Философия современной России

Философия современной России

Философия современной России
  

     Своеобразие российской философии на нынешнем этапе ее развития во многом определяется двумя обстоятельствами. Во-первых, сохранением идущей от Маркса, Энгельса и Ленина диалектико-материалистской традиции. Во-вторых, содержанием русской философии, восходящей к философии В.С..Соловьева, П. А. Флоренского, С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева, А. Ф. Лосева, Н. О. Лосского.

     Для абсолютного большинства русских философов характерен идеал цельности, рассмотрение в единстве всех духовных сил человека — чувственных, рациональных, эстетических, нравственных, религиозных. Идеал цельности противопоставляется фрагментарности, расчлененности культуры индустриального общества.

     Но мир – это не просто целостность, а положительное единство (В. Соловьев). Чаще всего положительное единство понимается как приоритет религиозного опыта жизни. Философия сливается с религией, прежде всего с православием.

     Положительное единство понимается также как нравственность, оправдание абсолютного добра.

     Принцип цельности в российской философии применительно к проблемам теории познания конкретизируется в сочетании чувственного, рационального и возвышенно-мистического.

     Часто основа познания понимается как интуиция, как постижение внешнего в его слиянии с внутренним, психическим.

     В вопросе об истинности отечественные философы часто стремятся соединить теоретический и нравственно-религиозный опыт. Истина сближается с праведностью, высокой духовностью.

     Ныне часто говорят и пишут о необходимости возрождения отечественной философской традиции. Безусловно, такого рода идеи заслуживают всяческой поддержки. Но возрождать отечественную философию на новом этапе российской действительности целесообразно не иначе как с использованием достижений современной мировой философии в целом.

     Тема реферата «Философия современной России».

Актуальность выбранной темы заключается в том, что в современном мире происходят большие перемены, поэтому стоит уяснить какое они оказывают влияние на современную философию, что является основной целью данной работы.

Для этого будут рассмотрены следующие вопросы: в чем особенности развития философии на современном этапе, какие проблемы в развитии русской философии стоят на сегодняшний день, и есть ли в России философия, а если есть, то необходима ли она для России.

     По общепринятому мнению, русская философия в основном занимается проблемами этики. Это мнение неверно. Во всех областях философии – гносеология, логика, этика, эстетика и история философии – велись исследования в России до большевистской революции. В более позднее время действительно русские философы особенно интересовались вопросами этики

     В русской философии широко распространен взгляд о познаваемости внешнего мира.

Этот взгляд часто выражался в своей крайней форме, а именно в форме учения об интуитивном непосредственном созерцании объектов как таковых в себе.

По–видимому, русской философии свойственно острое чувство реальности и чуждо стремление рассматривать содержание внешних перцепций как нечто психическое или субъективное.

     Русские философы отличаются такой же высокой способностью к спекулятивному мышлению, как и немецкие. Как позитивизм, так и механический материализм нашли в России широкое распространение.

Однако в России, как и в других странах, без сомнения, все еще продолжает существовать тенденция к таким взглядам среди инженеров, врачей, адвокатов и других образованных людей, не сделавших философию своей профессией. Следует отметить, что эти люди всегда составляют большинство.

Но лишь немногие из русских философов – профессионалов были позитивистами и материалистами.

     В русской философии стремление к цельному познанию и острое чувство реальности тесно сочетается с верой во все многообразие опыта как чувственного так и более утонченного, дающего возможность глубже проникнуть в строение бытия.

Русские философы доверяют интеллектуальной интуиции, нравственному и эстетическому опытам, раскрывающим нам высочайшие ценности, но, прежде всего, они доверяют религиозному мистическому опыту, который устанавливает связь человека с богом и его царством.

     Русская философия, прежде всего, резко и безоговорочно онтологична. Русскому уму совершенно чужд всякий субъективизм, и русский человека меньше всего интересуется своим собственным узколичным и внутренним субъектом.

     Второй чертой русской философии, тоже восходящей к мистической архаике, является идея соборности.

Соборность – это свободное единство основ церкви в деле совместного понимания ими правды и совместного отыскания ими пути к спасению, единство, основанное на единодушной любви к Христу и божественной праведности.

Так как верующие вместе любят Христа как носителя совершенной истины и праведности, то церковь есть не только единство многих людей, но и единство, в котором каждая личность сохраняет свою свободу.

     Как считает один из современных философов, Владимир Васильевич Миронов, с которым следует согласиться философия, в широком значении слова, – смысловое, вневременное пространство, в котором все современны.

Это пространство задано нам возможностью вести диалог как с ныне живущими философами, так и с давно умершими. Поэтому в философии Платон так же современен или более современен, чем какой-нибудь «современный» философ.

     На сегодняшний день выделять современных философов скорее всего не стоит. Лет через 100-150 в русской культуре, может быть, останется несколько имён из нашего времени, а может быть, ни одного, и никакой трагедии в этом нет.

Представьте себе сегодня философа, живущего по образу и подобию Канта (а такие, наверняка, есть)… Но кто же о нём знает? В истории остаются именно Канты, тогда как огромное количество философствующих подвергается забвению, хотя в своё время они могли быть популярнее новоявленных Кантов.

     Определяя место русской философии в мире следует сказать следующее. В последнее время многие философы, такие, как Альберт, Апель, Кристева и другие отвечая на вопрос о том, кого из русских философов они знают, почти одинаково отвечают – Достоевского и Толстого.

