Часть и целое в философии

Часть и целое в философии

Часть и целое в философии

Целое и часть являются категориями, которые отражают взаимоотношения совокупности предметов и непосредственно их сторон, связей и элементов, которые приводят и объединяют возникновение в данной совокупности новых закономерностей и свойств, которые не присущи сторонам, предметам, элементам в их расчленения.

Диалектика рассматривает целое и часть в непосредственном диалектическом единстве и сосуществовании. При возникновении целого появляется и новое качество, не сводящееся к единому знаменателю свойств частей. Тем не менее, такое качество будет определяться по-частям: количеством, определенным типом взаимодействия частиц.

Замечание 1

Таким образом, диалектика полагает, что познание целостного может стать успешным лишь при условии наличия знаний о свойственных характеристиках его отдельных частей и, наоборот, исследования самих частей должно базироваться на предшествующем, априорном знании целостного.

История «целостности»

На рубеже $XІX$ и $XX$ веков начали употреблять данное понятие. Это было сделано для того, чтобы можно было рассматривать все предметы прежде всего в их изначальной целостной взаимосвязи, в их структуре.

Это, в свою очередь, отдавало бы справедливость тому факту, что указание характеристик отдельных частей никогда не сможет пояснить всеобщего действия или состояния предмета; так как отдельное, «часть» может пониматься лишь вне целого, а целое, как глаголил еще Аристотель, больше суммы своих частей.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

С точки зрения Философа, целое состоит не из частей. Это связано с тем, что в нем лишь существуют части, в каждой из которых также действует целостное.

В психологической науке серьезные изменения возникли при необходимости в освобождении от атомистического и механического способа рассмотрения, который был характерным для $XVIII$ и $XIX$ веков. Таким образом, предметом исследования становилась неискаженная, самобытная душевная жизнь.

Благодаря О. Шпанну, в социологии понятие целостности трансформировалось в основное понятие универсалистского учения об обществе.В соответствии с данной концепцией (учением), целостности составляют не лишь одну форму конструкций явлений, но и предстают основными движущими силами, носителями казуальности, которую невозможно определить, ее можно лишь обнаружить.

В педагогике существует иное понимание целостности, которое привело к преобразованию методов изучения письма и чтения: метод чтения по частицам (слогам) напрочь был отброшен; слово теперь не составляется из отдельно созвучных звуков или букв, а эти элементы, в свою очередь, рассматривались как части слова, выученного целиком.

Посредством данного нововведения дети смогли писать и читать на порядок быстрее, нежели раньше. С этой же точки зрения произошло первоначальное обучение числам и счету.

Целостное рассмотрение впервые находим у Альберта Великого, затем в классике и в идеализме 18 и нач. 19 в. В настоящее время преобладает целостный способ рассмотрения всех явлений.

Философские категории: часть и целое

Целое и часть – это философские категории, которые выражают соотношение между совокупностью предметов (или элементов отд. объекта) и связью, которая соединяет данные предметы и приводит к появлению у совокупности новых (интегративных) свойств и закономерностей, не присущих предметам в их разобщённости.

Благодаря этой связи образуется целое, по отношению к которому отд. предметы выступают в качестве частей.Категории Часть и Целое характеризуют также общее движение познания, которое обычно начинается с нерасчленённого представления о целом, затем переходит к анализу, расчленению целого на части и завершается воспроизведением объекта в мышлении в форме конкретного целого.

Характер трактовки категорий Часть и Целое и связанной с ними проблемы целостности в значительной мере определяет общую стратегию научного познания в тот или иной период его развития.

Отношения «Часть» и «Целое»

Вопрос об соотношении целого и части, который был поставлен еще в эллинство, рассматривался во всех значительных философских учениях.

Современная наука, практикуя обобщение данных теоретических концепций и дисциплин, базирующихся на едином подходе к объектам (концепция интегративных ступеней в теоретической биологии, исследования в физиологии, психологии, исследования в генетике, экологии, лингвистике и т.п.), не лишь теоретически, но и на экспериментальном материале доказала, что в случае сложноорганизованных объектов целое несводимо к сумме частей.

