволюционирования. Но мы должны констатировать и другое: соединение святости, героизма и гениальности — бесконечно сложное дело. Вся человеческая история есть подтверждением этому.

Но идея Богочеловечества не более утопична, чем любая другая идея, допускающая духовную эволюцию человека и человечества. Если идея Богочеловечестваутопия, то утопией является сама духовная эволюция человечества.

При этом в идее Богочеловечества подается устремленность к Истине, Добру и Красоте всего человеческого рода.

В отличие от коммунистической утопии, в которой Истина, Добро и Красота принимают историческое и социально-классовое звучание, перерождаясь в свою противоположность без идеи Бога как Абсолюта, учение о Богочеловечестве говорит о вечности и абсолютности и Истины, и Добра, и Красоты.

И в том, что такая идея может оказать облагораживающее воздействие на современное человечество с его внешними и внутренними глобальными катаклизмами — угрозой появления новых видов оружия массового уничтожения, экологическим кризисом, религиозными войнами, — высшее доказательство истинности и действительности идеи Богочеловечества. И если идея Богочеловечества как максимальный порыв мировых религий сможет предотвратить хоть один религиозный конфликт — например, глобальный конфликт мусульманства и христианства, — уже в этом проявится ее значимость для нашей эпохи.

Итак,идея Богочеловечества возможна только как планетарная, всекосмическая идея, а не идея нации или расы. Это идея общего духа, а не общей крови. Однако здесь возникает совсем другая проблема. Могут ли Богочеловек и Богочеловечество выступать результатом лишьдуховной эволюции человека?

§ 106

Духовная и душевная эволюция человека.
Эволюция личности

Выражает ли идея духовной эволюции всю полноту развития человеческого бытия? Или иначе: только ли духовная эволюция противостоит материальной? Приведенные выше рассуждения позволяют нам говорить также о необходимостидушевной эволюции человека. Духовная и душевная эволюции должны дополнить друг друга и соединиться — именно это будет означать действительнуюэволюцию личности.

В эволюции личности сливаются пути эволюционирования мужского и женского начал. Это понятие во многом близко понятиюактуализации личности, но конкретизирует его, задавая ему смысл и направленность.

Идея эволюции личности означает, что выход за пределы человеческого не должен привести к нивелированию уникальности каждого человека, что на этом пути всеобщее не должно подавлять особенное.

И вместе с тем в идее эволюции личности содержится устремленность не только отдельного человека, но и всего социума. Только на этом пути возможно действительное эволюционирование человеческого. Однако в идее эволюции личности выражена первичность личностного начала по отношению к общественно-коммуникационному в человеческом бытии.

Отменяет ли идея эволюции личности идею духовной эволюции? Нет, точно так же, как и идею душевной эволюции человека и человечества.

Для каждой личности на том или ином этапе развития может быть актуальным либодуховное, либодушевноеразвитие.

Другое дело, что эти пути эволюционирования должны в конце концов гармонически соединяться в каждой личности.

Смыслом и ориентиром эволюции личности могут быть названы идеи Богочеловека и Богочеловечества. И наоборот, идеи Богочеловека и Богочеловечества обретают смысл лишь в результате свободной эволюции личности.

Однако здесь было бы уместно рассмотреть возможные возражения против такого ее понимания. Представим на этот раз диалог персоналиста, выражающего авторскую позицию, с марксистом.

§ 107

Богочеловек и Богочеловечество в их отношении к человеку и человечеству:
диалог персоналиста и марксиста

МАРКСИСТ: И все-таки, не кажется ли Вам, что идея Богочеловечества есть превращенная и мистифицированная идея коммунизма? Такой сторонник этой идеи, как Бердяев, в молодые годы и сам был марксистом.

ПЕРСОНАЛИСТ: А сам коммунизм не выступает ли материалистической трансформацией идеи Царства Божьего на земле? Только Вы удаляете из него идеи Бога и бессмертия личности, что и приводит к саморазрушению Вашей утопии.

МАРКСИСТ: Но где у Вас гарантия, что идея Богочеловечества не приведет к таким последствиям?

ПЕРСОНАЛИСТ: Гарантия этого и заключается в при­нятии идеи Бога и бессмертия личностного начала, более того — в конструктивном соединении идеи Бога и человека. Практика коммунизма показала —без идеи Бога не может нарастать одухотворение и одушевление человека.

А без одухотворения и одушевления человека все проекты социального переустройства приводят к тоталитарной деспотии и уничтожению свободы миллионов ради их «счастья». Заметьте, я не говорю об экономическом и социальном переустройстве общества — они должны идти естественным путем.

