Филон Александрийский

Филон Александрийский и его миросозерцание

Филон Александрийский

Параграф § I § II § III § IV

Филон был почти современником Господа Иисуса Христа. По происхождению своему он был александрийский иудей, но принадлежал к тому классу иудеев, который известен был под именем эллинистов, называвшихся так в отличие от строгих ревнителей закона Моисеева, не входивших в соприкосновение с племенем эллинским.

Как эллинист собственно, Филон не был строгим последователем закона и обряда Моисеева. Его религия была философией религии Моисеевой, и, рассматриваемая в связи с историей последней, была даже чем то в роде перехода от него к христианству.

Он жил в такое время, когда мыслители и ученые иудейские находились под влиянием греко-римского образования. Философское учение живо поражали тех иудеев, которые переселились в Грецию и Египет.

И, так как все греко-римское образование того времени слагалось из самых разнородных элементов, из смеси восточных религиозных учены и философских идей, то религиозное мировоззрение Филона выражалось в попытках примирить дух времени и образования с общечеловеческими элементами иудейской религии, неизбежным следствием чего было привнесение в иудейство совершенно чуждых ему начал и приемов вероучения. По отношению к Моисеевой религии он быль философом и рационалистом, а по отношению к священным книгам Моисеевым – аллегоризиющим толкователем.

Но, будучи учеником греков, Филон, тем не менее, оставался вполне представителем своего священного племени.

Как иудей-эллинист, он считал за честь следовать успехам образования и принадлежать в господствующему философскому учению, именно к учению Платона, обнимавшему по свойству своего универсальная значения в области тогдашних идей человеческих, все стремления к примирению разных учений и верований.

Но как член народа Божия, считавшего только себя обладателем настоящей истины, Филон в культуре своего племени видел задатки высших начал знания, верований и жизни. Он ставил иудейскую секту ессеев выше самих философов, и в их социально-религиозных идеях видел основание для нового нравственного и умственного направления жизни человечества.

Филон думал, что иудейская религия предназначена сделаться религией всего рода человеческого.

Он предвидел, что потребность в единстве и равенстве между людьми всех племен и всех наций – всего больше находившая для себя оправдание в духе закона Моисеева и наиболее чувствовавшаяся тогда по обстоятельствам времени, в народе иудейском, станет некогда всеобщею потребностью человечества и, так сказать, новою религию людей. Но тем не менее Филон полагал совершение всеобщего нравственного и догматического преобразования возможным не в пределах и не в средствах самого закона Моисеева или же в формах аскетических стремлений любимой им ессейской общины1, а при появлении того Лица, мыслию о котором проникнуто все учете ветхого завета. В этом отношении Филон вполне разделяет общее верование своего племени в грядущего Мессию и о времени пришествия Мессии мечтает, как о самом счастливом времена для человечества2.

Филон имел огромное влияние не только на свою эпоху, но и на эпоху развития философских понятий о христианстве в первенствующей церкви. Многие из христианских писателей (напр. Климент александрийский, Ориген) в своих сочинениях проводили иногда его воззрения и пользовались его методом при объяснении св. писания.

Мы имеем в виду рассмотреть дух и учение этого замечательного для христианства мыслителя иудейского.

В ближайшее время после смерти Александра Македонского главным местом греческого образования были Афины, которые, в воспоминании прежнего своего блеска, составляли теперь сборное место разных отдельных групп и школ философских.

Академия Платона имела там своего представителя, равно как школа перипатетиков – своих последователей. Там жили также и учили: последователь Сократовой философии Антисфен, под именем циника, и ученик философии наслаждения – Аристипп, последователь школы киринейской.

Были там и новая школа стоиков и эпикурейцев, наряду с которыми, в зал Платоновой академии, собиралась группа скептиков, которая со своим сомнением в возможности общегодного и бесспорного знания боролась против основных положений догматической школы.