Замечание 2

Таким образом, философские категории «части» и «целого» являются одними из основных не только в философской мысли предыдущих эпох, но и в современной философской науке.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/struktura_filosofskogo_znaniya/chast_i_celoe_v_filosofii/

Часть и целое — Большая советская энциклопедия

Часть и целое в философии

Часть и це́лое

Философские категории, выражающие отношение между совокупностью предметов (или элементов отдельного объекта) и связью, которая объединяет эти предметы и приводит к появлению у совокупности новых (интегративных) свойств и закономерностей, не присущих предметам в их разобщённости.

Благодаря этой связи образуется целое, по отношению к которому отдельные предметы выступают в качестве частей. Категории Ч. и ц.

характеризуют также общее движение познания, которое обычно начинается с нерасчленённого представления о целом, затем переходит к анализу, расчленению целого на части и завершается воспроизведением объекта в мышлении в форме конкретного целого. Эти закономерности познания целостных объектов были сформулированы К.

Марксом в «Экономических рукописях 1857—1859 гг.» (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 46, ч. 1). Характер трактовки категорий Ч. и ц. и связанной с ними проблемы целостности (См. Целостность) в значительной мере определяет общую стратегию научного познания в тот или иной период его развития.

Проблема отношения Ч. и ц. была выдвинута в античности (Платон, Аристотель); она рассматривалась во всех значительных философских учениях. Материалистические концепции (Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Дж. Локк, французские материалисты 18 в.

), ориентировавшиеся на науку, были связаны, как правило, с механистическим, суммарным пониманием целого, заимствованным из механики (а позднее — из классической физики). Классическое естествознание стремилось познать целое лишь с точки зрения его состава, строения.

В противовес этому идеалистические учения (Платон, средневековая схоластика, отчасти Г. Лейбниц) делали упор на несводимость целого к сумме частей; они рассматривали в качестве подлинно целостных лишь продукты духовной деятельности, а материальные образования трактовали как механически целые, мёртвые агрегаты.

Разрыв и противопоставление этих двух сторон (механическая сумма частей — на одном полюсе; духовное, мистическое целое — на другом) приводит к антиномиям Ч. и ц., главные из которых таковы: 1. Положение — целое есть сумма частей. Противоположение — целое больше суммы частей. 2. Части предшествуют целому. Целое предшествует частям. 3.

Целое причинно обусловлено частями. Целостный подход противоположен причинному и исключает его. 4. Целое познаётся через знание частей. Части как продукт расчленения целого могут познаваться лишь на основе знания о целом.

Немецкая классическая философия (Ф. Шеллинг, Г. Гегель) ввела различение неорганичного и органичного (саморазвивающегося) целого; однако органичное целое связывалось лишь с развитием духа, а не материи. В 19—20 вв. подобное толкование отношения Ч. и ц. развивалось в различных идеалистических концепциях (неовитализм, холизм, интуитивизм и др.).

Критически переосмысливая традиции немецкой классической философии, К. Маркс сформулировал принципы изучения органичных целых — метод восхождения от абстрактного к конкретному (См. Восхождение от абстрактного к конкретному), диалектическое понимание Анализа и Синтеза и т.д.

; он явился также основоположником методологии научного исследования общества (См. Общество) как целого. Обобщая данные теоретических концепций и дисциплин, основанных на целостном подходе к объектам (концепция интегративных уровней в теоретической биологии, исследования в генетике, экологии, физиологии, психологии, лингвистике и т.п.

), диалектический материализм даёт рациональное объяснение диалектики Ч. и ц. Не только теоретически, но и на экспериментальном материале было показано, что в случае сложноорганизованных объектов целое несводимо к сумме частей.

Была раскрыта недостаточность для решения проблемы формулы «целое больше суммы частей», поскольку она неявно исходит из предположения об аддитивности (суммарности, не образующей целостности) свойств целого: целостность выступает здесь как некий остаток от вычитания суммы частей из целого.

