Габриэль Оноре Марсель и его философия

Габриэль Марсель, философ порога

Габриэль Оноре Марсель и его философия
?

Categories: 130 лет назад родился Габриэль Марсель (Габриэль Оноре Марсель; 7 декабря 1889 — 8 октября 1973) — французский философ, драматург, театральный и музыкальный критик, который был связан с феноменологическим и экзистенциалистским движениями в европейской философии и чьи работы и стиль часто характеризуются как теистический или христианский экзистенциализм.

Габриэль Марсель родился 7 декабря 1889 года в семье известного дипломата. Образование получил в лицее Карно и в Сорбонне.Во время Первой мировой войны служил в «Красном кресте». Работал в нескольких литературных журналах, рецензируя иностранную литературу. В 1920-е годы написал несколько пьес, поставленных в Париже. До 1923 преподавал философию в различных лицеях Франции.

Вел отдел театральной критики в «Ле нувель литтерэр» (1945–1968).Сначала находился под сильным влиянием Сёрена Кьеркегора, но в 1929 году стал ревностным католиком. Глубокая религиозность и гуманизм отделяли Марселя от последующих французских экзистенциалистов (таких, как Жан-Поль Сартр).

С 1945 года он увлекался сочинением музыки (на слова стихотворений Шарля Бодлера и Райнера Марии Рильке).Член Академии юридических и политических наук Института Франции. Лауреат Гран при Французской Академии наук по литературе (1949). В 1950–70-е гг. читал лекции в университетах США, Латинской Америки, Европы, Ближнего Востока, Японии.

Основные категории философии Марселя — «бытие» и «обладание». Всякий человек существует как личность, как «Я»; его бытие неотчуждаемо от него, оно — не нечто предметное, внешнее, а нечто внутреннее, переживаемое. Напротив, вещи, предметы, объекты, которыми обладает человек, могут быть отчуждены от него. Особую роль в учении Марселя играет понятие «тело».

Моё тело есть не только то, чем я обладаю, оно является также и элементом моего бытия. Моё тело — это граница между «быть» и «иметь», ибо наличие тела — необходимое условие всякого обладания. В отличие от тела, душа есть идеальное бытие.Мир обладания вторичен по сравнению со сферой бытия.

Но современная экономика и техника подталкивают человечество к тому, чтобы оно погрузилось в мир обладания, предав забвению мир бытия. И потому Марсель призывал к преодолению этой роковой тенденции.Человеческие проблемы, считал учёный, нельзя решить средствами одного объективного, чисто научного познания. В связи с этим он противопоставлял понятие «проблема» понятию «тайна».

Проблема — то, что встречается на моём пути, она всецело передо мной. Тайна же захватывает меня, составляет часть меня самого; в неё нельзя проникнуть чисто рациональным путём.В сфере бытия место разнообразных отношений к вещам, к объектам занимают межсубъектные непосредственные отношения «я» и «ты».

Отношение к другому человеку как к «ты» является подлинным; оно противостоит отношению к нему как к «он», что означает низведение его до уровня вещи. Отношение к другому человеку как к «ты» прокладывает путь к Богу как абсолютному «Ты».

Согласно Марселю, необходимо восстановить традиционное понимание личности, ее достоинства, при этом не сводя обоснование к сугубо рациональному, почитая в человеке и то, что выходит за эти пределы, прежде всего заложенную в нем способность к святости. Радикальное неприятие Марселем требований, которые предъявлял к нравственной позиции человека Ж.-П.

Сартр, исходя из идеи его богооставленности и одиночества, и которые Марсель расценивал как чреватые нигилизмом, побудило Марселя порвать с движением экзистенциализма в своей стране. Значительно больше общего со своей философией обнаруживает он у Ясперса и, особенно в 1950-е гг., у Хайдеггера.

Однако, в отличие от Хайдеггера, для Марселя обращение к онтологии не есть выход за пределы нравственного. Онтологическое и нравственное в экзистенции граничат, соприкасаются. Марсель защищает нравственное не только от возможного нигилизма.

Будучи религиозным мыслителем, Марсель тем не менее называет себя «философом порога», выступая против религиозного догматизма, христианского патернализма, полагая, что в любой религии главными ориентирами должны быть истина и справедливость.

