Анри Бергсон и его философия

Анри Бергсон и философия длительности

Анри Бергсон и его философия

С именем Анри Бергсона (1859-1941) во французской философии связано многое и, прежде всего, обновление проблематики и методологии, произошедшее на рубеже XIX и XX веков и постепенно затронувшее многие области культуры.

Философская деятельность Бергсона длилась более 50 лет и эти годы вобрали в себя смену способов мышления, переход к иной, чем прежде, философской модели сознания, мира, иному образу Вселенной.

Исторически место Бергсона — между позитивизмом и экзистенциализмом.

Время, в котором существовала философия конца XIX — начала XX века, очень насыщено. В нём сопрягаются и рвутся различные философские традиции, происходят глубинные переломы в самом осмыслении традиционных для философии проблем, зарождается и развивается то новое видение мира, которое полностью выразит себя уже в XX веке.

Наряду с целым рядом других мыслителей Бергсон стоит у истоков гуманитарно-антропологического направления западной философии. Это направление, стремясь выявить и понять сущностные характеристики бытия человека, своеобразие его позиции по отношению к миру, рисует и специфические черты мировосприятия человека именно XX века.

Пересматривая и переоценивая классическое рационалистическое наследие, отказываясь от многих его основополагающих постулатов и установок, философия повернулась к проблемам человеческого существования в мире, заново осмыслила вопросы о времени, свободе, смысле жизни, ответственности, выборе, о способах ориентации человека в мире в эпоху крушения традиционных философских принципов и общезначимых ценностей. Бергсон разрабатывал во Франции своеобразный вариант философии жизни, во многом родственной концепциям Дильтея, Шпенглера, всей линии, связанной с философией Ф.Ницше, хотя сам он всегда отрицал свою принадлежность к какой-либо философской школе. Это течение развивало стиль философствования, исходивший из “переживания жизни”, которое открывает изначальную слитность индивида с общемировой жизненной силой и выявляет всю полноту и оригинальность человеческой личности.

Представители философии жизни не отказались от поиска некоторых абсолютных оснований организации мира и человеческой деятельности, которые прежде понимались как биологические, космические и др.

В этом их точка соприкосновения с предшествующей философией, но теперь эти основания не носят прежнего рационального характера: это “жизнь”, “воля” как первичная реальность, целостный органический процесс, предшествующий разделению материи и духа, бытия и сознания.

Осмысливая человека как часть этого творческого потока, порыва, философия открыла в его сознании множество новых пластов, неведомых чисто рационалистическому, дискурсивному объяснению, неподвластных социальным регуляциям и ограничениям.

В концепциях представителей философии жизни эти общие установки проявлялись по-разному, в особых конкретных формах, и Бергсон занимает в этом ряду свое особое место.

Бергсон продолжил линию французской философии, которую условно можно назвать линией Паскаля — Руссо — французского спиритуализма XIX века. Отзвук паскалевского “познания сердцем” явственно слышится в концепции интуиции Бергсона, особенно когда рассматривается ее действие в моральной сфере.

Как Руссо, Бергсон ищет “естественного человека”, способного действовать из полноты своих побуждений, искренне и свободно, а не по навязанным обществом правилам и стандартам, не подчиняясь устоявшимся стереотипам.

Исходя из понимания проблемы, которую решал философ, из понимания вопроса, который он перед собой ставил, можно утверждать, что Бергсон унаследовал ее из французского спиритуализма, развивавшего концепцию “чистой психологии” с ее главным методом — внеинтеллектуальной рефлексией, непосредственно постигающей первичный факт сознания, который составляет фундамент всего человеческого знания. Задачей Бергсона было выявление и описание непосредственного отношения человека к миру как исходного, первичного в развертывании надстраивающихся над ним познавательных форм. Точкой отталкивания для Бергсона послужила философия Канта. При этом он обращает особое внимание на кантовскую идею связи субъективности, внутреннего чувства со временем.

“Первичная интуиция” Бергсона — идея длительности, того психологического субъективного времени, которое коренным образом отлично от статического времени науки и научного познания — математики, физики, механики.

