Георгий Викторович Вульф, российский ученый-кристаллограф

Вульф, Георгий (Юрий) Викторович — это… Что такое Вульф, Георгий (Юрий) Викторович?

Георгий Викторович Вульф, российский ученый-кристаллограф

— профессор минералогии и кристаллографии в Варшавском университете; род. в 1863 г.; образование получил в Варшавском университете на естественном отделении физико-математического факультета, которое окончил в 1885 г. После окончания Университета, В. был оставлен при нем для приготовления к профессорской деятельности и командирован в 1888 г. за границу. В 1892 г. В.

защитил в Варшаве магистерскую диссертацию, после чего открыл в тамошнем Университете приват-доцентский курс. В 1896 г. он защитил в Одесском университете свою докторскую диссертацию. В 1897 г. В. занял кафедру минералогии в Казанском университете, а в конце 1898 г. перешел на ту же кафедру в Варшавский университет. Научные работы В. все имеют своим предметом кристаллографию и физику.

Основной взгляд, проводимый В. в его научных трудах, университетских и публичных лекциях, сводится к тому, что минералогия не есть самостоятельная наука и что владеть ею способен лишь ученый, глубоко знающий физику и химию в качестве основных предметов, а не вспомогательных.

Образовавшись в качестве науки о «третьем царстве природы», царстве мертвых предметов, минералогия оказалась конгломератом различных наук, как, напр., чисто биологической — палеонтологии, чисто физической — кристаллографии, и чисто химической — собственно минералогии. Смешение этих дисциплин вводит в науку нежелательный дилетантизм. Труды В.

: «Свойства некоторых псевдосимметрических кристаллов и т. д.» («Записки Имп. Минерал. Общ.», II серия, XXIX часть, магистерская диссертация); «Оптический метод Корню для измерения упругости твердых тел» («Варш. Унив. «Изв.»., 1894); «К вопросу о скоростях роста и растворения кристаллических граней» («Варш. Унив. Изв.», 1895), «Симметрия и вывод всех ее кристаллографических видов» («Варш.

Унив. Изв.», 1897); «Untersuchungen im Gebiete der optischen Eigenschaften der isomorphen Krystalle» («Zeitschrift für Krystallographie», 1902); «О способах начертания и вычисления кристаллов применительно к измерениям помощью теодолитного гониометра» («Варш. Унив. Изв.», 1902); «О точности законов геометрической кристаллографии» («Варш. Унив. Изв.», 1903).

Указанные работы появлялись также и на немецком в «Zeitschrift für Krystallographie und Mineralogie». Кроме того, В. выпустил в свет в 1904 г. свое «Руководство по кристаллографии», являющееся во многом синтезом его работ в этой науке.

{Брокгауз}

u0001

Вульф, Георгий (Юрий) Викторович

[10 (22) июня 1863 — 25 дек. 1925] — сов. кристаллограф, чл.-корр. АН СССР (с 1921). Родился в Чернигове. По окончании Варшав. ун-та (1885) работал в нем ассистентом и приват-доцентом. В 1897—98 был проф. Казан., а в 1899—1906 — Варшав. ун-тов. В 1906— 1907 жил в эмиграции в Женеве.

С 1908 — приват-доцент Моск. ун-та. В 1911 оставил ун-т в знак протеста против реакционной политики мин-ва просвещения. В том же году занял кафедру минералогии и кристаллографии на Моск. высших женских курсах, а экспериментальную работу вел в открывшемся тогда Народном ун-те им. Шанявского. С 1918 В.

был проф. Моск. ун-та.

В геометрич. кристаллографии В. разработал простой графич. метод обработки результатов измерения кристаллов. Метод связан с изобретенной В. в 1897 стереографич. сеткой, получившей его имя.

При помощи сетки Вульфа можно графически вычислить символы всех граней кристалла, а также константы кристалла — осевые углы с точностью до 30' и отношения осевых единиц а: в: с до третьего знака. В настоящее время сетка Вульфа применяется при всех кристаллографич. работах. Дал способ вывода всех видов симметрии кристаллов. В этом выводе за основное симметрич.

преобразование принято отражение в плоскости симметрии. Для точного вычисления констант кристаллов применил метод наименьших квадратов. Исследуя процессы роста кристаллов, вывел закон, гласящий, что скорости роста граней кристалла пропорциональны удельным поверхностным энергиям этих граней. В.

изучал вопросы влияния концентрационных потоков на форму растущего кристалла. Много работал над выяснением свойств жидких кристаллов. В области кристаллооптики занимался изучением явления вращения плоскости поляризации и оптич. аномалиями нек-рых кристаллов, относящихся к кубич. системе. Выдающимися достижениями В.

являются его работы по внутреннему строению кристаллов. В 1913 им была выведена (одновременно с У. Л. Брэггом в Англии) формула, лежащая в основе рентгеноструктурного анализа, к-рая известна под названием формулы Вульфа—Брэгга. В том же году В. поставил первые в России рентгеноструктурные исследования. Во время первой мировой войны 1914— 1918 В.

и его сотрудники разработали новый способ изготовления рентгеновских экранов, к-рые применяются при медицинских съемках и просвечиваниях. По инициативе В. производство этих экранов было организовано в России. У В. учились А. В. Шубников, А. Б. Млодзеевский, Е. Е. Флинт, Н. Е. Успенский, Н. А. Смольянинов и др.