Самое большее, что дозволено христианину – это пробудить в ближнем чувство, что тот – дитя Божие, высказать ему благоговейное отношение и сострадание. Благоговение (pieté) перед живым, жизнью, сострадание (charité) к живому – это для Марселя всеобъемлющая форма нравственности. Основные нравственные ценности, по Марселю, – это мужество и жертвенность в сочетании с «духом истины» (esprit de la verité). «Дух истины», противостоящий таким деформирующим реальность склонностям человека, как самоугождение, потворство себе, самообман, требует отрицания смерти. Единственный среди экзистенциалистов, Марсель выделил как основной, подлинный факт трагизма человеческой участи не мысленное предвосхищение человеком собственной смерти, пожизненно ему сопутствующее, а смерть ближнего.Основные произведения: «Быть и иметь», «Метафизический дневник», «Опыт конкретной философии».

Источники:
Марсель, Габриэль
МАРСЕЛЬ (Marcel) Габриэль Оноре

философия

  • Судья Конституционного суда назвал Советский Союз незаконно созданным государством. Константин Арановский сказал, что Российская Федерация не…
  • Браво! Даже удивительно, что в РФ нашелся хоть один здравомыслящий, порядочный и адекватный судья! Судья Конституционного суда Константин…
  • 17 февраля в возрасте 82 лет скончался грузинский и советский актер и режиссер Георгий Шенгелая. Георгий Шенгелая — из тех мастеров,…

Источник: https://tverdyi-znak.livejournal.com/4250552.html

Марсель (marcel) габриэль оноре

Габриэль Оноре Марсель и его философия

Марсель (marcel) габриэль оноре (7 декабря 1889, Париж – 7 октября 1973, там же) – французский философ, драматург, театральный и музыкальный критик. С его именем связано возникновение в 1920-е гг. экзистенциализма во Франции. Позже, в 1950-х гг., Марсель предпочитал для определения своей философии термин «неосократизм».

Как драматург развивался в русле традиции, представленной именами Ш.Пеги, П.Клоделя, Ф.Мориака. Родился в семье известного дипломата. Образование получил в лицее Карно и в Сорбонне. До 1923 преподавал философию в различных лицеях Франции. Вел отдел театральной критики в «Ле нувель литтерэр» (1945–68). Член Академии юридических и политических наук Института Франции.

Лауреат Гран при Французской Академии наук по литературе (1949). В 1950–70-е гг. читал лекции в университетах США, Латинской Америки, Европы, Ближнего Востока, Японии. Ранние работы Марселя посвящены философии Колриджа и Шеллинга; большое влияние в этот период на него оказали сочинения Ф.Брэдли, Дж.Ройса, У.Хокинга.

Наступление «эры экзистенциализма» в европейской философии обозначил его «Метафизический дневник» (Journal métaphysique, 1927), в котором Марсель через анализ и критику абстрактных категорий «университетского идеализма» начала века приходит к утверждению философского статуса конкретного человека, индивида.

Главное в философии экзистенции Марселя – это осознание «трудности жить» (Пьер Колэн) как фундаментального условия человеческого существования, индивидуального опыта потерь, испытаний, надежды.

Марсель отмежевывается от кантовских постулатов, касающихся, по его убеждению, лишь чистого субъекта, который рассматривается изолированно от бесконечно варьирующегося конкретного опыта: «Эти постулаты недействительны вне определенного морального формализма, очевидным образом игнорирующего именно то, что есть нередуцируемого в человеческой драме» (Homo viator. P., 1944, p. 9). В отличие от К.

Ясперса и М.Хайдеггера, у Марселя во главе угла – не экзистенция в пограничной ситуации, а человек во плоти (incarné), воплощенное бытие, рассматриваемое не как банальная очевидность физического телесного существования, а как условие, само задающее всю систему отношений, ранее философией не учитывавшихся либо искажавшихся. По утверждению П.

Рикера, Марсель открыл путь философии собственного тела, явившись непосредственным предшественником М.Мерло-Понти. В 1929 Марсель принял католичество. Отрицательно относясь к схоластической метафизике неотомизма, он тяготел к августинианству. В 1930-е гг.