Иногда к этому добавляет ещё одно-два имени, но именно эти два представителя русской литературы позиционируются и как русские философы.

И это не случайно, ибо, русская философия, особенно на стадии своего формирования, органично вплеталась в русскую литературу, а собственно философские концепции были либо вторичны, либо в силу тех или иных обстоятельств непонятны или неизвестны в Европе.

С другой стороны, это связано и с самой системой преподавания истории философии в Европе, где студент может очень хорошо знать работы одного-двух философов или какую-то идейную группу, но не слишком чётко представлять себе историю философии как таковую.

     Поэтому, если использовать термин «конкурентность», можно сказать, что наша философия конкурентна по реализации философских идей и ничем не уступает западным образцам, но, конечно, отстаёт в распространённости, чему, безусловно, способствует и понижение интереса к русскому языку, а значит и к русской культуре.

Серьёзного разрыва между западной философией и русской нет. Для философа, с позиции сущности самой философии, безразлично, насколько он распространён и популярен. Очень многие культуры неизвестны другим, даже соседним. Это нормально. Культура выступает достаточно замкнутым, по выражению Лотмана, локальным образованием, и именно это обеспечивает диалог культур.

Если бы всё было понятно друг о друге, то диалог не состоялся бы.

     На вопрос, о том какая философия нужна России – можно ответить следующим образом: России нужна философски фундированная национальная идея. Это определенная всей историей России имперская идея. Только философия способна дать основание для такой национальной идеи.

     Задумываясь о том существует ли русская философия сегодня, Михаил Эпштейн выделяет семь основных направлений позднесоветской и постсоветской русской мысли, среди которых марксизм, рационализм (включая структурализм), персонализм, религиозная философия, философия национального духа, философия культуры, постструктурализм. Книга до сих пор не опубликована, да и не отделана.

     Елена Петровская, считает, что философия Россия всегда была на периферии. Нас как не знали, не знают, так и не хотят знать. Наших философов мало переводят на иностранные языки, мало цитируют.

     Современная русская философия, какой бы многоликой она ни была, является результатом литературоцентристских амбиций. Потребность в живой мысли ощущается настолько пропорционально, насколько русская литература утрачивает свою роль хранительницы человеческих дум.

Притчей во языцех считается такая ситуация, при которой русской философии отказывают в праве на какое-либо существование, а русских философов оценивают не выше среднестатистических публицистов.

Отсутствие отечественной философской традиции, в которой были бы заинтересованы и (правовое) государство, и (гражданское) общество, в достаточной мере характеризует то, что такое мышление по-русски.

     Внимание мирового философского сообщества к русской мысли продолжает оставаться этнографическим, рассчитанным исключительно на интеллектуальную колонизацию.

Наш философский прорыв зависит от внутренней конъюнктуры, но она сориентирована на внешний мир, в котором нет места философским новичкам.

Патологическое отставание отечественной философии от мировых интеллектуальных тенденций объясняется тем, что мы постоянно действуем в стратегии навёрстывания упущенных возможностей – инставрации, которые припозднились в модусе того, что традиционно называется философией.

     В последние годы регулярно предпринимаются попытки отменить преподавание философии. При этом делаются и предложения о том, чем философию заменить.

Одни считают, что это должна быть теология, ибо с этой точки зрения задача по выработке единого и общепризнанного мировоззрения, над решением которой безуспешно бьется философская мысль на протяжении всей своей истории, легко выполнима на путях теологического осмысления религиозных истин откровения.

Другие исходят из того, что подлинное знание о мире и человеке может дать только наука.

Поэтому мировоззрение современного человека, по мнению сторонников этой точки зрения, может быть построено только на основе обобщения данных различных наук, в том числе и данных о самой науке как специализированной системе получения знания и социальном институте.

В соответствии с этой позицией что-то вроде курса науковедения с успехом заменит то, что раньше не очень хорошо делала философия. Есть и другие предложения: например, преподавать вместо философии культурологию, хотя содержание и характер последней не очень ясны и самим авторам этой идеи. В основе всех этих предлагаемых нововведений лежит мнение (хотя оно не всегда явно формулируется) о том, что если раньше философия и имела какой-то смысл, то современная культура в ней более не нуждается.

     Идея о том, что философия исчерпала себя, что она должна либо сойти со сцены, либо трансформироваться во что-то другое, сегодня в некоторых случаях выдвигается и защищается самими философами, прежде всего представителями так называемого постмодернизма.

Конечно, и раньше некоторые философы говорили о «конце философии». Но тогда это имело другой смысл: определенная философская концепция понималась как решение всех принципиальных философских.

Речь шла, таким образом, не о бессмысленности философских проблем вообще, а только о том, что бессмысленной была их старая постановка и что, наконец-то, эти проблемы решены.

Сегодня же нередко говорится о том, что философия должна исчезнуть в какой бы то ни было форме и быть вытесненной либо специальным научным знанием, либо литературной критикой, либо осмыслением политической жизни.

     Представляется, что в действительности философия не только сохраняет свое место в культуре, ее значимость именно в качестве философии возрастает. Но при этом – что особенно важно – меняются сами формы философствования.

     Дело в том, что философия всегда была высшей формой авторефлексии культуры, т.е. анализом предельных оснований познания, деятельности и оценки. Иными словами, это всегда был весьма своеобразный сплав исследования и проектирования.