Бергсон теоретически исследовал и возвел в главный принцип своей философской системы тот известный всем факт, что время в разные периоды нашей жизни воспринимается нами по-разному: в начале и к концу жизни, в моменты нетерпения, спешки и в моменты отдыха. характеристика этого времени, времени сознания — его неделимость и целостность; в нем невозможно выделить отдельные моменты.

Длительность предполагает постоянное взаимопроникновение прошлого и настоящего, различных состояний сознания, постоянное творчество новых форм, развитие, становление. Как субъективное переживание времени, “ткань психологии жизни”, длительность определяет, по Бергсону, духовное своеобразие каждого индивида.

“В области внутренней жизни нет ни окоченелого, неподвижного субстрата, ни различных состояний, которые бы проходили по нему, как актеры по сцене. Есть просто непрерывная мелодия внутренней жизни, которая тянется, как неделимая, от начала до конца нашего существования” [2. Т.4. С. 24].

В центре философских размышлений А. Бергсона, таким образом, оказалась проблема времени как основания человеческого бытия, истории и культуры. Философия в лице Бергсона обратилась к исследованию времени в том его аспекте, значение которого могло быть полностью осознано только на основе опыта, накопленного психологией, времени человеческого существования.

Бергсон сумел выразить емким понятием длительности эти новые философские установки.

Он осознал и положил в основу своего учения тот факт, что “время как элемент физического описания реальности, как одна из координат некоторой движущейся точки и время как определенного рода величина и мера человеческой жизни — не одно и то же время”, что это различные реальности, исследуемые на разных теоретических уровнях и разными методами.

От классической рационалистической традиции Бергсона отделяет иное представление о сознании, о функциях и границах деятельности интеллекта. Придавая огромное значение подходу Канта и традиции анализа “фактов сознания” Фихте, он отвергал предложенную ими трактовку сознания, полагая, что философствовать нужно не об идеях, а о конкретных фактах.

Бергсон говорил, что у большинства людей уже давно ощущается потребность в философии более эмпирической, основанной на личном опыте, более близкой к непосредственно данному, чем это было в традиционной философии.

И это направление взгляда, по его мнению, должно было выразиться в сближении между чистой философией и интроспективной (интроспекция — самонаблюдение) психологией.

В отличие от традиционного рационализма, который исследовал в основном познающее сознание и логическое мышление, Бергсон рассматривает иную модель — она включает в себя множество слоев и пластов, от поверхностных, интеллектуальных, подчиненных практическим социальным потребностям, псевдореальным и во многом внушенным индивидууму, до глубинных, дорефлексивных, не искаженных еще вмешательством размышлений над ними и обозначения их с помощью языка. Процесс сознания, понятого как длительность (как процесс — сказали бы мы сегодня), по мнению Бергсона, в сущности полностью внеинтеллектуален. Он может быть только “схвачен” непосредственно, усилием самонаблюдения, осознан и прочувствован в тот момент, когда происходит, и в том виде, в каком происходит. Но интеллекту, приспособленному к области абстрактного и статичного, он недоступен. Поэтому философия в нее прежней форме упускала из виду своеобразие и уникальность сознания, саму человеческую субъективность. Современная литература “потока сознания” в лице М. Пруста, Дж. Джойса, В.Вульф и других во многом опирается на бергсоновскую концепцию времени и памяти.

Бергсон не создал своей философской школы. Многие, испытавшие влияние его идей, мыслители не стали его последователями, а проложили свои самостоятельные пути в науке. Опирались на концепцию Бергсона создатели теории ноосферы П. Тейяр де Шарден и В.И. Вернадский, она вдохновляла У. Джемса, Ж. Сореля, А.

Тойнби, разрабатывавших совершенно разные направления философских исследований — психологические проблемы, теорию анархо-синдикализма, социальную философию.