Но в тоже волнующееся и бурное столетие, которое наступило после смерти. Александра, успел возвыситься, между прочим, другой город как соперник Афин – Александрия, которая приобретала себе значение по мере того, как Афины, теряя свою политическую независимость, утрачивали вместе с тем и свой духовный блеск.

И когда в 86 году перед Р. X. Афины были завоёваны Суллою, – политическое здание Александра при устьях Нила стало уже самым важным торговым пунктом тогдашнего света и самым блестящим рассадником греческого образования.

Вследствие счастливого соединения обстоятельств, которые один только раз в истории сошлись таким образом, в Александрии сосредоточилась вся духовная жизнь востока и запада и, словом, все соединилось там как бы с тем, чтобы памятник великого человека сделать, на рубеже старого и нового времени, исходным пунктом и средоточием тогдашнего всесветного эллинского образования. Птоломеи первые в Египте с усердием ухватились за великую мысль Александра и поставили себе задачею как можно быстрее привести Александрию в цветущее состояние. По всем направлениям Александрия заявила вдруг, путем богатой и жизненной литературы, дух нового времени в самых обширных размерах, – именно, по части истории и поэзии, филологии и философии, математики и астрономии, естествознания и вообще реальных наук. Всемирный рынок сделался вдруг седалищем всемирной литературы и всемирного образования, которое объединило в себе разрозненные части прежних народных культур. Впрочем, александрийская литература была главным образом только ученым собиранием материалов и критикой, не производя собственно ничего нового в науке и поэзии. Зато в области наук реальных, находящихся в теснейшей связи с практической жизнью, гений александрийцев произвел богатые плоды. Это замечательное время представляет много блестящих личностей, которые на целое столетие потом были учителями мира.

В двух местах великолепного города находились огромные книгохранилища древности. Древнейшая часть знаменитой александрийской библиотеки, помещавшаяся близь царского замка, в той части города, которая называлась Брухиум,– сожжена была во время войны с Цесарем.

Другая часть, заключавшаяся в зале огромного и великолепнейшая храма Сераписа, была позднее обогащена еще библиотекою, которую Антоний подарил царице Клеопатре.

В Брухиуме, в прекрасных и пышных зданиях замка, находился также музей, в котором ученые александрийцы имели отдых и вели свободную дружескую беседу.

В начале царствования Птоломеев в Александрии менее заботилась о философии, чем об остальных науках. Но в последнее время Птоломеев, именно с тех пор, как философский цвет Афин стал опадать и начало превозмогать римское владычество цесарей, – Александрия сделалась самым главным местопребыванием философских школ .

Подобно тому, как в различных кварталах города рассеяно было бесчисленное множество частных школ и аудиторий для грамматики и риторики, преподававшихся в интересах элементарного образования и приготовления для гражданской жизни, математики и медицины, преподававшихся в интересах практической жизни общества, – философия в свою очередь имела множество школ в городе и в течение последнего столетия пред Р.Х. стекалось там множество более или менее выдававшихся учителей всех родов – стоиков и эпикурейцев, толкователей Платона и Аристотеля и даже последователей старого философа Гераклита, равно как и обновителей учения Пифагора. Названия старых философских школ удержались и в Александрии; но их последователи не шли уже исключительно в замкнутых границах систем, а отбросили в сторону всякую резкую разрозненность и враждебность партий и искали объединения и отождествления различных учений и взглядов. Путем подобного сближения произошел так называемый философский эклектизм, т. е. отборная и смешанная философия, в которой элементы самых различных философских систем, смотря по направлению и нуждам образования тех, которые предавались изучение философии, более или менее сопрягались в единство миросозерцания.

Такой именно переработке и пополнению прежними философскими взглядами подвергнуто было и учение Платона, которого сочинения, наполненные образами поэтической фантазии, увлекали как по языку, так и по искусству изложения гораздо больше, чем сухие и точные умозрения Аристотеля.