он обращается к проблемам онтологии, мысля бытие в неразрывной связи с тем, что он называет «онтологической потребностью» человека; ему чуждо понятие бытия как тотальности, как сферы «в себе», безразличной к человеческому существованию.

Импульс для возникновения у человека «онтологической потребности» обосновывается Марселем социально – как протест против обезличенного, отчужденного существования индивида в обществе, представляющем собой бюрократический механизм, с функциональной дробностью, бессмысленностью труда и других аспектов жизни и деятельности людей.

Конкретные черты реального отчуждения, «технология обесчеловечивания» – предмет философской критики в работах Марселя «Люди против человеческого» (1951), «Человек, ставший проблемой» (1955). В итоге Марсель определяет «онтологическую потребность» человека как потребность быть вопреки условиям подобного существования.

Бытие утверждается в качестве гаранта абсолютной значимости экзистенции, в качестве основания ее надежд и таких человеческих ценностей, как верность, любовь, братство людей; по утверждению самого философа, эта его идея бытия полностью находится в русле того, что он в дальнейшем называл интерсубъективностью.

Согласно Марселю, необходимо восстановить традиционное понимание личности, ее достоинства, при этом не сводя обоснование к сугубо рациональному, почитая в человеке и то, что выходит за эти пределы, прежде всего заложенную в нем способность к святости. Радикальное неприятие Марселем требований, которые предъявлял к нравственной позиции человека Ж.-П.

Сартр, исходя из идеи его богооставленности и одиночества, и которые Марсель расценивал как чреватые нигилизмом, побудило Марселя порвать с движением экзистенциализма в своей стране. Значительно больше общего со своей философией обнаруживает он у Ясперса и, особенно в 1950-е гг., у Хайдеггера.

Однако, в отличие от Хайдеггера, для Марселя обращение к онтологии не есть выход за пределы нравственного. Онтологическое и нравственное в экзистенции граничат, соприкасаются. Марсель защищает нравственное не только от возможного нигилизма. Для него недопустимо положение, согласно которому метафизика веры, как в бартианстве, возникает на руинах гуманизма.

Будучи религиозным мыслителем, Марсель тем не менее называет себя «философом порога», выступая против религиозного догматизма, христианского патернализма, полагая, что в любой религии главными ориентирами должны быть истина и справедливость. Самое большее, что дозволено христианину – это пробудить в ближнем чувство, что тот – дитя Божие, высказать ему благоговейное отношение и сострадание.

Благоговение (pieté) перед живым, жизнью, сострадание (charité) к живому – это для Марселя всеобъемлющая форма нравственности. Основные нравственные ценности, по Марселю, – это мужество и жертвенность в сочетании с «духом истины» (esprit de la verité).

«Дух истины», противостоящий таким деформирующим реальность склонностям человека, как самоугождение, потворство себе, самообман, требует отрицания смерти. Единственный среди экзистенциалистов, Марсель выделил как основной, подлинный факт трагизма человеческой участи не мысленное предвосхищение человеком собственной смерти, пожизненно ему сопутствующее, а смерть ближнего.

Хайдеггеровское «бытие-к-смерти» является в глазах Марселя искажением смысла существования. В действительности только близкие доступны духовному взору человека, именно их он постигает и любит как бытие. Обращенность на «другого» в философии Марселя не умаляет достоинства и значимости «я», не снимает проблемы взаимности.

Главным критерием человечности индивида является disponibilité (открытость, «расположенность»). Это – позиция деятельного сознания. Быть «disponible» значит отдавать себя и связывать себя этим дарением (s`engager). Такое понимание проблемы «я» и «другой» отличалось, в частности, от трактовки Э.

Левинаса, который, исходя из сознания изначальной вины Я перед Другим, служения Другому, развил многие из идей Марселя в направлении морального ригоризма. Другая важная проблема – проблема самоидентификации. Экзистенция, согласно Марселю, интерсубъективна по своей структуре.

Интерсубъективный характер носит не только общение с другими, но и взаимоотношение с собой, с множественностью «я», ввиду нетождественности человека себе как в настоящем, так и в разные периоды его жизни. Для Марселя выход из этого лабиринта изменчивости, чреватого отрицанием тождества личности, – Другой, его опосредующая роль, связывающая прошлое человека с его настоящим.