Но дело здесь не в конкретных направлениях влияния, а в том, что учение Бергсона, будучи порождением определенного “духа эпохи”, следствием синтеза социокультурных, духовных и личностных предпосылок, воздействовало на духовную атмосферу последующего времени, изменило сам способ постановки и анализа философских проблем, повлияло на культурную ситуацию в целом. И сделало возможным появление новых культурных феноменов, причем не только в области философии.

Контрольные вопросы

1. Какой тип мировоззрения имеет характеристику абсолютного? В чем специфика «абсолютного мировоззрения» А. Шопенгауэра?

2. Насколько, по вашему мнению, философская картина мира А. Шопенгауэра отражает реальное существование вещей?

3. Какой пункт человеческого опыта предлагает А. Шопенгауэр в качестве критерия истинности знаний о реальности?

4. Перечислите и поясните основные теоретические положения этических воззрений А. Шопенгауэра.

5. Перечислите и поясните основные теоретические положения этических воззрений Ф. Ницше.

6. Расскажите об особенностях стиля философствования Ф. Ницше.

7. Разъясните смысловое содержание ницшеанских понятий «сверхчеловека» и «слабого».

8. Нравственность и безнравственность этики Ф. Ницше. В чем, по вашему мнению, Ф. Ницше остался неправильно понятым?

9. Что новое внес в понимание человека А. Бергсон по сравнению с предшествующей философской традицией?

10. Дайте определение интуиции, данное А. Бергсоном, и разъясните как вы его понимаете.

11. Расскажите каким образом А. Бергсон рассматривает проблему времени в качестве основания человеческого бытия.

Дополнительная литература

1. Асмус В.Ф. Историко-философские этюды. М., 1980.

2. Бергсон А. Собрание сочинений. В 4-х т.т. М.: Московский клуб, 1992.

3. Бергсон А. Творческая эволюция. М., 2001. 384 с.

4. Зелинский Ф.Ф. Фридрих Ницше и античность // Ницше Ф. Полн. собр. соч. Т. 1 . М., 1912.

5. Ницше Ф. Сочинения в 2 т.т. М.: Мысль, 1990.

6. Рассел Б. История западной философии в 2-х т. М., 1992. Т.2.

7. Реале Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. СПб., 1994. Т.4.

8. Введенский А. Очерк современной французской философии. Харьков, 1984.

9. Шопенгауэр А. Собрание сочинений в пяти томах. Том 1. М.: Московский клуб, 1992. 395 с.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/9_77946_anri-bergson-i-filosofiya-dlitelnosti.html

Философия Анри Бергсона

Анри Бергсон и его философия

В начале XX в. большую популярность приобрело учение французского мыслителя Анри Бергсона (1859-1941) — представителя интуитивизма и философии жизни. Его воззрения можно определить как генеральное возражение против материалистически-механистического и позитивистского направления философской мысли.

Наиболее важно его учение об интенсивности ощущений, о времени, о свободе воли, о памяти в ее соотношении со временем, о творческой эволюции и роли интуиции в постижении сущего.

Значимо в его концепции стремление построить-картину мира, которая по-новому объясняла бы эволюцию природы и развитие человека в их единстве.

Критикуя механицизм и догматический рационализм, А. Бергсон утверждал в качестве субстанции жизнь как некую целостность, отличную от материи и духа: жизнь устремлена 'вверх', а материя — 'вниз'. Материя, отождествляемая с прерывностью, пространством и миром 'твердых тел', оказывает сопротивление жизни и становлению.

Сущность жизни, по Бергсону, постижима лишь с помощью интуиции, которая интерпретировалась как своеобразная симпатия и которой доступно непосредственное проникновение в сущность предмета путем как бы слияния с его уникальной природой. Говоря иными словами, интуиция понималась как самопостижение жизни, т.е. познание ею самой же себя.

Поэтому Бергсон не противопоставлял объект субъекту.

Бергсон призывал обратиться к жизни нашего сознания: ведь она дана нам непосредственно в нашем самосознании, а оно показывает, что тончайшая ткань психической жизни есть длительность, т.е. непрерывная изменчивость состояний. Идея длительности — излюбленная центральная категория в философии Бергсона.

