Города Франции в XI-XIII вв.

История.ру

Города Франции в XI-XIII вв.

Ронсевальская битва. Миниатюра из «Больших французских хроник». XIV в.

 В XII столетии во Франции, как и в других европейских странах, начала складываться высшая школа — университет (от латинского слова «universitas» —совокупность. Так назывались в XII в. объединения преподавателей и учащихся).

Типичным средневековым университетом был Парижский, получивший в 1200 г. королевскую хартию, которая узаконивала его права, и являвшийся средоточием учащихся из различных стран Европы (обучение в средневековых университетах велось на латинском языке).

Все преподаватели объединялись в особые организации, так называемые факультеты (от латинского слова «facultas» — способность, т. е. способность преподавать тот или иной предмет). Впоследствии под словом «факультет» начали понимать то отделение университета, па котором преподавалась определённая отрасль знания.

Подробнее »

Внутренний вид Амьенского собора. XIII в.

Интересы феодалов определяли господствующее направление в средневековом искусстве и прежде всего в архитектуре. Со второй половины XII столетия в Северной Франции появилась архитектура нового, так называемого готического стиля (XII—XIV вв.).

Соборы готического стиля воздвигались главным образом в городах, т. е. на территории, ограниченной городскими стенами. Необходимость предельной экономии площади в сочетании со стремлением к грандиозности во многом определяли конструкцию и формы готических зданий.

Характернейшей чертой готической архитектуры являлось устремление зданий ввысь, достигавшееся при помощи остроконечных стрельчатых арок, которые заменили собой полуциркульные сводчатые арки построек романского стиля.

Подробнее »

Продолжала развиваться в XI—XIII вв. и литература господствующего класса. Сохранились многочисленные героические поэмы этого времени, носящие название «Chansons de Geste» («Песни о подвигах»).

Наиболее знаменитой поэмой, воспевающей военные подвиги феодалов, является «Песнь о Роланде», сложившаяся во Франции на основе народного эпоса.

Однако при обработке поэтами-рыцарями (Тэрульдом и др.) народных сказаний о действительном событии, связанном с именем одного из военачальников Карла Великого графа Роланда, который погиб в Ронсевальском ущелье в Пиренеях во время похода 778 г. в Испанию, подлинная историческая обстановка этого события совершенно утратилась.

Оно оказалось перенесённым в обстановку феодального общества XI—XII вв., а сам граф Роланд превратился в идеальный тип феодального вассала, до конца преданного своему сеньору.

В XII в. во Франции появились и рыцарские романы, наиболее распространёнными из которых были стихотворные романы о легендарном британском короле Ар-туре (V—VI вв.) и его рыцарях, собиравшихся вокруг круглого стола, романы о Тристане и Изольде, посвящённые истории их трагической любви, и цикл романов о так называемом «святом Граале».

Подробнее »

Значительную часть учащихся нецерковных школ составляли так называемые ваганты (от латинского глагола vagari — бродить).

В XII столетии в связи с появлением городских нецерковных школ «бродяжничество» школяров (или схоляров от латинского слова «schola» — школа) стало обычным явлением.

В это время вагантов начали именовать также и голиардами (по имени Голиафа, проявившего, согласно библейским легендам, дьявольскую гордость и дух возмущения и считавшегося как бы «патроном» вагантов).

К XII в. относится и зарождение своеобразной вагантской, или голиардической, поэзии на латинском языке.

Бродя по всей Западной Европе, зачастую вместе с жонглёрами, чьё творчество в основном отражало интересы и чаяния народных масс, ваганты испытывали прямое воздействие с их стороны, усиливавшее демократическую направленность голиардической поэзии.

Постоянной мишенью острой и беспощадной критики голиардов была католическая церковь. Они смело выступали против папы, кардиналов и других служителей римской курии. Так, например, в одном из стихотворений поэт-голиард писал:

Подробнее »

По мере своего развития города испытывали всё более увеличивавшуюся потребность в грамотных людях, способных оформлять всевозможные торговые сделки, работать в органах городского самоуправления и составлять исходившие от городов документы.

