Философия Гёте и Шиллера

3. ПОЗИЦИЯ ШИЛЛЕРА И ГЁТЕ

Философия Гёте и Шиллера

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru46

вкрасоте, ибо лишь она способна гармонизировать внутренний мир человека.

Вработе «О грации и достоинстве» мы находим шиллеровское понятие «прекрасной души» («die schone Seele»), ставшее популярным в романтическую эпоху.

Преодолевая кантианское противопоставление «чувственной склонности и морального долга», Шиллер видит в «прекрасной душе» природную спонтанность, побуждаемую непосредственностью красоты.

Это благодатная душа, гармонизующая «инстинкт» и «моральный закон».

В«Письмах об эстетическом воспитании» Шиллер уточняет, что У человека есть два фундаментальных инстинкта: материальный и инстинкт формы. Первый связывает человека с чувственностью,

20 Романтизм

а значит, с материальностью и бренностью бытия, второй, конечно, связан с рациональностью. Композиция

двух тезисов не должна приносить в жертву чувственное начало, ибо тогда это была бы форма вне реальности. Предпочтительнее «игровой инстинкт» (вспомним кантианскую «свободную игру способностей»), опосредующий реальность и форму, случайность и необходимость. Игра и есть свобода.

Для Шиллера первый инстинкт — это жизнь, второй — форма, игра — «живая форма», она же и красота. Чтобы оценить человека в рациональном смысле, следует сначала оценить его как существо эстетическое. Воспитать эстетически — значит воспитать свободным, ведь красота всегда свободна.

В работе «О наивной и сентиментальной поэзии» Шиллер защищает следующие тезисы. Античная поэзия наивна, ибо человек вел себя естественным образом. Но уже сентиментальный человек далек от природы, он «чувствует» природу, размышляет о ней, на этом и основано поэтическое чувствование.

«Объект, — пишет он, — отсылает к некоторой Идее, и в ней поэтическая сила.

Сентиментальный поэт, следовательно, всегда при деле, ибо он всегда в борьбе с реальностью как пределом и одновременно с идеей бесконечного, и в этом смешанном чувстве вызывает доверие благодаря двойному источнику».

Но только в сентиментальную эпоху, пишет U. Perone, «наивный» поэт может стать тем, чем мы хотим стать. «Сентиментальный поэт чувствует себя отделенным от античности и вместе тоскующим по ней…

это чувство, спроектированное в идеальное, и есть условие наивности». Романтические ферменты налицо. Гёте и другие поэты нового времени не могли не быть сентиментальными поэтами.

Классический канон красоты отныне реализуется не непосредственно, а как идеал романтический.

3.2. Гёте и его отношение к романтизму

Иоганн Вольфганг фон Гёте (1749—1832) — несомненно, величайший немецкий поэт, в нем воплотилась целая эпоха устремлений, чаяний и разочарований. В отличие от Шиллера, он держал дистанцию по отношению к философам-профессионалам. Тем не менее его сочинения полны философских идей, некоторые из них стали романтическими символами.

Гёте был одним из «штурмерцев»; к этому периоду относятся сочинения «Гец фон Берлихинген», «Прометей», «Страдания молодого Вертера», начало «Фауста» и «Вильгельма Мейстера». Конечно, он стремился смягчить романтизм и те последствия, которым положил начало Вертер: Гёте тяготила оголенная чувственность этого феномена, и не только в литературном плане.

Гёте 21

В зрелый период жизни поэта вдохновлял классический канон красоты. Подобно грекам, ему хотелось поднять природу и реальность до высоты духовного.

На деле гётевский «классицизм» был плодом «Бури и натиска», куда старая форма и новый смысл «предела» пришли из романтизма.

Шуберт, один из критиков Гёте, заметил однажды, что предпочел бы ему Шекспира как поэта более прямого и непосредственного, рельефно и недвусмысленно описывающего человеческие пороки и добродетели.

Гёте не соглашался с шиллеровским делением поэзии на наивную (античную) и сентиментальную (новую). Сентиментализм казался ему болезнью, наивность же древних греков — признаком несомненного здоровья.

И все же дух «модерна» и даже отвергаемого им сентиментализма присутствует в творчестве Гёте в виде вечной неудовлетворенности, критического настроя, тоски, возникающей сразу после очередного завоевания.

Выходящая на первый план тематика внутреннего Я, борьбы со всем внешним и самим собой — не знак ли это безнадежной утраты античной гармонии, простой и светлой? «Классицизм не столько изгнал демона из Гёте, сколько приструнил его и призвал к порядку.

Из гения-буревестника он сделал гения-романтика» (де Руджеро). И если Гёте и осуждал, то не душу романтизма, а патологические проявления этого феномена.