Соч.: Избранные работы по кристаллофизике и кристаллографии. Ред., биогр. очерк и примеч. проф. A. Б. Млодзеевского, М.—Л., 1952; К вопросу о скоростях роста и растворения кристаллических граней. Дисс.

, Варшава, 1895; О способах начертания и вычисления кристаллов применительно к измерениям с помощью теодолитного гониометра, «Известия Варшавского ун-та», 1901—02, № 5; Прохождение рентгеновских лучей через кристаллы, «Природа», 1913, № 1; К вопросу о дифракции рентгеновских лучей в кристаллах, «Журнал Русского физ.-хим. об-ва. Физический отдел», 1923, т. 35, № 1—3; Руководство по кристаллографии, Варшава, 1904.

Лит.: Флинт Е. Е., Памяти Ю. В. Вульфа, «Труды Института прикладной минералогии», 1928, вып. 34; Ильин Б. В., Юрий Викторович Вульф, «Ученые записки Московского ун-та», 1940, вып. 52; Очерки по истории физики в России, под ред. А. К. Тимирязева, М., 1949; Флинт Е. Е., Юрий Викторович Вульф, «Записки Всесоюзн. минералогич. об-ва, 2 серия», 1951, вып. 1.

u0001

Вульф, Георгий (Юрий) Викторович

(22.VI.1863—25.XII.1925) — советский кристаллограф и кристаллофизик, чл.-кор. АН СССР (1921). Р. в Нежине. Окончил Варшавский ун-т (1885), где работал до 1909 (в 1907—08 — профессор Казанского ун-та). С 1909 — в Московском ун-те.

В 1911 оставил ун-т в знак протеста против реакционных действий министра просвещения Кассо и перешел в Народный ун-т им. А. Л. Шанявского.

Возвратился в Московский ун-т профессором уже после Великой Октябрьской социалистической революции (в 1917).

Основные работы в области кристаллографии, кристаллофизики, кристаллооптики, рентгеноструктурного анализа, минералогии.

Предложил способ вывода всех видов симметрии кристаллов, разработал графический метод обработки результатов измерения кристаллов с помощью стереографической сетки (сетка Вульфа).

Обнаружил (1895) влияние силы тяжести на форму кристалла во время его роста из раствора, изобрел вращающий кристаллизатор и разработал метод получения кристаллов правильной формы.

Установил закон процесса роста кристаллов, согласно которому скорости роста граней кристалла пропорциональны их удельным поверхностным энергиям (закон Вульфа). В 1913 независимо от Л. Брэгга вывел условия интерференционного отражения рентгеновских лучей от кристаллов (формула Брэгга — Вульфа), положенные в основу рентгеновской спектроскопии. Первый в России начал рентгеноструктурные исследования.

Соч.: Избранные работы по кристаллофизике и кристаллографии. — М., Гостехиздат, 1952.

Лит.: Млодзеевский А. Б. Вульф и развитие кристаллофизики. — В кн.: Очерки по истории физики в России. — Л., 1949, с. 195—206; Флинт Е. Е. Воспоминания о Ю. В. Вульфе. — Тр. Ин-та кристаллографии АН СССР, 1951, вып. 6, с. 3—14; Развитие физики в России. — М., Просвещение, 1970, 2 т.

u0001

Вульф,

Георгий (Юрий) Викторович

Род. 10 (22) июня 1863, в Нежине, ум. 25 декабря 1925, в Москве. Физик, специалист в области кристаллографии, кристаллофизики, кристаллооптики, рентгеноструктурного анализа, минералогии.

Автор метода вывода всех видов симметрии кристаллов, графического метода обработки результатов измерения с помощью сетки (сетка Вульфа, линейка Вульфа-Федорова), метода выращивания кристаллов правильной формы; создатель вращающегося кристаллизатора.

Вывел закон роста кристаллов (закон Вульфа), определил влияние силы тяжести на форму кристалла во время его роста из раствора (1895). Автор «Руководства по кристаллографии».

Выпускник (1885) и позднее сотрудник (до 1909) Варшавского университета, защитил магистерскую диссертацию по исследованию кристаллов сернокислого бериллия. Работал в лабораториях Мюнхена, Парижа, преподавал в Казанском ун-те (1887). В 1909—11 гг. сотрудник (с 1917 г.

профессор) Московского ун-та, с 1911 г. — Народного ун-та им. Шанявского. Председатель Общества распространения физических наук им. Н. А. Умова. Почетный член Русского минералогического общества. Глава Общества попечения об учащихся детях Тверского района г. Москвы и Общества грамотности в Тарусе Калужской губернии. С 1921 г. чл.-корр. РАН.

Большая биографическая энциклопедия. 2009.

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/131701/%D0%92%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%84

Георгий викторович вульф

Георгий Викторович Вульф, российский ученый-кристаллограф

Георгий Викторович Вульф

2#14

international year of crystallography

A.А.Маслов,

кандидат технических наук

Е.В.Чернова,

B.М.Щербаков,

кандидат технических наук

Институт общей физики имАМ.Прохорова РАН Москва

Времена не выбирают, в них живут и умирают…

А.Кушнер

В 2013 г. исполнилось 150 лет со дня рождения талантливого русского ученого, изобретателя, стоявшего у истоков многих научных направлений, связанных с кристаллами, — Г.В.Вульфа.