Речь идет о духовной и душевной метаморфозе человека — нарастание в его бытии Истины, Добра, Красоты. Поэтомуявление личности Богочеловека первично по отношению к явлению Богочеловечества. В противном случае идея Богочеловечества может принять все черты коммунистической или фашистской утопии.

Именно личностное начало в идее Богочеловечества порождает соборность, а не наоборот.

МАРКСИСТ: Вы говорите о каких-то абстрактных и внеисторических Истине, Добре и Красоте как основаниях идеи Богочеловечества в отличие от идеи коммунизма. Практика нашей жизни не подтверждает их существования.

С другой стороны, Ваш Богочеловек мало чем отличается от гармонически развитой личности коммунизма, свободно живущей в обществе свободных.

Таким образом, если убрать деформации идеи и практики коммунизма, отказаться от утопической задачи экономического и социального регулирования, не станет ли идея коммунизма более реальной и значимой для людей, чем идея мифического Богочеловечества? Зачем усложнять простые вещи?

ПЕРСОНАЛИСТ: Во-первых, именно учение о конкретно-историческом и классовом характере Истины, Добра и Красоты, а также принципов морали привело к весьма деструктивным последствиям. Реальность же надисторических Истины, Добра и Красоты в истории доказывает факт общения разных культурных эпох и регионов.

Если бы не было абсолютных и универсальных Истины, Добра и Красоты, культура не могла бы иметь глубинной преемственности, что противоречит реальности. Конечно, существует относительное добро, относительная истина, красота и т. д.

, но они не соединяют, а разъединяют людей, их относительность противостоит одухотворению и персонализации человека.

Во-вторых, Богочеловек отличается от «гармонически развитой личности коммунизма» тем, что образ его имеет более конкретный характер. Постараюсь пояснить это.

Во всех известных культурах, которые пережили хотя бы столетие, существует идея Бога, которая в наиболее мощной форме объединяет идею личностии идею совершенства.

Идея Бога — это сконцентрированное в личности универсальное совершенство мира. Отсюда ее сильнейшее очищающее воздействие на человека. Соединение идеи Бога с идеей человека с необходимостью раздвигает и возвышает перспективы человеческого рода.

Поэтому идея Богочеловека для человечества эпохи мировых религий экзистенциально значит куда больше, чем «гармонически развитая личность коммунизма», а идея коммунизма не способна заменить идею Богочеловечества.

МАРКСИСТ: Не кажется ли Вам, что современное человечество стало достаточно атеистическим, чтобы всерьез принимать Ваши термины как значимые для него?

ПЕРСОНАЛИСТ: Вы правы, но лишь отчасти. Обращу Ваше внимание на два существенных обстоятельства:

1. Идея Богочеловека обладает значимостью и для тех людей, которые принимают Бога в качестве символа развития мира. Она дает им морально-символическое выражение перспектив духовного развития человека и человечества.

2. С другой стороны, опять хотелось бы сакцентировать Ваше внимание на том, что атеизм сам выступает религией, но по отношению к христианству или к другим религиям он является более примитивной религией,неоязычеством.

Эта религия вместо личности и сверхличности Бога ставит в основу мирового процесса некую Абсолютную Необходимость (Неотвратимость, Неизбежность) — как безличную судьбу мира, что соответствует древнейшим воззрениям человека.

При этом науке отводится та же роль, которая ранее отводилась первобытной магии, — роль заклинателя мировой необходимости. Понятно, что в таком случае человеческая свобода как свобода духовного и душевного начала отрицается.

Она всецело подчиняется необходимости, выступая способом приспособления и подчинения ей. Идеи Богочеловека и Богочеловечества могут дать атеизму как неоязычеству возможность пройти эволюцию от бытия необходимости к бытию свободы.

§ 108

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/10_150385_bogochelovek-i-bogochelovechestvo.html

Глава 3. Историческая оценка идеям утопии. Влияние идей утопии на развитие общества

Идея богочеловечества как политическая утопия

Идеи утопизма, серьёзно развитые в Эпоху Возрождения, сильно повлияли на общество и на его развитие.

Положения теорий Мора и Кампанеллы были широко обсуждаемы обществом. Находилось много сторонников и противников идей утопизма.

В философских кругах, утопизм стал толчком к идеям так называемого «утопического социализма», появившегося в XIXв. , представителями которого стали Фурье, Оуэн и Сен-Симон.  Свою главную задачу утописты видели в том, чтобы найти основы нового разумного общественного строя. Им казалось, что достаточно понять их планы, чтобы они получили всеобщее признание.

Дальнейшее развитие идей утопизма выразилось в появлении идеологий марксизма и коммунизма, где основными представителями данных воззрений стали Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Схема развития утопических воззрений от античности до современности представлена ниже на рис. 1.