Что же касается деталей гётевской позиции, то в ней ярко отражена концепция витализма, но не без крайностей. Природа вся живая, в большом и в малом. Тотальность феноменов дана в органическом продуцировании «внутренней формы». Полярность сил (сжатие — расширение) рождает различные естественные образования, прогрессивно растущие.

Трактовка Бога пантеистична, никакой догматической жесткости. Гёте как поэт признает себя политеистом, как ученый — пантеистом. Впрочем, он оставляет место и для личностного Бога — в смысле моральной требовательности к самому себе.

Гений — это «творящая природа», по мнению Гёте, а искусство — творческая активность, оно даже выше природы.

Два его произведения стали символами эпохи — «Вильгельм Мейстер» и «Фауст». Первое — роман о духовном становлении. После серии артистических проб Вильгельм находит себя в практике, художественный опыт не стал делом жизни, но подготовил и очистил энергию для реформаторской деятельности.

(Похоже, в какойто мере Гёте писал портрет с самого себя, веймарского государственного служащего.) Шлегель называл этот роман «тенденцией века». Миттнер усмотрел в романе попытку художественно реализовать то, что было нереализуемо в экономической и политической жизни.

«Фауст» — это «Все в Одном», бытование во всех социальных и этических мирах, замкнутых каждый в себе в реальной жизни. Позже нечто подобное сотворит Гегель в своей

Дж. Реале и Д. Антисери. Западная философия от истоков до наших дней. От романтизма до наших дней (4) — Издательство «Пневма», С-Петербург, 2003, 880 с, ил.

Источник: https://studfile.net/preview/5772573/page:11/

Шиллер и Гете – два представителя культуры 18 века. (Философская лирика)

Философия Гёте и Шиллера

Иоганн Вольфганг Гете (1749-1832) родился 28 августа 1749 г.

во Франкфурте-на-Майне, в семье состоятельного бюргера; увлечение тогдашней немецкой и французской поэзией, особенно “Мессиадой” Клопштока… В 1765-1768 гг.

Гете обучался юридическим наукам в Лейпцигском университете, а после перерыва из-за болезни учился в 1770-1771 гг. в университете Страсбурга, где получил степень лиценциата права.

Уже лейпцигский и страсбургский периоды отмечены интересом молодого Гете не только к литературе, но и к философии, что выразилось прежде всего в критике “школьной”, “профессорской философии” в сочинении “Collegium logicum”.

В Страсбурге Гете познакомился и общался с Гердером, чьи философские и эстетические исследования повлияли на углубление философских знаний юноши.

Первые поэтические опыты (1770-1775) Гете – это его лирика, тяготевшая к жанру народной песни и драмы, в центре которых героическая личность немецкой истории. 7 ноября 1775 г.

Гете, прибыв в Веймар по приглашению молодого герцога Карла Августа Саксонского, стал его советником. С Веймаром оказалась связанной вся последующая долгая жизнь великого поэта и ученого.

В 1790 г. он набросал первый фрагмент задуманного еще в Страсбурге “Фауста”; в 1789-1794 гг. Гете создал цикл “Рейнеке-лис” (перевод южнонемецкого эпоса), в 1775-1786 гг.

писал и переписывал драму “Ифигения в Тавриде” (первый и третий варианты были прозаическими, второй и четвертый – стихотворными). В 1780 Гете начал, а в 1789 г.

, в канун французской революции, закончил драму “Торквато Тассо”.

Работа над “Эгмонтом”, исторической драмой, которую он писал с 1775 г., продолжалась 13 лет.

К 1794 г. относится знаменательное событие в жизни Гете – знакомство и дружба с Шиллером. То была дружба двух гениев немецкого духа, дружба-спор. В 1797 г., в ходе дискуссий с Шиллером, Гете написал статью “Об эпической и драматической поэзии”.

Весьма важным было то, что творческое общение Шиллера и Гете касалось не только литературы. Шиллер в то время увлекался Кантом; с Гете он вел дискуссии о кантовской, а потом и о фихтевской, шеллинговской, гегелевской философии.

Иоганн Фридрих Шиллер (1759-1805) – одна из самых ярких фигур в немецкой культуре. Прославившийся как выдающийся поэт, Шиллер вместе с тем был историком и философом.

Мировоззрение Шиллера, его идеи и произведения тесно связаны с развитием немецкой классической философии.

Исследователи его творчества с определенным правом различают путь идейного развития Шиллера до увлечения философией Канта и после того, как он сделался горячим последователем и пропагандистом кантовского учения.

Шиллер, как Гегель и Гельдерлин, происходил из Швабии; в 1773-1780 гг. он учился медицине в Штутгартской академии.

