«Германская проблема» на Венском конгрессе. Образование Германского союза

Читать онлайн Новая история стран Европы и Америки XVI XIX вв. Часть 3: учебник для вузов страница 66. Большая и бесплатная библиотека

«Германская проблема» на Венском конгрессе. Образование Германского союза

Важнейшей реформой Штейна стала отмена крепостного права 9 октября 1807 г. Эдикт отменял личную зависимость крестьян, но право собственности на землю не предоставлял, вопрос выкупа крестьянских повинностей также урегулирован не был. В 1810 г. министерство Гарденберга разработало эдикт о регулировании выкупа земли.

Разные категории крестьян могли превратиться в собственников, уступив помещикам от трети до половины своих наделов. Но из-за недовольства юнкерства эдикт практически не применялся. Была опубликована инструкция по упразднению крестьянской общины. На ее основе произошел раздел общинных угодий и передел пахотной земли.

Объективно все эти меры расшатали мелкое крестьянское землевладение.

«Октябрьский эдикт» положил начало уравнению в Пруссии всех сословий, так как дворянин мог заниматься теперь ремеслами или торговлей, крестьянин получал право перейти в прослойку бюргеров, и наоборот, бюргер мог стать крестьянином. Эти преобразования подрывали традиционные устои жизни и стали ядром процесса модернизации в Пруссии.

В 1810–1812 гг. в силу крайнего дефицита государственной казны начались финансовые реформы. Подверглась секуляризации церковная собственность, введен налог на роскошь, модернизирована система налогообложения, учреждался промысловый налог.

Важная составляющая модернизации – начало разрушения цеховой системы: цеховые монополии и привилегии были ликвидированы, выход из цеховой организации стал свободным. Любой прусский подданный обрел право, купив промысловое свидетельство, открыть собственное торговое или промышленное предприятие.

Таким образом, утверждение экономического индивидуализма приобрело в Пруссии реальные контуры. Утверждению в прусском обществе принципов индивидуализма и толерантности служило и введение гражданского равенства евреев (1812).

Реформы в армии начались в 1807 г. Их главными организаторами стали Герхард Иоганн Шарнгорст (1756–1813), Август Вильгельм фон Гнейзенау (1760–1831) и Герман фон Бойен (1771–1848). Они стремились создать боеспособную армию, укрепить ее боевой дух, обеспечить условия для развития личной инициативы военных.

Проводя преобразования, они прежде всего отказались от сословных привилегий в армии: были упразднены привилегии дворян на получение офицерских званий, отменены телесные наказания для солдат. Численность и боеспособность армии повышалась за счет введения крюмперской системы: всех военнообязанных на месяц призывали в полки для обучения, потом их отпускали. К 1811 г.

численность обученных резервистов достигла уже 35 тыс. человек.

Стремление к либерализации нашло воплощение в реформе образования. Ее творцом стал Вильгельм фон Гумбольдт (1767–1835), министр образования в 1809–1810 гг. Образование стало всеобщим и государственным. Низшую ступень составили народные школы, среднюю ступень – реальные училища и гимназии, высшую ступень – университеты. В 1810 г.

по инициативе Гумбольдта был создан Берлинский университет, прославившийся впоследствии либеральными порядками и активными студенческими союзами. Именно реформы образования и последовавшая затем во многих немецких землях так называемая «университетская революция» стали мощным импульсом для интеллектуального развития Германии.

С помощью всех этих реформ бюрократия прежде всего отстаивала политический суверенитет Пруссии, сохраняя традиции. Права личности не отвергались, но подчинялись ценности национальной общности и государственности. Следует заметить, что требование ввести Конституцию осталось без ответа.

Прусское реформаторство получило довольно высокую оценку во многих немецких исторических трудах, а Штейна даже назвали демиургом гражданского общества в Германии. Но есть и другая точка зрения.

Либерально настроенные немецкие историки полагают, что преобразования продолжили линию бюрократии Фридриха Великого, и эта «революция сверху», взорвав некоторые устои традиционного общества, в перспективе способствовала укреплению прусского абсолютистского государства. Не случайно накануне революции 1848 г. в Пруссии отсутствовали и Конституция, и общепрусское национальное представительство.