Каждый для себя есть «мы», он может быть собой лишь благодаря этой множественности. Путь, который ведет к другому, пролегает через глубины собственного «я», но их выявляет не интроспекция, с ее ограниченными ресурсами, а опыт в широком смысле слова, т.е.

испытание себя при соприкосновении с жизнью, когда оказываются задействованными самые различные, подчас наиболее обескураживающие свойства человеческой натуры. Опыт общения в душе с «другим собой», с которым приходится постоянно восстанавливать контакт, тесно связан с проблемой рефлексии над собой.

Высшая ступень рефлексии – вторичная рефлексия (reflexion seconde, в отличие от рефлексии первичной, аналитической, направленной на свой предмет как на внешнее) – основывается на душевной сосредоточенности, собранности.

Внутренняя собранность (recueillement) отнюдь не ведет к замыканию в себе: напротив, в результате ее человек оказывается более открыт, доступен чувству справедливости и сопричастности (participation); это как бы собирание воедино внутреннего опыта. На этой стадии то, что рассматривалось как «проблема» (т.е. как нечто внешнее, безучастное по отношению к человеку и несущественное для него), начинает восприниматься как «таинство» – нечто неотделимое от него, всецело объемлющее его состояние. Драматургия Марселя – совершенно особая по отношению к его философии сфера, всегда предварявшая, по его признанию, философскую мысль. Среди наиболее известных пьес – «Человек Божий», «Пылающая часовня», «Расколотый мир», «Квартет фа-диез», «Чужое сердце» и др. Стихия драмы – диалог, прямая речь – особенно важна как органичная сфера человеческого общения. Здесь реализуется важнейшая посылка экзистенциализма, согласно которой субъект, сущий может быть полноценно мыслим лишь в том случае, если ему предоставляют слово (а не говорят о нем как об объекте, в третьем лице). По собственному признанию Марселя, его философия «является экзистенциальной в той самой мере, в какой она является театром, то есть драматургической тканью» (П.Рикер – Г.Марсель. Беседы. 1968, рус. пер. в кн.: Марсель Г. Трагическая мудрость философии. М., 1995, с. 160). Драматург, считает Марсель, имеет дело с гораздо более многообразной действительностью, встречающиеся в пьесах ситуации существенно разнообразнее тех, что редуцированы, упорядочены и как бы «очищены» отвлеченной терминологией классической философии. В театре на первый план выходят «искаженная интерсубъективность», самые сложные аспекты человеческих взаимоотношений. За драматургией Марселя закрепилось определение «театр двойственности и вопроса». Театр – это место интеракции, многоголосия; философия же, по Марселю, охотно становится на точку зрения субъективности. Марсель ценил в театре возможность воплощения плюрализма мнений, отрицание свойственной философской системе «единой точки зрения из центра», т.е. то, к чему он тяготел во всем своем творчестве.

Сочинения:

1. Journal Métaphysique. P., 1927; 2. Position et approches concrètes du mystère ontologique. – В кн.: Le monde cassé. P., 1933; 3. Homo viator. Prolégomènes a une métaphysique de l`esperance. P., 1944; 4. Le Mystère de l`Etre, V. I. Reflexion et mystère. P., 1951; V. II. Foi et réalité. P., 1951; 5. Pour une sagesse tragique et son au-delà. P., 1998; 6. в рус. пер.: Быть и иметь. Новочеркасск, 1994; Трагическая мудрость философии. Избр. М., 1995.

Литература:

Ricoeur P. G.Marcel et К.Jaspers. Ρ., 1947;P.Α.Schupp, L.F.Halm (ed.). The Philosophy of G.Marcel. La Salle (Ill.), 1984;Gabriel Marcel. Colloque organisé par la Bibliothèque Nationale et l`Association «Presence de Gabriel Marcel». 28–30 Sept. 1988. P., 1989.