Эта потребность вызвала к жизни новые школы, главной особенностью которых было то, что они являлись частными школами, т. е. не содержались на средства церкви.

Магистры (преподаватели) этих школ жили за счёт платы, взимаемой с учащихся. С этих пор грамотность вышла за пределы узкого круга представителей церкви.

Самыми известными из нецерковных школ Франции в середине XII в. были школы Гильома Коншского и Петра Абеляра в Париже.

Объявляя себя последователем Эпикура, Гильом Коншский пытался передать своим ученикам учение об атомах и стремился отыскать естественные объяснения всем природным явлениям.

Подробнее »

Непосредственными выразителями и носителями музыкального и драматургического творчества народных масс во Франции XI—XII вв. были так называемые жонглёры (скоморохи), нередко являвшиеся одновременно фокусниками, акробатами и дрессировщиками животных.

Сохранились особые правила, или наставления, которым должен был следовать человек, занимавшийся жонглёрским искусством.

В этих правилах значилось: «Умей хорошо изобретать и рифмовать, умей наступать в состязаниях, умей лихо бить в барабан и цимбалы и как следует играть на мужицкой лире; умей ловко подбрасывать яблоки и подхватывать их на ножи, подражать пению птиц, проделывать фокусы с картами и прыгать через четыре обруча…».

Условия жизни народных певцов и актёров были очень тяжёлыми, как свидетельствует об этом содержание любопытнейшей народной сказки «О жонглёре, побывавшем в аду». её сводится к следующему. Некогда во Франции жил деревенский скрипач-жонглёр, «лучший человек на земле, который ради денег не захотел бы поспорить даже с ребёнком».

Подробнее »

Марксизм учит, что совокупность производственных отношений людей «…составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания».

Идеи, теории и взгляды, имеющиеся в обществе, являются отражением его материальной жизни, его бытия.

Понятно, что изучение тех форм общественного сознания, в которых находило своё отражение бытие угнетённых слоёв феодального общества, имеет первостепенное значение.

Господствующему классу в классовом обществе неизменно противостоит класс эксплуатируемый.

Борьба между ними является великой движущей силой истории. Эта борьба происходит и в области общественного сознания.

История народных ересей, духовного творчества крестьянских масс, а также антифеодальной и антицерковной культуры в городах свидетельствует о том, что классовая борьба в идеологической, области в эпоху феодализма была не менее острой, чем классовая борьба в области социально-экономической и политической.

Подробнее »

Укрепление королевской власти во Франции продолжалось и при Людовике IX (1226—1270).

Судебная, монетная и военная реформы усилили значение центрального государственного аппарата.

Было ослаблено значение поместных феодальных судов и установлено, что все важнейшие уголовные, а особенно политические дела могут разбираться только в платном королевском суде.

На территории королевского домена запрещалось решать судебные споры при помощи поединков.

К тому же феодалам было запрещено начинать войну при решении тех или иных спорных вопросов раньше, чем через 40 дней после её объявления, для того чтобы в этот промежуток времени более слабая сторона могла обратиться к суду короля.

Крепостные и феодально зависимые крестьяне права обращаться к суду короля не имели.

В пределах королевского домена была введена обязательная для приёма золотая нонета и запрещена чеканка монеты отдельными феодалами.

Подробнее »

Лиможская эмаль. XII в.

Крупным событием в истории Франции в начале XIII столетия был крестовый поход северофранцуэских феодалов, предпринятый ими с прямого благословения римского папы Иннокентия III (1198—1216) и направленный на завоевание богатого юга Франции.

Разгром и ограбление Южной Франции северофранцузскими феодалами были произведены под предлогом борьбы с так называемой альбигойской ересью, получившей своё название от города Альби (на юге Франции), являвшегося центром движения, направленного против католической церкви и феодалов.