Поэтому любая значимая философская концепция всегда имела две ипостаси. С одной стороны, это была критика существующего положения дел. С другой стороны, это было построение определенного идеала знания, моральной жизни, политического устройства.

В свете построенного идеала формулировались нормы деятельности, направленной на его достижение.

     Современная цивилизация вступает в ту стадию, которую принято называть «информационным обществом». В цивилизации такого типа темпы культурных изменений, творчества новых культурных и социальных форм многократно возрастают. Это значит, что основания (в том числе предельные) деятельности, познания и оценки трансформируются гораздо чаще, чем это было в прошлом.

     Раньше философская деятельность по анализу этих оснований могла выглядеть как нечто далекое от повседневных практических нужд, так как основания были весьма устойчивы, менялись редко, и их исследование, а тем более предложения по их изменению казались чем-то сугубо теоретическим.

Правда, ситуация изменилась в Новое время, когда динамизм социальных перемен вырос, наука и техника стали интенсивно развиваться, менять свои формы и взаимодействовать с философией в своих изменениях.

Сегодня теоретическая философская деятельность все более обнаруживает свой практический характер.

Источник: https://www.stud24.ru/philosophy/filosofiya-sovremennoj-rossii/90755-275598-page1.html

Философские исследования в современной России

Философия современной России

После распада СССР в 1991 г. усилился драматический процесс переоценки ценностей, пересмотра отношения к марксизму вообще и марксистской философии в частности.

В философских исследованиях, равно как и в других областях культуры, идут трудные поиски элементов нового мировоззрения, духовно‑мировоззренческих оснований происходящих реформ в контексте цивилизационных перемен в современном мире.

В философской жизни страны возобладало мнение о необходимости преодоления тотального господства какой‑либо одной доктрины, отказа от оценок марксизма как «единственно верного учения». Культурную ценность представляет все богатство мировой философской мысли, составной частью которой является и русская философия.

Проблематика философских исследований в современной России в какой‑то мере определяется и теми подходами, которые были достигнуты в предшествующий период и шли вразрез с догматическими тенденциями официального марксизма. Эвристический потенциал этих достижений сочетается с новым, более углубленным осмыслением и переосмыслением творческого наследия русской философии и зарубежных мыслителей.

Важную роль в философской жизни страны играют Институт философии Российской академии наук, философский факультет МГУ, философские центры в ряде городов. Расширению научных связей российских философов с зарубежными коллегами способствовало проведение в 1993 г. в Москве XIX всемирного философского конгресса.

Интенсивное развитие получили изучение и издание работ по истории отечественной философии, особенно философской мысли в России конца XIX – начала XX в., осмыслению ее места и роли в истории мировой философии, ее влияния на развитие культуры.

Впервые в России были изданы труды многих видных философов, репрессированных, эмигрировавших или высланных из страны.

В отличие от прежних исследований истории русской философии, уделявших преимущественное внимание выявлению ее самобытности, разрабатываемые ныне подходы ставят более широкие задачи, связанные с непосредственным включением ее творческих идей в современную мировую философскую культуру.

Иллюстрацией этого процесса могут служить словарь «Русская философия» (под ред. М. А. Маслина, 1995, 1999), «История русской философии» (2001), рекомендованная в качестве учебника для вузов, а также работы В. Ф. Пустарнакова, В. В. Сербиненко и др.

В условиях, когда в современном мире растет потребность во взаимодействии различных культур, поиске новых путей цивилизационного развития, важное значение в философии приобретают исследования диалога философских культур, взаимодополнительности типов философствования на Западе и Востоке.

В этом плане написан коллективный труд «История философии. Запад – Россия – Восток» (в 4 кн., 1995–1999). В отечественной литературе делаются попытки анализа современной западной и восточной философии с точки зрения компаративного (сравнительного) подхода.

Философская компаративистика, выделяя типы мышления, типы рациональностей и иррациональностей, используя методы проведения аналогий, параллелей и диалога, раскрывает тождество и различие философских культур, механизм их взаимодействия. Метод компаративистики нашел отражение и в «Новой философской энциклопедии» (в 4 г.

, 2000–2001), издание которой явилось важным событием в философской жизни страны постсоветского периода.

Проблема диалога в философии обрела особую актуальность в изучении роли несиловых взаимодействий в сложных самоорганизующихся системах.

В отличие от прежней марксистской традиции делать упор на роль конфликта, борьбы и негативно оценивать идею их примирения, современные поиски общественно‑политической стабильности сопровождаются попытками обоснования примирения противоположностей, согласия и ненасильственного развития.

Глобальные опасности для человечества второй половины XX в. обострили проблему его выживания. Былой пафос революционного преобразования уступает место обоснованию ценностей ненасилия и терпимости к инакомыслию.

Отражением этих потребностей стал возросший интерес к этике ненасилия. Ее проблемам посвящены работы А. А. Гусейнова и других ученых. Заметным событием стал коллективный труд «Этика ненасилия» (1991).

Импульсы к исследованиям этики ненасилия обусловливаются не только социальным и политическим развитием, но и логикой познания в современных естественных науках – физике элементарных частиц в ее связи с космологией, в термодинамике неравновесных систем и т. д.

В результате формируется новая концепция Вселенной как саморазвивающейся системы, в которой человек не просто противостоит объекту познания как чему‑то внешнему, а включается своей деятельностью в систему.