рис. 1. – Схема развития утопических течений.

Имеет смысл рассмотреть каждое из дальнейших течений кратко.

Утопические системы трех непосредственных предшественников марксизма французов А. Сен-Симона, Ш. Фурье и англичанина Р. Оуэна содержали всеобъемлющую критику буржуазной идеологии, морали, права, но прежде всего господства частнособственнических интересов и анархии производства.

По их мнению, капитализм задерживал дальнейший прогресс человечества, так как не позволял справедливо и полностью использовать достижения науки, крупного машинного производства, которые в других обстоятельствах могли бы служить всему обществу, создав изобилие, облегчив физический труд.

Признавая неизбежность уничтожения капиталистических порядков и установления строя, отвечающего в первую очередь чаяниям трудящихся, они отрицали необходимость революционной борьбы пролетариата, надеясь убедить все классы, включая буржуазию, мирно и согласованно изменить существующее общество.

Хотя в учениях Сен-Симона, Фурье и Оуэна было много общего, их взгляды на устройство общества имели существенные различия. Клод Анри де Сен-Симон (1760—1825) не настаивал на полном уничтожении классовых различий и частной собственности.

По его мнению, главная задача состояла в организации планомерного производства и распределения национальных богатств в соответствии со способностями и трудовым вкладом каждого человека. Государство должно управлять не людьми, а экономикой и обеспечивать гражданам получение образования и занятий, отвечающих их наклонностям и таланту.

Руководство обществом возлагалось на самых одаренных ученых, инженеров, предпринимателей, которые разрабатывают планы общественно необходимых работ и следят за их исполнением.

Люди, занимающиеся физическим трудом, практически не участвуют в управлении государством, так как это требует незаурядных способностей и знаний, но их материальное положение будет несравненно лучше участи наемных рабочих, эксплуатируемых капиталистом.

Представления Шарля Фурье (1772—1837) и Роберта Оуэна (1771—1858) об идеальном обществе были ближе к традиционным утопическим проектам создания небольших, обособленных поселений.

Фаланги Фурье и «сельскохозяйственные и промышленные поселения сотрудничества» Оуэна, призванные стать ячейками грядущего миропорядка, представляли собой самоуправляющиеся поселки-общины с собственными земельными угодьями и всем необходимым для промышленного производства.

Общинники обеспечивают себя совместным трудом, чередуя по своему усмотрению различные виды деятельности. Воспитание и обучение, ведущиеся самыми прогрессивными методами, делают каждого человека пригодным для любой квалифицированной работы; их труд значительно облегчают машины.

Общины не имеют над собой централизованного государственного аппарата; они сотрудничают друг с другом, обмениваясь продукцией и объединяясь для осуществления каких-либо гражданских проектов.

С повсеместным утверждением новых порядков исчезнут раздоры между народами, прекратятся войны и вместо разобщенных, враждующих наций возникнет единое человечество, просвещенное, могущественное и счастливое. В фалангах Фурье каждый человек получал бы вознаграждение сообразно вложенному им труду, капиталу или таланту.

Оуэн ратовал за более полное равенство, но учитывающее трудовой вклад каждого общинника. Идеи Сен-Симона, Фурье и особенно Оуэна получили широкое распространение среди рабочих и оказали большое воздействие на многие массовые движения — профсоюзное, кооперативное и т. д.

Системы социалистов-утопистов повлияли на современную им духовную культуру, прежде всего на социальные теории, педагогические и экологические идеи, литературу. Последователи Фурье и Оуэна, пытавшиеся осуществить на практике замыслы своих учителей, организовали ряд показательных общин, но потерпели неудачу. Безуспешные попытки реформировать капиталистический строй путем наглядных примеров и увещеваний подводили к выводу, что для проведения социальных преобразований необходимо овладеть политической властью.

Наследие Сен-Симона, Фурье, Оуэна было использовано К. Марксом и Ф. Энгельсом, которые, признавая социалистов 19 в. своими предшественниками, называли их учения «утопическими», подчеркивая тем самым «научность» собственной доктрины.

Борьба, которую вели родоначальники марксизма с теориями утопического социализма, была вызвана не столько идейными разногласиями, сколько желанием занять ведущие позиции среди лидеров рабочего движения. Несмотря на усилия К. Маркса, Ф. Энгельса и их сторонников, профсоюзное, кооперативное и некоторые другие массовые движения 19 — начала 20 в.

ориентировались на идею мирного преобразования общества, выдвинутую Оуэном, Фурье, Сен-Симоном. Учение социалистов-утопистов оказало также заметное влияние на либеральные и консервативные проекты социальных реформ

Можно давать разную оценку философии утопизма, но нельзя отрицать влияние этих идей на историю. Идеи утопизма Ренессанса, возможно, являются слишком радикальными для восприятия.