Стремление к захвату экономически развитого юга страны сочеталось, таким образом, у феодалов Северной Франции с их чисто классовыми интересами, которые требовали подавления широкого антифеодального движения, охватившего народные массы.

Подробнее »

Собор Парижской богоматери. Главный фасад. XII — XIII вв.

Изменения, происшедшие во Франции в социально-экономической области, обусловленные ростом производительных сил, вызвали ряд изменений и в политической надстройке.

Возникновение городов свидетельствовало не только о нарушении замкнутости феодальных хозяйств и усилении экономических связей между отдельными областями, но и о создании реальных предпосылок для объединения Франции в единое более или менее централизованное государство.

В городе сформировался новый общественный слой, который воплотил в себе дальнейшее развитие производства и обмена и явился естественным союзником королевской власти в её борьбе с крупными феодалами за объединение феодально раздробленной Франции в единое государство.

Подробнее »

Источник: https://www.istoriia.ru/category/seredina-i-tysyacheletiya-n-e-seredina-ii-tysyacheletiya-n-e/razvitoe-feodalnoe-obshhestvo-v-stranax-azii-evropy-i-severnoj-afriki/razvitoe-feodalnoe-obshhestvo-vo-francii-v-xi-xiii-vv

Города Франции в XI—XIII вв

Города Франции в XI-XIII вв.

Феодальная раздробленность Франции еще более усугублялась Существенными различиями в социально-экономическом и политическом развитии северной и южной частей страны, а также наличием на ее территории двух народностей — северофранцузской и южно-французской (провансальской).

Как и в более ранний период, эти народности говорили на местных диалектах различных языков: на юге Франций — провансальского, на севере — северофранцузского. По различному произношению слова «да» в этих языках («ос» — на провансальском, «oil» — на северофранцузском языке) позднее, в XIII — XIV вв.

северные области Франции получили название «Лангедойль» (langue — по-французски «язык»), а южные — «Лангедок». В X в. на основе отделения ремесла от сельского хозяйства начали свою жизнь феодальные города — экономические центры ремесла и торговли.

Расцвели старые, еще основанные римлянами, но пришедшие в упадок в V—IX вв., города, возникли многочисленные новые, развившиеся из сел и местечек. На расчищенных из-под леса землях были основаны поселения, некоторые из них также превратились в города. В XIII в.

вся страна уже была покрыта множеством городов — крупных, средних и мелких. Ремесло и торговля в них вначале уживались с сельским хозяйством, но вскоре оттеснили его на задний план.

Между городами Южной и Северной Франции с самого начала имелись некоторые различия. Расцвет южных городов — Бордо, Тулузы, Альби, Монпелье, Нарбонна, Нима, Каркассона, Марселя и других — начался в XI в. и особенно усилился в XII в.

В их развитии сыграли большую роль крестовые походы, которые позволили городам использовать свое благоприятное географическое положение для установления прямых торговых связей с Левантом. Кроме того, эти города торговали друг с другом и играли роль посредников в торговле со странами континентальной Европы.

Через средиземноморские порты Франции в страну шли все восточные, итальянские и испанские товары. Торговля способствовала быстрому росту ремесла во многих южных городах.

Например, в Ниме и Монпелье развивалось производство идущих на экспорт тонких ярко окрашенных сукон.

Особенностью социально-экономического развития южнофранцузских городов било почти полное отсутствие цехов: там господствовало «свободное ремесло», т. е.

ремесленники не были объединены по профессиям, и контроль над ними осуществлялся не выборными лицами из их среды, а городским муниципалитетом.

В политическом отношении эти города также находились в благоприятном положении. В подавляющем большинстве еще с римских времен они имели свою особую юрисдикцию, а частично сохранили и формы старого муниципального управления.

Освобождение большинства городов из-под власти крупных феодалов путем вооруженной борьбы или финансовых сделок прошло на юге сравнительно рано и притом без участия далекой от них королевской власти. На протяжении XII в. почти во всех южных городах установился так называемый консулат, т. е.

