Деньги французской революции

Деньги французской революции

Деньги французской революции

Определение 1

Деньги французской революции – это ассигнаты и территориальные мандаты.

Определение 2

Ассигнаты — один из видов бумажных денег в революционной Франции.

Первоначально ассигнаты были выпущены как обязательства, которые обеспечивались государственным имуществом и приносили доходы в виде процентов, сочетая, таким образом, черты облигации и приватизационного чека. Однако вскоре ассигнаты превратились в не обеспеченные ничем деньги.

Впервые во Франции были выпущены номиналом в тысячу ливров на сумму четырехсот млн ливров. В дальнейшем выпускались более мелкими купюрами. Были в обращении в 1789-1797 годах. Ассигнаты считались законным средством платежа, наравне с металлическими монетами находились в обращении, а, начиная с 1793 года, были единственным в стране законным средством платежа.

Постоянно возраставшая скорость выпуска ассигнатов сопровождалась одновременным резким падением стоимости.

Сразу после своего появления на свет, в январе 1790 года, ассигнаты в металлических деньгах стоили только 96 % от номинала. Впоследствии, с выпусками очередных партий свеженапечатанных денег, курс ассигнатов продолжал падать.

В январе 1791 года стоимость упала до 91 % от номинала, в январе 1792-го — они стоили уже 72 % от номинала, в январе 1793-го — 51 %, в январе 1794-го — 40 %, в январе 1795-го — 18 %, 2 июля 1795 года — 2,97 %, а с 3 ноября 1795 года меньше одного процента.

22 февраля 1796 года ассигнаты стоили 0,29 % номинала.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

25 апреля 1795 вновь разрешались сделки, совершаемые металлическими деньгами. Это сделало возможным легально использовать стабильные платёжные инструменты в качестве средств обращения.

Вследствие этого увеличился темп обесценения ассигнатов, так как население стремилось в первую очередь избавиться от бумажных денег. Пришедшая к власти в ноябре 1795 года Директория приняла решение об изъятии ассигнатов из оборота.

23 декабря 1795 года она приняла закон об уничтожении специального оборудования, изготовляющего ассигнации. В феврале 1796 года выпуск новых ассигнатов был прекращен, а оборудование уничтожено на Вандомской площади. Трудное финансовое положение заставило прибегнуть к очередной эмиссии.

В марте был принят закон о новых бумажных деньгах – территориальных мандатах. В 1797 году все бумажные деньги, находившиеся в обращении, объявлялись недействительными.

Законодательство об ассигнатах

Относительно ассигнатов в период Революции был принят ряд законов.

Декреты Национального собрания об ассигнатах:

  • 19 и 21 декабря 1789 года — о начале выпуска ассигнатов, учреждении для выпуска Чрезвычайной кассы и для выкупа Учётной кассы;
  • 16-17 апреля 1790 года — о переносе на неопределённый срок срока погашения ассигнатов;
  • 12 сентября 1790 года — об объявлении ассигнатов наравне с монетами полноценными деньгами;
  • 29 сентября 1790 года — об отмене выплат доходов по ассигнатам;
  • 3 апреля 1792 года — о начале выпуска новых ассигнатов стоимостью в 10 ливров, 50, 25, 15 и 10 су.

Декреты Национального конвента:

  • 8 апреля 1793 года — об обязательных расчетах ассигнатами с государством;
  • 11 апреля 1793 года — об обязательных расчётах ассигнатами по любым платежам;
  • 31 июля 1793 года — об изъятии ассигнатов с портретом короля номинальной стоимостью более 100 ливров;
  • 1 августа 1793 — о введении уголовной ответственности за неприём ассигнатов;
  • 30 августа 1793 года — о прекращении национальным казначейством выдачи ассигнатов с портретом короля в более чем 5 ливров и аннулировании имеющихся в казначействе подобных ассигнатов;
  • 2 января 1795 года — о начале выпуска ассигнатов в франках;
  • 16 мая 1795 года — о полном аннулировании ассигнатов с портретом короля стоимостью более 5 ливров.