И если философия Платона, как она ни была неполна и замкнута, заключала уже в себе такой росток, из которого на целое столетие могли развиваться богатые смена духовной жизни, – то понятно будет то странное явление: как платоническая философия превратилась, с одной стороны, под руками настоящих последователей Платона в самой академии, в скептицизм и сомнение в возможности достоверного познания, а с другой стороны, в Александрии, под сильным влиянием религиозных воззрений востока, могла стать исходным пунктом и основанием таинственного и крайнего миросозерцанья, которое целое столетье потом находило для себя многих даже замечательных последователей. Платоново учение допускало развивать и перерабатывать себя, смотря по тому, какой пункт различных сторон платонического умозрения избираем был за исходный пункт философствованья. Ученики и последователи Платона относились к прочим философским направленьям, которые выступили после смерти Аристотеля, по преимуществу как наездники, потому что они, сообразно с своими особенными потребностями образования, выбирали и усваивали только те цветы и плоды мысли, которые обещали что-нибудь их сознанию и образу жизни. Особенно стоический и потом пифагорейский образ мыслей, сошедшийся в этом свойстве с платоническим воззрением, состоял в том, чтобы образовать такую философию, которая поставила бы свое основанье на твердой практической почве жизни, и платонизм назывался то стоическим, то пифагорейским, то аристотелевским потому собственно, какой элемент смешиваем был с платоническим основанием – стоический ли, пифагоровский или аристотелевский. Вот почему нередко видим мы в это время, что один и тот же философ учил частью как платоник, частью как стоик или пифагореец, частью] как аристотелик, – хотя, строго говоря, он не был ни тем, ни другим, а только от каждого из них имел что-либо заимствованное. Местом подобной мозаической философии была и Александрия и притом гораздо прежде еще появления собственно так называемой эклектической школы, основателем которой был известный Потамон, живший около времен Августа Кесаря.

Одним из таких философствующих наездников, выезжавших преимущественно на платонических основаниях, был и тот муж, который известен в истории первобытного христианства, который не справедливо называем был иудейским Платоном3 и которого некоторые отцы называла также пифагорейцем.

Но как, спрашивается, иудей мог сделаться философом? Ужели греческая философия могла иметь что-нибудь общее с иудейством? Эти вопросы, конечно, могли бы иметь силу только в том случае, если бы неизвестно было, как в Александрии объединялись всевозможные противоположности.

Не только в стенах её – на рынке, в школах, театрах и гимназиях сталкивались постоянно, начиная со времени Цесаря, египтяне и сирияне, индийцы и персы, греки и римляне, и вступали таким образом в духовное соприкосновение, – но и в книгохранилищах её все находили для себя удобный случай и средство к образованию.

Рассеяние иудеев по веем странам около Средиземного моря происходило в одно время с выселением греков за пределы их отечества. Задолго до Александра Великого иудей переселены были уже, из палестинской области, в Ассирию и Вавилон. Уже во времена пророка Иеримеи, иудея, из несчастной своей родины, переселялись в Египет.

Когда потом основана была Александрия и быстро пришла в цветущее состояние, у иудеи, поселившиеся там, от самого основателя получили права гражданства наряду с македонянами и греками. Позднее поселилось еще бесчисленное множество иудеев и в других частях Египта.

Основатель династии Птоломеев питал особенную доверенность к иудейским воинам и многих иудеев посылал в ливийские города колонистами. Последующие Птоломеи давали иудейским воинам важные должности и щедро награждали их. Около 163 г. до Р. X. египетские иудей получили от Птоломея Филометора позволение построить иудейский храм в Леонтополисе, в окрестностях Гелиополиса, – т. е.

в стране, освященной в иудейских преданиях историей Моисея. Этот храм был щедро одарен царскими сокровищами и поместьями, из которых причт получал доходы для себя.

Во время Филона две из пяти частей города, именно в той стороне его, которая обращена была к морю – в Брухиуме, населены были преимущественно иудеями.

Они имели своего регента или представителя своей религии, который назывался алабархом и держал суд, примирял ссоры, наблюдал за договорами и законом и отвечал пред римскими правительством за исправность платежа налогов.