правление консулов — выборных лиц от дворян, купцов и ремесленников, наряду с которыми существовали Большие советы, состоявшие из всех полноправных горожан. Южные города стали фактически самостоятельными республиками, во многом подобными итальянским городам. В них жили и занимались торговлей также и дворяне.

Самостоятельные богатые южные города, больше всего заинтересованные в торговле с Левантом и конкурировавшие друг с другом в посреднической торговле, были мало связаны между собой. Поэтому даже в пору наивысшего их расцвета в XII в. на юге не создалось единого экономического и политического центра.

Власть же крупных феодалов была ослаблена самостоятельностью больших городов.

На долю городов Севера выпала более трудная судьба. Наиболее значительные из них — Аррас, Бовэ, Санлис, Амьен, Нуайон, Лан, Реймс — расцвели на северо-востоке Франции, в областях развитого овцеводства, в них главной отраслью ремесленного производства стало сукноделие.

В северо-восточных городах появились богатые мастера и купцы, но их экономическая деятельность встречала на своем пути множество препятствий, поскольку города находились во власти сеньоров, преимущественно епископов, которые немилосердно обирали горожан под разными предлогами, зачастую прибегая к насилию.

Горожане не имели никаких прав, их имущество постоянно находилось под угрозой присвоения феодалами. Поэтому борьба с сеньорами стала для городов Севера вопросом первостепенной важности. 

Экономическое развитие Южной Италии и Сицилии
Сицилийское королевство в XIII—XV вв. в хозяйственном отношении продолжало заметно отставать от Северной Италии и Тосканы. Процесс феодализации полностью завершился здесь только к началу XIV …

Город и деревня в XIV в.
В первой трети XIV в. экономика Франции продолжала интенсивно развиваться.Дальнейшее развитие в городах ремесла и торговли и тесно связанное с этим широкое распространение в деревне денежной ренты …

Феодальный город. «Книга эпарха»
Со второй половины IX в. начался подъем византийских городов: возрождались старые, переживавшие ранее упадок, и возникали новые городские центры. Значительно возросло производство ремесленных издел …

Источник: http://www.historyabout.ru/page-312.html

Города в XI—XIII вв

Города Франции в XI-XIII вв.

Категория: Франция в XI—XV вв.

Прогресс производительных сил и связанное с ним отделение ремесла от сельского хозяйства способствовали развитию городов как экономических центров ремесла и торговли. Во Франции начиная уже с X в. расцветают старые городские поселения, основанные еще римлянами и пришедшие в упадок в V—IX вв. (Бордо, Тулуза, Лион, Марсель, Ним, Пуатье, Париж, Руан и др.).

Появляются и новые городские поселения. К XIII в. в стране было множество крупных, средних и мелких городов, общее число которых в ходе последующего развития вплоть до XX в. увеличилось незначительно.Особенностью развития Южной Франции в XI—XII вв. был именно ранний расцвет ее городов.

Этому способствовали их торговые связи со Средиземноморским регионом, а также участие в крестовых походах.Активная внешняя торговля благоприятно отразилась и на состоянии ремесла, особенно суконного. Ним и Монпелье, например, славились производством тонкого сукна, идущего на экспорт.

Широкие возможности сбыта товаров, ослаблявшие необходимость детальной регламентации ремесла, определили такую специфическую особенность социально-экономического развития южных городов, как почти полное отсутствие цехов до конца XIV в.

В условиях так называемого «свободного ремесла» контроль не столько за объемом производства, сколько за качеством товаров осуществляли органы городского управления.Южные города рано приобрели и политическую самостоятельность, чему способствовали не только их экономический подъем, но и традиции позднеантичного муниципального устройства.

В процессе освобождения из-под власти сеньора южные города использовали в основном не средства вооруженной борьбы, а финансовые сделки, выкуп. Это обстоятельство наряду с вовлечением части южного дворянства в торговлю смягчили противоречия между горожанами и дворянством и сделали возможным их политический союз на юге Франции.