Решение проблемы состоит в том, что целое характеризуется новыми качествами и свойствами, не присущими отдельным частям (элементам), но возникающими в результате их взаимодействия в определённой системе связей.

Эта особенность любого целостного образования, которую можно назвать свойством интегративности, позволяет понять и все остальные специфические черты целого.

К этим чертам относятся: возникновение нового в процессе развития; появление новых типов целостности; возникновение новых структурных уровней и их иерархическая соподчинённость; разделение целостных систем на неорганичные и органичные, основанное на том, что в неорганичной системе (атом, молекула и т.п.) свойства частей хотя и отражают природу целого, но всё же определяются главным образом внутренней природой частей, тогда как в органичной системе (какой являются, например, биологические и социальные объекты) свойства частей целиком определяются свойствами целого.

Логические противоречия заключает и взятая в общем виде постановка вопроса: что чему предшествует — целое частям или наоборот. В отношении Ч. и ц.

, как показал ещё Гегель, ни одна из сторон не может рассматриваться без другой. Целое без (до) частей немыслимо; с другой стороны, часть вне целого — уже не часть, а иной объект, т.к.

в целостной системе части выражают природу целого и приобретают специфического для него свойства.

Между частями органичного целого (а также между частями и целым) существует не простая функциональная зависимость, а значительно более сложная система разнокачественных связей (См. Связи) — структурных, генетических, связей субординации, управления и т.п.

, в рамках которой причина одновременно выступает как следствие, полагаемое как предпосылка. Взаимозависимость частей здесь такова, что она выступает не в виде линейного причинного ряда, а в виде своеобразного замкнутого круга, внутри которого каждый элемент связи является условием другого и обусловлен им (см.

К. Маркс, там же, с. 229). Целостный (структурный) подход не является альтернативой причинного объяснения — он лишь показывает недостаточность однозначной причинности при анализе сложной системы связей.

Более того, сам принцип структурного объяснения в определённом отношении может рассматриваться как дальнейшее развитие принципа причинности (См. Причинность).

Современное познание разрешает и известный познавательный парадокс: как познать целое раньше частей, если это предполагает знание частей раньше целого? Познание Ч. и ц.

осуществляется одновременно: выделяя части, мы анализируем их как элементы данного целого, а в результате синтеза целое выступает как диалектически расчленённое, состоящее из частей. Изучение частей является в конечном счёте единственно возможным путём изучения целого.

В то же время результаты исследования частей входят в систему научного знания лишь благодаря тому, что они выступают как новое знание о целом. Анализ диалектической взаимосвязи Ч. и ц. является важнейшим методологическим принципом научного познания.

Лит.: Энгельс Ф., Анти-Дюринг, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20; Ленин В. И., Философские тетради, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 29; Афанасьев В. Г., Проблема целостности в философии и биологии, М., 1964; Югай Г. А., Диалектика части и целого, А.-А., 1965; Блауберг И. В.

, Проблема целостности в марксистской философии, М., 1964; Блауберг И. В., Юдин Б. Г., Понятие целостности и его роль в научном познании, М., 1972; Кремянский В. И., Структурные уровни живой материи, М., 1969; Parts and wholes, N. Y.—L., 1963; Heisenberg W., Der Teil und das Ganze, 4 Aufl.

, Münch., 1971.

И. В. Блауберг, Б. Г. Юдин.

Источник: Большая советская энциклопедия на Gufo.me

Источник: https://gufo.me/dict/bse/%D0%A7%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_%D0%B8_%D1%86%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B5

Часть и целое

Часть и целое в философии

Часть и целое — философские категории, выражающие слож­ное строение любой вещи, которая состоит из более простых вещей, связанных между собой в некоторую относительно неделимую сово­купность. Предметы, образующие вещь (целое), составляют ее части.

Связь, которая объединяет части, составляющие целое, сообщает предмету свойство целостности, т. е. наличие интегративных свойств и закономерностей, присущих целому, но не присущих составляющим целое частям в их разобщенности.