Тогдашние иудей александрийские пользовались равенством во всех гражданских правах с прочими александрийцами, между теми как всей остальной массе городских жителей Египта в такой свободе и правах было отказано. В городе было рассеяно множество иудейских молитвенных домов.

Но так – как колонисты обыкновенно мало по малу забывают свой родной языки с течением времени, то это случилось также и с иудеями александрийскими, и они скоро пришли к тому, что не в состоянии были понимать еврейский текст своего священного закона. Вследствие этого для них необходимо было иметь свои религиозные книги в переводе на греческий язык.

Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Biblia/filon-aleksandrijskij-i-ego-mirosozertsanie/

Филон Александрийский

Филон Александрийский

Заключение.

Последователи Плотина.

Плотин завещал своему ученику, Порфирию (ок.233 – ок. 304)привести в порядок и издать его сочинения. Порфирий вошел в историю философии как комментатор Аристотеля и Плотина.

Но он гораздо больше, чем Плотин, интересовался практической философией, которую понимал как учение о добродетелях, очищающих от различного рода аффектов.

Порфирий призывал к тому, чтобы ум был образцом для всей духовной жизни.

Идеи Плотина и Порфирия были развиты Проклом (ок. 410 – 485), который считал, что высший тип знания возможен только благодаря божественному озарению; любовь(эрос), по Проклу, связывается с божественной красотой, истина открывает божественную мудрость, а вера соединяет человека с благостью богов.

Историческое значение учения Прокла, по словам А.Ф.Лосева, не столько в интерпретации мифологии, сколько в тонком логическом анализе, непосредственно не связанном ни с какой мифологией и представляющем огромный материал для изучения истории диалектики. Большое значение имела разрабатываемая им диалектика Космоса.

Философия Прокла оказала громадное влияние на всю средневековую философию.

Ученик Порфирия, сириец Ямвлих (ок. 280 – ок. 330) анализировал и систематизировал диалектику древней мифологии. Он обращал преимущественное внимание на практически-культовую сторону философии, разъясняя сущность и методы пророчества, чудотворения, ведовства и внутреннего экстатического восхождения в сверхъестественный мир.

Наиболее значимым моментом в философии неоплатонизма является учение о потусторонности, сверхразумности и даже сверхбытийности первоначала всего сущего и о мистическом экстазе как средстве приближения к этому

первоначалу. В лице Плотина античная философия приходит к тому, с чего начала индийская философия в «Упанишадах» с их непознаваемыми разумом

атманом и брахманом.

Неоплатонизм выходит даже за пределы философии, если под философией понимать разумное мировоззрение. Неоплатонизм сверхразумен. В нем наблюдается возврат к мифологии или ремифологизация. Гегель не случайно

использовал неоплатонизм как иллюстрацию своего закона отрицания: философия сперва отрицала религию (мифологию), а затем в своих самых зрелых

формах, отрицая саму себя, постигла внутреннее содержание мифологии и образовала с ней синтез. Итак, по Гегелю, неоплатонизм не столько философия

как антипод мифологии, сколько синтез философии и мифологии.

Философия неоплатонизма является последовательным монистическим идеализмом и даже сверхидеализмом. В отличие от бога Платона, который доступен разуму, бог неоплатоников ускользает от мысли. Это уже мистика.

Пафос их учения заключается в сведении многого к единому и в выведении этого единого за пределы многого. Это схема тоталитаризма.

Тоталитаризм выносит присущее многому единое за пределы многого и затем привносит единое во многое извне как некую высшую силу.

Согласно учению неоплатонизма, во главе иерархии сущего стоит одно начало, единое как таковое, сверхбытийное и сверхразумное, постижимое только в состоянии экстаза и выразимое только средствами апофатической теологии. Мировая система является строго иерархичной, она строится не снизу вверх, а сверху вниз.

Неоплатонизм радикально отличается от своего первообраза – философии Платона. Несколько веков послеплатоновской идейной эволюции не прошли даром. Тем не менее, ретроспективно он позволяет многое понять как в учении Платона, так и в философии его лучшего ученика, Аристотеля.