В течение XII века почти во всех южных городах был установлен консулат (правление консулов — выборных лиц от проживающего в городах дворянства и духовенства, а также от ремесленной верхушки). Управление принадлежало Большим советам, которые состояли из полноправных горожан, т. е. жителей, имевших собственность в городе и плативших налоги.

Процесс этот шел без участия далекой от южных городов королевской власти. Обретя большую степень самостоятельности и ориентированные по преимуществу на внешнюю торговлю, южные города не сыграли значительной роли в деле государственной централизации Франции. Напротив, их подъем питал сепаратистские тенденции в развитии южных провинций.

Иначе сложилась историческая судьба городов Севера. Экономический подъем наиболее значи-тельных из них — Арраса, Бовэ, Санлиса, Амьена, Нуайона, Лана и Реймса — наметился лишь к XII в. и был связан с развитием в Северо-Восточной Франции главным образом производства суконных и льняных тканей.

Основным средством достижения политических и экономических прав городов на Севере явились восстания, часто неоднократные, приобретавшие особенно ожесточенные формы в тех случаях, когда борьба шла против духовных сеньоров.

В ходе восстаний в этих городах против горожан выступала организованная сила церкви, которая использовала, в частности, такое распространенное и испытанное средство, как интердикт (запрет богослужения).

Обычно горожане заключали тайный союз, члены которого были связаны присягой. Борьба сопровождалась изгнанием сеньора и его рыцарей из города или их убийством.

В случае успеха феодалы были вынуждены предоставлять городу большую или меньшую самостоятельность, часто расценивая эту уступку как временную меру.
Серию кровопролитных восстаний в городах Северной Франции, развернувшихся с конца XI и в начале XII в.

и получивших название коммунального движения, открыл город Камбре. После ряда попыток (967, 1024, 1077) он получил коммунальную хартию на самоуправление. Его примеру в XII в. последовали Сен-Кантен, Бовэ, Нуайон, Лан, Амьен, Суассон, Корби, Реймс и др.

В ходе движения города добивались неодинаковых результатов. Некоторые из них получили права коммуны (см. гл. 7).

Другие города, как правило, игравшие менее значительную экономическую роль, добивались только некоторых привилегий экономического или политического характера: права личной свободы жителей, привилегий в области торговли или управления (города Лорисс, Бомон). Города, таким образом, вступали с сеньорами в договорные отношения, условия которых были зафиксированы в хартиях городских вольностей. Данные сеньорами, они утверждались королем.

Освобождение обычно шло в несколько этапов, и бывало так, что борьба с сеньорами осложнялась внутренними противоречиями в городе — между ремесленниками и патрициатом или противоречиями в ремесленной среде.

Борьбу облегчала, как правило, принадлежность города нескольким сеньорам, как это случилось в Бовэ, где власть над городом делили епископ, капитул и кастелян, представлявший интересы короля. Коммунальное движение положило начало политическому союзу городов с королевской властью.

Города при этом искали помощи у короля в борьбе против сеньоров и часто находили ее, так как монархия желала ослабления власти крупных феодалов.

В этом союзе города всегда находились на положении подчиненного и неполноправного партнера, который платил налоги, покупал хартии привилегий и их подтверждение новым королем, предоставлял государству займы, которые оставались безвозвратными ссудами.

Король же получал от городов военную, денежную и политическую помощь в борьбе с внешним врагом и во внутренней политике, направленной на ослабление политического могущества крупных феодалов.

На территории своего домена французские короли избегали давать городам права коммуны, уступая им лишь часть привилегий под контролем назначенного центральной властью чиновника, как это случилось с Парижем, Орлеаном и Буржем.

Таким образом, результативность борьбы городов за самостоятельность определялась не только их экономической или политической значимостью, но и принадлежностью города королю или просто сеньору. Поддержка королем городов носила не всегда последовательный характер, так как он руководствовался финансовыми или политическими расчетами.