Философские идеи самого Гете – это, впрочем, не только и даже не столько его полемика с философами своей эпохи, сколько философское содержание таких выдающихся произведений, как “фауст”, как философская лирика и философско-эстетические идеи и сочинения.

В эстетике он, начиная с первых своих произведений (“О немецком зодчестве”, 1772), страстно выступал против устаревших художественных канонов за новаторство в искусстве.

Вместе с тем, призыв к новаторству парадоксальным, но органичным образом объединялся у Гете с поклонением античным идеалам красоты, что было вообще весьма характерно для культа античности, коему отдали дань многие выдающиеся деятели немецкой культуры – Винкельман, Шиллер, романтики, особенно Гельдерлин, Гегель и др.

Еще в 80-х годах Шиллер писал философские и эстетические сочинения (например, “О взаимосвязи животной природы человека с его духовной природой”, 1780). Исключительно плодотворной деятельность Шиллера была в 90-е годы. Он занимался проблемой трагического (“О трагическом искусстве”, 1792).

Но главные сочинения, заложившие основы шиллеровской эстетики, – “Об эстетическом воспитании человека” (1795), “О наивной и сентиментальной поэзии” (1796) – относятся уже к опосредованному влиянием Канта периоду творчества Шиллера.

В произведении “О наивной и сентиментальной поэзии” Шиллер дает своеобразную типологию культуры в связи с историческими этапами в отношениях человека и природы, человека и общества.

“Наивная” поэзия отмечена наибольшей близостью к природе, тогда как поэзия “сентиментальная” – тяготением к идеалу, к пластически совершенной форме.

При этом “сентиментальный” художник или отвергает действительность, всегда противоречащую идеалу (и тогда создает сатирические произведения), или выражает состояние неизбывной тоски как следствие несбыточного’идеала (и тогда пишет элегии).

Эстетические размышления Шиллера тесно связаны с его художественным творчеством. Философична лирика Шиллера (таковы известные стихотворения “Боги Греции”, “Идеалы”, “Идеалы и жизнь”).

Драмы и трагедии Шиллера – “Разбойники”, “Мария Стюарт” (1800), “Орлеанская дева” (1801), “Мессинская невеста” (1802), “Вильгельм Телль” (1804), два акта незаконченной драмы “Дмитрий” (о Лжедмитрии), работа над которой была прервана смертью, – это целый мир характеров, художественных образов, воплощенных эстетических принципов, нравственно-гуманистических ценностей.

Народ, героическая личность, борьба за свободу, историческая судьба – в центре творчества Шиллера.

Шиллер испытал влияние различных философских учений и направлений: британской моральный философии (T. Рид, А. Шефтсбери), историзма Гердера. Но влияние Канта оказалось решающим. Вместе с тем, кантонскую философию Шиллер воспринимал по-своему.

Главное, что привлекало в Канте великого поэта и драматурга, – кантовское учение об антиномиях.

Ибо это отвечало трагическому мироощущению Шиллера, сосредоточенному вокруг противоречий, коллизий, разладов: разлада идеала и действительности, природы и человека, тела и духа, формы и материи, субъекта и объекта, понятия и созерцания, правила-нормы и чувства.

И хотя Шиллер, как и Гете, – а после того, как началась дружба с Гете, под его непосредственным влиянием, – тяготел к целостному, к синтезу, к единству, тем не менее категории разлада, антиномичности явно брали верх над понятиями, символизирующими столь желанное гармоническое единство.

https://www.youtube.com/watch?v=8hnn1RAX1ls

Гете и Шиллер в согласии друг с другом отстаивали идеи эстетического воспитания; оба они считали самым “гармоничным” временем истории античность, прославляли идеалы и образы античного искусства.

Однако, если и существовали между двум великими поэтами Германии принципиальные расхождения, они касались именно философии.

Гете, о чем говорилось раньше, высоко ценил Канта, отмечал его глубокое влияние на немецкую культуру.

Но в отличие от Шиллера он считал, что подчинение литературы философским конструкциям неплодотворно.

В частности, ему представлялось, что “игра” литераторов в антиномии, противоречия, конфликты ведется по “подсказке философии” и создает опасный крен и для литературы, и для поверившего в нее человека.

Гете надеется, что жизнь мудрее, целостнее поэзии.

Этические воззрения Гете и особенно Шиллера дали толчок к оформлению и самоопределению влиятельного направления немецкой, да и всей мировой культуры – романтизма.

Источник: https://lit.ukrtvory.ru/shiller-i-gete-dva-predstavitelya-kultury-18-veka-filosofskaya-lirika/

Шиллер и гете: ранние произведения фридриха шиллера (1759 — 1805) отразили всеобщий

Философия Гёте и Шиллера

Ранние произведения Фридриха Шиллера (1759 — 1805) отразили всеобщий рост недовольства феодальнокняжеским режимом в годы, когда в Европе назревал политический кризис.