Законы Законодательного корпуса:

  • 23 декабря 1795 года — об уничтожении специального оборудования для печати ассигнатов;
  • 18 марта 1796 года — о начале выпуска территориальных мандатов и обмене их на ассигнаты по курсу 30:1.
  • 4 февраля 1797 года— о запрете проведения любых расчётов территориальными мандатами, сдаче мандатов в бюро департаментов и аннулировании тех мандатов, которые не будут сданы.

Территориальные мандаты

В период Директории финансовое положение Республиканской Франции не стало лучше по сравнению с периодом якобинской диктатуры. В бюджете доходами покрывалось не более трети от всех расходов.

Директория не прибегала к принудительным займам, а рассчитывать на добровольные займы не приходилось.

Также было невозможно увеличить собираемость налогов с населения или сократить расходные статьи бюджета.

18 марта 1796 года Законодательный корпус принял закон о начале выпуска территориальных мандатов – нового вида бумажных денег. Все находившиеся в обращении ассигнаты обменивались на напечатанные территориальные мандаты по курсу 30:1.

Территориальные мандаты обеспечивались землями государственного фонда, которые по фиксированной цене без торгов продавались за мандаты. На покупке земельных участков создавались огромные состояния.

Поскольку постоянно денег не хватало, то в период Директории масштаб эмиссии превышал даже масштабы эмиссии в период правления Конвента.

Определение 3

Территориальные мандаты — один из видов бумажных денег революционной Франции.

Все выпущенные территориальные мандаты имели одинаковую дату — 28 вантоза IV года (18 марта 1796 года, дата принятия закона о выпуске мандатов).

Выпускались два вида территориальных мандатов:

  • территориальные мандаты номиналом в 5 франков. Среди них выделялись: купюры без надпечатки или с чёрной или красной надпечаткой;
  • обязательства на территориальные мандаты в 500, 250, 100 и 25 франков. Среди них выделялись: купюры без номера серии или с серийным номером.

4 февраля 1797 года Законодательный корпус принял закон, запретивший расчёты с использованием бумажных денег. Монеты остались единственным законным средством платежа. Однако вскоре правительство вновь начало выпуск бумажных денег, для расчета с поставщиками используя различные формы долговых обязательств (боны, приказы о платежах).

Источник: https://spravochnick.ru/istoriya/velikaya_francuzskaya_revolyuciya/dengi_francuzskoy_revolyucii/

Деньги Французской революции — Финансовая грамотность на уроках Всеобщей истории и Истории России

Деньги французской революции

Ассигнат достоинством 15 су (1792 год)

Накануне революции финансовое положение Франции было очень тяжёлым. Огромный государственный долг требовал значительных ежегодных выплат процентов по займам.

Для решения проблемы в 1789 году король объявил выборы в Генеральные штаты, не созывавшиеся уже 150 лет.

Произошедшие затем события (конфликт между депутатами Генеральных штатов, провозглашение Национального собрания, взятие Бастилии и проч.) привели к установлению конституционной монархии.

В предреволюционные годы в денежном обращении страны в основном использовались металлические монеты. Бумажные деньги, выпускавшиеся частными банковскими конторами, не получили широкого распространения. Основной денежной единицей был ливр, равный 20 су или 240 денье.

Первоначально революционные изменения мало отразились на денежном обращении. На монетах по-прежнему чеканился профиль короля, но уже с новым титулом — «Король французов» вместо прежнего «Король Франции и Наварры».

Кроме того, появилось изображение революционного символа — фригийского колпака.

В декабре 1789 года для пополнения казны Национальное собрание постановило начать выпуск ассигнатов. Эти государственные ценные бумаги напоминали обычные облигации.

Они имели определённый номинал и через оговорённый срок подлежали полному погашению с выплатой дополнительного процента на эту сумму.

От обычных облигаций ассигнаты отличались тем, что выплачивать долг государство собиралось не деньгами, а национализированными церковными и королевскими землями.

Фальшивый ассигнат достоинством 50 ливров (1790 год)

Первые ассигнаты поступили в продажу в январе 1790 года. Но реализация национализированного имущества шла медленно, поэтому в апреле того же года погашение долговых обязательств перенесли на неопределённый срок, а в сентябре отменили выплату процентов по ним.