При этом увеличение энергетического и силового воздействия человека на систему может вызвать не только желательные, но и нежелательные, а то и катастрофические последствия.

Изучением общих закономерностей самоорганизации и реорганизации, становления устойчивых структур в сложных системах занимается синергетика (от греч. «synergos» – совместно действующий). Эта наука существенно изменила прежние представления о соотношении гармонии и хаоса.

Выяснилось, что хаос является не абсолютной антитезой гармонии, а переходным состоянием от одного уровня упорядоченности к другому, более высокому типу гармонии. Поэтому решающим для судеб бытия является не распад и хаос, а процесс усложнения порядка и организованности.

Было привлечено внимание к идеям синергетики как теории нестандартных быстроразвивающихся структур в открытых нелинейных системах.

Подверглись философско‑методологическому осмыслению результаты аналитико‑математических расчетов и математического моделирования процессов в открытых нелинейных средах, проведен сравнительный анализ синергетического миропонимания и восточного образа мышления и деятельности (буддизм, даосизм, йога).

Возникнув в лоне термодинамики неравновесных открытых систем, синергетика претендует ныне на статус общенаучной, междисциплинарной парадигмы, обладающей большими эвристическими возможностями в области общефилософского знания.

В этой связи особое значение приобретает осмысление тех идей в истории русской философии, которые созвучны современным исследованиям как в России, так и за рубежом, в том числе в традиционных восточных культурах. Речь идет, в частности, об идеях русского космизма Н. Ф. Федорова, К. Э.

Циолковского, В. И. Вернадского, А. Л. Чижевского, перекликающихся с современными представлениями о взаимосвязанном развитии человека и природы, о феномене жизни на Земле как результате космической эволюции.

Русские философы предостерегали от чисто технологического, хищнического отношения к природе.

Обсуждая проблему объединения различных подходов к идеям космизма, концепцию выживания и устойчивости развития в современную эпоху, некоторые ученые истолковывают русский космизм как фундаментальное мировоззрение, истоки которого прослеживаются в традициях не только русской, но и мировой культуры.

Следующий круг проблем, выявляющий созвучие русской философской традиции с современными попытками обновления мировоззрения, связан с переосмыслением роли классического новоевропейского рационализма XIX в.

и с поисками новых типов рациональности и вненаучного знания – в искусстве, морали, религии, массовом сознании. Еще в середине XIX в.

Герцен и славянофилы, а затем Достоевский, Данилевский, Леонтьев, Бердяев и другие философы подвергли критике принципы новоевропейского рационализма и связанные с ним пороки капиталистической цивилизации – индивидуализм, потребительские ориентации и т. д.

Тем самым русские мыслители, по сути дела, развивали философию альтернативного типа, предвосхитив мировоззренческие основы современных альтернативных движений («новых социальных движений») на Западе и в России, выступающих против негативных последствий технократического рационализма.

Равным образом неприятие русскими философами теорий, жестко разделяющих субъект и объект познания, разработка ими идей цельного, «живого знания», основанного на единстве теории и жизненно‑практического действия, предвосхитили соответствующие установки различных течений «философии жизни», возникших позже в Западной Европе.

В постсоветский период продолжалось плодотворное сотрудничество логиков‑философов и логиков‑математиков. Закрепилось устойчивое направление логических исследований, называемых философской логикой (одним из лидеров которой был В. А. Смирнов).

В последнее десятилетие логики работают прежде всего именно в сфере проблем философской логики, независимо от того, занимаются ли они применением логики в компьютерных науках или анализируют проблемы творчества и искусственного интеллекта, работают ли в области логического анализа языка науки или решают проблемы методологии.

В связи с возросшей актуальностью диалога культур были продолжены исследования (В. В. Миронов) роли науки и философии в системе мировоззренческих ориентации современной культуры, специфики философского и научного знания, соотношения рационального и иррационального в философии.

Впервые конституировалась в качестве отдельной области исследования философия религии (Л. Н. Митрохин и др.). Исследуются проблемы философии права (В. С. Нерсесянц и др.).

В условиях политической нестабильности, политического и идеологического плюрализма в стране усилился интерес к проблемам политики вообще и мировоззренческо‑философским ее аспектам в частности.

много работ по политической философии, философии политики и политологии (А. С. Панарин, И. К. Пантин, Б. Г. Капустин, В. Н. Шевченко, К. С. Гаджиев и др.).

По‑новому подверглись осмыслению проблемы власти, демократии, авторитаризма, бюрократии, судьбы либеральных, консервативных и социал‑демократических концепций в современном мире.

Остро дискутируется вопрос о месте России в общемировом цивилизационном процессе.

Если одни ученые утверждают, что Россия – самобытная евразийская цивилизация, внесшая важный вклад в культуру человечества, то другие разделяют точку зрения о неполноценности России как цивилизации и необходимости ее включения в общемировую (главным образом европейскую) цивилизацию.

Известный резонанс вызвали работы по актуальным проблемам социокультурной модернизации посткоммунистической России, выявления ее специфики на перекрестке культур Запада и Востока, поиска альтернативных сценариев будущего России (А. А. Кара‑Мурза, А. С. Панарин, В. Г. Федотова).

Вопросы, куда идет человечество, куда идет Россия, занимают умы многих ученых. Широкую известность получили исследования А. А. Зиновьева.