Центральная власть могла отказать городу в помощи или даже ликвидировать коммуну.
Завоевание городами политической самостоятельности способствовало быстрому росту их эконо-мического могущества. Основу его составляло развитие ремесла, которое привело к возникновению новых специальностей и цехов. В городах Северо-Восточной Франции существовало 25 специальностей только в сукноделии. В Амьене число ремесленных специальностей, организованных в цехи, равнялось 80, в Аббевиле — 64, в Сен-Кантене — 53. Во второй половине XIII в. по решению прево (должностное лицо короля) Парижа Этьена Буало записываются уставы 100 цехов («Книга ремесел Парижа»), в частности 22 цехов только в области производства металлических изделий. К началу XIV в. число зарегистрированных цехов в Париже достигло 350.

В Северной Франции развивалась хозяйственная специализация областей, послужившая здесь в отличие от Юга базой для формирования внутренних экономических связей.

Торговля железной рудой, солью, скотом и сукном из Нормандии, полотном, сукном, высококачественным вином из Шампани и Бургундии, разнообразными ремесленными изделиями из Парижа с ориентацией на внутренний рынок делала эти области экономически зависимыми друг от друга и таким образом связывала их. Проявлением торго-во-экономических межгородских связей явилась организация в начале XIII в.

в Париже «Ганзы речных купцов», объединившей руанских и парижских купцов, торговавших по Сене. К ней присоединились купцы Бургундии с Верхней Соны и Йонны. Затем появилось товарищество купцов, торгующих по Луаре. Деятельность торговых объединений стимулировала рост производства в городах по Сене, Уазе, Марне, Сомме, Верхней Соне и Средней Луаре.

Эта особенность экономического развития северофранцузских городов позволила им сыграть решающую роль в централизации страны.
К XIII в. относится расцвет знаменитых шампанских ярмарок, которые проходили в городах, расположенных на Марне и Сене с их притоками. Присоединение Шампани в 1284 г. к королевскому домену закрепило ее экономические связи с Парижем. В XIII в.

определилось место Парижа как крупнейшего экономического центра Северной Франции и политической столицы государства. Его население было весьма многочисленным: 70 тыс. жителей; в Руане проживало около 50 тыс. человек, но большинство других городов было среднего размера — 5—6 тыс. жителей.

На фоне экономического подъема в городах начинается процесс имущественной дифференциации, который не в состоянии были предотвратить цеховые ограничения. Из среды горожан выделяется зажиточная купеческая и ремесленная верхушка, владевшая движимой и недвижимой собственностью и захватившая в свои руки городское управление.

Ей противостояла основная масса ремесленников и торговцев, ущемленных в политических правах и лишенная доступа к городскому управлению. Последнее обстоятельство лишало их возможности контролировать городские финансы и препятствовать налоговым злоупотреблениям.

В Париже «Ганза речных купцов» захватила в свои руки городское управление, ее торговый дом стал административным центром столицы — его ратушей (hotel de ville). На печатях Ганзы был изображен корабль с горделивой надписью — «плывет и не тонет». Статуты Этьена Буало на этом этапе еще санкционировали свободное вступление в цех при условии уплаты небольшого взноса.

Не во всех цехах требовали изготовления шедевра, в ряде случаев допускалось свободное ремесло, не всегда лимитировалось количество учеников, прямо не ограничивались объемы производства. Однако сама запись статутов была вызвана волнениями основной массы ремесленников, требовавших от зажиточных мастеров соблюдения цеховых постановлений.

Состав плательщиков городских налогов (тальи) обнаруживает близость многих мастеров к беднякам и неравенство между цехами, в частности выделение богатых цехов — сукновалов, ювелиров и некоторых других.
В XIII в. по городам прокатилась волна выступлений ремесленников против патрициата, ослож-ненных внутрицеховыми и межцеховыми противоречиями.