На долю этого человека выпали две революции и Первая мировая война. Несмотря на такие события и связанные с ними жизненные трудности, тот фундамент, который был заложен родителями и преподавателями в пору его отрочества и юности, позволил ему развить свой талант и реализовать огромный жизненный потенциал.

Георгий (Юрий) Викторович Вульф родился в г.Нежине Черниговской губернии 10 июня 1863 г. Детство и юность его прошли в Варшаве (в ту пору — части Российской империи). Родители принадлежали к педагогической интеллигенции, что в значительной степени определяло нравственную и интеллектуальную атмосферу семейной жизни. В 1881 г.

Георгий окончил гимназию, директором которой был его отец, Виктор Константинович Вульф. Еще в гимназические годы проявилась склонность мальчика к точным наукам, в первую очередь к математике, а решение геометрических и алгебраических задач стало его страстью.

Георгия также интересовало естествознание, особенно те области, где можно было использовать математический подход.

После окончания гимназии он поступил на естественное отделение физико-математического факультета Варшавского университета, который в те годы был одним из лучших в России как по

© Маслов А.А., Чернова Е.В., Щербаков В.М., 2014

Г.В.Вульф и его жена В.В.Якунчикова. Начало 1890-х годов.

Здесь и далее (за исключением указанных случаев) фото из книги: Сонин А.С. Георгий Викторович Вульф. М., 2001.

уровню преподавания, так и по оснащенности лабораторий. Уже со второго курса Вульф начинает заниматься научной работой под руководством профессоров А.Е.Лагорио (минералогией) и Н.Г.Егорова (физикой). Именно Лагорио Георгий Викторович считал своим учителем в области кристаллографии.

А под руководством Егорова он выполнил свою первую научную работу по физике, посвященную исследованиям электрических свойств кристаллов кварца. В серии экспериментов ему удалось показать, что электризация кристаллов при их нагреве связана с пьезоэлектрическим эффектом.

Работа студента Вульфа была удостоена золотой медали и опубликована в «Журнале Русского физико-химического общества» и позже в «Варшавских университетских известиях».

По рекомендации профессора Лагорио выпускник университета Георгий Вульф в 1885 г.

(со степенью кандидата) был оставлен при кафедре минералогии «для подготовки к профессорскому званию». Одновременно он был зачислен ассистентом на кафедру физики университета.

В том же году под руководством профессора П.А.Зилова Вульф приступает к изучению оптических свойств кристаллов и их зависимости от кристаллографических характеристик.

В этих исследованиях, для проведения которых необходимо было глубокое знание как минералогии и кристаллографии, так и физики, проявилась способность молодого ученого изобретать новые приборы и устройства для оригинальных экспериментов.

Ни Егоров, ни Зилов не были выдающимися учеными, зато они были превосходными педагогами, которые сумели раскрыть перед талантливым студентом необыкновенные возможности экспериментальной физики, что привело его к созданию собственного направления в науке, которое позднее получило название «кристаллофизика».

Подход Вульфа сочетал типично кристаллографические методы с физическими, это позволяло связать оптические свойства кристаллов с их внутренней структурой. Но Георгий Викторович был очень разносторонним человеком.

Кроме работ по основной тематике он пишет и другие, непосредственно с ней не связанные.

В одной из таких статей, например, он описывает метод определения высоты кучевых облаков, основанный на измерении угловых размеров тени, угловой величины облака и положения облака на небосклоне.

В 1888 г. Вульф добился 6-месячной командировки в Санкт-Петербургский университет «для приготовления к профессорской деятельности по кафедре минералогии, без назначения ему содержания», где работал крупный российский кристаллограф Е.С.Федоров, в 1885 г. опубликовавший классическую монографию «Начало учения о фигурах».

В этой работе Федоров заложил основы теоретической кристаллографии, на которой базировался последующий вывод всех пространственных групп симметрии кристаллов. Вульф высоко оценил огромное значение исследований Федорова, общение с которым оказало влияние на его становление как ученого.

В последующих своих командировках в Европу Георгий Викторович в ряде кристаллографических журналов знакомил зарубежных ученых с пионерскими трудами Федорова. Никаких научных исследований за время пребывания в Петербурге Вульф не опубликовал.

Зато в общественно-политическом журнале «Русское богатство» появилась его статья «Роль метеоритов во Вселенной», где шла речь об экзотической гипотезе происхождения звездных систем, выдвинутой известным французским астрономом Д.Локьером, что еще раз свидетельствует о широком кругозоре и неиссякаемом интересе ученого к смежным областям науки.

Подготовка к профессорскому званию предполагала право соискателя на стажировку в луч-

ших университетах Европы. Весь 1889-й и часть 1890 г. Вульф работал в Мюнхене под руководством известного кристаллографа П.Грота и проводил исследования, ставшие вскоре основой его магистерской диссертации. Кроме того, он выполнял обещание, данное Федорову, реферируя его работы на немецком языке.

Подготовка публикации рефератов затронула вопрос научного приоритета. Борьба Георгия Викторовича за приоритет русского ученого привела к осложнению его взаимоотношений с Гротом и, как ни странно, самим Федоровым. Тем не менее, в 1990 г.