Тем не менее, дальнейшее развитие идей Мора и Кампанелла нашли важное место в мировой истории. В частности, философия марксизма стала основой в идеологии многих стран социалистического строя.

Без утопических воззрений Эпохи Возрождения, это было бы невозможно.

Утопизм оказал сильное влияние на науку и искусство. В частности, многие литераторы, проникшись идеями утопии, создавали свои произведения на основе собственных воззрений. Общество, которое они изображают, застыло в неподвижности; ни один утопист не изображает изобретённый им мир во временном протяжении.

Все утопии предполагают полное единомыслие, в них присутствует упрощенный взгляд на человека, нет индивидуализации характеров, схематизм в их изображении. Все люди унифицированы и строго распределены. Утопии не предполагают каких-либо внутренних конфликтов.

Сюжет утопии предполагает описание мира, его законов, взаимоотношение людей, основанных на разумных принципах и поэтому не располагающих к конфликту. Также все утопии объединяет то, что общество в них изолировано и камерно.

Процессы в таких обществах идут по заранее заготовленным образцам.

Конечно, есть разные оценки утопизма. Есть и критика данного направления.

Создатель одной из наиболее известных антиутопий Джордж Оруэлл считал, что все без исключения написанные утопии непривлекательны и весьма безжизненны.

Согласно Оруэллу, все утопии похожи тем, «что они постулируют совершенство, но не в состоянии достичь счастья». В своем эссе «Почему социалисты не верят в счастье» Оруэлл соглашается с мыслью философа Н.

Бердяева, который заявил, что «так как создание утопии стало людям по силам, перед обществом встала серьёзная проблема: как утопии избежать».

За последние полвека на умонастроения людей сильно повлиял показ катастрофических последствий реализации разумных утопических схем. «О, дивный новый мир» (1932) Олдоса Хаксли и «1984» (1949) Джона Оруэлла – вот две наиболее читаемые книги о гипотетических «кошмарных» мирах будущего, в которых утопические идеалы и принципы воплощены в жизнь всемогущими диктаторскими государствами.

Попытки воплотить утопию в политическую и социальную реальность предпринимались неоднократно, но оказывались, как правило, недолговечными. На описанных Мором принципах пытались строить свое общественное устройство некоторые из первых английских колоний в Северной Америке — Каролина (основанная в 1670 г.), Пенсильвания (основанная в 1681 г.

) и Джорджия (основанная в 1773 г.). В основе государственного устройства Джорджии лежал принцип «аграрного равенства», в соответствии с которым земля распределялась среди колонистов поровну, и дальнейшее приобретение ее путем покупки или наследования запрещалось. Этот план лег в основу утопической «йоменской» республики Томаса Джефферсона.

Одним из более или менее удачных опытов воплощения социалистической утопии можно считать существующие и по сей день в Израиле киббуцы. На принципах утопии строились и широко распространившиеся на Западе США в 60-е годы прошлого века коммуны хиппи.

Ну а судьба попыток воплотить в жизнь утопические принципы социализма в СССР и других странах «социалистической системы» хорошо известна.

Заключение.

Идеи утопии оказали сильное воздействие на историю. Рассмотрев период зарождения утопии, мной были сделаны определённые выводы.

Во-первых, несмотря на то, что утопии как Мора, так и Кампанелла строились как идеальные общества, исторически вышло, что данные модели нежизнеспособны.

Использование данных идей на практике успехом не увенчалось по многим причинам, начиная от того, что общества не являются изолированными полностью, и заканчивая тем, что в сравнении с предыдущим, люди недовольны утопическим строем. Существует целый ряд таких причин.

Во-вторых, утопические идеи нашли больше отклика от последующих философов, чем от общества в целом. Это связано как с ограниченностью образования в Эпоху Возрождения, так и с тем, что идеи Мора и Кампанелла были не оформлены должным образом. Дальнейшее развитие идей утопизма представляет из себя видоизменённые идеи этих философов.

В третьих, модели общества утопистов нежизнеспособны ещё и практически – это доказала история многократно.

В четвертых, несмотря на нежизнеспособность обществ утопистов, отдельные положения теорий философов стали основой для правовых систем будущего. В частности, идея выборов, идея равенства прав граждан, меритократия, распределение трудовых ресурсов.

Таким образом, влияние идей утопизма на мировую историю колоссально. Утопия в Ренессансе представляет собой довольно большое количество трудов, изучение которых есть предмет теоретического и исторического интереса.

Список использованной литературы

1. Манхейм Карл Идеология и утопия // Избранное. Диагноз нашего времени. — М.: Юристъ, 1994. — 704 с. — С. 7—276.