B драме «Разбойники» Шиллер создал образ бунтаря и народного мстителя, боровшегося за свободу, но не нашедшего пути к ней. Te же бунтарские элементы прослеживаются в его драме «Дон-Кар- лос» (1787 г.

): писатель выдвигает в ней на первый план не революционную натуру -— Дон-Карлоса, стремящегося разрушить все, чтобы построить новый мир, а его наставника маркиза Позу, благородного «адвоката человечества», выдвигающего цели мирного переустройства.

Йз- за учиненного якобинцами террора Шиллер не принял революцию во Франции. B стихотворении «Песня о колоколе» он, прославляя «закон и порядок», осуждает революционное насилие.

B девяностых годах поэт, исходя из идей классицизма, обратился к античности, которая заняла важное место в его поэтических произведениях и теоретических трудах. B эстетических работах «Письма об эстетическом воспитании», «Наивная и сентиментальная поэзия» и других Шиллёр исходит из существования двух миров: земного, чувственного мира природы и возвышенного мира свободы, или идеала.

Превратить эгоистического обывателя в идеального гражданина может, по его мнению, только воспитательная сила искусства.

Шиллер стремится к такому идеалу, но убожество немецкой действительности и слабость тех сил, которые противостоят ей, приводят его K мысли о недостижимости этой цели, о фатальном разрыве между идеалом и жизнью.

B балладах «Торжество победителей», «Порука», «Ивиковыжуравли», «ГероиЛе- андр» Шиллер глубоко проник в дух античности. Есть

у него и баллады, написанные на средневековые сюже-

/

ты. Поэт прославляет душевное благородство, любовь и дружбу, самоотверженность и бескорыстие.

Фридрих Шиллер.

Гравюра по портрету работы А. Графа.

Bo второй период своей деятельности Шиллер высту- паеттакже как драматург, автор исторических драм — трилогии о Валленштейне (1798 — 1799 гг.), «Марии Стюарт» (1800 r.), «Орлеанской девы» (1801 r.), «ВиЛь- гельма Телля» (1804 т.). B этих пьесах Шиллер иногда намеренно искажает действительность, подчиняя ее своей философии.

Так, наметив в трагедии «Мария Стюарт» столкновение католицизма и протестантизма, Шиллер в конце концов сводит драму к внутренней борьбе идеальных порывов и начала чувственности в душе Марии Стюарт. B своей последней законченной драме «Вильгельм Телль» Шиллер снова обращается к проблеме народного восста- нияпротив притеснителей.

Ол признает право народа на отпор угнетателям, однако по-преж- нему является противником революции, с ее кровью и беззаконием.

Йоганн Вольфганг Гете (1749 — 1832) в классицистических традициях, так же как и Шиллер, пережил глубокое увлечение античностью. Ацтичная культура привлекала Гете не только своей гармонией, но и своим земным, чувственным характером.

Он создает ряд произведений в античном духе; самым значительным из них является драма «Ифигения в Тавриде» (1787 r.). С античностью связана и лирика Гете, его «Римские элегии» (1795 r.

), в которых он с чисто языческой откровенностью прославляет любовь как проявление могучих жизненныхсил человека.

Будучи современником Французской революции, Гете в ряде произведений выступает против «ужасов революции» и противопоставляет ей патриархальную Германию (особенно в «Германе и Доротее»).

Переходя от античного идеала к современности, Гете создал роман «Вильгельм Мейстер» (І795 — 1829 гг.).

Это история духовного развития личности от юношеского увлечения искусством к реальной жизни, практической деятельности,

Иоганн Вольфганг Гете.

Гравюра К. Ибена по рис. Г. фон Кюгельгена.

труду. Писатель вел своего героя от бунтарства к примирению с действительностью. B этом выражалось стремление K наступлению стабильности в обществе.

Самым значительным созданием писателя, вершиной его гения явилась трагедия «Фауст» (1*774 — 1831 гг.) —

одно из крупнейших достижений мировой художественной литературы. Свое произведение Гете начал писать еще в период «бури и натиска», но завершил лишь незадолго до кончины.

Обращаясь к средневековой народной легенде о докторе Фау- сте который продал душу дьяволу, чтобы обрести бессмертие, Гете создал грандиозное по своей философской концепции произведение. Его Фауст — глубокая натура, человек, обладающий дерзким разумом, смело и неутомимо ищущий смысл бытия.

Гете дал ему в спутники Мефистофеля, воплощающего принцип отрицания, беспощадный по отношению ко всему отжившему. Если B первой части трагедии действие происходит в малом мире — патриархальной Германии, то во второй части герои выходят в большой мир, на широкую дорогу истории.