(ок.25 до н.э. — ок. 50 н.э.)

Фило́н Александри́йский— выдающийся представитель еврейского эллинизма, центром которого была Александрия, богослов, апологет иудейства и религиозный мыслитель, оказавший большое влияние на последующее богословие своим экзегетическим методом и своим учением о Логосе*.

Иудейский философ, богослов и экзегет. Род. в Александрии в богатой семье, принадлежавшей к потомственному священнич. роду. Получил разностороннее классич. образование. Родным языком Ф. А. был греческий, и греческим же было его образование.

У Ф. А. как представителя иудейской александрийской школы были предшественники, но он является первым толкователем Библии, чьи труды дошли до нашего времени. Ф. А. был многим обязан Платону и стоикам, к-рые толковали греч. мифы с помощью аллегорич. метода. Ф. А. терпимо относился к внебибл.

религиям, усматривая зерно истины в самых различных верованиях и доктринах. Но гл. источником истины для него оставался ВЗ, интерпретируемый им в духе александрийской эллинистич. философии. Греч. идею Логоса (Слова) Ф. А. соединил с библ. учением о зиждительном Слове Сущего. Логос, по Ф. А.

, это сила Божья, обращенная к миру, «первородный Сын Божий», Он «является нашим Богом, Богом несовершенных людей».

Богословие Ф. А. не было свободно от пантеистич. тенденций. Он понимал Логос как некую душу Вселенной. Ф. А. учил, что познание Бога совершается по ступеням, ведущим к высшему созерцанию Тайны Сущего.

Точно так же толкователь Писания не должен подражать «софистам буквоедства» и ограничиваться только буквальной интерпретацией Библии. Ей присущ полисемантизм*. Глубочайший смысл Писания постигается с помощью аллегорич. метода, к-рый Ф. А.

называет «мудрым архитектором».

Антично-филос. отношение к обрядам Ф. А. сочетает с учением профетизма*. «Бог, — пишет он, — не радуется жертвам, даже если Ему приносят гекатомбы, ибо все вещи принадлежат Ему…

но Он радуется, когда посредством жертвоприношений люди выражают волю любить Его». Ритуал — лишь символ внутреннего устроения души; «истинным алтарем Божиим является благодарная душа, исполненная добродетелей». Вершиной духовной жизни Ф. А.

считал отрешенность, аскезу и мистич. созерцание, к-рые он нашел у егип. терапевтов.

Филоновская экзегеза почти не получила развития в иудаизме. Зато она оказала влияние на отцов Церкви, особенно принадлежавших к александрийской школе экзегезы. Большинство из них так или иначе использовали труды Ф. А. в своей экзегетике и богословии.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/3_193002_filon-aleksandriyskiy.html

Творения:

Трактаты Филона можно объединить в несколько групп:

  • Толкования — группа сочинений, посвященных определенной теме 
  • Аллегории священных законов — трактаты, выстроенные на разборе ряда библейских стихов. 
  • Вопросы и ответы к книгам Бытия и Исхода — разрозненные аллегорические толкования, являющиеся скорее предварительными заметками, чем законченными произведениями. 
  • Четвертая группа: 
    • инвектива  Против Флакка — осуждает римского префекта Авилия Флакка в Александрии за попустительство антиеврейским выступлениям в 38 или 39 г.
    • Посольство к Гаю — сообщение Филона о своем участии в миссии, направленной александрийскими евреями к императору Гаю Калигуле в Рим с обвинениями против Флакка.
    • О свободе мудреца — является важнымисточником сведений о жизни ессеев
    • О созерцательной жизни — описывает в чем-то сходнуюс ессеями отшельническую секту египетских евреев — терапевтов.

СОЧИНЕНИЯ ФИЛОНА АЛЕКСАНДРИЙСКОГО (сохранившиеся целиком)

—————————————————
В ссылках на Филона принято указывать латинские названия его книг.

I. Религиозно-философские 1. Александр, или О разуме животных. — Alexander. 2. О Провидении I-II. — De Providentia. 3. О вечности мира. — De aeternitate mundi.