Ещё одним недостатком первых ассигнатов оказался их высокий номинал — 200, 300 и 1000 ливров. Это были очень крупные суммы. Дневной заработок рабочего в городе составлял тогда от 15 до 35 су, поэтому значительная часть населения не могла себе позволить приобрести даже одну облигацию.

Поэтому был начат выпуск ассигнатов более мелких номиналов — сначала от 50 до 100 ливров, а затем ещё мельче. Одновременно было разрешено использовать их в качестве денег наравне с монетами. Так во Франции появились ничем не обеспеченные бумажные деньги, стоимость которых теперь зависела только от доверия населения к политике правительства.

Доверие постепенно падало, а вместе с ним теряли свою стоимость и ассигнаты. В 1790 году они оценивались в 96% своего номинала, а в 1791 году — в 91%.

Металлические монеты, которые, в отличие от бумажных денег, сами по себе стоили хоть что-то, стали исчезать из обращения. А так как ассигнаты мелких номиналов не печатались, место разменных монет заняли денежные суррогаты, выпускавшиеся банками, предпринимателями и местными администрациями.

Часто этим денежным знакам давали громкие названия в духе революционного времени — «билеты доверия», «боны патриотической взаимопомощи» и т. п. В большинстве случаев суррогаты были бумажными, реже — металлическими. Наиболее известны бронзовые «медали доверия» в 2 и 5 су, выпущенные в 1791 году парижскими предпринимателями братьями Моннерон.

Они были изготовлены качественно и даже имели гуртовую надпись (большая редкость в то время). Для вытеснения из обращения подобных суррогатов с 1792 года начали выпускать ассигнаты, номинированные в су, а использование частных денег запретили.

Но монеты Моннеронов всё равно продолжали использовать до конца 1793 года, а затем, в связи с постоянным обесценением бумажных ассигнатов, они исчезли сами собой, так как реальная стоимость содержавшегося в них металла намного превысила номинал.

6 ливров 1793 года с портретом Людовика XVI на одной стороне и различными символами революционной Франции — на другой

В 1792 году король был низложен, с ассигнатов исчез портрет монарха и появилась надпись «Французская республика». В том же году началась война с Пруссией и Австрией, к которым вскоре присоединились Великобритания, Испания и другие страны.

Кроме того, в Вандее вспыхнул мятеж роялистов (кстати, повстанческая армия отпечатала собственные денежные знаки). Выпуск ассигнатов превратился в основной источник финансирования государственных расходов.

При этом они постоянно дешевели — и к январю 1793 года стоили только 51% от номинала.

Ситуацию усугубляло то, что на 1792—1794 годы пришёлся пик выпуска поддельных ассигнатов. Большинство местных подделок были выполнены довольно грубо и легко распознавались.

Но в Лондоне опальные французские эмигранты создали типографию, которая печатала фальшивки высокого качества, и они представляли опасность для экономики республики.

Именно в качестве элемента военных действий рассматривались изготовление и заброска фальшивых денег на французскую территорию.

В апреле 1793 года для поддержания курса ассигнаций были установлены твёрдые цены на 39 видов продуктов питания и введена карточная система. Кроме того, был проведён общенациональный чрезвычайный принудительный заём с прогрессивной шкалой. Все лица, получающие доход свыше 1000 ливров в год (семейные — свыше 1500), с первой тысячи ливров, превышающей этот минимум, платили 10%.

С каждой следующей тысячи — на 10% больше, а с десятой и последующих тысяч требовалось уплатить уже 100%. Заём был беспроцентным со сроком погашения через два года после окончания войны, а облигации займа должны были приниматься в уплату за продаваемое национальное имущество (то есть служить той же цели, с которой первоначально выпускались ассигнаты).

Фактически и это осталось только обещанием.

Французы жертвуют ассигнаты на ведение войны (конец XVIII века)

В 1794 году был достигнут перелом в войне, военные действия перенесены за границы Франции. В декабре того же года отменены твёрдые цены, которые больше невозможно было сдерживать. Но расходы государства постоянно возрастали, поэтому выпуск ассигнатов увеличился многократно.