Двор императора, при котором подвизаются Мефистофель и Фауст, раскрывает картину разложения абсолютной монархии. Фауст переживает увлечение возвышенными идеалами античности, но убеждается в том, что дух классической Греции возродить невозможно.

B последнем эпизоде трагедии главный герой Фауст питает себя иллюзией, что созидательный труд и есть тот «высшей миг» полноты жизни и счастья, к которому он стремился, и, разуверившись в жизни, соглашается умереть. Гете, утверждая этим поступательное движение человечества, также видит противоречивый характер прогрес- са.Движение вперед происходит путем разрушения, отрицания старого созидания.

Источник: https://sci-book.com/vsemirnaya-istoriya/shiller-gete-59743.html

История.ру

Философия Гёте и Шиллера

Фридрих Шиллер. Гравюра по портрету работы А. Графа.

Французская буржуазная революция оказала большое влияние на развитие передовой немецкой мысли.

В Германии возникла целая плеяда революционно-демократических писателей и публицистов — Адольф Книгге, Якоб Мовильон, Иоганн Готфрид Зейме, Иоахим Генрих Кампе и др. Особо выдающуюся роль среди них сыграл тесно связанный с революционными событиями во Франции мыслитель и революционер Георг Форстер.

Произведения классиков немецкой поэзии — Шиллера и Гёте, представляющие одну из вершин в художественном развитии человечества, связаны с кругом идеи эпохи Просвещения и Французской буржуазной революции. Вместе с тем творчество этих художников и мыслителей, особенно Гёте, отразило прогрессивные тенденции послереволюционного развития буржуазного общества.

Автор «Разбойников» Фридрих Шиллер (1759 — 1805) с гордостью принял дарованное ему Конвентом звание почетного гражданина Французской республики. Но когда к власти во Франции пришли якобинцы и началась эпоха террора, Шиллер отвернулся от революции.

style=»display:inline-block;width:300px;height:250px» data-ad-client=»ca-pub-0791478738819816″

data-ad-slot=»5810772814″>

style=»display:inline-block;width:300px;height:250px» data-ad-client=»ca-pub-0791478738819816″

data-ad-slot=»5810772814″>

В стихотворении «Песня о колоколе» он, прославляя «закон и порядок», осуждает революционное насилие. Впрочем, умеренно — либеральный элемент мировоззрения Шиллера сказался еще в его драме «Дон-Карлос» (1787 г.).

Задумав ее как пьесу о революционной натуре — Дон-Карлосе, — писатель в окончательном варианте выдвинул на первый план его наставника маркиза Позу, благородного «адвоката человечества», ставящего своей целью склонить монарха на путь гуманности и мирных реформ.

Несмотря на отказ от революционных идеалов молодости, все последующее идейное развитие Шиллера было тесно связано с проблемами, выдвинутыми буржуазно-демократической революцией.

В девяностых годах поэт обратился к античности, которая заняла важное место в его поэтических произведениях и теоретических сочинениях. «…Шиллер впал бы в отчаяние, если бы не нашел прибежища в науке, в частности в великой истории древней Греции и Рима»,—писал Энгельс.

В эстетических работах «Письма об эстетическом воспитании», «Наивная и сентиментальная поэзия» и других Шиллер исходит из существования двух миров: земного, чувственного мира природы и возвышенного мира свободы, или идеала.

Превратить эгоистического обывателя в идеального гражданина может, по его мнению, только воспитательная сила искусства. Шиллер стремится к такому идеалу, но убожество немецкой действительности и слабость тех сил, которые противостоят ей, приводят его к мысли о недостижимости этой цели, о фатальном разрыве между идеалом и жизнью.

В балладах «Торжество победителей», «Порука», «Ивановы журавли», «Геро и Леандр» Шиллер глубоко проник в дух античности. Есть у него и баллады, написанные на средневековые сюжеты. Поэт прославляет душевное благородство, любовь и дружбу, самоотверженность и бескорыстие.

Во второй период своей деятельности Шиллер выступает также как драматург, автор исторических драм — трилогии о Валленштейне (1798—1799 гг.), «Марии Стюарт» (1800 г.), «Орлеанской девы» (1801 г.), «Вильгельма Телля» (1804 г.).

В этих пьесах проявляется горячее стремление писателя к пониманию истории, но все же он иногда искажает объективную действительность, подчиняя ее своей субъективной философии.

Так, наметив в трагедии «Мария Стюарт» столкновение католицизма, религии уходящего феодального мира, и протестантизма, религии буржуазного общества, Шиллер в конце концов сводит драму к внутренней борьбе идеальных порывов и начала чувственности в душе Марии Стюарт.