Длительность — атрибут времени, трактуемый как 'живое' время, обладающее особой энергией спонтанного порыва. Из создаваемого человеком образа времени как времени мировых событий нельзя 'вычесть' влияние длительности как 'целостного потока', включенного в необратимую человеческую жизнь.

Идеи Бергсона о времени созвучны теории относительности: длительность событий и состояний — это фундаментальная характеристика времени.

В своих гносеологических рассуждениях Бергсон противопоставляет интеллект интуиции, полагая, что интеллект — это орудие оперирования с материальными, пространственными объектами, тогда как интуиция дает человеку возможность схватывать суть 'живой целостности' вещей, явлений.

В своих метафизических Воззрениях (при рассмотрении эволюции органического) Бергсон Трактовал жизнь как некий метафизически-космический процесс, Как 'жизненный порыв', как могучий поток творческого формирования, при этом по мере ослабления напряжения этого порыва хизнь увядает и распадается, превращаясь в материю, которую он рассматривал как неодушевленную массу — вещество. Человек не являет собой творческое существо, и через него проходит путь жизненного порыва'. Великий дар творчества, по Бергсону (который в этом следовал А. Шопенгауэру), органически связан с иррациональной интуицией, а она есть божественный дар и дается лишь избранным.

Философские позиции Бергсона, изящно выраженные в многочисленных трудах и оказавшие большое влияние на развитие философской культуры, уязвимы: он резко противопоставил интеллект и интуицию, что делает невозможным познание, нуждающееся единстве того и другого, в их взаимодополнении.

И в самом деле, созерцаемое в чистой интуиции без всякого понятийного различе-вия и логического осмысления по существу оказывается просто даже невыразимым.

Кроме того, Бергсон, абсолютизируя принцип изменчивости сущего, вступает в явное противоречие с достижениями науки и философии, исходящими из неоспоримого принципа единства изменчивости и устойчивости.

Ученые и философы высоко ценили динамизм картины мира у Бергсона, критику им 'атомистического' истолкования духовного мира человека (души) и развитие идеи целостности сознания. Идеи Бергсона роднят его с символистами.

Он оказал большое влияние на ряд направлений в философии, в том числе на прагматизм с У. Джемсом во главе. Отметим, что Бергсона постоянно интересовали такие проблемы, как душа и тело, идея духовной энергии, сновидения и т.п.

Они имели для него особое значение, во-первых, потому что он желал 'освободить' дух от тела и тем самым доказать возможность бессмертия души, а во-вторых, с ними был связан его интерес к спиритизму и телепатии; он усматривал в этом путь к опытному подтверждению возможности непосредственного общения сознания без обращения к языку и телесным движениям.

Само литературное творчество Бергсона отличалось увлекающим за собой порывом, борьбой, полемикой, все новым продолжением вперед во времени, все новым самовоспламенением. Его произведения приветствовали даже как революционную философию. Например, У. Джемс назвал его философию благой вестью, а некоторые ученики Бергсона видели в своем учителе пророка.

Источник: https://mirznanii.com/a/227324/filosofiya-anri-bergsona

Анри Бергсон и русская религиозно-философская мысль

Анри Бергсон и его философия

Большое внимание там уделялось ключевым концептам его философской системы — интуиции, длительности, памяти, жизненному порыву. Кстати, именно к этим терминам и носимым ими идеям было обращено пристальное внимание не только западноевропейских исследователей, но и отечественных философов первой половины XX века.

По мысли Ж. Делеза, длительность, память, жизненный порыв в чрезмерно неоднородной системе Бергсона образуют единое целое, когерентную совокупность, «цементируемую» ключевым методологическим приемом — интуицией.

Также можно отметить особенности бергсоновского интеллектуализма. Идея дуалистичности человеческой природы отражается на познавательном процессе (мозг принимается как телесный инструмент, а сознание как духовный орган познания). Интеллект наблюдает процессы извне, разделяет и комбинирует их, не замечая собственной ограниченности.