В ряде книг, в том числе написанных в своеобразном жанре «социологического романа», он на основе изучения общественного строя и духовной ситуации в СССР и странах Запада изложил свое понимание сущности коммунизма, современного западного общества, перспектив развития человечества.

В целом философские исследования в современной России связаны с отказом от устаревших подходов в методологии и теории, поисками идей, которые в перспективе привели бы к обновлению мировоззренческих позиций.

Использование гибких подходов – цивилизационного и культурологического способов мышления, развитие диалога и взаимодействия духовных традиций Востока и Запада способствуют выработке обновленной системы ценностей, ориентированных на перспективу вступления человечества в постиндустриальную эпоху.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/6_54890_filosofskie-issledovaniya-v-sovremennoy-rossii.html

Философия в современной России

Философия современной России

Философия в современной России.После снятия идеологических запретов, вызванного крушением марксистской идеологии и распадом СССР, философия в России оказалась в ситуации выбора.

При сохранении в целом сложившейся структуры философского образования происходит процесс освоения той части философского наследия, от которого советская философия была искусственно отсечена.

Возникли и развиваются новые дисциплины

философского цикла — политология, культурология, религиоведение, философская антропология, возникающие подчас «на обломках» марксистских отраслей философии. Популярной становится идея «диалога культур», разрабатывавшаяся В. С. Библером. Количество переведенной философской литературы за последнее десятилетие ХХ в.

превышает все вышедшее за предыдущие годы века. Возобновлены и возникли новые философские журналы — «Ступени» (СПб., с 1991), «Логос», «Начала» (оба — М., с 1991), «Путь» (М., с 1992). В 1993 в Москве проходил 19-й Всемирный философский конгресс.

Ставится вопрос о возможности возобновления прерванной философской традиции, возвращении к наследию русской религиозной философии и философии русской эмиграции. Предпринимается попытка создания философской антропологии, основанной на мистико-аскетической традиции исихазма и паламизма (С. С. Хоружий).

Происходит специализация философского знания, вызванная стремлением примкнуть к определенному направлению, развивающемуся в западной философии — феноменологии, аналитической философии, структурализму и постструктурализму. Определенной популярностью пользуется философский постмодерн.

Нередкими являются попытки актуализировать философское знание за счет его включения в определенный идеологический контекст — от реанимирования большевизма до воссоздания православной (или евразийской) монархии. В выработке общенациональной идеологии, или «русской идеи» также подчас видят задачу современной философии.

Однако основным итогом первого постсоветского десятилетия для философии в России можно считать возвращение России в мировой философский процесс.

Литература

Введенский А. И., Лосев А. Ф., Радлов Э. Л., Шпет Г. Г. Очерки истории русской философии. Свердловск, 1991.

Зеньковский В. В. История русской философии. Λ., 1991.

Лосский Н. О. История русской философии. М., 1991.

Флоровский Г., прот. Пути русского богословия. К., 1991.

Русская философия: Философия как специальность в России / Сост. Ю. Н. Сухарев. М., 1992. Вып. 1.

Русская философия: Малый энциклопедический словарь. М., 1995.

Русская философия: Словарь / Под ред. М. А. Маслина. М., 1995.

История русской философии. М., 2001.

Евлампиев И. И. История русской философии. СПб., 2002.

Masaryk Th. Zur Russischen Geschichts- und Religionsphilosophie: Sociologische Skizzen. Jena, 1913. Bd 1 —2.

Russian Philosophy / Ed. by J. M. Edie, J. P. Scanlan, M.-B. Zeldin with the collaboration of G. L. Kline. Knoxville, 1976. Vol. 1-3.

Walicki A. A History of Russian Thought from The Enlightement to Marxism. Oxf., 1980.

Goerdt W. Russische Philosophie: Zugänge und Durchblicke. Freiburg; Münch., 1984.

Copleston F. Philosophy in Russia: From Herzen to Lenin and Berdyaev. Notre Dame [Indiana], 1986.

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие ………………………………………………………………………………….. 3