в «Zeitschrift fur Krystallographie» были опубликованы пять рефератов Вульфа, передающие содержание работ Федорова.

В 1890 и 1891 гг. Вульф работает в лаборатории академика А.Корню в Политехнической школе Парижа, изучая свойства упругих тел (и в первую очередь, свойства стекла). Общение с Корню позволило ему приобрести ценный опыт экспериментирования — с анализом процедуры эксперимента, с выявлением и анализом всех погрешностей, с достижением предельной точности используемых методов.

В 1891 г.

в Париже Георгий Викторович познакомился с Верой Васильевной Якунчиковой, дочерью богатого купца и мецената Василия Ивановича Якунчикова, основателя Русского музыкального общества и одного из организаторов строительства Московской консерватории. У молодых людей оказалось много общих интересов. Их сближению способствовала музыка, но бытовая неустроенность и неопределенность положения Вульфа разъединяла их.

Для упрочения своего положения Георгию Викторовичу пришлось поторопиться с защитой магистерской диссертации. Он скомпоновал ее из уже опубликованных в разное время результатов своих исследований ряда псевдосимметричных кристаллов.

В мае 1892 г., вернувшись в Варшаву, Вульф успешно защитил диссертацию, получил степень магистра минералогии и геодезии и отправился в Париж, где его ждала невеста.

Они обвенчались в Париже, но жить по многим практическим соображениям решили в Варшаве.

В октябре 1892 г. Георгий Викторович представил ученому совету Варшавского университета свою пробную лекцию для получения звания приват-доцента. Лекция была посвящена новой и необычной теме — жидким кристаллам, в которых ученый увидел модель, позволяющую проследить за начальной стадией зарождения кристаллов. Вульф получил звание приват-доцента и приступил к чтению лекций по минералогии.

В конце 1895 г. Георгий Викторович закончил работу над докторской диссертацией. В ней он сделал попытку связать внешнюю форму и оптические свойства кристаллов с их внутренним строением, с условиями кристаллизации, что разительно отличалось от преобладающего в то время под-

хода к кристаллографии как к науке описательной. Кристаллография рассматривалась как некое приложение к минералогии и сводилась к описанию «габитуса различных минералов, их симметрии и простых форм.

Роль химии ограничивалась определением составов минералов, а физика, если и привлекалась, то только для измерения плотности, твердости и показателей преломления… При таком подходе математика вообще не применялась»* (с.51).

С помощью собственной оригинальной методики Вульф провел подробные исследования роста кристаллов из водных растворов — в те времена еще очень слабо развитого научного направления. Он открыл, объяснил и тщательно исследовал с помощью теневого метода Теплера «концентрационные потоки», управляющие ростом кристалла в растворе.

Современные биографы Вульфа называют эту работу «самой значимой работой по кристаллографии, выполненной в Варшавском университете». Предварительные результаты данных исследований были доложены на заседании секции физики и химии Варшавского общества естествоиспытателей и напечатаны в его «Трудах».

Работа под названием «К вопросу о скоростях роста и растворении кристаллов» публиковалась в пяти номерах «Варшавских университетских известий» (1895—1896) и в журнале «Zeitschrift fur Krystallographie» (1901). Установки, использованные для этих исследований, Георгий Викторович сделал собственными руками.

«Искусству делать приборы для опытов простыми средствами из дерева, латуни, жести, стержней, трубок, проволоки и т.п. материалов я всецело обязан моему парижскому учителю А.Корню», — писал он. «Такое отношение к экспериментальной установке как «к части экспериментатора» характерно для всей научной деятельности Вульфа» (с.66).

Новаторский подход молодого ученого был неоднозначно принят многими кристаллографами, поэтому диссертация не была принята к защите в родном Варшавском университете. Работа эта «была совершенно нетрадиционной для тогдашнего состояния экспериментальной минералогии, использовавшей при изучении процессов роста лишь качественные, наблюдательные средства и методы. Вульф же подошел к росту кри

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/georgiy-viktorovich-vulf

Вульф Георгий (Юрий) Викторович (1863—1925 г.г.) | Знания, мысли, новости — radnews.ru

Георгий Викторович Вульф, российский ученый-кристаллограф

Вульф Георгий (Юрий) Викторович

В 1914 году усадьбу «Песочная» арендовала у города семья Вульфов. Георгий (Юрий) Викторович Вульф (1863—1925) — выдающийся ученый-кристаллограф, профессор Московского университета. В предисловии к своей книге об ученом А. С.

Сонин пишет: «Среди отечественных ученых найдется совсем немного, чьи имена в истории науки увековечены в персональных законах и формулах.

Фамилия же Вульфа навсегда связана с тремя такими персоналиями — принципом Кюри-Вульфа, сеткой Вульфа и формулой Вульфа-Брэгга».

Георгий Викторович был разносторонним человеком, имел литературный дар, который нашел свое воплощение в его воспоминаниях, был очень музыкален и обладал приятным баритоном, что позволяло ему участвовать в операх, которые ставили в Поленове и в Народном доме в Тарусе.

Г. В. Вульф много работает: преподает, ездит на конференции, в зарубежные научные командировки, занимается наукой и при этом находит время оказывать всемерную помощь своей очаровательной жене в ее творческих начинаниях.

Вера Васильевна Вульф родилась в 1871 году в Москве, в семье очень образованных купцов Якунчиковых. Ее отец был основателем московского отделения Русского музыкального общества.