2. Меринг Ф. От утопии к науке / Перевод с немецкого (Юго-Восточное краевое партийное изд-во «Буревестник», Ростов-на-Дону — Краснодар, 1924)

3. Мортон А.-Л. Английская Утопия / Перевод с англ. О. В. Волкова, под ред. и со вступительной статьей В. Ф. Семенова (М.: Иностранная литература. 1956)

4. Ойзерман Т. И. Марксизм и утопизм. — М.: Прогресс—Традиция

5. Чернышов Ю. Г. Была ли у римлян утопия? // Вестник древней истории.1992.№ 1. С. 53-72.

6. Шадурский М. И. Литературная утопия от Мора до Хаксли: Проблемы жанровой поэтики и семиосферы. Обретение острова.— М.: Изд-во ЛКИ, 2007. — 160 с

Источник: https://studopedia.net/5_32021_glava--istoricheskaya-otsenka-ideyam-utopii-vliyanie-idey-utopii-na-razvitie-obshchestva.html

Утопические идеи, которые сформировали мир

Идея богочеловечества как политическая утопия

Прошло уже почти 500 лет после опубликования гениальной книги Томаса Мора «Утопии», а ее влияние сказывалось и сказывается на всем миропорядке, начиная от мышления Махатмы Ганди до идей технологических гигантов из Силиконовой долины. В чем же заключается жизненность взглядов непревзойденного утописта и его последователей? И почему он остается современником любой эпохи?

Томас Мор: между правдой и вымыслом

Английский юрист, государственный деятель, писатель Томас Мор славился странным характером. Родился в 1478 году. И вся жизнь его была примером того, что настоящей личности всегда будет тесно в поставленных рамках – будь то условности, догмы или время, в которое она живет.

Так, известно, что он, вопреки правилам своего века и государства, воспитывал своих дочерей просвещенными, а не кисейными барышнями. Он мог не придерживаться обычаев своего времени и при этом поощрять весьма экзотичные и архаичные обычаи и форму одежды далеких предков.

Он был также врагом протестантской Реформации и известен сегодня как католический мученик. За это и был обезглавлен по приказу короля Генриха VIII.

Сегодня, однако, мы будем говорить не о биографии этого деятеля, а об идее утопизма, которая сумела экспортироваться по всему миру. Это породило массу книг, философских и политических движений.

В чем была суть идеи

В 1517 году, почти пять веков назад, увидела свет книга «Утопия» на латинском языке. Слово это было выбрано для описания сообщества на острове с идеальным режим правления. «Утопия» означает «место» в переводе с греческого.

Некоторые ученые предлагают, что это может быть игра слов со скрытым значением «счастливое место». По большому счету книга Мора была для автора возможностью «поиграть» с политическими идеями: мечта о лучшей жизни является врожденной частью человеческого бытия.

И Мор не первый, кто обратился к этой опасной теме. В 380 году до нашей эры Платон написал свой трактат «Государство» — диалоги об идеальной республике. В спорах Сократ описывает коммунистический, эгалитарный город-государство.

Вместо того чтобы плодиться в семье, мужчины и женщины покидают город один раз в год для дикой сексуальной оргии. В результате счастливые дети знают своих настоящих родителей и воспитываются государством.

Различные средневековые произведения также представляли, как может выглядеть идеальное общество. Кристин де Пизан, служившая при королевском дворе во Франции, опубликовала книгу о граде женском в 1405 году.

Книга защищает женское достоинство, здесь тоже фигурирует символический город, населенный женщинами, которые любили, любят и будут любить добродетель и нравственность. Этот город призван быть убежищем от патриархата.

Кристин де Пизан по факту стала провозвестницей феминизма в Европе.

Предвидение

В 17 веке наметилась новая волна утопической литературы. Авторы условно делятся на два лагеря: одни смотрят назад, идеализируя патриархальный уклад жизни, другие смотрят в будущее, мечтая о том времени, когда работу за человека начнут делать машины.

В 1619 году появляется труд «Христианополис» — христианская утопия немецкого теолога-мистика Иоганна Валентина Андреа, а в 1623 году итальянский писатель и доминиканский монах Томас Кампанелла публикует свой «Город солнца».

Через несколько лет, в 1627 году, эрудит и лорд-канцлер Англии Фрэнсис Бэкон выпускает книгу под названием «Новая Атлантида», в которой провозглашает науку как Спасителя.

Бэкон утверждал, что государство должно создать научное сообщество, которое будет изобретать машины, чтобы гарантировать превосходство Англии на мировой арене.