Раздел I. Философия Древнего Востока

Глава 1. Индийская философия (Н. А. Железнова) …………………………. 7

Глава 2 Китайская философия (Н. А. Жезезнова} ………………………….. 31

Раздел II. Философия Античности

Глава 1. Становление философии в Древней Греции (С. А. Мельников) .. 47

Глава 2. «Досократики» (С. А. Мельников) …………………………………….. 53

Античная философская классика

Глава 3. Софисты и Сократ (С. А. Мельников) ……………………………….. 69

Глава 4. Платон (Д. В. Бугай) …………………………………………………………… 77

Глава 5. Аристотель (Д. В. Бугай) ……………………………………………………. 103

Философия эпохи эллинизма …………………………………………………………. 124

Глава 6. Эпикур (Д. В. Бугай) ………………………………………………………….. 126

Глава 7. Философия Стои (Д. В. Бугай) …………………………………………… 136

Глава 8. Скептицизм (Д. В. Бугай) …………………………………………………… 147

Глава 9. Философия эпохи Империи (Д. В. Бугай) ………………………….. 156

Раздел III. Философия в Средние века

Глава 1. Патристика (С. А. Мельников) ………………………………………….. 174

Глава 2. Схоластика (С. А. Мельников) …………………………………………… 197

Раздел IV. Философия эпохи Возрождения (е. в. Фалев)…. 230

Раздел V. Философия Нового времени

Глава 1. Бэкон (Ю. Р. Селиванов) …………………………………………………… 267

Глава 2. Декарт (А. А. Кротов) ………………………………………………………… 274

Глава 3. Гоббс (Ю. Р. Селиванов) …………………………………………………… 285

Глава 4. Паскаль (Г. Я. Стрельцова) ………………………………………………… 292

Глава 5. Спиноза (А. А. Кротов) ……………………………………………………. 302

Глава 6. Мальбранш (А. А. Кротов) ……………………………………………… 311

Глава 7. Локк (Ю. Р. Селиванов) ……………………………………………………. 317

Глава 8. Лейбниц (В. В. Васильев) …………………………………………………. 326

Глава 9. Беркли (В. В. Васильев) ……………………………………………………. 336

Глава 10. Юм (В. В. Васильев) ………………………………………………………… 342

Глава 11. Французское Просвещение (А. А. Кротов) …………………….. 355

Глава 12. Кант (В. В. Васильев) ……………………………………………………… 367

Глава 13. Фихте (В. В. Васильев) ……………………………………………………. 387

Глава 14. Шеллинг (В. В. Васильев) ……………………………………………….. 393

Глава 15. Гегель (Ю. Р. Селиванов) ………………………………………………… 399

Раздел VI. Современная философия

Глава 1. Шопенгауэр (В. В. Васильев) ……………………………………………. 417

Глава 2. Фейербах (A.A. Костикова) ………………………………………….. 430

Глава 3. Кьеркегор (Е. А. Войниканис) ………………………………………….. 435

Глава 4. Гегельянство (Ю. Р. Селиванов) ………………………………………. 445

Глава 5. Марксизм (Ю. Р. Селиванов) …………………………………………… 452

Глава 6. Первый позитивизм (А. А. Кротов) …………………………………. 464

Глава 7. Второй позитивизм (В. В. Васильев) ………………………………… 472

Глава 8. Неокантианство (Е. В. Фалев) ………………………………………….. 479

Глава 9. Ницше (А. А. Костикова) …………………………………………………. 486

Глава 10. Бергсон (А. А. Костикова) ………………………………………………. 499

Глава 11. Прагматизм (Е. А. Войниканис) ……………………………………….. 506

Глава 12. Психоанализ (А. А. Костикова) ……………………………………….. 516

Глава 13. Гуссерль (Е. В. Фалев) ……………………………………………………… 524

Глава 14. Ясперс (Е. В. Фалев) ………………………………………………………… 537

Глава 15. Хайдеггер (Е. В. Фалев) …………………………………………………… 544

Глава 16. Сартр (Г. Я. Стрельцова) …………………………………………………. 558

Глава 17. Рассел (А. А. Костикова) …………………………………………………. 571

Глава 18. Витгенштейн (Е. А. Войниканис) ……………………………………… 575

Глава 19. Венский кружок (А. А. Костикова) …………………………………… 587

Глава 20. Постпозитивизм (Е В. Косилова) …………………………………….. 590

Глава 21. Структурализм (А. А. Костикова) …………………………………… 600

Глава 22. Постмодернизм (А. А. Костикова) ………………………………….. 606

Глава 23. Рорти (Ю. Р. Селиванов) ………………………………………………….. 617

Глава 24. Деннет (В. В. Васильев) ……………………………………………………. 623

Глава 25. Серл (В. В. Васильев) ………………………………………………………. 631

Глава 26. Пинкер (В. В. Васильев) …………………………………………………… 638

Раздел VII. Русская философия (А. П. Козырев) ………. 645

Источник: https://studopedia.su/12_93078_filosofiya-v-sovremennoy-rossii.html

Философия в современной России | Философия

Философия современной России

Ерахтин А.В. 

Проблема объективной оценки положения, сложившегося в постсоветской философии является чрезвычайно актуальной. Анализируя состояние философии в современной России, следует отметить, прежде всего, такие негативные явления как отход от классических философских традиций и теологизацию отечественной философии.

В 90-е годы XX века монополия диалектического и истрического материализма в нашей стране уступила место плюрализму, но на деле это обернулось наступлением на материализм. Отход от классических традиций в философии привел к дезориентации многих отечественных философов. Рационализм стал вытесняться методологическим анархизмом в духе П.

Фейерабенда, согласно которому шаманство, религия ничем не хуже и не лучше науки, так как они тоже дают человеку возможность самовыражаться. 

Мистицизм, захлестнувший в XX веке страны Запада, в последние десятилетия распространился и на Россию, иррациональное восприятие мира все более укореняется в массовом сознании россиян под воздействием средств массовой информации.

 Обозначилась претензия руководства РПЦ на монопольное положение в духовной жизни народа – парадоксальное явление для светского государства. Правящая элита России, видимо, не заинтересована в пропаганде и развитии научной философии. У философии, начиная с Сократа, всегда складывались непростые отношения с власть имущими.

Власть нуждается в собственном идеологическом оправдании, даже если она ведет политику не в интересах народа, а философия опирается на свободомыслие, она учит критически рассуждать и сомневаться в навязываемых обществу идеях.

Другое дело религия, которая помогает оформлять конкретные классовые интересы в виде общечеловеческих универсальных ценностей и провозглашает: «Будьте покорны власти, ибо всякая власть от бога».

Поэтому по государственным программам телевидения и по радио регулярно ведется религиозная пропаганда, с телеэкранов вещают колдуны, прорицатели, экстрасенсы и астрологи. В этих условиях значительная / наиболее конъюнктурная и философски малограмотная — С.В. / часть отечественных философов сдала позиции материалистической философии и перешла на позиции мировоззренческой эклектики, идеализма и иррационализма. 