Матъ Веры Васильевны — Зинаида Мамонтова была прекрасной пианисткой. Павел Михайлович Третьяков — также близкий родственник Якунчиковых — муж Веры Мамонтовой — сестры Зинаиды.

Обе сестры Веры Васильевны Вульф занимались живописью. Мария Васильевна (по мужу Вебер) стала известной художницей. Наталья Васильевна, тоже художница, была женой Василия Поленова.

Вера Васильевна Вульф с детства готовилась к карьере пианистки. Она делала большие успехи в этой области, но подвело слабое здоровье. Довольно поздно начав заниматься живописью, она и здесь достигла несомненных успехов и стала известной художницей.

Поэтому Комиссия по охране памятников искусства и старины Московского Совета рабочих и солдатских депутатов выдала ей в конце 1918 года охранную грамоту, «в соответствии с которой квартира Вульфов на Новинском бульваре объявлялась ее мастерской и не подлежала реквизиции и уплотнению».

Холодные и голодные годы в Москве отразились на здоровье Веры Васильевны, и она уехала в Тарусу в Песочное. Здесь она давала уроки музыки и могла этим прокормиться.

Георгий Викторович, несмотря на тяжелую дорогу до Тарусы (часто приходилось от Серпухова идти пешком), приезжал к жене каждый выходной день.

Поселившись в доме, где когда-то жили Цветаевы и Борисовы-Мусатовы, Вульфы продолжили традиции литературно-музыкальных вечеров. Они активно участвовали в создании Поленовым Народного дома в Тарусе.

На своей даче устраивали «Музыкальные субботники», и, «пытаясь смягчить сердца», пианистка Вера Вульф дала около 200 бесплатных концертов классической и народной музыки.

Георгий Викторович вспоминает: «Круглый год, во всякую погоду, по крутому откосу берега Оки, по грязи и по глубокому снегу тянулись к домику Веры Васильевны в субботу вечером вереницы тарусян слушать Баха, Бетховена, Скрябина, Метнера, и в маленький домик набивалось человек до 70-ти». В этих вечерах принимал участие и сам Георгий Викторович, исполняя романсы под аккомпанемент своей жены.

Не забывая, в каком доме они живут, Вульфы организовали музей Борисова-Мусатова. Вера Васильевна устраивала осенние выставки художников, работающих летом в Тарусе. Эту традицию продолжила в 1988 году уже в Тарусской картинной галерее ее замечательный директор, великолепный искусствовед Наталья Гуртовая.

Дома-усадьбы, в которых жили Поленовы и Вульфы, все время находились в опасности разорения и выселения. Василию Дмитриевичу Поленову удалось утвердить статус музея своей усадьбе.

Вера Васильевна, по воспоминаниям Вульфа, обращалась в разные инстанции, чтобы их домик превратили в музей Борисова-Мусатова под ее охрану. Отдел музеев даже выделил ей некоторую сумму денег.

На эти деньги Вульфы застеклили два десятка репродукций с картин Мусатова. Вера Васильевна часто ездила в Москву для участия в художественных выставках.

Едва успев закончить свою последнюю художественную работу на шелке, в начале октября 1923 года ее неудачно прооперировали по поводу аппендицита, и 23 октября Вера Васильевна Вульф скончалась. По ее завещанию она была похоронена рядом с Борисовым- Мусатовым.

После смерти жены Георгий Викторович предпринял невероятные усилия, чтобы в Песочном был музей. Он переоформил аренду, и дом получил статус Музея Борисова-Мусатова. Но местные власти запросили совершенно непосильную арендную плату.

Чем бы кончились его дальнейшие хлопоты, неизвестно, так как жизнь внесла свои коррективы. Георгий Викторович тяжело заболел и в 1925 году скончался. Его похоронили в Тарусе рядом с женой.

Позже здесь же похоронили и их сына, пианиста Владимира.

Хлопоты друзей Вульфов и крупных общественных деятелей, пытающихся отстоять эту усадьбу, чтобы организовать в ней краеведческий музей и Музей Борисова-Мусатова, не удались.

Усадьба «Песочная», где жили и гостили люди, сделавшие так много для культуры Тарусы, была снесена и расчищена под танцплощадку..

Э.М. Логинова

Источник: http://www.radnews.ru/%D0%B2%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%84-%D0%B3%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B8%D0%B9-%D1%8E%D1%80%D0%B8%D0%B9-%D0%B2%D0%B8%D0%BA%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87-1863-1925%D1%82-%D0%B3-%D0%B3/

Вульф Георгий (Юрий) Викторович

Георгий Викторович Вульф, российский ученый-кристаллограф

Фото с сайта http://www.cultinfo.ru/

Вульф Георгий (Юрий) Викторович (10 (22) июня 1863 г., Нежин – 25 декабря 1925 г., Москва], российский физик, член-корреспондент РАН (1921), – родился  в дворянской семье. После окончания 6-ой классической гимназии в Варшаве поступил на естественное отделение физико-математического факультета в Варшавский университет.

Со 2-го курса занимался кристаллографией у профессора А. Е. Лагорио и в физической лаборатории у профессора Н. Е. Егорова. На 3-м курсе выполнил экспериментальную работу по изучению электрических свойств кварца, выдвинутую факультетом на конкурс, и получил золотую медаль. После окончания университета в1885 году был оставлен А. Е.