Следовательно, целое есть единство частей, существующее благодаря их взаимосвязи, устойчивый харак­тер которой выражается в структуре данного целого.

Понятия целого и части были известны уже в древнегреческой фи­лософии, трудность состояла в разрешении противоречий, возникав­ших при определении подходов к исследованию целого.

Известно, что Декарт в своих рассуждениях о методе рекомендует начинать иссле­дование любого предмета с разделения его на столько частей, сколько это необходимо для решения познавательной задачи. Следовательно, целое — сумма частей? Это верно лишь отчасти, поскольку целое не может быть сведено к простой сумме составляющих его частей.

На­пример, здание не получится, если свалить в кучу груду строительных материалов. Противоположная точка зрения сводится к признанию приоритета целого. В этом случае познание целого предшествует по­знанию частей. Однако свойства частей также невыводимы из цело­го, как специфика целого не выводима из составляющих его частей.

В результате сформировались антиномии целостности, удовлетвори­тельное разрешение которых было затруднительно, поскольку каждое из противоречащих утверждений могло быть доказано на примерах из практики и опровергнуто также на примерах из практики. Так, положе­нию, что целое есть сумма частей, противоречит противоположение — целое больше суммы составляющих его частей.

Утверждению: части предшествуют целому «противоречит утверждение» «целое предше­ствует своим частям», так как сообщает им новые свойства.

В методо­логии познания названные антиномии также реализуются в противо­положных познавательных установках: «целое познается через знание частей», а противоположение гласит: «части как продукт расчленения целого могут познаваться лишь на основе знания о целом».

Иллюстра­цией парадоксов целостности является, в частности, следующее явле­ние: вес каждого атомного ядра несколько меньше, чем суммарный вес его составных частей. Это явление называется «дефектом массы», объ­ясняемой эквивалентностью массы и энергии. Как объяснить это яв­ление с точки зрения парадоксов целостности? Разрешение названных противоречий предполагает признание единства противоположных представлений о связи части и целого. Действительно, часть зависит от целого, получает от целого новые свойства. Целое также зависит от частей, но в еще большей степени — от характера связи между ними.

Типы целостности. Характер связи частей обусловливает каче­ственную определенность целого, его целостность.

Под целостностью понимается такая связь частей, которая обеспечивает единство частей целого, благодаря чему оно получает свойство системности, органи­зованности. Тип связи частей определяет тип целостности.

Струк­турная (связь строения), функциональная (характеризующая способ функционирования предмета), генетическая типы связи образуют со­ответствующие типы целостности. Различают также следующие виды целостности:

Механическое целое. Здесь имеет место сравнительно слабая зави­симость части от целого и значительная зависимость целого от части. Например, колесо или руль автомобиля — части, без которых автомо­биль не поедет, но которые свободно могут существовать в своем каче­стве независимо от автомобиля.

Неорганическое целое. Здесь зависимость частей от целого возрас­тает, а зависимость целого от части уменьшается. Устойчивая связь ча­стей позволяет каждому элементу сохранять свои свойства и оставать­ся относительно неизменным. Например, электрон и в составе атома, и вне его (как направленный поток движущихся электронов) остается практически тем же.

Органическое целое. В органическом мире имеет место не только координация частей, но и их субординация. Вне целого части органи­ческих систем не существуют.

Еще Аристотель отмечал, что рука, отде­ленная от тела, лишь по названию рука.

Классификация типов и видов целостности показывает, что природа целого познается не только че­рез познание составляющих его частей, но и познание характера свя­зей между частями.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/1_19912_chast-i-tseloe.html

Вопрос 32. Философские категории: часть и целое

Часть и целое в философии

Вопрос 31.Философские категории: система, элемент, структура

Система это комплекс взаимодействующих элементов.

Критериальное свойство элементаего необходимое непосредственное участие в создании системы: без него, т.е. без какого-либо одного элемента, система не существует. Элемент есть далее неразложимый компонент системы при данном способе ее рассмотрений.