Однако в рамках прусского реформаторства велась борьба за национальное представительство, в его основе лежала идея уравнения нации и государства. Поэтому бюрократический либерализм вполне корректно рассматривать и как посредствующее звено между просвещенным абсолютизмом и конституционным либерализмом.

Реформы в государствах Рейнского союза обладали определенной спецификой по сравнению с прусскими. Они проходили по французской модели, которая в значительной степени определялась принципами кодекса Наполеона. Создавалась новая система эффективного управления, были образованы новые административные округа, управлявшиеся централизовано.

Везде были уничтожены сословные привилегии, провозглашено равенство граждан перед законом, введены гарантии их собственности, безопасности. Идея либеральной модернизации здесь получила наибольший резонанс. В Баварии в 1808 г., а в Вестфалии в 1807 г. были приняты Конституции.

Во всех рейнских землях провозглашена религиозная веротерпимость, равноправие конфесиий, введен государственный надзор над церковью.

Наиболее радикальные реформы происходили на территориях рейнского Левобережья, которые до 1814 г. входили в состав Франции.

Наполеоновские государства Вестфалия, Берг, Франкфурт-на-Майне должны были стать образцами для проведения реформ во французском духе. Но реформы здесь больше декларировались, нежели претворялись в жизнь.

Срединные и северные государства Германии не затронуты были преобразованиями вовсе. В Саксонии и обоих Мекленбургах сохранилась феодальная организация общества.

Завоевания Наполеона стали импульсом для пробуждения умственного, прежде всего национально-патриотического движения в немецких государствах. Огромную роль в духовном возрождении Германии сыграли философия и литература. Ранние зачатки общенемецких идей можно обнаружить в творчестве Лессинга, Шиллера, философии Канта, Гердера.

Культ общественного духа в годы наполеоновских войн уже звучал в религиозной проповеди Фридриха Шлейермахера (1764–1838). Философ указывал на высокие патриотические задачи и выступал против «личного сознания». Идея самоограничения во имя коллективного целого была ярко представлена в творчестве Иоганна Готлиба Фихте (1762–1814).

Уже в его сочинении «Основные черты нашего века» он утверждал, что человек должен позабыть о себе и погрузиться в жизнь всего человечества. Но подлинным духовным знаменем немецкого патриотического движения стала его работа «Речи к немецкой нации» (1807–1808), пронизанная верой Фихте в провиденциальную миссию немецкого народа.

Философ произнес эту речь в Берлине. По его мнению, Германия – это светочь мира, что только у нее одной есть действительно национальный язык и национальная литература, и с ее гибелью погибнет общечеловеческая культура. Великий философ восклицал: «Вы не погибнете, вы не можете погибнуть.

Если вы падете, то с вами падет все человечество».

Властителем дум немецкого общества того времени был также Эрнст Мориц Арндт (1769–1860), у которого немецкая идея воплощалась в призыве в его «Немецких песнях» к крестовому походу против демона Наполеона и в утверждении ненависти к Франции. Но все же главное в публицистике и песнях Арндта – призыв к немцам обрести общее отечество.

Все это привело к широкому распространению патриотической литературы, к возникновению патриотических союзов (Тугендбунд), а с 1809 г. – к подъему партизанского движения. В 1812 г. Наполеон обязал Фридриха Вильгельма III предоставить ему 20 тыс. солдат для похода в Россию и пропустить его через территорию Пруссии.

В знак протеста против положительного решения короля 500 офицеров подали в отставку. Бойен, Клаузевиц эмигрировали в Россию, затем туда же приехал Штейн. Сопротивление Наполеону достигло пика в 1813 г.

, когда был сформирован десятитысячный русско-немецкий легион и начал свою борьбу партизанский отряд барона фон Лютцова Добровольцы Лютцова носили черную форму, отороченную красными кантами и лампасами и украшенную золотыми пуговицами.

Вершина патриотического подъема – это участие армий немецких государств в освободительной войне и в битве народов под Лейпцигом 16–19 октября 1813 г. В ходе этих походов солдаты «забывали», что они пруссаки или гессенцы, чувствуя себя прежде всего немцами, а блестящая победа над «великой армией» Наполеона убеждала их в этом сильнее всего.