Для работников типографий, которые их изготавливали, был установлен 14-часовой рабочий день. В апреле 1795 года вместо ливра во Франции ввели новую денежную единицу — франк, равный 100 сантимам.

Но декрет о выпуске ассигнатов во франках был принят раньше, чем декрет о введении самого франка.

К январю 1795 года ассигнаты стоили всего 18% от своей первоначальной цены. Подорожание, уже не сдерживаемое декретом о твёрдых ценах, вело к голоду и восстаниям. Страна находилась в состоянии полного экономического развала.

Стремительно обесценивающиеся ассигнаты уже не могли выполнять функции денег. В апреле 1795 года возобновил работу монетный двор, начавший чеканку новых республиканских монет во франках.

Дальнейший выпуск ассигнатов, стоимость которых к осени 1795 года составляла менее 1% номинала, становился бессмысленным. В декабре был принят закон об уничтожении оборудования для их печати. В феврале 1796 года в Париже в торжественной обстановке его уничтожили.

Торжественность церемонии была призвана хоть немного поднять доверие к ассигнатам, которые всё ещё находились в обращении.

Финансовое положение страны оставалось очень тяжёлым. Продолжавшаяся война требовала значительных расходов на содержание армии. Доходы бюджета покрывали не более трети расходов.

В декабре 1795 года был принят закон о проведении второго принудительного займа среди состоятельных граждан. При оплате займа выдавались расписки на предъявителя, которые в будущем должны были приниматься при продаже государственных лесных угодий.

Практически эти расписки, как и предыдущие, использовались в обращении наравне с ассигнатами.

Поскольку денег все равно не хватало, а доверие к ассигнатам уже давно утратилось, было решено выпустить новую разновидность бумажных денег, получивших название «территориальные мандаты».

Закон об их выпуске принят в марте 1796 года, всего через месяц после уничтожения оборудования для печати ассигнатов.

Обеспечением территориальных мандатов служили земли государственного фонда, которые продавались за территориальные мандаты без торгов по фиксированной цене.

Территориальный мандат достоинством 100 франков (1796 год)

Из-за огромных государственных расходов территориальные мандаты были выпущены сразу на гигантскую сумму — 2,4 млрд франков, что многократно превышало стоимость предлагаемых к продаже земель. Не удивительно, что они обесценились так же быстро, как и ассигнаты. Уже к осени 1796 года их стоимость составляла 5% номинала, а к февралю 1797 года — 1%.

В феврале 1797 года был принят закон, запрещавший все расчёты любыми бумажными деньгами между частными лицами. Граждан обязали сдать все территориальные мандаты и ассигнаты государству; не сданные в установленный срок аннулировались. Формально Франция окончательно вернулась к металлическому (монетному) денежному обращению.

Однако отсутствие средств в казне вынудило правительство прибегнуть к использованию различных заменителей денег.

Например, в сентябре 1797 года был принят закон, по которому 1/3 государственных долгов погашалась монетами, а на остальные 2/3 выдавались боны на предъявителя, предназначенные только для уплаты налогов или приобретения национального имущества.

Полная стабилизация денежной системы Франции была достигнута только в начале XIX века, когда Наполеон Бонапарт стал императором.

Выводы (исторический и финансовый)

Выпуск ассигнатов стал основным источником финансирования государственных расходов

В 1796 году для повышения доверия населения к ассигнатам всё оборудование для их печати было торжественно уничтожено

Источник: https://fingram-history.oc3.ru/contents/denygi-frantsuzskoy-revolyutsii

Деньги Французской революции

Деньги французской революции

⇐ Предыдущая234567891011Следующая ⇒

Тургенев одобрял и бумажные деньги революцион­ной Франции в 1790-х годах. В книге «Опыт теории налогов» (1818 г.

) он писал: «Чем содержала она бес­численные полки, защищавшие отечество и делавшие завоевания? Большое участие имели в сем бумажные деньги: следственно, они способствовали к последовав­шему возвышению этого государства» [28, с. 170-171].