Лагорио на кафедре минералогии и занимался изучением теплоемкости минералов калориметром Бунзена.

В 1888 году, после сдачи магистерского экзамена переехал в Петербург, где работал в Минералогическом кабинете. В 1889 году Вольф командирован в Мюнхен к профессору П. Гроту, где провел работу по исследованию кристаллов сернокислого бериллия, послужившую основой для магистерской диссертации.

В 1890 – 1891 годах в Париже он работал в лаборатории академика Корню над изучением упругости твердых тел.

В 1892 году Вульф защитил в Варшаве магистерскую диссертацию по теме «Свойства некоторых псевдосимметрических кристаллов и т. д.» («Записки Императорского Минералогического Общества», II серия, XXIX часть), после чего открыл в тамошнем Университете приват-доцентский курс.

В 1896 году защитил диссертацию в Новороссийском университете (г. Одесса) и в 1887 году был назначен профессором в Казанский университет. В конце 1898 года после ухода А.Е. Лагорио возглавил кафедру минералогии в Варшавском университете.

Можно предположить, что активное сочувствие демократическим силам в период 1905 – 1907 года, вынудило Вульфа в 1907 году подать в отставку и переехать в Москву. Вернулся он к работе в Московский университет только в 1909 году.

Но уже в 1911 году вместе с передовой профессурой покинул Московский университет в знак протеста против реакционной политики Министерства просвещения и перешёл в Народный университет им. Шанявского. Здесь Вульф впервые в России поставил эксперименты по рентгеноструктурным исследованиям кристаллов.

В 1913 открыл закон интерференции рентгеновских лучей, отражённых атомными плоскостями кристаллов, и независимо от У. Г. Брэгга вывел основную формулу рентгеноструктурного анализа (Брэгга – Вульфа условие). В этот же период он избран Почетным членом Российского минералогического общества.

 В 1917 году вернулся в Московский университет, где в 1918 году избран профессором. С 1921 года член-корреспондент АН СССР.

В последние году занимался просветительской деятельностью, возглавляя Общество попечения об учащихся детях Тверского района г. Москвы и Общество грамотности в Тарусе Калужской губернии. Председатель Общества распространения физических наук им. Н. А. Умова.

Основные научные работы Вульфа все имеют своим предметом  кристаллографию, кристаллофизику, кристаллооптику, рентгеноструктурный анализ, минералогию.

Основной взгляд, проводимый Вульфом в его научных трудах, университетских и публичных лекциях, сводится к тому, что минералогия не есть самостоятельная наука и что владеть ею способен лишь ученый, глубоко знающий физику и химию в качестве основных предметов, а не вспомогательных.

Образовавшись в качестве науки о «третьем царстве природы», царстве мертвых предметов, минералогия оказалась конгломератом различных наук, как, например, чисто биологической – палеонтологии, чисто физической – кристаллографии, и чисто химической – собственно минералогии.

Смешение этих дисциплин вводит в науку нежелательный дилетантизм.

Вульф предложил способ вывода всех видов симметрии кристаллов, разработал графический метод обработки результатов измерения с помощью сетки (сетка Вульфа, линейка Вульфа-Федорова). Установил влияние силы тяжести на форму кристалла во время его роста из раствора (1895).

Сконструировал вращающийся кристаллизатор и разработал метод выращивания кристаллов правильной формы. Установил закон процесса роста кристаллов, по которому скорости роста граней пропорциональны их удельным поверхностным энергиям (закон Вульфа).

Вульф изобрёл наглядный графический метод обработки результатов измерения кристаллов с помощью стереографической сетки, получившей его имя. Дал новый способ вывода всех групп симметрии кристаллов.

Вульфу принадлежат также работы в области роста кристаллов, изучения жидких кристаллов и кристаллооптики.

Источники: БСЭ, DVD-Soft, ООО «Сигма», г. С-Пб, 2003 г.; Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, CD: (Р) 2002 IDDK, (С) 2002 Мультмедиа-издательство «Адепт»; БЭКиМ 2006 (2 СD-ROM), ООО «Кирилл и Мефодий», 117296, г. Москва, Ломоносовский проезд, д. 18; Вернадский. Философские мысли натуралиста. М. Наука, 1988 г. 520 с. ISBN 5-02-003325-1, стр. 251, часть 1, разд.2.

Биографическую справку подготовил Вадим Врачев.

Труды Вульфа:

«Оптический метод Корню для измерения упругости твердых тел» («Варшавский Университет. Известия»., 1894); «К вопросу о скоростях роста и растворения кристаллических граней» («Варшавский Университет. Известия», 1895 – 1896), «Симметрия и вывод всех ее кристаллографических видов» («Варшавский Университет.

Известия», 1897); «Untersuchungen im Gebiete der optischen Eigenschaften der isomorphen Krystalle» («Zeitschrift für Krystallographie», 1902); «О способах начертания и вычисления кристаллов применительно к измерениям помощью теодолитного гониометра» («Варшавский Университет.

Известия», 1902); «О точности законов геометрической кристаллографии» («Варшавский Университет. Известия», 1903). Указанные работы появлялись также и на немецком в «Zeitschrift für Krystallographie und Mineralogie».