4. О том, что всякий добродетельный свободен. — Quod omnis probus liber est.

II. Толкование на Книгу Бытия 1. Правила аллегории I-III. — Legum allegoriae. 2. О Херувимах.— De Cherubim. 3. О жертвах Авеля и Каина. — De sacrificiis Abelis et Caini. 4. О том, что худший вооружается на лучшего. — Quod detenus potion insi-diari soleat. 5. О потомках Каина.

— De posteritate Caini. 6. Об исполинах. — De gigantibus. 7. О том, что Бог неизменяем. — Quod Deus sit immutabilis. 8. О земледелии. — De agricultura. 9. О садоводстве Ноя. — De plantatione. 10. Об опьянении. — De ebrietate. 11. Об отрезвлении Ноя. — De sobrietate.

12. О смешении языков.

— De confusione linguarum.

13. О переселении Авраама. — De migratione Abrahami. 14. Кто наследник Божественного. — Quis rerum divinarum heres est. 15. О соединении. — De congressu eruditionis gratia. 16. О бегстве и нахождении. — De fuga ut inventione. 17. О перемене имен.— De mutatione nominum. 18. О Боге. — De Deo.

19. О снах I-II. — De Somniis.

III. Прочие сочинения на библейские темы
1. О творении мира. — De opificio mundi. 2. Об Аврааме. — De Abrahame. 3. О Иосифе. — De Josepho. 4. Жизнь Моисея I-II. — De vita Mosis. 5.

О частных законах I-IV. — De specialibus legibus. 6. О добродетелях. — De virtutibus. 7. О наградах и наказаниях. — De praemiis et poenis.

8. Вопросы и ответы на Бытие и Исход.

— Quaestiones et Solutiones in Genesim et in Exodum.

IV. Полемика. Апология иудаизма
1. Против Флакка. — In Flaccam.
2. Посольство к Каю. — Legatio ad Caium.
3. О жизни созерцательной. — De vita contemplativa.

о. Александр Мень. История религии. т. 6

AbrDe AbrahamoOn Abraham
Aet.De Aeternitate MundiOn the Eternity of the World
AgrDe AgriculturaOn Husbandry
Cher.De CherubimOn the Cherubim
Conf.De Confusione LinguarumOn the Confusion of Tongues
Congr.De Congressu EruditionisgratiaOn the Preliminary Studies
Decal.De DecalogoOn the Decalogue
Det.Quod Deterius Potiori insidiari soletThe Worse attacks the Better
Ebr.De EbrietateOn Drunkenness
Flacc.In FlaccumFlaccus
Fug.De Fuga et InventioneOn Flight and Finding
Gig.De GigantibusOn the Giants
Hyp.Hypothetica/Apologia pro ludaeisApology for the Jews
Jos.De JosephoOn Joseph
Leg.De Legatione ad GaiumOn the Embassy to Gaius
Leg. All.Legum AllegoriarumAllegorical Interpretation
Mig.De Migratione AbrahamiOn the Migration of Abraham
Mos.De Vita MosisMoses
Mut.De Mutatione NominumOn the Change of Names
Op.De Opificio MundiOn the Creation
Plant.De PlantationeOn Noah’s Work as a Planter
Post.De Posteritate CainiOn the Posterity and Exile of Cain
Praem.De Praemiis et PoenisOn Rewards and Punishments
Prov.De ProvidentiaOn Providence
Quaest in Gn.Questiones et Solutiones in GenesinQuestions and Answers on Genesis
Quaest in Ex.Questiones et Solutiones in ExodumQuestions and Answers on Exodus
Quis Het.Quis rerum divinarum Heres sitWho is the Heir
Quod Deus.Quod Deussit ImmutabilisOn the Unchangeableness of God
Quod Omn. Prob.Quod omnis Probus LibersitEvery Good Man is Free
Sac.De SacriNciisAbelis et CainiOn the Sacrifices of Abel and Cain
Sob.De SobrietateOn Sobriety
Som.De SomniisOn Dreams
Spec. Leg.De Specialibus LegibusOn the Special Laws
Virt.De VirtuteOn the Virtues
Vit. Cont.De Vita ContemplativaOn the Contemplative Life

* * *

Платонизму Филон был обязан больше всего. Он настолько вжился в идеи и слог прославленного эллина, что один современник говорил: «Либо Платон филонствует, либо Филон платонствует».