Γ.М.Тавризян  

Источник: https://Platona.net/board/novaja_filosofskaja_ehnciklopedija/marsel_marcel_gabriehl_onore/3-1-0-3268

Габриель Марсель

Габриэль Оноре Марсель и его философия

Габриель Марсель (1889—1973) предпочитал не называть свое учение экзистенциализмом по той причине, что экзинстенциализм во Франции отождествлялся с именем Сартра, с которым Габриель Марсель был не согласен.

И для того, чтобы отмежеваться от сартровского атеизма и его послевоенной погруженности в политику, Марсель стал именовать свое учение христианским сократизмом. Еще одна причина, по которой Марсель не называл свое учение экзистенциализмом, была энциклика папы Римского (1950 г.

), в которой папа Римский осудил экзистенциализм, прежде всего, конечно, экзистенциализм атеистический, за учение, противоречащее догматам католической Церкви.

Основную цель своей философии Габриель Марсель видел в борьбе против догматизма. Эту борьбу вел в свое время еще Иоганн Готлиб Фихте, стараясь свести все к трансцендентальному идеализму, т. е. к субъекту. Фихте боролся с догматизмом в двух видах: с догматизмом материалистическим и догматизмом идеалистическим.

Примерно такую же направленность можно проследить и у Марселя, причем Марсель в гораздо большей степени протестует против идеалистического догматизма, ибо, по мысли Марселя, идеализм извращает саму суть духа. Идеализм превращает дух в объект, тогда как дух — это всегда субъективное начало.

Дух как носитель мысли, носитель активного жизненного начала — чувственного, эмоционального и т. п., не может быть объектом, поэтому идеализм, объективируя дух, извращает основные его моменты.

По мысли Марселя, ошибка эта прежде всего заключается в том, что философия всегда исходила из субъект-объектных отношений; даже рассматривая дух как идею, она невольно представляла его как объект.

Субъект-объектному отношению Марсель противопоставляет эмоциональное отношение, отношение существа, испытывающего эмоцию, к тому, что оно любит. Остальные эмоции следует рассматривать точно так же, ибо эмоция — это всегда то, что соединяет.

Объект и субъект всегда в акте познания разделены, а в акте эмоционального отношения соединены: например, любящий и любимый не различают себя и считают себя единым целым. В этом аспекте просматривается основная дилемма, основное противопоставление философии Марселя. Марсель противопоставляет проблему и таинство.

Вся философия, и наука в том числе, всегда рассматривала все в проблемном ключе. Для мыслителя, ученого или философа, всегда главное место занимала проблема. По выражению Марселя, есть то, что существует предо мной, пред человеком, пред субъектом.

Она существует независимо от человека, независимо от мышления; в проблемном отношении объект всегда чужд субъекту и поэтому ускользает от него. Вместо проблемного подхода необходим подход в таинстве. Таинство всегда захватывает всего человека целиком.

В таинстве нет противоположности субъекта и объекта, я и не-я, таинство сливает их воедино, сливает человека и предмет его эмоций.

Поэтому если в проблемном ключе всегда доминирует мысль, логика, то в таинственном плане логика преодолевается и доминирует некий другой способ отношения, в котором логика является лишь частным случаем, некой проекцией на отношения. Проблема не снимается, сам Марсель не считал себя абсолютным противником разума, каким был Ницше. Просто разум, логика, субъект-объектные отношения являются для Марселя отношениями более низкого порядка, частным случаем высшего отношения, которое является в таинстве.

В сфере проблем возникают многие неразрешимые вопросы, ибо проблема является лишь частным случаем гораздо более общего отношения внутри мира. Скажем, классическим вопросом для философии является вопрос о существовании мира.

Вопрос очевидный, но тем не менее в философии этот вопрос не может быть решен, а в вопросе таинства, в вопросе эмоционального отношения этой проблемы просто не существует. Для любого человека мир существует, так как с ним существуют различные взаимодействия, в первую очередь эмоциональные, которые и доказывают его существование.

Поэтому метафизика, которая основывается на таинстве и которая исследует мир таинства, противопоставляется физике, которая оперирует в мире проблем.

Отсюда же и свойственная вообще всем экзистенциалистам критика Марселем неистинного бытия человека, которое сводится к вещному отношению. Вещное отношение, как отношение к миру вещей и к другому человеку как к вещи, — это порождение неправильного, проблемного подхода к миру.