Состояние мозга, поэтому не идентично чистому восприятию или истинной памяти, отличающейся свойствами духа, реализация которых возможна благодаря способности проникать, вчувствоваться в предмет созерцания.

Интуиция в бергсонизме предстает как прием, запечатлевший в себе необходимые качества динамичности, спонтанности, текучести, мгновенности. Интуиция и постулировалась великим французским мыслителем как единственный метод слияния с действительностью.

Так удалось преодолеть старую болезнь «абсолютизации рационализма» и продемонстрировать слабые стороны доминирующего позитивистского мировоззрения, что, впрочем, чуть не обернулось ярым антиинтеллектуализмом.

История рецепции бергсоновских взглядов в России весьма интересна. Русская философская традиция, достаточно разнородная по своей сути, некогда опиравшаяся на идеи из отечественного источника или старой западноевропейской классики, встретилась с бергсонианской философией и нашла в ней фундамент для построения собственного оригинального здания «любомудрия».

Особое внимание следует уделить сравнительному анализу интуитивизма Н.О. Лосского и Анри Бергсона. В главных текстах ведущего представителя русской религиозно-философской мысли, можно встретить следующие параграфы: «Генезис русского интуитивизма», «Критика Лосским основных гносеологических направлений», «Специфика понимания феномена интуиции в теории познания Н.

Лосского», «Обоснование идеалреалистической философии Н. Лосским как трансформация реалистической философии А. Бергсона». Такая концентрация исследовательского внимания на персоне французского мыслителя вполне объяснима: среди представителей русской религиозно-философской мысли именно Н.О Лосский испытал большее влияние идей А. Бергсона.

Рецепция бергсонианской философии сказалось в концепции интуитивизма Н.О. Лосского, а конкретнее, не в главных его положениях, но в определенных моментах учения Н.О. Лосского, где русский философ стремится с опорой на А. Бергсона прояснить и подкрепить недостаточно обоснованные идеи. Н.О. Лосский затем назовет концепцию А.

Бергсона «частичным интуитивизмом», в отличие от его собственного, «всестороннего интуитивизма». В конечном итоге, Н.О. Лосского сблизило с А. Бергсоном многое: представление об иерархии форм сущего, о плюрализме субстанциальных деятелей, об «органической природе движения». Иначе говоря, соглашаясь с А.

Бергсоном в отношении главных целей неореализма и интуитивизма и расходясь с ним по ряду вопросов конкретики, Н.О. Лосский заявляет претензию на собственное место на философской сцене Европы.

Русские интуитивисты обнаружили в концепции Бергсона множество значимых идей: критику позитивизма и кантианства, утверждение свободы и творческой причинности, видение мира как органического целого и положение о непосредственном постижении сознанием реальности. Отечественные сторонники интуитивизма двигались параллельно с А.Бергсоном, независимо от него высказывая сходные взгляды, отчасти опирались на его концепцию в собственных исследованиях, то соглашаясь с А. Бергсоном, то критикуя его.

Из русских философов С.Л. Франк оказался ближе всего к А. Бергсону. С.Л. Франк неоднократно высказывался о философии А. Бергсона и в основных своих работах и в специальных посвященных ему материалах. По С.Л. Франку, парадоксальная мысль А.

Бергсона о том, что всякая философия есть проникновение внутрь бытия, вытекает из сознания французским философом сложности и «непосредственности глубинности философского опыта». Темы, роднящие двух мыслителей, — жизнь, переживание, жизненное единство, непрерывность потока переживаний, симпатическое проникновение в целостное бытие предмета. С.Л.

Франк сам признает непосредственное влияние идей французского философа на становление своего творчества.

Ещё одним из немногих в России философов, по достоинству оценившим учение о длительности, был С.А. Аскольдов, который не только верно отразил взгляды французского философа, но и смог их органично дополнить, развить, особенно в плане соотношений времени и вечности. Кроме того, С.А.

Аскольдов довольно подробно и верно проанализировал теорию восприятия у А. Бергсона, хотя многие из последователей русского философа не поняли суть интерпретаций. С.А. Аскольдов заинтересовался концепцией «длительности», которую связывал по собственному почину с «религиозным» измерением времени.