Так, например, в Бовэ «малый народ» убивал богатых горожан, пытаясь добиться права участия в выборах органов городского управления для всех цехов. Эти волнения служили поводом для вмешательства королевской власти в дела городского управления и проведения с конца XIII в. политики постепенной ликвидации коммунальных вольностей.

Влияние товарно-денежных отношений на французскую деревню

В XII и особенно XIII в. жизнь французской деревни развивалась под значительным воздействием экономически сильных городов. Это вызвало сравнительно быструю замену продуктовой ренты денежной. В условиях наметившейся ранее тенденции к сокращению домена основным поставщиком сельскохозяйственных товаров на рынок стал французский крестьянин.

Преимущественная связь деревни с городским рынком через крестьянское хозяйство составила одну из важнейших особенностей французской экономики, которая определилась в этот период.Следствием отмеченных изменений явился начавшийся в XII в. выкуп крестьян на волю.

Бывший серв выкупал четыре основные повинности, характеризующие личную зависимость во Франции: побор с наследства (право «мертвой руки»), брачный побор, произвольную талью и погловный побор.

Земля при этом оставалась собственностью феодала, за пользование которой крестьянин платил денежную ренту — ценз, отчего крестьянин стал называться цензитарием, а его земельный участок — цензивой.

Сохранялась судебная зависимость его от феодала, однако в качестве лично свободных людей (вилланов) крестьяне могли обращаться в королевский суд, апеллируя на решения сеньориального суда.Выкуп мог быть индивидуальным или коллективным, его сумма определялась договором, оформленным в виде хартии.

Иногда она была настолько обременительна, что крестьяне предпочитали не менять своего положения, и тогда «освобождение» могло быть принудительным.

Распространение продуктовой и денежной форм ренты, участие крестьян в торговле повышали самостоятельность крестьянского хозяйства и диктовали необходимость предоставления личной свободы, хоти и не были единственной причиной этого процесса.

Большую роль в его развитии сыграла классовая борьба крестьян, которую в этот период отличает их стремление улучшить не только свое экономическое положение, но и социальный статус. В XII—XIII вв. в деревнях Франции идет борьба крестьян за расширение экономических, административных и юридических прав сельской общины.

Этот процесс шел параллельно коммунальному движению в городах и мог иметь своим результатом образование сельской коммуны, для которой были характерны статус личной свободы жителей, право выборного управления, самостоятельного сбора ренты в пользу сеньора, выбора прокуратора — доверенного лица в ее внешних контактах, право низшей юстиции по конфликтам, возникающим между ее членами. Права сельской общины закреплялись письменной хартией. Все это укрепляло крестьянскую общность, обеспечивая ее противостояние классу феодалов, который в условиях развития товарно-денежных отношений пытался увеличить размеры денежной ренты.

Рост рентных платежей значительно затруднял крестьянам реализацию продукции на рынке. Большая сумма выкупных платежей побуждала крестьян обращаться к ростовщикам и оборачивалась долговой кабалой для них. Особенно тяжелыми были условия выкупа свободы у церковных феодалов. Заметным бременем на крестьянах лежала и церковная десятина («большая» — с урожая зерна и «малая» — со скота, шерсти и продуктов животноводства). Наконец, именно с XIII в. определились посягательства государства на доходы крестьянского хозяйства. Все это создавало напряженную обстановку в деревне, которая часто разряжалась открытыми выступлениями крестьян.

В 1251 г. во Фландрии и Северной Франции началось самое крупное в XIII в. восстание «пастушков», как называли себя крестьяне. Особенностью его явился ярко выраженный антицерковный характер. Громя монастыри и церкви, крестьяне двигались к Парижу и далее на юг к Туру и Орлеану. Восстание свидетельствовало о глубоком недовольстве в среде крестьянства и обострении классовой борьбы

Источник: http://vladhistory.com/goroda-v-xi-xiii-vv/

Booksm
Добавить комментарий