«Германская проблема» на Венском конгрессе. Образование Германского союза

Венский конгресс (1814–1815), завершивший эпопею наполеоновских войн, был посвящен самым разным проблемам политического переустройства Европы. Одной из наиболее важных являлась германская.

Предстояло урегулировать взаимоотношения Австрии и Пруссии, определить возможность объединения германских государств в союз и формы этого объединения, характер отношений Австрии, Пруссии и других германских государств с Россией и Англией, в том числе перспективу формирования из германских государств анти-французского барьера.

Окончательное решение «германской проблемы» возлагалось на представителей Австрии, Англии, Пруссии и России. Непосредственной работой должен был заняться германский комитет, состоящий из представителей Австрии, Пруссии, Баварии, Вюртемберга и Ганновера.

Источник: https://dom-knig.com/read_222720-66

История Германии: Новое время

«Германская проблема» на Венском конгрессе. Образование Германского союза

Москва: РГГУ, 2019. — 188, [1] с.

ISBN 978-5-7281-2279-1

Дисциплина «История Германии: Новое время» является второй частью курса «История Германии» и посвящена изучению ключевого периода в формировании немецкой нации и континуитетов экономического, социально-политического и культурного развития страны.

«История Германии (Новое время)» — обязательная дисциплина вариативной части бакалавриата по направлениям подготовки 46.03.01 — «История» и 45.03.

01 — «Филология» («Компаративистика: история, литература, культура России и страны специализации»), а также может быть использована в рамках специализации «Россия — Германия» направления 41.03.01 — «Зарубежное региоиоведение».

Книга доступна:

Введение

Германия накануне и в годы Реформации (конец XV — начало XVI в.)    Германские земли в конце XV — начале XVI в.     Католическая церковь на рубеже XV-XVI вв.

     Трансформация менталитета немцев     Особенности немецкого гуманизма     Причины Реформации     Мартин Лютер и создание новой церкви     Развитие Реформации в Германии в 1520-1521 гг.     Рыцарское восстание 1522—1523 гг. и Крестьянская война 1524-1525 гг.

     Военно-политическая консолидация немецких протестантов. Шмалькальденские войны. Аугсбургский религиозный мир 

    Контрольные вопросы и задания

Германия в годы Тридцатилетней войны     Происхождение Тридцатилетней войны     Канун войны    Основные этапы Тридцатилетней войны     Вестфальский мир 

    Контрольные вопросы и задания

Германия после Тридцатилетней войны. Возвышение Бранденбурга    Священная Римская империя германской нации во второй половине XVII в.     Возвышение Бранденбурга 

    Контрольные вопросы и задания

Системы власти германских государств: княжеский абсолютизм и республики     Система власти в Бранденбурге     Организация власти в коронных землях Габсбургов     Особенности политического развития Саксонии     Политическая система Вюртемберга 

    Контрольные вопросы и задания

Просветительские движения в германских государствах    Суть и основные этапы немецкого Просвещения     Реформы просвещенного абсолютизма в Пруссии, Австрии и других немецких государствах 

    Контрольные вопросы и задания

Германия в тени Наполеона: катастрофы и реформы    Участие Пруссии и Австрии в Первой антифранцузской коалиции. Процесс медиатизации    Создание Рейнского союза и преобразования в его государствах    Оборонительная модернизация в Пруссии     Подъем патриотического движения 

    Контрольные вопросы и задания

Германский союз в 1815-1847 гг.     «Германская проблема» на Венском конгрессе     Образование Германского союза     Германский союз в период Реставрации. Система Меттерниха и сопротивление ей     «Германский вопрос» в период Реставрации и накануне революции 1848 г. 

    Контрольные вопросы и задания

Революция 1848-1849 гг. в Германии: упущенные возможности или историческая веха?     Начало революции и создание «мартовских» министерств     События в Австрии и Пруссии Франкфуртское национальное собрание     Имперская конституция     Трагедия Франкфуртского парламента 

    Контрольные вопросы и задания

Австро-прусский дуализм в постреволюционной Германии (1849-1858)    Оломоуцкое «унижение» Пруссии     Германский союз в 50-60-е годы XIX в.     Внутреннее развитие Пруссии     Австрия в 50-е годы XIX в. 