Иоган Вольфганг Гёте. Гравюра К. Ибея по рис. Г. фон Кюгельгена

В своей последней законченной драме «Вильгельм Тел ль» Шиллер снова обращается к проблеме народного восстания против притеснителей. Он по-прежнему является противником революции, но признает право народа на отпор угнетателям.

Произведения Шиллера—важный этап в развитии всей мировой драматургии. Маркс говорил о его особом драматургическом методе.

Герои его пьес— «рупоры духа времени», это люди с благородной, возвышенной душой, верящие в свои идеалы и готовые на жертвы ради счастья человечества. Однако освободительный пафос часто приобретает у Шиллера расплывчатый, неопределенно либеральный характер.

В этой отвлеченности, тяготении к абстрактной риторике, отсутствии народного фона главный недостаток драм Шиллера по сравнению с шекспировскими.

Гений немецкой литературы Иоганн Вольфганг Гёте (1749 — 1832), так же как и Шиллер, пережил глубокое увлечение античностью. Античная культура привлекала Гёте не только своей гармонией, но своим земным, чувственным характером.

Он создает ряд произведений в античном духе; самым значительным из них является драма «Ифигения в Тавриде» (1787 г.). С античностью связана и лирика Гёте, его «Римские элегии» (1795 г.), в которых он с чисто языческой откровенностью прославляет любовь как проявление могучих жизненных сил человека.

Гёте был современником Французской революции, и в его отношении к революции отчетливо проявилось то, что можно считать слабостью великого поэта. В ряде произведений он выступает против «ужасов революции» и противопоставляет ей патриархальную Германию (особенно в «Германе и Доротее»).

По выражению Энгельса, «в нем постоянно происходит борьба между гениальным поэтом, которому убожество окружающей его среды внушало отвращение, и осмотрительным сыном франкфуртского патриция, достопочтенным веймарским тайным советником, который видит себя вынужденным заключать с этим убожеством перемирие и приспосабливаться к нему».

Переходя от античного идеала к современности, Гёте создал роман «Вильгельм Мейстер» (1795—1829 гг.). Это история духовного развития личности от юношеского увлечения искусством к реальной жизни, практической деятельности, труду.

Консервативная сторона романа заключалась в том, что Гёте вел своего героя от бунтарства к примирению с действительностью, но мысль о том, что людям жизненно необходима практическая деятельность, была в тех условиях глубоко прогрессивной. В ней выражалось стремление к дальнейшему развитию буржуазного общества, окончательному вытеснению остатков патриархальной отсталости.

Величайшим созданием Гёте явилась трагедия «Фауст» (1774—1831 гг.), которую он начал писать еще в период «бури и натиска», но завершил лишь незадолго до своей кончины. Обращаясь к средневековой народной легенде о докторе Фаусте, который продал душу дьяволу, Гёте создал грандиозное по своей философской концепции произведение.

Его Фауст—глубокая натура, человек, обладающий дерзким разумом, смело и неутомимо ищущий смысл бытия. Гёте дал ему в спутники Мефистофеля, воплощающего принцип отрицания, беспощадный по отношению ко всему отжившему.

Если в первой части трагедии действие происходит в малом мире — патриархальной Германии, то во второй части герои выходят в большой мир, на широкую дорогу истории.

Двор императора, при котором подвизаются Мефистофель и Фауст, раскрывает картину разложения абсолютной монархии. Фауст переживает увлечение возвышенными идеалами античности, но убеждается в том, что дух классической Греции возродить невозможно.

В последнем эпизоде трагедии Фауст отвоевывает у моря землю, строит плотину. Именно в созидательном труде, прогрессивной практической деятельности находит Фауст тот «высший миг» полноты жизни и счастья, к которому он стремился.

Гёте утверждает поступательное движение человечества, но он также видит противоречивый характер прогресса. Движение вперед происходит путем разрушения, гибели ни в чем не повинных людей, осквернения патриархальных форм жизни.

«Фауст» Гёте — одно из крупнейших достижений художественной литературы. Оно воплощает прогрессивные устремления человечества, вышедшего из мрака средневековья.

Источник: https://www.istoriia.ru/konec-xviii-v-konec-xix-v/shiller-i-gyote.html

Гёте: идеи натурфилософии

Философия Гёте и Шиллера

Великий немецкий поэт Иоганн Вольфганг Гёте интересовался многими вопросами разных областей естествознания: физики, химии, минералогии, геологии, метеорологии и других наук, стремясь охватить научной мыслью всю природу в её целостности и единстве. Поэтому он известен как поэт-натуралист, как поэт-философ, натурфилософия Гёте проявляется во многих его произведениях.