Структура это совокупность устойчивых отношений и связей между элементами. Структура прежде всего – это закономерные связи элементов.

Как бы значительна не была роль структуры в обусловливании природы системы, первенствующее значение принадлежит все-таки элементам. Они определяют сам характер связи внутри системы.

Элементы – материальный носитель связей и отношений, составляющих структуру системы.
Качество системы определяется, во-первых, элементами (их природой, свойствами, количеством) и, во-вторых, структурой, т. е.

их связью, взаимодействием.

Вопрос 32. Философские категории: часть и целое

Понятие «целое» по своему объему уже понятия системы. Системами являются не только целостные, но и суммативные системы (об этом позже), не принадлежащие к классу целостных.

В этом первое отличие «целого» от «системы». Второе: в понятии «целое» акцент делается на специфичности, на единстве системного образования, а в понятии «система» — на единстве в многообразии.

Целое соотносимо с частью, а система – с элементами и структурой.

Понятие «часть» уже по своему объему, чем понятие «элемент» по первой линии отличия целостных образований от систем. С другой стороны, в части могут входить не только субстратные элементы, но и те или иные фрагменты структуры (совокупности отношений) и структура систем в целом.

«Целое» и «часть» — это не совпадающие, противоположные категории. В части — не только специфичность целого, но и индивидуальность, своеобразие, зависящее от природы исходного элемента. Часть отделена от целого, обладает относительной автономностью, выполняет свои функции в составе целого (одни части — более существенные функции, другие — менее существенные).

В трактовке соотношения целого и части имеют место 2 прямо противоположные – меризм и холизм. Первая абсолютизирует в этих взаимоотношениях роль частей, вторая – роль целого. Если первая позиция преимущественно связывалась с материализмом, то вторая – главным образом с идеализмом. Наряду с этим существовала также диалектическая концепция.

Антиномии (противоречия между положениями, каждое из которых признается логически доказуемым) целостности в меризме, холизме и диалектике:

Первая антиномия: целое есть сумма частей, и противоположение: целое есть нечто большее, чем сумма частей. В количественном аспекте целое есть сумма частей, в качественном – целое больше суммы частей.

Вторая антиномия: «части предшествуют целому» (меризм), «целое предшествует частям» (холизм). Порождения частью целого, а целым – части не наблюдается в материальной действительности. И это понятно – нет части без целого, как и целого без частей. Решение диалектично: целое порождается целым посредством частей.

Третья антиномия: «целое – вес, часть – ничто»; «часть – все, целое – ничто». На основе первого тезиса формируются тоталитарные политические концепции.

Вопрос 33. Философские категории: единичное, особенное, общее (всеобщее)

Единичное — это объект во всей совокупности присущих ему свойств, отличающих его от всех других объектов и составляющих его индивидуальную, качественную и количественную определенность.

Общее — это единое во многом. Единство может выступать в форме сходства или общности свойств, отношений предметов, объединяемых в определенный класс, множество.

Предметы могут обладать различной степенью общности. Единичное и общее существуют в единстве. Их конкретное единство есть особенное.

При этом общее может выступать в двояком отношении: по отношению к единичному оно выступает как общее, а по отношению к большей степени общности — как особенное.

Итак, единичное, особенное и общее— это соотносительные категории, выражающие взаимопереходы отражаемых предметов и процессов.

Общее не существует до и вне единичного, точно так же единичное не существует вне общего. Их единство и есть особенное. Эта категория преодолевает односторонность, абстрактность того и другого и берет их в конкретном единстве. Особенное есть всегда качественно определенное, конкретное бытие соответствующего класса объектов. Таким образом, особенное богаче общего и единичного.

Вопрос 34. Философские категории: форма и содержание

Под «содержанием» в философии понимается все, что содержится в системе. Сюда входят не только субстраты – элементы, но отношения, связи, процессы, тенденции развития, все части системы.
Понятие формы многозначно.