    Контрольные вопросы и задания

Образование Германской империи     Новый подъем борьбы за германское единство     Конституционный конфликт в Пруссии     Рабочий вопрос и рабочее движение в 60-е годы XIX в.     Войны Пруссии. Образование Северогерманского союза     От Северогерманского союза к Германской империи 

    Контрольные вопросы и задания

Консолидация империи в 70-80-е годы XIX в.     Либеральные реформы     Эпоха «грюндерства»     Политическая система империи     Культуркампф    Политика Бисмарка в 80-е годы ХIХ в.     Зарождение социального государства     Стремление к европейской гегемонии     Начало колониальных захватов

    Контрольные вопросы и задания

Вильгельмовская Германия в 1888-1914 гг.     Отставка «железного канцлера»     Политика «примирения»     Социально-политическая жизнь в Германии в конце XIX в.     Организованный национализм в годы вильгельмовской Германии     Переход к «мировой политике» в конце XIX в. Германия накануне Первой мировой войны 

    Контрольные вопросы и задания

Историческое знание в Германии XIX в.: между философскими вызовами и историзмом 
    Контрольные вопросы и задания

Заключение

Список источников и литературы

Основная рубрика: История

Источник: https://liber.rsuh.ru/en/node/770

Особенности международных решений по германскому вопросу в 1945 г

«Германская проблема» на Венском конгрессе. Образование Германского союза

К середине 1946 г. тревогу Вашингтона вызывали не только позиция советской стороны по отношению к международным экономическим и политическим организациям, но и подходы Москвы к урегулированию ключевых региональных проблем – прежде всего {¦} германской. Германия была повержена.

Но не было сомнений в том, что равно или поздно эта страна, занимающая ключевое геополитическое положение в Европе и обладающая большим людским потенциалом, добьется возвращения в разряд перворазрядных игроков мировой политики.

Каким будет это возвращение, какой станет восстановленная Германия, какими окажутся ее внешнеполитические ориентиры – ответы на эти вопросы зависели от слаженности действий держав-победительниц. Германский вопрос был для судеб Европы важнейшим. А поскольку положение дел в Европе в середине XX в.

считалось определяющим для ситуации в Евразии в целом, то германская проблема приобретала значение общемировой.

Главным форумом, на которой решалась судьба Германии, стала Потсдамская (Берлинская) конференция (17 июля – 2 августа 1945г.). Она завершилась подписанием двух базовых документов – Протокола Берлинской конференции трех великих держав и обширного Сообщения о Берлинской конференции трех держав (2 августа 1945 г.), состоявшего из 15 глав.

В этих документах были зафиксированы основные принципы будущей политики победителей в отношении Германии. В Потсдамской конференции принимали участие представители только трех великих держав (СССР, США и Великобритании). Франция была приглашена присоединиться в потсдамским решениям позднее и официально примкнула к ним в начале августа 1945 г.

Ключевым элементом будущего урегулирования германских дел согласно тексту Сообщения о Потсдамской конференции должна была стать так называемая программа четырех «д»: демилитаризации, декартелизации, денацификации, демократизации послевоенной Германии.

В стране предстояло разрушить основы военного производства, запретить создание крупных промышленных объединений монопольного типа, провести политическую чистку в целях отстранения от власти и политической жизни бывших активистов нацистского режима, провести полный пересмотр учебных программ и перестройку системы воспитания и образования для искоренения идеологии реванша, расовой исключительности и национализма и в интересах воспитания будущих поколений немцев в духе мира, идеалов свободы и демократии.

По решению конференции от Германии отделялись территории Восточной Пруссии и большей части Померании и Силезии. Конференция в принципе соглашалась с передачей Советскому Союзу восточной части Восточной Пруссии с г. Кенигсбергом (совр.

Калининград), причем США и Великобритания обязались поддержать это решение на будущей конференции о предстоящем мирном урегулировании (гл. VI). Относительно границ Польши в сообщении конференции говорилось (гл.