Финансовый опыт Французской революции имел несравненно большее значение, чем североамерикан­ский. В Америке события происходили вдали от жиз­ненных центров тогдашнего мира, в стране с населе­нием всего примерно в 3 миллиона. Франция же была крупнейшей страной Европы с населением около 25 миллионов и центром всей европейской экономи­ки, политики и культуры.

Возможно, военные успехи революционной Фран­ции были как-то связаны с финансовым потенциалом бумажных денег. Но в целом инфляция завела госу­дарственные финансы в тупик, подорвала экономиче­скую жизнь и ухудшила положение тогдашних «бюд­жетников» и городских рабочих.

Согласно оценкам специалистов, например, реальная заработная плата рабочих государственных текстильных фабрик в 1798 г., когда произошла стабилизация валюты, была более чем вдвое ниже, чем в 1789 г., в начале револю­ции. По другим оценкам, парижские рабочие уже в 1795г.

реально получали примерно в 4 раза меньше, чем до революции [27, с. 107; 30, р. 313].

Вся Европа пристально следила за ходом француз­ской инфляции и старалась извлечь уроки. В России с 1770-х годов тоже обращались бумажные деньги— ассигнации. Они обесценились к 1817-1818 гг.

по от­ношению к серебру примерно в 4 раза, но на этом уровне их удалось стабилизировать, а в конечном счете обменять на новые деньги в соотношении 3,5 : 1.

Мож­но сказать, что русские извлекли полезные уроки из французской инфляции и сохранили достаточно ус­тойчивое денежное обращение.

История бумажных денег Французской революции четко делится на три этапа. Первый этап — от штурма Бастилии и начала революции (июль 1789 г.) до свержения монархии в августе 1792г. Второй этап — от этого события до крушения якобинской диктатуры и термидорианского переворота (июль 1794г.).

Третий этап — от переворота до ликвида­ции бумажно-денежного обращения в 1797-1798 гг. при режиме Директории. Эта история отражает все бурные события и повороты десятилетия 1789-1798 гг.

Бумажные деньги во Франции получили название ассигнатов (а881§па18), а в последний период инфляции они были заменены территориальными мандатами (тапс1а18 1егп1опаих}, или просто мандатами.

С чего начинаются революции? С банкротства су­ществующего режима, в том числе с банкротства фи­нансового. К концу 1780-х годов правительство Людо­вика XVI зашло в финансовый тупик. В 1787 г.

затра­ты бюджета на выплату процентов и погашение краткосрочного государственного долга составляли 49″» всех расходов, еще 26% забирали армия и флот и 6% — содержание королевского двора [30, р. 88].

Поскольку эти цифры не публиковались, тогдашним экстремистам было легко убеждать народ, что именно последняя статья расходов — роскошь, окружавшая королевскую семью, особенно королеву-австриячку Марию-Антуанетту, — была главной причиной кризи­са.

На деле, как видим, это была далеко не самая круп­ная расходная статья. Расходы бюджета не покрыва­лись доходами, дефицит неуклонно возрастал. Чехар­да министров финансов только ухудшала положение.

Именно плачевное состояние финансов заставило короля с подачи советников согласиться на созыв Ге­неральных штатов — старинного сословного парла­мента, который до этого не созывался более 150 лет.

Одновременно двор обратился за помощью к профес­сионалу — женевскому банкиру Жаку Неккеру, кото­рый ранее уже одно время был министром финансов Франции. Вновь назначенный министром, Неккер докладывал Генеральным штатам, что дефицит за 1789г. составит не менее 300 миллионов ливров при сумме расходов в 600-700 миллионов.

Он хотел обра­тить внимание членов высокого собрания на необхо­димость радикальных экономических и политических реформ.

Король и правительство были настолько возмуще­ны и смущены оглашением этих цифр и так боялись разговора о реформах, что не нашли ничего лучше, как отправить Неккера в отставку. Ответом третьего со­словия было восстание и штурм Бастилии 14 июля 1789г. Как известно, и поныне этот день— нацио­нальный праздник Франции.