Кроме того, Вульф выпустил в свет «Руководство по кристаллографии», Варшава, 1904, являющееся во многом синтезом его работ в этой науке. «Симметрия и её проявление в природе», М., 1908. Die Krystallrontgenogramme, «Physikalische Zeitschrift», 1913, Bd 14.

«К вопросу о диффракции рентгеновских лучей в кристаллах», «Журнал русского физико-химического общества, часть физическая», 1923, № 1 – 3. «Избранные работы по кристаллофизике и кристаллографии», М.– Л., 1952;

Литература:

Очерки по истории физики в России, М., 1949;

Шубников А. В., Юрий Викторович Вульф, «Природа», 1926, № 1 – 2.

Здесь читайте:

Ученые с мировым именем (биографический указатель). 

Источник: http://www.hrono.ru/biograf/bio_we/wulf_gv.html

«Или ты ученый и решил проблему, или ты просто болтун»

Георгий Викторович Вульф, российский ученый-кристаллограф

— Как бы вы оценили современное состояние российской науки? Далеко ли нашей стране до США и до Китая? В чем причины такого отставания, на ваш взгляд?

— Я бы сравнил современное состояние российской науки с состоянием человека, которого ударили по голове чем-то тяжелым — к счастью, не смертельно. Он немного полежал без чувств, сел и начинает постепенно приходить в себя. Голова еще болит, и ссадины заживут нескоро.

А вокруг него прыгают и кричат, почему он никуда не двигается. Так и наша наука.

Я бы сказал, что сейчас главная ее проблема — кадры. Огромное количество талантливых людей уехало, и эти потери практически безвозвратны.

Другая проблема — это то, что на Западе научная деятельность текла и течет в течение последних несколько десятков лет в одном организационном русле. У нас же постоянно проходят перетряски и перетасовки, нет сбалансированного подхода. Бюрократия перехлестывает через край.

Но вместе с тем есть и появляются сильные научные коллективы, молодые многообещающие ученые, студенты, аспиранты. Все-таки наука — это совершенно особая область человеческой деятельности, где очень сильна мотивация к творческой работе.

Конечно, перекладывая бумажки в банке и следя за курсами акций, заработаешь больше, но как-то хочется чего-то более глубокого и интересного, чего не купишь за деньги.

И в науке никого не обманешь — или ты ученый и решил проблему, или ты просто болтун.

Деньги здесь не являются мерилом человеческого достоинства. В этом смысле научные учреждения — в том числе академия наук — это не просто организации, производящие знания, это хранилища высококачественного человеческого материала — тех, кто не преклонил свои колена перед Ваалом потребительской цивилизации.

Что касается Китая, то хочется только порадоваться их успехам и по-хорошему позавидовать.

Пример этой страны показывает, к чему приводит разумная государственная политика с четкой и дальновидной стратегией.

При всех издержках следует признать, что руководители Китая пошли правильным путем — поставили на первое место страну и свой народ, а на второе место — все остальное, включая собственное благополучие.

— Расскажите, пожалуйста, о своей научной работе. Вы возглавляете кафедру кристаллографии геологического факультета СПбГУ. Сколько у вас на кафедре сотрудников, какие научные исследования проводятся, где публикуете результаты, много ли молодежи?

— Кафедра кристаллографии геологического факультета СПбГУ — одна из ведущих кристаллографических школ нашей страны. Говорю так не потому, что к ней принадлежу, а потому, что так было и до меня, и, надеюсь, будет и после.

Она была основана учеником великого русского кристаллографа Евграфа Степановича Федорова (которого академик Делоне, между прочим, ставил в один ряд с Лобачевским и Менделеевым) Осипом Марковичем Аншелесом в 1924 году. После него кафедрой заведывали такие крупные ученые, как Виталий Борисович Татарский, Виктор Альбертович Франк-Каменецкий, Станислав Константинович Филатов.

Кафедра всегда занимала ведущее место, по крайней мере, в области кристаллографии и кристаллохимии минералов, деля в этом пальму первенства с такой же кафедрой в МГУ.

Конкретно работа нашей группы — в ней, считая активно работающих студентов и аспирантов, человек 10—15 — посвящена исследованиям структуры минералов и разнообразных неорганических соединений.

Если изучение минералов имеет важное значение для геологии — минералы являются индикаторами тех или иных геологических процессов, то работа с синтетическими соединениями обычно обусловлена их важными свойствами и применением в различных областях промышленности.

В качестве примера назову недавно выполненные совместно с ИГЕМ РАН исследования новых минералоподобных матриц для захоронения радиоактивных отходов и наши собственные разработки гидразин-титанатных сорбентов, по которым мы получили европейский патент и два государственных контракта на весьма серьезную сумму. Мы активно сотрудничаем с Кольским научным центром РАН — трое наших сотрудников (включая меня) работают там по совместительству. Мы провели на Кольском два международных семинара Minerals as Advanced Materials и по их результатам издали две монографии в международном научном издательстве Springer. Кстати, хочу заметить, что, кроме меня и еще одного сотрудника, которому 45 лет, все остальные наши ребята от 30 лет и моложе. С 2006 года пятеро защитили кандидатские диссертации. У одного на днях родился сын — тоже важное достижение.

Что касается публикаций, мы стараемся публиковаться как за рубежом, так и в России.