IX), что Польша получит западную часть Восточной Пруссии и земли к востоку от линии Одер – Западная Нейсе – эти районы и соответствовали историческим областям Померании и Силезии. {¦}

Восточная граница Германии таким образом должна была отныне проходить по линии река Одер – река Западная Нейсе.

Существуют свидетельства, согласно которым западные делегаты не сразу разобрались в прилагавшихся географических картах и не обратили внимание на существование двух рек с названием «Нейсе» в зоне предполагаемого проведения восточной германской границы – Западной Нейсе и Восточной Нейсе.

Поэтому, соглашаясь с советским проектом будущей границы по Западной Нейсе, они будто бы имели в виду провести ее по Восточной и осознали свою ошибку только после того, как успели дать согласие на советские предложения. В итоге за линию границы была принята Западная Нейсе.

В ходе потсдамских обсуждений было решено осуществить перемещение в западные районы Германии этнического немецкого населения, проживавшего ранее на отделяемых от Германии территориях советской и польской частей Восточной Пруссии, в переходивших к Польше Померании и Силезии, Судетской области (возвращенной Чехословакии), а также ряде районов Венгрии. Решения о перемещении населения официально затронули судьбу 6,5 млн немцев. На самом деле поток беженцев было гораздо больше. Переезд в разоренную Германию огромной массы неустроенных и голодных людей усугубил проблемы, с которым сталкивалась побежденная страна.

В соответствии с постановлениями Потсдамской конференции в г. Нюрнберге (в Баварии) с ноября 1945 г. по октябрь 1946 г. был проведен показательный судебный процесс над нацистскими военными преступниками, в результате которого ряд высших деятелей бывшей нацистской партии и Германского рейха были признаны виновными в преступлениях против человечества и казнены.

Территория Германии за вычетом отделенных от нее областей была разделена на четыре оккупационные зоны – советскую, американскую, британскую и французскую.

Город Берлин, оказавшийся в центре советской зоны оккупации, после его взятия советскими войсками (при участии американских частей) в мае 1945 г.

, был тоже разделен на четыре сектора, в каждом из которых ситуацию контролировали, соответственно, военные власти СССР, США, Великобритании и Франции. В Берлине работа Межсоюзная комендатура, которая координировала действия военных властей четырех держав в городе.

Для проведения скоординированной политики в оккупационных секторах Германии был сформирован Контрольный совет как верховный орган четырех держав в отношении германских дел. Он состоял из главнокомандующих оккупационными войсками союзных держав в Германии и принимал решения на основе единогласия.

Конференция постановила (гл. II) создать Совет министров иностранных дел (СМИД), на который была возложена обязанность, во-первых, решать текущие вопросы управления оккупированной Германией, а во-вторых, готовить общую конференцию для заключения мирных договоров со странами – бывшими союзницами Германии и урегулирования вопроса о бывших итальянских колониях. {¦}

Потсдамские решения в отношении Германии не имели статуса международного договора и не подлежали ратификации.

Зафиксированные в них положения при всей их важности носили предварительный характер, окончательные решения относились на будущее – время, когда в Германии будет образовано новое законное центральное правительство. Вопрос о подготовке практических условий для его формирования становился одним из главнейших.

страницаназад
страницавперед

О проекте

Источник: http://tajni.ru/osobennosti_mejdunarodnih_resheniy_po_germans-a830.html

Борьба держав на Венском конгрессе (стр. 2 из 5)

«Германская проблема» на Венском конгрессе. Образование Германского союза

Проиграв польское дело, и, по сути, «завалив» саксонское, Талейран, тем не менее, полностью выиграл свою главную ставку: буржуазная Франция не только не была расхватана по кускам феодально-абсолютистскими великими державами, но и вошла равноправной в среду великих европейских держав. Кроме того, была разбита грозная для французов коалиция. Таковы главные итоги напряженной деятельности министра иностранных дел Талейрана в этот период на международной арене.

8 октября 1814 г.

4 державы-победительницы подписали декларацию, согласно которой в подготовительный комитет Венского конгресса должны были войти не только Великобритания, Австрия, Пруссия и Россия, но и Франция, Испания, Португалия и Швеция.

Только в ходе пленарных заседаний конгресса могли быть приняты окончательные решения; наконец, будущие постановления должны соответствовать принципам международного права.[13] По сути, это была победа французской дипломатии.