Например, В.В.Налимов, которого называют «одним из самых выдающихся мистиков XX века» даже предложил отказаться от логики Аристотеля и заменить её вероятностной, «ценность которой состоит в том, что она выходит за рамки причинности и оперирует со спонтанностью, опираясь на вероятностную размытость описания явлений, открывая новый взгляд на мир» [33. – С. 277].

С позиций этих вероятностных представлений он развивает идею о «полях сознания», которое «не капсулизировано только в мозгу», а связано с космическим сознанием и самосознанием. Аналогичные идеи о возможности полевой организации сознания человека, которое каким-то образом «размещено вне индивида и представляет собой какое-то пространственно подобное или полевое образование» развивает и М.К.

Мамардашвили [28. – С. 13].

Но Налимов и Мамардашвили заслуживают уважения в том смысле, что и в советский период они были противниками научного /??/ мировоззрения. Другое дело академик Т.И.Ойзерман, автор ряда трудов, посвященных развитию философских взглядов К.Маркса.

Будучи одним из самых известных пропагандистов марксистской философии в целом и философии диалектического материализма, в частности, он писал: «Именно диалектический материализм, в несравненно большей степени, чем какое бы то ни было другое философское учение, критически освоил, творчески переработал и развил достижения всего предшествующего философского развития» [36. – С. 13]. Ойзерман признает «всеобщий характер законов диалектики» и подчеркивает, что «признание всеобщности и существенности развития – одно из важнейших положений материалистической диалектики» [35. – С. 50]. Но сегодня, в соответствии с политической конъюнктурой, Ойзерман решил разделаться со своим марксистским прошлым, используя приемы софистики и эклектики, он обвинил марксизм в безнравственности и заявил, что «законов диалектики в действительности не существует» [10, 20]. Ну а если законов диалектики не существует, то, естественно, не может быть и науки об этих законах. 

Плюрализм и демократия применительно к философии в современной России стали пониматься некоторыми авторами в том смысле, что каждый вправе иметь собственное мнение по любому вопросу, в том числе и в понимании предмета философии, особо не задумываясь о качестве аргументации. В качестве примера можно привести мнение М.К.

Мамардашвили, который полагал, что вообще нельзя дать определение философии, поскольку она не является системой знания, которой можно обучать, а рождается из собственного опыта человека. Он пишет: «…Я все время повторяю, что философия несообщима передачей энциклопедических знаний, а есть какой-то вывих ума.

И если нам удастся вывихнуться, то независимо от того, поняли мы все или не поняли, много узнали или мало, какая-то польза все-таки будет» [29. – С. 165]. 

Но если уж известный философ, игнорируя философскую классику, позволяет себе формулировать такое самобытное и эпатирующее определение философии, то, что остается делать рядовым философам.

Не удивительно, что многие из них, отрицая научный характер философского знания, вообще не чувствуют никакой ответственности за свои сумасбродные и глупые рассуждения. Говоря о выступлениях такого рода философов на II Российском философском конгрессе, А.

Кармин пишет: «Я так думаю — этих слов было достаточно для оправдания чуть ли не любого взгляда… В пользу своего мнения всегда можно найти подходящую цитату откуда-нибудь.

А если она не найдется, то еще лучше: это свидетельствует о глубокой самобытности автора… И даже бредовые тезисы на грани шизофрении (а были и такие) звучали на конгрессе вполне респектабельно»  

Огульно охаивая весь период развития отечественной философии в советский период, эти очень «продвинутые» философы создают наукообразную, но ничего не обозначающую терминологию, с серьезным видом рассуждают о том, что диалектику пора заменить триалектикой.

Заявляют, что «все мировые процессы программируются и управляются информационными структурами Вселенной», главная задача философии – «научить людей внятно выражать то, что они думают» и, видимо, в соответствии с этим призывом следующим образом формулируют основной вопрос философии: «почему есть нечто, а не ничто» (В.Д. Губин). 

Анализируя ситуацию, сложившуюся в современной отечественной философии, И.А.Гобозов приходит к парадоксальному выводу: «Сегодня труднее стать, скажем, студентом философского факультета МГУ, чем доктором философских наук.

 Если, например, во время вступительных экзаменов абитуриент несет какую-нибудь чушь, то ему сразу же ставят неудовлетворительную оценку.

Но если претендент на ученую степень доктора философских наук во время защиты своей диссертации несет аналогичную чушь, то его за это хвалят, потому что, оказывается, у него есть собственная позиция… Я это знаю не понаслышке, а сам как член двух ученых советов нередко оказываюсь свидетелем защиты таких «научных» диссертаций» [4. – С. 92]. Все это позволяет понять негативное отношение к современной философии и объясняет, почему в России были предприняты беспрецедентные для цивилизованного мира попытки «закрыть» философию, отменить ее преподавание в вузах, исключить ее из кандидатского минимума. 

Теологизация отечественной философии особенно наглядно проявилась при создании нового словаря по русской философии «Русская философия. Краткий энциклопедический словарь» (М., «Наука», 1995). Издание словаря финансировалось в рамках соровской программы «Обновление гуманитарного образования в России».