«Нередко, — вспоминает философ, оставив друзей, родителей и родину и отправившись в пустыню, чтобы предаться чему-либо достойному размышления, я там не получал ничего; мой разум, разбросанный и ужаленный страстью, возвращался к иным предметам» (Legum allegoriae, II, 85).

«Иногда, находясь среди многотысячной толпы, я умиротворялся мыслью. Бог изгнал сумятицу из моей души и научил меня, что не от места зависит доброе или дурное расположение, а от Самого Бога, Который движет и влечет колесницу моей души, куда хочет» (Legum allegoriae, II, 85).

о. Александр Мень. История религии. т. 6

См. также:

Филон Александрийский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона.

Филон Иудей // Иероним. О знаменитых мужах. Глава 11.

Смирнов Н.Т. Терапевты и сочинение Филона Иудея «О жизни созерцательной». Киев, 1909
Иваницкий Ф.В. Филон Александрийский. Жизнь и обзор литературной деятельности.Киев, 1911
Трубецкой С.Н. Учение о Логосе в его истории. (ТрубецкойС.Н. Сочинения.М., 1994)

Источник: http://mstud.org/name/others/nochrist/philo.htm

Филон Александрийский — еврейский философ I века

Филон Александрийский

Филон Александрийский (Иудейский) – богослов и религиозный мыслитель, живший в Александрии с примерно 25 года до н. э. по 50 год н. э.

Был представителем еврейского эллинизма, центр которого тогда находился как раз в Александрии. Большое влияние оказал на развитие всего богословия. Широко известен как создатель учения о Логосе.

О философском учении этого мыслителя мы и поговорим в данной статье.

Филон Александрийский: философия и биография

В те годы, когда знатный александрийский иудей Филон приехал в Рим, городом правил Калигула. Философ тогда был послом иудеев, которые отправили его решать важные проблемы, возникавшие между ними и Римом.

Уже в те годы Филон, получивший греческое образование в Александрии, был известен как мыслитель, стремящийся объединить идеи стоической и платонической философий с ветхозаветной религией.

В частности, он говорил о том, что мысли, которые высказывали древнегреческие философы, иудеи задолго до этого почерпнули из божественных откровений.

Стремясь доказать свою правоту, Филон и другие философы-иудеи, придерживающиеся его образа мыслей, занимались видоизменением священного писания согласно стоическим и платоническим понятиям. Это не имело большого успеха у их языческих современников, однако позднее, во II-III веке н. э., оказало большое влияние на развитие христианской мысли и греко-римскую философию, связанную с религией.

Филон Александрийский, если говорить о нем как о представителе иудейского вероучения, был идеалистом, подобно Платону в язычестве.

Мыслитель отлично разбирался в греческой философии, из которой заимствовал понятия для объяснения божественных чудес. Тем не менее, несмотря на научный подход к религии, он оставался истово верующим человеком, чтящим священные книги.

Более того, то, что было написано в божественных откровениях, он воспринимал как наивысшую мудрость.

Основной целью всех философских трактатов Филона было одно – прославить религию своего народа и защитить ее от нападок.

А свою главную задачу мыслитель видел в том, чтобы доказать одно единственное утверждение: учение Платона о боге и благе, а также учения стоиков о добродетелях и душе Вселенной одинаковы с основными догматами иудейской религии.

И все эти труды были для одного – доказать язычникам, что все идеи их древних философов принадлежали и принадлежат иудейскому народу.

Размышления о боге

Филон Александрийский, как и всякий религиозный мыслитель, считал, что главное интеллектуальное стремление для философа – размышление о боге.