Вместо вещных отношений должно быть отношение человека к другому человеку как к такому же субъекту, должно быть отношение «я» и «ты». Именно в таком отношении, в акте такой коммуникации снимается проблема субъекта и объекта.

Отношения двух людей не могут быть описаны в рамках логики, со всем огромным богатством их эмоциональных отношений.

Когда в отношениях стерта граница между субъектом и объектом, когда в таинстве исчезает различие и противоположность между я и не-я, такому человеку возможно то, что Марсель назвал онтологическое таинство, или таинство бытия.

Само бытие, единое, в котором не расчленено я и не-я, субъект и объект, существует, поскольку существует Бог. И такому человеку, который преодолел субъект-объектные отношения и перешел в мир таинства, дается откровение. Вообще само таинство бытия возможно лишь в силу того, что существует откровение. Бог открывает Себя именно как некое Бытие, в котором не существует никаких противоположностей, и это бытие просвечивает сквозь экзистенцию человека.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/4_109487_gabriel-marsel.html

Габриэль Оноре Марсель (Gabriel Marcel). Экзистенциализм — beauty Nikole — @дневники: асоциальная сеть

Габриэль Оноре Марсель и его философия
Габриэль Оноре Марсель (Gabriel Marcel) (1889-1973) — французский философ, драматург и литературный критик, основоположник католического экзистенциализма. В центре внимания Габриэля Марселя — проблема бытия, преломленная через индивидуальный опыт, существование отдельного человека, с именем которого связано возникновение в 20-х гг.

прошлого века экзистенциализма во Франции (Во французском экзистенциализме можно выделить две его формы: консервативно-католический и радикальный атеистический и Габриэль Марсель был основателем католического экзистенциализма (почитать о понятии Здесь). Однако в отличие от Мальро, Сартра, Камю), философия Марселя носит ярко выраженный религиозный характер.

Он рассматривает христианское мировоззрение как средство преодоления экзистенциального одиночества и возможность преодоления противоречий человеческого существования в мире, проблема бытия, преломленную через индивидуальный опыт, существование отдельного человека.

Подлинный мир бытия (существование) противостоит у Марселя неподлинному миру обладания, «таинство» (интуитивное постижение) — «проблеме» (рациональному познанию). В основе драм Марселя лежат религиозно-моральные конфликты («Расколотый мир», 1933; «Жажда», 1938; «Рим больше не в Риме», 1951).Такая позиция сближает его с русской религиозно-философской школой (Бердяев, Франк и др.).

И да и нет: это единственный ответ, когда дело касается нас самих; мы верим и мы не верим, мы любим и не любим, мы есть и нас нет; — это происходит оттого,

что мы на пути к цели, которую всю целиком мы видим и невидим.

Экзистенциализм Габриэля Марселя         Марсель, считая невозможным и неприемлемым научное обоснование религии, отвергает рациональные доказательства бытия бога и утверждает, что бог принадлежит особому миру «существования», недоступному для объективной науки.         Бог, по Марселю, существует, но не обладает объективной реальностью, не принадлежит миру «вещей»; он «непредставляем», «неопределим», его нельзя мыслить: «мыслить веру — значит уже не верить». Таким образом, апология христианства Марселя резко отличается от традиционного от католицизма схоластического метода.         В отличие от «мира объективности», в сфере «существования» исчезает граница между субъектом и объектом. Духовное начало, трактуемое объективно, а не субъективно, и тем самым доступное логическому анализу и рациональному познанию, неприемлемо для Марселя.

        Для экзистенциализма Марселя характерно противопоставление ДВУХ ПОНЯТИЙ — проблемы и таинства. Первое характеризует «мир объективности», второе — сферу «существования».

      •   «ПРОБЛЕМА, — гласит определение Марселя, — есть нечто встреченное и преграждающее мой путь. Она всецело передо мной». В этом случае я рассматриваю нечто со стороны, подхожу к нему объективно, как к находящемуся вне и независимо от меня.
Проблема находится в сфере логического.

      •   ТАИНСТВО — это понятие, которое Марселем противопоставляется понятию «проблема». Таинство не противопоставляет субъект объекту, «Я» — «не-Я», познающего — познаваемому.