Часто под формой понимается способ внешнего выражения содержания, иногда при этом указывается, что форма к тому же есть относительно устойчивая определенность связи элементов содержания и их взаимодействия, тип и структура содержания.

Конечно, форма есть внешнее выражение содержания, внешняя конфигурация вещи, предмета, его способ существования материи. Понятие формы градуирует единое. Под формой понимается также внутренняя организация, способ связи элементов внутри системы.

Диалектическую позицию в трактовке соотношения формы и содержания достаточно четко выражают следующие положения: 1) неразрывность содержания и формы; 2) неоднозначность связи; 3) противоречивость единства; 4) оптимальность развития — при соответствии формы содержанию, содержания форме.

Форма и содержание неразрывны в том смысле, что нет ни одной материальной системы, у которой не было бы содержания и формы. Форма содержательна, содержание оформлено. Одно без другого не существует.

Второй момент диалектического понимания соотношения формы и содержания состоит в неоднозначности их связи: одно и то же содержание может иметь разные формы, но может быть и иначе: одна и та же форма может иметь различное содержание.

Третье положение фиксирует противоречивость единства формы и содержания, внутри которых порой возникают разнонаправленные тенденции. У содержания преобладает тенденция к изменениям, у формы (как внутренней структуры системы) — тенденция к устойчивости.

До некоторых пор эти тенденции находятся в гармонии: сама форма как внутренняя структура детерминирует развитие содержания и развитие самой себя (ведь форма есть часть содержания). Но существуют рамки для изменения формы, обусловленные ее качеством.

Она может не быть своевременно преобразована (в социальных системах в этом могут быть заинтересованы определенные социальные силы). Тогда форма как внутренняя структура системы становится тормозом развития содержания, наступает конфликт формы и содержания, требующий соответствующих средств своего преодоления.

В периоды преобразования структуры — при бесконфликтном или конфликтном развитии — происходит «переход» содержания в форму и формы в содержание (в том смысле, что форма оказывается наиболее тесно связанной с содержанием, близкой ).

Следующее, четвертое положение, касающееся диалектики формы и содержания, связано с характером их единства. Форма, как мы видели, может не соответствовать (в условиях дисгармоничного и конфликтного развития) измененному содержанию. Правда, и в этих условиях сохраняется единство содержания и внутренней структуры системы.

Но возникает потребность в разрушении одной из сторон противоречия как средстве преодоления конфликта. В условиях же гармонии формы и содержания обе стороны противоречия, будучи противоположными по тенденциям своих изменений, объективно содействуют укреплению друг друга и системы в целом.

Они, таким образом, соответствуют друг другу.

Дата добавления: 2016-12-18; просмотров: 3125 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Источник: https://lektsii.org/13-19080.html

Часть и целое — это… что такое часть и целое?

Часть и целое в философии

— филос. категории, выражающие отношение между некоторой совокупностью предметов и отдельными предметами, образующими эту совокупность. Человек давно научился выделять в окружающем мире отдельные объекты, а в объектах — составляющие их элементы (напр., лес состоит из отдельных деревьев, а у дерева, в свою очередь, выделяются крона, ствол и корни). Поэтому понятия Ч. и Ц.

присутствовали в философии с самого начала ее возникновения. Одно из первых определений целого принадлежит Аристотелю: «Целым называется (1) то, у чего не отсутствует ни одна из тех частей, состоя из которых оно именуется целым от природы, а также (2) то, что так объемлет объемлемые им вещи, что последние образуют нечто одно». Категории Ч. и Ц.

определяются посредством друг друга: часть — это элемент некоторого целого; целое — то, что состоит из частей.
Со времен античности проблема соотношения Ч. и Ц. не только обсуждалась в философии, но в той или иной форме возникала во многих сферах науки и даже общественной жизни.

В философии эта проблема формулировалась в самом общем виде: что является более фундаментальным, исходным, важным — целое или его части? Решения этой проблемы постепенно оформились в виде двух альтернативных позиций, противоположные исходные принципы которых образовали т.н. антиномии целостности.