Утопии утопиями, но Бэкон уже тогда предвидел появление самолетов и подводных лодок! Он писал: “Мы будем летать в воздухе подобно птицам, ибо уже сейчас мы имеем летательные аппараты (скорее всего, имелись в виду воздушные шары). У нас есть корабли и лодки, и когда-то они смогут плавать под водой”.

В 17-м веке некоторые утописты попытались выйти за рамки теории и создать живое, дышащее альтернативное общество. Это был бурный период. В Британии была Пуританская революция, Рождество, рождественские ели, танцы, театр и прочие языческие ритуалы и радости жизни были запрещены.

Посреди всего этого брожения в британском королевстве социалист-утопист Джерард Уинстенли попытался создать идеальную колонию.

Его последователей – их было всего человек 20 — называли диггерами (землекопами). В 1649 году они начали обустраивать общую землю на холме Святого Георгия.

В своих памфлетах Уинстенли проповедовал коммунистическую философию: “Земля должна быть общей сокровищницей для всех”.

Романтические веяния

Конечно же, в основе всех утопических идей лежала романтика – мечта о том, что, возможно, никогда не сбудется. В 1668 году появилась книга под названием «Остров Пинос». Автор — Генри Невилл.

Он был Робинзоном Крузо своего времени. Герой оказывается на красивом острове, полном птиц, цветов и вкусных плодов, там, где всегда стоит благоприятная погода, не то что в Англии в сентябре.

Одним словом, рай на земле.

А несколько лет спустя, в начале 18 века, Даниель Дефо написал свой знаменитый роман «Робинзон Крузо», следом появилась книга «Путешествие Гулливера» Джонатана Свифта. Оба произведения стали продолжением и развитием идей утопизма. История Гулливера – это вообще путешествие вокруг серии утопий, как хороших, так и плохих.

От мечты к делу

Одним из успешны утопистов 19-го века был Роберт Оуэн. Прогрессивный предприниматель из Уэльса улучшил условия для трудящихся на своем производстве, он также вступил в Манчестерский Совет здравоохранения с целью улучшения санитарных условий и введения 8-часового рабочего дня для рабочих с лозунгом “Восемь часов труда. Восемь часов отдыха. Восемь часов сна”.

Оуэн запустил более амбициозный план. Это был первый из «кооперативных поселков Оуэна».

Викторианский период был полон дискуссий среди благодетелей и интеллектуалов о том, как облегчить условия жизни бедных.

В середине 19-го века десятки последователей Оуэна начали свои эксперименты по созданию малых кооперативных хозяйств и общин, которые предоставили каждой семье кусок земли и уроки земледелия.

Большинство из этих схем не удалось – или, по крайней мере, существовали недолго. Они, однако, породили кооперативное движение, которое сегодня по-прежнему актуально. Мы даже можем проследить корни профсоюзов в усилиях Оуэна.

Новые модели

Наступила эпоха Герберта Уэллса, который написал десяток утопических и антиутопических романов. Они, как правило, носили технологический характер. Его книги легли в основу не одного киношедевра: «Война миров», «Человек-невидимка», «Машина времени», — что это если не гениальное предвидение будущего? Точно так же, как и фигурирующие в его романах гигантские плоды, роботы-дворецкие…

Пожалуй, самыми удивительными личностями утопистов в новейшей истории были фигуры мирового значения — Льва Толстого и Махатмы Ганди.

Это малоизвестный факт, что индийский националист переписывался с аристократическим русским писателем.

Толстой, анархист и христианин, постановил, что государство несет ответственность за большинство плохих вещей: налоги, войны и всеобщую безнравственность. Толстой посоветовал пассивное сопротивление – «непротивление злу насилием».

В 1909 году молодой индийский философ начал переписываться с Толстым. Он называл себя “скромным последователем графа”. Они обсуждали идеи пацифизма, пассивного сопротивления, свободу от труда и другие утопические вопросы. В 1910 году Ганди запустил кооперативную колонию в Южной Африке, которую он назвал фермой Толстого. Это было утопическое мышление Ганди, вдохновленного идеей толстовства.

Темные видения

ХХ век. Новое время, новые идеи. Начался век научной фантастики. Эдвард Морган Форстер добавил к шедеврам жанра свой гениальный роман «Машина останавливается».

В этой мрачной фантазии люди живут в подземных камерах, подключенных ко всем остальным в мире через экран…

Звучит знакомо? Машине поклоняются как источнику всех знаний и свободы: “Машина нас кормит и одевает, дает нам жилище, через нее мы разговариваем друг с другом, видим друг друга, в ней мы существуем”.

Олдос Хаксли в 1932 году создал нечто вроде сатиры на бесконечные утопии Уэллса. Свой труд он назвал «О дивный новый мир». Хаксли выражает беспокойство по поводу американизации Европы.