Оно включает, вовлекает меня самого, мое существование, сливает воедино «Я» и «не-Я», выводит за границы созерцательности, стирает грань между «вне меня» и «во мне».

Тем самым оно преодолевает объективный, логический подход.

        Итак, в сфере «существования» мир перестает быть «проблемой» и становится «таинством». Объективность всячески исключается из понимания отношений, связей, зависимостей.         В сфере «существования» у Марселя принципиальное место занимает «интерсубъективность», а не объективность. «Объективная реальность» уступает место «второму лицу». «Присутствие» становится одной из основных категорий. Причинная связь вместе с другими формами объективных взаимозависимостей теряет онтологическое значение. На их место приходят любовь, привязанность, вера, верность, ответственность, уважение, послушание, доступность. «Быть — это быть любимым» — характерная для этой онтологии формула. Причем это распространяется не только на отношения между людьми, и вообще живыми существами, но на все отношения вообще.         Онтология Марселя не является натуралистичной. Явления природы мало интересуют Марселя. Его онтология резко антинатуралистична. Но коль скоро в ней заходит речь об отношении к природным вещам, оно устанавливается по образу и подобию интерсубъективной эмоциональности. Объективное познание природы не ведет, по Марселю, к истине. «Как может, — риторически вопрошает он, — то, что мы называем реальность, или, если кому угодно природой, дать ответ человеку в его поисках истины?»         Удивление, восхищение, причастность — основные характеристики «бытия-в-мире». Именно здесь один из основных переходов от «антропологии» к теологии: явления природы как творения не ведут в царство «безличного», а служат для человека одним из источников восхищения их творцом.         Философия Марселя, по сути дела, не антропоцентрична. Любовь к людям покоится на любви к богу и отношении к другим как «детям божьим»; братство людей — это братство во Христе.         Философия Марселя по сути теоцентирчна. Мир в целом для Марселя -не более чем связующее звено коммуникации с его творцом, как и другие «Ты», приобщающие «Я» к абсолютному «Ты».         Теперь обратим внимание на различение категорий «быть» и «иметь», которые широко используются в экзистенциалистских построениях Марселя.

      •   «ИМЕТЬ» — это отношение к вещи, к объекту, к тому, что может быть отделено, отчуждено от меня, к чему я могу быть непричастным. «Быть тем или иным», напротив, неотделимо от меня. В этом отличие того, что я имею, от того, что я есть.

        Марсель вводит здесь построение, аналогичное разделению «неподлинного» и «подлинного» существования у Хайдеггера.

      •   Категория «БЫТЬ» и связанная с ней идея воплощения раскрывают у Марселя проникновение в «таинства» бытия-в-мире. Идея воплощения переносится Марселем на всю природу, которая превращается в воплощение абсолютного «Я».

        Итак, экзистенциализм выступает против субъект-объектных, вещных, предметных отношений как не раскрывающих сути бытия.         Марсель рассматривает обобщение и абстрагирование как величайшее философское зло. Он зовет отрешиться он абстрактного мышления и повернуть к конкретному, единичному, индивидуальному — от «сущего» к отдельным существам во всем их своеобразии, со всеми их отличительными особенностями.

      •   НАУКА, по мнению экзистенциалистов, обладая механизмом универсализации, всюду внедряет «дух абстракции», в котором все конкретное, «личностное» уничтожается, заменяется «безликим», «общезначимым».

        «Никогда не следует забывать, — пишет Марсель, — что если превосходство науки состоит в том, что она для всех, то этому превосходству сопутствует тяжкое метафизическое возмездие; наука для всех только потому, что она ни для кого в отдельности».         Марсель критикует «индустриальное общество», считая практическим эквивалентом «духа астракции» функционализацию, обезличение, «омассовление» человека, «распыление» личности в обществе. Марсель рассматривает технический прогресс, организованность, планирование, коллективизм как возрастающую угрозу антииндивидуалистических сил, направленных к гибельному растворению личности в обществе.

«Экзистенциальный поворот» и критика научно-технической цивилизации.
Почитать

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

URL записи

Источник: https://www.diary.ru/~beautynikole/p120631007.htm

Booksm
Добавить комментарий