Однако монархия пока уцелела, король лишь стал фактически пленником и заложником революции. Ес­тественно, финансовая нужда не только не ослабла, но стала еще более острой. Неккер был на некоторое вре­мя возвращен в правительство и продолжал искать выход из финансового кризиса.

После скандального и памятного французам краха банка, учрежденного Джоном Ло, во Франции не было ничего подобного такому банку. Обращались почти ис­ключительно металлические деньги — золотые, сереб­ряные и медные. За период 1726-1785 гг.

монетные дворы начеканили около миллиарда ливров в золоте и двух миллиардов в серебре. Поскольку часть этих денег ушла за границу, была переплавлена в украше­ния и т.п., в обращении было несколько меньше де­нег — по оценке Неккера на 1784 г.

, 2-2,2 миллиарда ливров, не считая медной монеты [30, р. 28-29]. Кро­ме того, обращалась относительно небольшая (ко вре­мени революции около 100 миллионов) сумма биле­тов Учетной кассы, особого полугосударственного кре­дитного учреждения.

Эти величины грубо показывают, в каких пределах новые бумажные деньги могли за­полнить каналы обращения, заменяя звонкую монету и не грозя инфляцией.

Чтобы представить себе, сколько реально стоил в это время ливр (позже переименованный во франк), отметим, что дневная заработная плата парижского ра­бочего составляла от 1 до 2 ливров. На ливр можно было купить до 3 килограммов хлеба, один килограмм дешевого мяса. Ливр делился на 20 су, а су — на 12 де-нье[27,с. 53-54,82-83].

Потребность в эмиссии для покрытия бюджетных расходов обнаружилась почти сразу после взятия Ба­стилии. Первые ассигнаты появились в конце 1789г.

и первоначально представляли собой не столько обыч­ные бумажные деньги, сколько особые ценные бумаги с отрывным 5-процентным купоном. Раз в год можно было предъявить купон казначейству для получения процентов.

Формально эти полуденьги-полуоблигации имели обеспечение в виде государственного земельно­го фонда, который формировался в результате нацио­нализации королевских и церковных земель.

Эта идея — «обеспечить» бумажки неликвидным государ­ственным имуществом — впоследствии была весьма популярна. На советских деньгах тоже было написа­но, что они обеспечиваются всем достоянием госу­дарства. Однако это нисколько не добавляло им пре­стижа и устойчивости.

Во Франции конкретно имелось в виду, что ассиг­наты станут постепенно возвращаться в казну, посколь­ку держатели будут их использовать для покупки зем­ли из государственного фонда. Мыслилась таким об­разом своего рода «денежная приватизация».

Логика людей, которые решали вопрос об эмиссии ассигнатов, была такова. Франция — большая и бога­тая страна, ее плодородные земли стоят огромных де­нег. Если это богатство встанет за скромной по разме­ру эмиссией бумаг, которые государство будет прини­мать в уплату налогов и за наделы земли, то ничего плохого не произойдет.

На деле деньги должны быть обеспечены не инерт­ным и пассивным богатством, каково бы оно ни было, а, во-первых, непрерывным производством и оборотом то­варов, во-вторых, централизованным запасом драгоцен­ных металлов и разменностью бумажек на металл. В ус­ловиях нынешней России роль металла выполняет твер­дая иностранная валюта, преимущественно доллары.

У французских ассигнатов дело обстояло плохо с обоими видами обеспечения. Экономическая разруха усиливалась, и все меньше товаров поступало на ры­нок. Запаса драгоценных металлов у государства по­чти вовсе не было. Поэтому уже о первых выпусках ассигнатов можно сказать русской пословицей: кого­ток увяз — всей птичке пропасть.

Связь ассигнатов с земельным «обеспечением» очень скоро стала чистой формальностью. Они утра­тили черты государственных облигаций и преврати­лись в средства обращения.

Если первые ассигнаты имели высокий номинал (10 000 и 1000 ливров) и по­тому едва ли могли ходить среди населения, то уже в 1790г. были выпущены купюры в 300 и 200 ливров, потом в 100 и 50 ливров; в 1792-1793 гг.