Гёте, вспоминая свою юность, назвал имена трех людей, сыгравших большую роль в его духовном развитии: Шекспир, Спиноза и Линней. Шекспир как поэт, Спиноза как философ и Линней как морфолог.

Влияние Спинозы очень глубоко отразилось на научной деятельности Гёте, на всю жизнь запечатлелось в его манере видеть и понимать природу. Спиноза имел «большое влияние на весь мой умственный склад», — писал Гёте в своей автобиографии.

«Тот дух, который так решительно действовал на меня и который должен был оказать такое большое влияние на весь мой способ мышления, был Спиноза», писал он. «Этику» Спинозы Гёте читал в 1773 году и поделился впечатлениями в 14-й книге «Поэзии и правды»: «..

мне показалось, что передо мною открывается великий и свободный вид на умственный и нравственный мир».

Философская система Спинозы изложена в основном в его сочинении «Этика» (1677). Спиноза учил о единой субстанции, которую он называл богом, как основе и источнике бытия всего, что существует, как самом бытии всего существующего. Поэтому Спиноза говорил о «боге-природе», как причине, производящей все «вещи» и содержащей в себе все возникшие «вещи».

Свою философскую систему Спиноза изложил «геометрическим способом» с помощью теорем, исходя из понятия субстанции, которая является «причиной самой себя». Субстанция состоит «из бесконечно многих атрибутов, из которых каждый выражает вечную и бесконечную сущность» («Этика, ч.1, теор.11).

Людям доступны два из этих атрибутов — «протяжение» и «мысль», иначе говоря — тело и душа, как два аспекта единой субстанции. Согласно учению Спинозы все вещи в природе в той или иной степени одушевлены, способны ощущать, думать и т. д. Подобное представление было известно в философии еще в древности и носит название гилозоизм, то есть одаренность жизнью всякого рода вещества, материи.

Гёте усвоил гилозоизм Спинозы и до старости придерживался его, считая, что дух не может существовать без материи, а материя — без духа.

Вся философская система Спинозы с ее метафизикой направлена на решение проблемы о смысле человеческой жизни, и потому главное сочинение Спинозы названо «Этика». Движущей силой философии этого мыслителя был энтузиазм познания сущности субстанции мира, бога.

Преданность этому стремлению, которое он называл «интеллектуальной любовью к богу», вела к освобождению от мелочных страстей и вселяла в душу спокойствие и способность смотреть на явления жизни в «аспекте вечности».

Эта эмоциональная основа «Этики» производила воздействие на Гёте.

Философия Спинозы повлияла на формирование французского материализма и немецкого спинозизма, в развитии которого Гёте сыграл значительную роль. Гёте подошёл к Спинозе со стороны чувства, а не рассудка. Рациональная метафизика философа, изложенная в геометрической форме, в виде теорем и доказательств их, мало интересовала поэта.

Но дух философии Спинозы Гёте усвоил хорошо. Об этом свидетельствуют его произведения довеймарского периода: «Страдания юного Вертера»(1774), «Фауст» в первой редакции (1774), стихотворения «Ганимед» (1773), «Прометей» (1773–1774) и другие.

Чтобы уловить дух спинозизма у Гёте достаточно прочесть знаменитую исповедь Фауста в саду Марты, где он отвечает на вопрос Маргариты — верит ли он в бога.Но одним из самых ярких выражений спинозизма Гёте является его стихотворение в прозе «Природа», написанное около 1782 г.

На русский язык его в свое время перевел Герцен: «Природа! Окруженные и охваченные ею, мы не можем ни выйти из нее, ни глубже в нее проникнуть… Она позволяет всякому ребенку мудрить над собой; каждый глупец может судить о ней; тысячи проходят мимо нее и не видят; всеми она любуется и со всеми ведет свой расчет.

Ее законам повинуются даже и тогда, когда им противоречат; даже и тогда действуют согласно с ней, когда хотят действовать против нее… Она все. Она сама себя и награждает, и наказывает, и радует, и мучит. Она сурова и кротка, любит и ужасает, немощна и всемогуща… Она ввела меня в жизнь, она и уведет…Пусть она делает со мной, что хочет. Она не возненавидит своего творения.

Я ничего не сказал о ней. Она уже сказала, что истинно, и что ложно. Все ее вина и ее заслуга». Это стихотворение в прозе, которое мы привели кратко, Ч.Дарвин назвал «великолепной рапсодией».

В старости Гёте написал краткое пояснение к этому стихотворению: «Однако завершение, ему недостающее, это — созерцание двух маховых колес всей природы: понятия о полярности и о повышении; первое принадлежит материи, поскольку мы мыслим ее материальной, второе, напротив, ей же, поскольку мы мыслим ее духовной.. Но так как материя без духа, а дух без материи никогда не существует, и не может действовать, то и материя способна возвышаться, так же как дух не в состоянии обойтись без притяжения и отталкивания».