Это был первый, но не единственный успех выдающегося дипломата: к марту 1815 г. он сумел совершенно расстроить антифранцузскую коалицию; державы-победительницы, и прежде всего Австрия и Великобритания, очень скоро поняли, что без Франции они не смогут обойтись. Действительно, сильная Франция была нужна Австрии, чтобы сдерживать прусские притязания на Саксонию, а русские — на Польшу.

В свою очередь, Лондону был нужен партнер на континенте, способный противостоять чрезмерному усилению России на Востоке. Наконец, хотя Венский конгресс был своего рода дипломатической дуэлью между Александром I и Талейраном, тем не менее и русский царь отдавал себе отчет в том, что ему может понадобиться сила на западе Европы, способная уравновесить чрезмерно усилившуюся Пруссию.

[14]

Недавние союзники преследо­вали на Венском конгрессе совер­шенно различные цели. Император России Александр I стремился уве­личить свои владения. Для этого он хотел создать в составе Российской империи Польское королевство, объединив все польские земли, в том числе и принадлежавшие Прус­сии. В качестве компенсации Алек­сандр предлагал передать Пруссии королевство Саксонию.

Однако этот план не устраивал Австрию, Англию и Францию. Авст­рия, стремившаяся к господству в Германии, не желала присоединения Саксонии к Пруссии, понимая, что в таком случае Пруссия станет очень опасным соперником.

Англия, про­водя свою традиционную политику лавирования, боялась чрезмерного усиления России.

Франция же в лице Талейрана выступила против устрем­лений Александра I, поскольку они противоречили принципу легити­мизма, а только этот принцип пре­дотвращал расчленение Франции: она сохранялась в своих дореволю­ционных границах.

Основываясь на общих интере­сах, Австрия, Англия и Франция за­ключили тайный союз, направленный против России и Пруссии.

В итоге большая часть Польши отошла к Рос­сии (она получила название Царства Польского; Александр I пообещал «да­ровать» ему конституцию и провоз­гласить его автономным образовани­ем в составе Российской империи), Пруссия получила лишь часть Сак­сонии. Таким образом, план Алек­сандра I удался лишь частично. Это было серьёзным поражением русской дипломатии.[15]

Среди других вопросов, обсуж­давшихся в Вене, важнейшей была германская проблема. Народ Герма­нии, воодушевлённый освободитель­ной борьбой против Наполеона, наде­ялся на объединение страны.

Однако вместо единой Германии был создан расплывчатый Германский союз из четырёх десятков независимых мел­ких немецких княжеств. Председа­тельствовать в этом союзе должен был австрийский император. По решению Венского конгресса политически раз­дробленной осталась и Италия.

Евро­пейские монархи панически боялись революций и делали всё, чтобы их предотвратить. Они стремились сте­реть с карты Европы все последствия Французской революции.

Российская империя вступала на Венский конгресс твердой и величественной поступью самой влиятельной державы в Европе. Три основных фактора были тому причиной:

— Нравственный: Россия заслуженно была увенчана славой спасительницы Европы от наполеоновского владычества — это ее победоносные войска принесли свободу и Берлину, и Вене, именно она поглотила Великую армию Наполеона всенародным подвигом сопротивления и бескрайностью своих просторов.

— Военный: Россия располагала в 1814 г. самой мощной сухопутной армией на Европейском континентом – самой многочисленной, отлично дисциплинированной, закаленной в боях и, главное, привыкшей побеждать (без комплекса «победителей-побежденных», как у битых Наполеоном прусских и австрийских военных).

— Личностно-дипломатический: император Александр I был для России фигурой не только национального, но и мирового масштаба. Вдохновитель и организатор сокрушившей Наполеона коалиции, он был убежден в особой миссии России как гегемона Европы и гаранта безопасности на этом континенте. Венский конгресс можно небезосновательно назвать его детищем на пути к достижению этих целей.

Россия шла на конгресс в Вене со своей четкой программой сохранения и упрочения мира в Европе. Император Александр видел причину потрясших мир Наполеоновских войн гораздо глубже, нежели в «демонической» личности самого Наполеона.