Мир представлялся ему неотделимым от бога, своеобразной божественной тенью, которая полностью зависит от своего создателя. Однако ветхозаветный Яхве не мог полностью удовлетворить требования философа из-за своей антропоморфности.

Вдали от своего святилища, Иерусалимского храма, божество теряло конкретно-национальный характер.

Русские переводы трактатов Филона говорят о том, что мыслитель пытался философски осмыслить акт творения мира, представленного в Ветхом завете, активно используя термин «логос», заимствованный из стоицизма. Однако это понятие в толковании Филона претерпело сильные изменения.

Так, мыслитель называл логосом божьего сына, который выступает как посредник между миром и богом, человеком и богом. Кроме того, логос наделен чертами заступника человечества. Таким образом, Филон закладывает и основу христианских учений о богочеловеке, божестве-спасителе.

Теология

Вся сложность монотеистических религий, одну из которых и пытался осмыслить Филон Александрийский, в том, что необходимо философски объяснить ее положения. Отсюда и связь философии с религией сначала в учении Филона, а затем и в христианстве.

Таким образом, теология (богословие) становится здесь настоящей теоретической базой для монотеистического вероучения.

И в основе этого вероучения – логос, который представляется божественным словом, с помощью которого бог сотворил мир: «Вначале было Слово…».

Русские переводы записей Филона свидетельствуют о том, что в этом определении логоса слились представления о данном термине самих стоиков и понятие иудейского вероучения об ангелах, посланниках Яхве.

Присутствуют в трактовке логоса и мысли Платона, который понимал это понятие как совокупность идей, сформировавших все вещи в нашем мире. Таким образом, теология превращается в один из аспектов философии.

Основные понятия учения Филона

Учение Филона Александрийского говорит о том, что вершиной телесного мира является человек. И в разумной части души человеческой проявляется логос. Однако логос, по мнению Филона, не является материальным объектом. А следовательно, в человеке противопоставляются две силы – духовная (нематериальная) и земная, связанная с природой. Душа понимается как несовершенное подобие бога.

Что касается этической стороны доктрины Филона, то она совершенно аскетична и основывается на противостоянии тела и души. При этом именно материальная оболочка склоняет человека к греху.

Более того, согласно Филону человек, который прожил на земле хотя бы один день, утратил свою чистоту.

А утверждение философа о том, что все люди являются «детьми божьими», которые одинаково греховны, делает его предшественником христианской мысли.

Филон Александрийский: труды

Все книги философа принято разделять на 4 группы:

  1. Историко-биографические труды, которые были написаны риторическим слогом. Среди них выделяют «Жизнь Авраама», «Три книги о Моисее», «Жизнь Иосифа». Все они были написаны на основе легенд и Священного Писания и предназначались для язычников.
  2. Трактаты о нравственности, самый известный из которых — «О десяти заповедях».
  3. Сочинения на политические темы, описания общественной деятельности философа. Например, рассуждение «О посольстве».
  4. Труды, в которых Священное Писание трактуется аллегорически. Эти книги были предназначены для иудеев. Написал их уже в старости Филон Александрийский. «Правила аллегории» — главное сочинение этой группы. Здесь философ комментирует разные фрагменты Пятикнижия – о херувимах, священных законах, жертвоприношениях Авеля и Каина, о Ноевом ковчеге, сновидениях и т. д.

В этом списке приведены только основные книги мыслителя. Кроме них у Филона существует множество других трактатов, которые во многом повторяют мысли, высказываемые его современниками из числа иудеев и греков.

Заключение

Таково было философское учение Филона Иудейского, если описывать его в общих чертах. Однако уже из вышесказанного можно заметить, насколько близко христианское учение к мыслям иудейского философа. Филон, таким образом, стал одним из основателей христианского вероучения. И неудивительно, что его трактаты пользовалась такой большой популярностью у раннехристианских теологов.

Источник: https://FB.ru/article/251993/filon-aleksandriyskiy---evreyskiy-filosof-i-veka

Booksm
Добавить комментарий