Проблема в том, что переводные российские журналы на Западе читают плохо, а хочется донести свои результаты до как можно более широкой общественности (не забудем и про индексы цитирования!). Поэтому стараемся публиковаться также и в международных журналах. В среднем мы публикуем 15—20 статей в год — примерно поровну «у нас» и «у них». Стараемся работать «на уровне».

Впрочем, условия позволяют: в рамках государственных программ и при поддержке ректората нам удалось достать современное оборудование, а в этом году СПбГУ запустит ресурсный центр дифракционных исследований с общей суммой средств на оборудование 290 миллионов рублей (интервью было взято в октябре, к настоящему моменту центр уже запущен. — «Газета.Ru»).

И, хотя центр этот университетский, мы будем активно с ним сотрудничать — ведь его костяк составят выпускники нашей кафедры. Я бы сказал, что проблема сейчас не в оборудовании, а в светлых головах и инициативном поведении. Кстати, хотел бы помянуть добрым словом ведение научных дел в нашем университете: наше управление научных исследований действительно на высоте.

Рано или поздно это сыграет свою роль, и мы еще услышим об успехах ученых СПбГУ.

— Всегда ли вы хотели стать ученым? Почему стали изучать минералы? Не хотелось ли вам быть, к примеру, физиком, медиком или астрономом?

— Мои родители окончили геологический факультет ЛГУ: отец — кафедру минералогии, мать — кафедру кристаллографии (она, кстати, меня многому научила, и у нас есть несколько совместных публикаций). Дед был полевым геологом, работал по всей стране в геологоразведочных партиях. Тетя была геологом, дядя по отцу был буровым мастером, погиб при аварии на шахте.

Так что карьера ученого-геолога у меня была, как говорится, на роду написана.

Большую роль сыграл и клуб юных геологов при Ленинградском дворце пионеров. Минералы же всегда вызывали во мне священный трепет — наверное, я предчувствовал свою дальнейшую судьбу. Сейчас такой же трепет я испытываю, когда расшифровываю новую структуру или разгадываю загадки сверхструктур и катионного упорядочения в минералах.

— Вы являетесь лауреатом премии президента РФ молодым ученым за 2009 год. Какое впечатление осталось у вас от общения с президентом Медведевым?

— Общение было очень кратким, был торжественный момент. Как вы знаете, президент — выпускник СПбГУ, бывший доцент юридического факультета. Скорее всего, отчасти поэтому я и стал лауреатом премии. Вообще говоря, я очень рад, что университеты сейчас «в фаворе», но нельзя забывать и про такой мощный и традиционный институт, как академия наук.

Мы очень много развалили традиционных институтов, и время показало, что на замену им не пришло ничего сколько-нибудь стоящего или значительного.

Либерализм принес нашей стране одни несчастья и разрушения, поэтому нужно всячески обратить внимание на развитие здорового консервативного начала на основе наших традиций. Это, безусловно, встретит поддержку у большинства жителей нашей страны.

— Расскажите, пожалуйста, немного о своей семье. У вас ведь, если я не ошибаюсь, шесть детей?

— Моя жена Ирина Никитична из древнего дворянского рода Старицких. Среди ее дальних родственников жена В. И. Вернадского Наталья Егоровна Старицкая. Наш старший сын в этом году поступил в Санкт-Петербургский институт точной механики и оптики на отделение информационной безопасности.

Нашему младшему три года, и он пока об информационной безопасности не думает — правда, с компьютером уже на короткой ноге. Остальные дети с разной степенью успеха занимаются музыкой и иностранными языками. Пока минералами интересуется только Алеша, но это не простирается дальше собирания маленькой коллекции образцов.

Нас это сильно не удручает — всему свое время.

— В свое время вы уезжали за границу. Расскажите, пожалуйста, почему вы вернулись в Россию. Могли бы уехать за границу сейчас?

— Я работал полтора года в США, по году в Германии и Австрии, по нескольку месяцев в Швейцарии и Франции. В прошлом году в течение двух месяцев был приглашенным профессором в Лилле.

Вернулся в Россию окончательно в 2005 году, потому что был молодой и горячий, хотелось сделать у нас как у них. И вот повезло — оказался в нужном месте в нужное время. Теперь у нас есть и приборы, и доступ к информации не хуже, чем в западных университетах.

Вот только, конечно, уровень вознаграждения (не считая грантов) сильно хромает, и жизнь там гораздо спокойнее.

Нас же все время трясет, одна только структура Министерства науки и образования за последние пять лет поменялась, кажется, раза три.

С каждым годом желания и возможности уехать за границу становится все меньше. Подросли дети, пошли в школу, поступили в институт, теперь семьей уже не сорвешься, а ехать одному не интересно.

— Чего бы вы хотели в будущем?

— Честно говоря, хочется элементарного человеческого покоя и чтобы не мешали работать всякой бессмысленной бюрократией и бумажками.

От редакции: Данное интервью должно было выйти в «Газете.Ru» еще в октябре, но по просьбе Сергей Кривовичева публикация была отложена в связи с его решением баллотироваться на выборах РАН, чтобы материал не был расценен как «предвыборный ход». По итогам выборов Сергей Кривовичев не был избран членом-корреспондентом академии наук.

Источник: https://www.gazeta.ru/science/2011/12/22_a_3937322.shtml

Booksm
Добавить комментарий