К важнейшему, что Гёте вынес из чтения Спинозы, относится представление о закономерности всего происходящего в мире: «Природа действует по вечным, необходимым и столь божественным законам, что само божество ничего не могло бы изменить в них.

Малейший намек на то, что какое-нибудь явление природы происходит на основании рассудка, разума, или даже только произвола, приводит нас в изумление, даже ужас», — писал Гёте в 16-й книге «Поэзии и правды». До конца дней Гёте остался верен своему спинозизму. Так, в 1826 году под впечатлением созерцания черепа своего друга Шиллера, умершего в 1805 г.

, Гёте написал терцины, в заключение которых говорится: «Что большее может получить в жизни человек, чем откровение бога-природы».

Философия Спинозы оказала на Гёте глубокое и плодотворное влияние. В этой философии он нашёл опору для своих исканий реалистического миросозерцания, основанного на познании конкретных вещей и явлений действительного и мира, на его влюбленности в чувственный мир. Научная деятельность и поэзия Гёте проникнута спинозизмом.

Гёте много раз говорит о влиянии на него природы и в стихах и в прозе (например, в стихотворениях “Auf dem See”, “An den Mond”, “Veber allen Gipfeln”, “Im ersten Beinhaus war’s” и др.). Гёте понимал искусство в его отношении к природе.

Он писал: “Прекрасное есть проявление тайных законов природы, которые без этого явления остались бы навсегда скрытыми от нас».

В произведениях античности Гёте видел образцы подлинного искусства, отражающего сущность действительности: «Я… не нашел ничего мне лично более подходящего, чем широкая и глубокая, вечно живая природа в произведениях греческих поэтов и ваятелей», писал Гёте в 1814 г. Эллинское искусство кажется поэту продолжением творчества природы.

Гёте писал в своих примечаниях к статье Дидро об искусстве: «Природа кажется действующей ради себя самой; художник действует ради человека… и так художник — благодларный природе, которая и его произвела — дает ей обратно вторую природу, но прочувствованную, продуманную, человечески завершенную.

Но если это должно произойти, то гений, призванный художник, обязан действовать по законам, по правилам, которые сама природа предписывает ему, которые ей не противоречат, которые являются его величайшим богатством, потому что благодаря этому он может овладеть и использовать как большое богатство природы, так и богатство своей души» [3, с. 90–91]

Natur und Kunst, sie scheinen sich zu fliehen,

Und haben sich, eh’man es denkt, gefunden;

Der Widerwille ist auch mir verschwunden,

Und beide scheinen gleich mich anzuziehen.

Es gibt wohl nu rein redliches Bemühen!

Und wann wir erst in abgemess’nen Stunden,

Mit Geist und Fleiss uns an die Kunst gebunden,

Mag frei Natur im Herzen wieder glühen.

So ist’s mit aller Bildung auch beschaffen:

Vergebens werden ungebundne Geister

Nach der Vollendung reiner Höhe streben.

War Grosses will, muss sich zusammenraffen;

In der Beschränkung zeigt sich erst der Meister,

Und das Gesetz nur kann uns Freiheit geben.

Перевод:

В связи с здесь сказанным будут понятны знаменитые стихи Гёте:

Природа и искусство, как кажется, избегают друг друга,

И, не успеешь подумать это, они уже нашли друг друга;

Неприязнь пропала и у меня.

И оба как будто одинаково привлекают меня.

Стоит только честно постараться!

И лишь когда мы в отведенные часы

С душой и усердием отдались искусству,

Пусть снова природа пламенеет в сердце.

«Совершенное произведение искусства есть произведение человеческого духа и в этом смысле также и произведение природы».

Гёте считал, что поэт, художник вообще — это своеобразный голос природы, говорящий языком искусства о таких истинах бытия, которые иначе невозможно выразить.

Размышления о творящем художнике приводили Гёте к некоторым сравнениям его с творящей природой, произведений искусства — с произведениями природы. Такие аналогии были известны ему из сочинений Аристотеля и других философов.

Литература:

1.                  Гёте. Собрание сочинений в 13 томах. Том 9 и 10. «Из моей жизни. Поэзия и правда». М.: Изд. «Худ. лит-ра», 1935–1937. С. 491 и 246 соответственно.

2.                  Канаев И. И. Иоганн Вольфганг Гёте. Очерки из жизни поэта-натуралиста. — М.-Л.: Наука, 1964.

3.                  Гёте.В Статьи и мысли об искусстве. — Л.-М., Искусство, 1936.

Источник: https://moluch.ru/archive/54/7315/

Booksm
Добавить комментарий