Он считал «корсиканского узурпатора» детищем Французской революции, сокрушившей устои, на которых столетиями покоился status quo того мира, к которому принадлежал Александр: христианская вера, монархическое устройство государств. Стабильность общественного строя.

Не будем судить Александра с современных позиций: достижения Французской революции в области общечеловеческих прав и свобод действительно велико, однако эти благодатные всходы она принесла лишь десятилетия спустя, а в 10-х гг. XIX в.

ее единственными очевидными результатами виделись кровопролитие и беззаконие! Прозорливый аналитик, Александр прекрасно понимал, что с падением Наполеона был срублен ствол древа насилия, но не выкорчеваны его корни.

Революционные идеи, по мнению русского императора, продолжали волновать умы по всей Европе, косвенно готовя новых потенциальных наполеонов. Объединить для борьбы с этой опасностью все силы традиционной Европы с Россией во главе – вот в чем видел Александр свою сверхзадачу в Вене в 1814 г.[16]

Как выглядел бы наш мир, если бы Россия смогла построить свое здание новой Европы – не дано судить никому. История не терпит сослагательного наклонения… Однако не нужно скоропалительно обвинять Александра в попытке затормозить ход истории. Грандиозным планам России на Венском конгрессе не суждено было реализоваться.

На Венском конгрессе Россия столкнулась с противником, оказавшимся для нее гораздо опаснее Наполеона с его Великой армией.

Этим противником была Великобритания, оружием его была тайная дипломатия (в которой британцы не знают равных), а полем боя стал какой-то генетический страх европейских государств перед их великим восточным соседом — с его огромными пространствами, многомиллионным населением и непознаваемой европейским прагматизмом самобытной душой…

Что касается Великобритании, то последняя не претендовала на какие-либо территории в Европе.

Все территориальные приобретения, которые англичане произвели в ходе революционных и наполеоновских войн — и прежде всего в Индии (Бенгалия, Мадрас, Майсор, Карнатик, район Дели и мн. р.) — были осуществлены далеко за пределами континента.

Англичане добились своей цели, сокрушив былое колониальное могущество Франции в Индии и Вест-Индии, и теперь им также нужна была сильная Франция как важнейший фактор европейского равновесия.

Великобритания также претендовала на роль гегемона Европы. Действуя закулисной интригой, маневрируя торговой и кредитной политикой, не брезгуя и прямым подкупом, она держала в своих руках многие нити управления донаполеоновской Европой.

«Разделяй и властвуй» — таков был основной лозунг британской внешней политики. Британская корона строила свое доминирующее положение в семье европейских народов на их разобщенности и потворствовании ослабляющим их кровавым конфликтам.

Россия с ее концепцией объединенной союзом величайших монархий Европы не оставляла британской гегемонии не единого шанса.

Надо заметить, что еще в процессе военной и дипломатической борьбы лета и осени 1813 года происходит англо-австрийское сближение. Британская дипломатия стремится вовлечь Австрию в антинаполеоновскую коалицию и использовать ее в качестве противовеса Франции (особенно в Италии).

Без Австрии, с английской точки зрения, не могла быть решена германская проблема.

Каслри снова выдвигает давнее английское требование о создании большого Нидерландского королевства, которое могло бы стать составной частью антифранцузского барьера, и настаивает на том, чтобы в его состав была включена территория Австрийских Нидерландов.

В августе 1813 года после окончания перемирия военные действия между Наполеоном и союзниками, к которым присоединилась Австрия, возобновились. Каслри с удовлетворением отмечал, что новая коалиция против наполеоновской Франции означает объединение всей Европы «против безудержного честолюбия человека, не имеющего совести и веры».[17]

Улучшение англо-австрийских отношений нашло свое выражение в англо-австрийском Теплицком договоре (3 октября 1813 года). Австрия получила субсидию, несмотря на то что уже имела значительную задолженность, которую не была в состоянии выплатить. База коалиции существенно увеличивалась, опасения насчет «семейного союза» Австрии и Франции отпадали.

Источник: https://mirznanii.com/a/336174-2/borba-derzhav-na-venskom-kongresse-2

Booksm
Добавить комментарий