И есть в книге много того, что можно назвать «американским» в этом дивном новом и антиутопическом мире. Читателей сегодня поражает, как много из его предсказаний сбылись, касательно государства, деградации полов, взглядов на жизнь.

Например, когда жизнь становится невыносимой, люди принимают некий веселящий препарат.

А что дальше?

Дальше была попытка построить коммунизм в СССР, движение хиппи, проповедующее абсолютную свободу от общества, и подобные утопии. Как правило, все они оказывались нежизнеспособными. Исключением можно назвать разве что свободный город анархистского сообщества в Копенгагене – Христиания, основанный в 1971 году.

Сегодня здесь проживает 850 граждан. Формулировка цели Христиании такова: “Создание самоуправляющегося общества, при которой каждый человек считает себя ответственным за благополучие всей общины.

Наше общество должно быть экономически самодостаточным, и мы стремимся к тому, чтобы быть твердыми в своем убеждении, что психологическая и физическая нужда могут быть побеждены”.

Будущее все еще на горизонте

Сегодня утопический дух далеко еще не умер. Как и капиталистические предки утопистов в 19 веке, в Силиконовой долине капиталистов принято говорить о построении идеального общества.

Один из самых сильных игроков в Калифорнийской технической революций последних 20 лет является Питер Тиль. Он был соучредителем системы PayPal, которой он в 1999 году предсказал большое будущее. Он также был первым серьезным инвестором в .

Он вложил 500 000 долларов в компанию, а потом продал свою долю за $1 млрд.

https://www.youtube.com/watch?v=cwhuc5I2noQ

Так что мир «Утопии» Томаса Мора не умер. Но что мы узнали из этих столетий идей, надежд и планов?

Кажется, практически ничего. Коммунистический идеал остается привлекательным, но недостижимым. На первом месте остаются совсем не утопические вещи — современные технологии, война, власть и деньги.

И лучшее, что мы можем, — в пятницу вечером взять в руки одну из книг замечательных людей прошлых столетий, которые верили и мечтали о лучшем фантастическом будущем.

И мы будем продолжать верить, что оно наступит.

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

Источник: https://FB.ru/post/philosophy/2016/10/7/7833

Контрольная работа: Идеология и утопия

Идея богочеловечества как политическая утопия

Тема: Идеология и утопия

Раздел: Бесплатные рефераты по политологии

Тип: Контрольная работа | Размер: 26.22K | Скачано: 41 | Добавлен 18.10.10 в 20:27 | : +8 | Еще Контрольные работы

Вуз: ВЗФЭИ

Год и город: Москва 2010г.

Введение 3

I. Идеология 4

1. Происхождение понятия 4

2. Представление об идеологии 4

3. Ярусы идеологии 5

II. Утопия 8

1. Понятие утопии 8

2. Классификация утопий 8

III. Идеология и утопия (К. Мангейм) 10

Заключение 22

Список литературы 23

  «Идеология – орудие «духовного княжения»

той или иной политической силы».

(Макиавелли)

Введение

Идеология является отражением общественного бытия в сознании людей и,  раз возникнув, в свою очередь активно воздействует на развитие общества,  способствуя ему (прогрессивная идеология) или препятствуя ему (реакционная идеология). В классовом обществе  идеология  всегда является классовой. Идеологическая борьба является одной из основных форм классовой борьбы наряду с  борьбой политической и экономической.

Политическая наука, идеология и психология отражают политическое бытие во всем его многообразии, но делают это по-разному,  выполняя при этом различную социальную роль.

I. Идеология

1. Происхождение понятия

Идеология (от греческого idea — идея, образ и logos — слово, понятие, участие) — система идей, выражающая интересы, мировоззрение, идеалы класса, общества или социального движения.

Термин «идеология» введен в начале XIX века  французским философом и экономистом  А.

Дестютом де Траси (1754-1836) для обозначения науки об идеях, призванной изучать их происхождение из чувственного опыта, законы развития, степень истинности и сферу применимости.

В дальнейшем представление о «чистых идеях», не обусловленных человеческими интересами, было признано несостоятельным и идеологами стали пренебрежительно называть людей политически наивных, неосознавающих значимости религий, мифов, социальных иллюзий для поддержания стабильности общества. То значение, в котором социолог К. Мангейм стал применять понятия «утопия» и «идеология», легло в основу современного значения этих понятий. Он отделил утопию от идеологии по критерию отношения к реальности: критическому — в утопии, апологетическому — в идеологии.

2. Представление об идеологии

Идеология представляет собой систему рационально-логического обоснования основных идей, ценностей, норм, регулирующих социальное поведение. Она является формой оценочного сознания.