появляются ассигнаты в 5 ливров, в 1 ливр и, наконец, в дробные доли ливра [29, с. 54].

До начала 1793г. предельная сумма эмиссии уста­навливалась специальными декретами парламента, ко­торый последовательно назывался Учредительным собранием. Законодательным собранием и Нацио­нальным Конвентом. В целом эмиссия оставалась в |И этот период умеренной. В сентябре 1792г.

(через ме­сяц после свержения монархии) сумма выпущенных в обращение денег составляла менее 2 миллиардов лив­ров. Поскольку золото и серебро к этому времени по­чти целиком ушли из обращения (были тезаврирова­ны, т.е. припрятаны населением), бумажные деньги лишь заняли место монет.

Свержение и последовавшая вскоре казнь короля еще не дали власти в учрежденной республике ра­дикальным революционерам — якобинцам (своего рода «большевикам» Французской революции).

Пра­вительство составляли и контролировали умеренные революционеры — жирондисты (отдаленное подобие русских меньшевиков и эсеров, может быть и кадетов времен революции 1917 г.). Но в начале июня 1793г. произошел новый переворот, в результате ко­торого власть перешла в руки якобинцев — Макси­милиана Робеспьера и его соратников.

Период с июня 1793г. до июля 1794г. (до термидора II года по новому революционному календарю) известен как период террора. Число казненных по всей стране в официальном порядке «врагов революции» истори­ки оценивают в 40 тысяч человек.

Никто даже при­близительно не знает, сколько людей погибло в граж­данской войне, в крестьянских и городских восста­ниях, в тюрьмах, на фронтах войны с внешними врагами — коалицией европейских монархий во гла­ве с Великобританией.

На гильотине, которую ее изобретатели рекомендовали как «гуманный» способ казни, окончили жизнь почти все видные деятели ре­волюции: вожди жирондистов Бриссо и Ролан, «пра­вые» якобинцы Дантон и Демулен, «леваки» Шометт и Эбер и, наконец, лидеры правящей группы Робеспьер и Сен-Жюст. Воистину, как сказано: революция по­жирает своих детей.

О том, какое место занимали в этот период финансы в государственной деятельности и общественной жиз­ни, говорит постановление Конвента от 21 января 1793 г. о том, что «финансы, война и народное образова­ние будут постоянно в повестке дня». Сочетание доволь­но любопытное.

Между тем эмиссия ассигнатов неуклонно возрас­тала. К моменту свержения Робеспьера (концу второ­го указанного выше этапа) в обращении было уже бо­лее 6 миллиардов ливров, в 2,5-3 раза больше потреб­ной для обращения массы денег [30, р. 572]. Тем не менее инфляция в период якобинской диктатуры еще не вышла полностью из-под контроля.

Так называемый термидорианский режим, возник­ший в июле 1794г. и положивший начало третьему этапу, сохранял внешний облик революционного по­рядка, но на деле был властью новой буржуазии, осо­бенно разбогатевшей на военных поставках и земель­ных спекуляциях.

Его сотрясали то мятежи плебса, то восстания роялистов — сторонников монархии. В конце 1795 г, по новой конституции было учреждено правительство Директории при двухпалатном парла­менте.

Этот режим просуществовал до совершенного бригадным генералом Наполеоном Бонапартом в но­ябре 1799г. переворота.

В сфере финансов происходила инфляционная аго­ния. К апрелю 1796г. денежная масса достигла мак­симума— 36 миллиардов ливров [30, р.572]. После этого началось изъятие ассигнатов, частично путем об­мена на территориальные мандаты, частично путем аннулирования.

Теперь, когда бумажные деньги исчер­пали возможности эффективного обращения, начался процесс стихийного возвращения в экономику золо­тых и серебряных монет. Военные победы французов и контрибуции с завоеванных территорий дали приток драгоценных металлов во Францию. К началу 1798г.

было восстановлено стабильное металлическое обра­щение без участия бумажных денег.

⇐ Предыдущая234567891011Следующая ⇒

Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 243. Нарушение авторских прав

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://studopedia.info/7-31404.html

Booksm
Добавить комментарий