Ответственный редактор этого словаря А.И.Алешин изначально был убежден в том, что в СССР «никакой марксистской философии, как академической дисциплины, не было и быть не могло», поскольку любая философская мысль в условиях тоталитарного режима подавлялась.

Искажая и всячески умаляя творческий вклад в развитие отечественной философии таких выдающихся русских философов-материалистов как А.И.Герцен, В.Г.Белинский, Н.Г.Чернышевский и других, авторы словаря поднимают на щит различного рода религиозных деятелей.

В число персоналий словаря попало множество историков церкви, библеистов, богословов, церковных писателей, не выдвигавших, собственно говоря, никаких философских идей [17].

 Участники обсуждения словаря пришли к выводу о том, что на смену одним мифам пришли мифы другие, мешающие объективному, непредвзятому исследованию истории отечественной философии. Прежде всего, это относится к изучению развития философской мысли в советский период.

Безусловно, что в условиях административно-командной системы, когда философия оказалась под жестким идеологическим контролем, она порой становилась служанкой политики, особенно в области, касающейся социальных проблем.

В партийных документах говорилось об отставании философии от жизни, о склонности философов подменять продуктивную теоретическую деятельность схоластическим теоретизированием. При этом на философию смотрели как на «свадебного генерала», призванного придать марксистскую респектабельность очередным партийным решениям.

Например, говорилось о необходимости разработки концепции якобы построенного в СССР развитого социализма, постановки ее в центр научных исследований. Но если вам внушают, что есть истины, не подлежащие пересмотру, то науке ничего не остается делать, как еще и еще раз доказывать доказанное.

Философия в этих условиях была вынуждена заниматься описанием и комментированием текущей политики партии.-  // Ну это уже преувеличение.

Были в послесталинском СССР разделы философии независимые от идеологического приспособленчества, например,  исследования в области теории систем, в области логики и методологи науки, теории познания, философских проблем естествознания, был и П.В. Копнин, и мой учитель А.И.Уёмов и А.Зиновьев (не путать с Г.), был и Л.Б. Баженов, и десятки других, был и есть целый ряд философов, сумевших оградить себя от идеологии. Но их всегда явное меньшинство, примерно 8%, это видно даже по темам философских диссертаций разных лет. — С.В.)  

Источник: https://maxpark.com/community/1894/content/5547238

Критика современной русской философии

Большая свобода предполагает большую ответственность. Данный принцип является универсальным для всех проявлений человеческого бытия, в том числе и для философии.

Вместе с тем, внутри русской философии в настоящее время все больше и больше нарастает позиция, согласно которой многие актуальные философы, получив вожделенную свободу, совершенно пренебрегают какой-либо ответственностью за плоды своей деятельности.

По мнению, А. В.

Ерахтина для современной российской философии характерными явлениями становятся явственный уклон в сторону мистификации и банальной ненаучности издаваемых работ, их ориентации не на создание целостного взгляда на мир или частную проблему, а на потребности рыночной экономики, продаваемость и сенсационность прописываемых выводов, которые не подкрепляются какой-либо аргументацией, а строятся в лучшем случае на огульной критике диалектики и марксизма, что особенно интересно выглядит в работах философов, в советское время воспевавших государственную идеологию.

Большая проблема связана с потерей ориентиров, первейшим из которых является само понимание философии, как науки, как попытки выхода за пределы человеческого знания и поиска ответов на предельные вопросы бытия.

Философия в российском пространстве все чаще воспринимается по замечанию М.К. Мамардашвили, как «… какой-то вывих ума» от которого «… какая-то польза все-таки будет».

Подобная трактовка приводит к восприятию в качестве философских абсолютно любых идей, насколько абсурдными, необоснованными они бы не были.

Особенно тяжким бременем ложится на современную философию идеологический заказ со стороны государства на формирование новой национальной идеи, представления о пути развития России.

Совмещение философии и идеологии с одной стороны является достаточно традиционным для русской истории феноменом, а с другой всегда приводит к деградации и умерщвление философии в тех плоскостях где это происходит.

В настоящее время это выражается в поднятии идеалов славянофильских представлений, возрождений идей об особой духовной, религиозной миссии русского народа, и иных отсылках к православию, в которых куда больше схоластики и теологии, чем собственно философии как таковой.

Задачи и цели русской философии

Вместе с тем русская философия, равно как и вся мировая философия находится в кризисном, переломном моменте собственного развития.

В мире массовой информации, в котором удвоение знаний происходит каждые несколько лет, а социальный облик человека и его среда обитания меняются столь стремительно, что человек оказывается не в состоянии рефлексировать данные изменения, несмотря на кажущуюся бесполезность философии, существует наиболее острая потребность в ее деятельности и результатах.

Однако философия больше не может существовать в тех формах в которых она развивалась в двадцатом и уж конечно в девятнадцатом столетии.

Динамика настоящего времени не позволяет философу быть сторонним наблюдателем, безучастно рефлексирующим основы бытия и составляющим универсальное учение обо всем.

На данный момент любая философская истина характеризуется своей одномоментностью, в течении которого времени она становится неактуальной и требует дальнейшего развития, либо модификации.

Замечание 1

Современный философ как в России, так и за рубежом, должен быть оперативен, стремиться к созданию не умозрительных концепций, а узких философских решений в области своей специализации, не теряя при этом всеобщей связи философского знания.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/sovremennaya_filosofiya/filosofiya_sovremennoy_rossii/

Booksm
Добавить комментарий