В идеологии идеи, ценности, нормы описываются, интерпретируются, аргументируются в виде строгих, логически обоснованных доктрин,  учений, манифестов, программ, деклараций.

Она разрабатывается идеологами, общественно-политическими деятелями, духовными лидерами, распространяется с помощью средств массовой информации, печатных издании, устной пропаганды.

Идеология как форма рассудочного обоснования поведения людей в современном обществе играет решающую роль. Она оказывает влияние и на традиционно малоосмысленные формы поведения: обычай, ритуалы и т д. — создаются ритуалы, праздники.

В узком смысле идеология — это идеология какой-либо социальной группы, класса, слоя, партии; в широком смысле — это система рационального светского обоснования ценностей, которая скрепляет людей в единую общность, наделяет их едиными ценностями, нормами.

Надо видеть, что идеология, интерпретирующая и регламентирующая поведение личности в группе (т. е.  идеология в узком смысле слова) не исчерпывает всех основных форм идеологии, есть идеология народа (так называемая национальная идея), человечества и т.д.

 

Таким образом, идеология  в современном обществе — это достаточно сложное и многоярусное образование. Это может быть идеология всего человечества, идеология конкретного общества, идеология класса, социальной группы, сословия. Но это отнюдь не означает, что каждый класс, социальная группа имеют как бы полностью изолированную «собственную» идеологию.

Сведение всех видов идеологии к классовой в свое время привело к подчинению идеологии человечества, идеологии общества специфическим узкоклассовым аспектам.

Последние приобрели в некоторых государствах доминирующее значение, делая акцент на том, что различает, обособляет социальные субъекты, группы, классы, а это невольно усиливало конфронтационное начало, и не только в сфере идеологической деятельности.

3. Ярусы идеологии

Идеология  имеет несколько «ярусов». Первый — базисный, общечеловеческий, в котором находят идеологическое выражение общечеловеческие  гуманистические ценности.  

Общественные (общенародные,  общенациональные) ценности, которые  в наиболее последовательной форме фиксируются в частности в  конституции конкретного государства, представляют собой второй  «ярус» идеологии того или иного социального субъекта. Эти ценности становятся основой единства, целостности конкретного общества, гарантией от его распада.

Общенациональная (общенародная) идеология является системой аргументации, обоснования базисных, фундаментальных ценностей,  норм, разделяемых всем обществом  независимо от социального положения его членов, их возраста, места проживания и т.д.

При этом следует учесть, что каждое современное цивилизационное государство включает в свою конституцию в том или ином виде общечеловеческие  ценности в виде норм. Третий «ярус» идеологии обосновывает желательные для данной социальной группы формы социального устройства общества, выражая специфические социально-групповые, классовые интересы.

Классовые групповые идеологии выдвигаются политическими партиями, которые стремятся  объединить вокруг себя тех, кто разделяет общие ценности, чтобы бороться за политическую власть. При этом в цивилизованном обществе развитие социально-групповых, частных идеологий не должно противоречить общенародным и общечеловеческим ценностям.

Признание ценности и единства государства, конституционного порядка  является условием идеологической  деятельности отдельных партий. Следует учесть, что групповые идеологии достаточно последовательно выражают специфические интересы той или иной социальной группы, слоя.

Они рассматривают конкретные  проблемы с определенной точки зрения и призваны эффективно реализовывать  интересы данного класса, что ведет к ангажированности идеологических постулатов, установок и т.д. Одно и тоже событие, одни и те же социальные явления в рамках различных идеологий могут получить различную оценку. Поэтому в идеологии неправомерен вопрос «кто прав — кто неправ».

Но ангажированность групповых идеологий  создает и опасность иллюзорности, оторванности от реальности. Из ангажированной, но практически  эффективной для своего класса идеологии может превратиться в нечто иллюзорное, несоответствующее действительности. Это является ахиллесовой пятой идеологии, но она  же порождена её стремлением «лучше» служить интересам  соответствующей социальной группы.

Как видим, в обществе происходит постоянное взаимодействие  различных «ярусов» идеологии, что с одной стороны, обеспечивает стабильность, целостность общества, а с другой стороны, позволяет выбирать, предлагать, развивать ценности, выражающие новые тенденции в развитии общества.

II. Утопия

1. Понятие утопии

Утопия (от греческого u — не или eu — благо и topos — место, которого не существует, буквально «нигдейная» (прекрасная) земля) — в широком смысле своеобразный вид научно-художественного творчества, социального проектирования и экспериментирования, существующий в разных жанрах и формах и позволяющий создать образы желаемого или нежелаемого будущего, ставить критические диагнозы настоящему.

Источник: https://studrb.ru/works/entry7176

Booksm
Добавить комментарий