Важнейшие из этих антиномий таковы:
1) тезис: целое есть не более чем сумма своих частей; антитезис: целое есть нечто большее, чем сумма его частей;
2) тезис: целое познается через знание его частей; антитезис: знание целого предшествует познанию его частей;
3) тезис: части предшествуют целому; антитезис: целое предшествует своим частям. Филос.

позиция, сводящая целое к его частям и рассматривающая свойства целого только как сумму свойств его частей, получила наименование меризма (от греч. meros — часть). Противоположная позиция, подчеркивающая несводимость целого к его частям, обретение целым новых свойств по сравнению с его частями, называется холизмом (от греч. holos — целый).

Представители как той, так и другой позиции приводили немало примеров, подтверждающих обоснованность их исходных принципов. Сторонники меризма указывали на такие объекты, как стадо животных, стая птиц, небесные созвездия, все свойства которых действительно определяются суммированием свойств входящих в них предметов.

Механицизм и редукционизм в физике и биологи явились выражением именно этой позиции. С др. стороны, оправданность холизма легко усматривается, напр., из того факта, что ни мотор, ни колеса, ни кузов сами по себе не могут служить средством передвижения, этим свойством обладает только автомобиль как целое.

Холистская позиция проявилась в теории эмерджентной эволюции, в витализме, в гештальтпсихологии.
В истории философии и человеческого познания вообще практически все мыслители склонялись либо к меризму, либо к холизму, причем порой один и тот же мыслитель при решении одних вопросов отдавал предпочтение меризму, а при решении других — холизму.

Платон и средневековые схоласты склонны были подчеркивать примат целого по отношению к его частям, но подлинно целое находили лишь в продуктах духовной деятельности, но не в материальных образованиях. Англ. эмпирики 17—18 вв. и представители фр.

Просвещения под влиянием успехов ньютоновской механики полагали, что всякое целое может быть без остатка разложено на составные части и познание этих частей полностью раскрывает природу любой целостности. Нем. классическая философия в лице Ф.В.И. Шеллинга и Г.В.Ф. Гегеля разработала идею о различии между органичной (способной к саморазвитию) и неорганичной целостностями.

В этом заключался первый шаг к преодолению крайностей меризма и холизма.
В настоящее время соотношение Ч. и Ц. получило более точную разработку в системном подходе. Выделяют т.н. сум мативные и интегративные системы.

К суммативным системам относят такие, свойства которых почти целиком исчерпываются свойствами входящих в них элементов и которые лишь количественно превосходят свои элементы, не отличаясь от них качественно, напр., груда кирпичей, штабель досок и т.п. Вхождение к.-л. элемента в такую совокупность ничего или почти ничего ему не добавляет, связи между элементами в таких системах являются чисто внешними и случайными. Меризм говорил именно о таких системах и для таких систем его принципы справедливы.Интегративные системы как раз и являются тем, что можно назвать органично целым. Такие целокупности предметов отличаются следующими особенностями:1) они приобретают некоторые новые свойства по сравнению с входящими в них предметами, т.е. свойства, принадлежащие именно совокупности как целому, а не ее отдельным частям;

2) связи между их элементами имеют законосообразный характер;

3) они придают своим элементам такие свойства, которыми элементы не обладают вне системы.

Именно такие системы представляют собой подлинные целостности, а их элементы являются их подлинными частями.

Хорошим примером такой целостности может служить стихотворение: стихотворение в целом создает поэтический образ, которого не может создать в отдельности ни одно из входящих в него слов; связи между словами в стихотворении определяются стихотворным размером и правилами грамматики; контекст стихотворения, поэтический образ, создаваемый им, определяют смысловое содержание входящих в него слов и часто способны совершенно изменить его по сравнению с обычным употреблением. Как раз такого рода целостности имел в виду холизм и, поэтому, совершенно справедливо подчеркивал несводимость целого к его частям.

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/1358/%D0%A7%D0%90%D0%A1%D0%A2%D0%AC

Booksm
Добавить комментарий