Он усматривал интуицию как качественное доструктурное основание знания.

Н.А. Бердяев квалифицировал учение А. Бергсона как иррационализм. Он, отмечая заслуги Бергсона, пытающегося преодолеть ограниченность и отвлеченность рационализма, относил философа к иррационалистам. А. Бергсон изображен Н.А. Бердяевым как личность, у которой лидер католических модернистов Леруа почерпнул свой антиинтеллектуализм. Бердяев видит в А.

Бергсоне создателя концепции реального времени, критика теории причинности, опираясь в своих представлениях о французском философе на его метафизику. По суждению Н.А. Бердяева, в отличие от Леруа, отстаивающего значение жизни с позиции религиозного чувства, А. Бергсон не склонен ещё к религиозным коннотациям. Позже Н.А. Бердяев обвинит А.

Бергсона в половинчатости, проявленной в сфере религиозной философии.

Анри Бергсон, наряду с другими, современными ему, западными мыслителями (Г. Риккерт, Ф. Ницше, У. Джеймс, Э. Гуссерль, М. Хайдеггер), стал влиятельнейшей персоной для отечественного «любомудрия» первой половины XX века.

Его рефлексия нашла свое теоретическое применение в разнообразных течениях русской религиозной мысли — интуитивизме, православном модернизме, консерватизме академической профессуры. Хотя Н.О. Лосский, С.Л. Франк, Н.А.

Бердяев были одинаково широко вовлечены в философию бергсонизма, их трактовки концепции Анри Бергсона весьма сильно отличались.

Вне общей для большинства религиозных философов критики позитивизма, неприятия неокантианства, симпатии к популяризированной концепции мира как органического целого, каждого привлекали в творчестве прославленного француза особые аспекты. Естественно, что для всех вопрос интуиции стал решающим фактором во встрече с философией А. Бергсона.

Н.О. Лосского, при выстраивании оригинальной теории восприятия, привлекали многие научные данные (например, нейрофизиологии), приводимые А. Бергсоном. Впоследствии Н.О.

Лосский выстроил свою теорию интеллектуальной интуиции, с позиций которой утверждалось «идеально-реальное». Исследователи подчеркивали различия, крайнюю оппозиционность, между «абсолютным» интуитивизмом Н.О.

Лосского и «относительным» интуитивизмом А. Бергсона.

Вообще принятие бергсоновской интуиции русской философией иллюстрировало сложный процесс «смены значений». Противопоставляя интуитивный и аналитический подходы к предмету, А. Бергсон не думал о мистическом опыте, хотя таковой присутствовал в сфере космологии.

Но именно в момент рецепции русской философией категория интуиции приобрела мистические оттенки, в конце концов, отождествившись с мистическим знанием. Примеры этому встречались как в академических работах (С.Л. Франк), так и в научно-популярных откликах на его философию.

Интуиция как разновидность мистического проникновения выходит за рамки классического прочтения бергсоновского интуитивизма — простой оппозиции «непосредственного знания» и интеллекта.

Это характеризует тот факт, что русские интерпретации весьма отличны от общепринятых оценок во Франции или других странах (хотя подобная трактовка интуиции как мистического знания и в Европе естественно встречалась).

Итак, хотя русские последователи и повинны в некоторой переделке взглядов Бергсона под отечественную специфику, их предпочтения все равно входят в реестр трактовок, выраженных по всей Европе. То есть в данном случае русская религиозно-философская мысль, сохраняя свою самобытность и придерживаясь мировоззренческого «корня» традиций, в рецепции идей А. Бергсона не считалась изолированной от широты западноевропейской философии.

Н.О. Лосский и С. Л. Франк сыграли важную роль в распространении бергсоновской философии в России. Как редактор философского отдела журнала «Русская Мысль», С.Л. Франк писал обзоры и рецензии на русские переводы трудов, статей или выступлений А. Бергсона. Н.О.

Лосский в книге «Интуитивная философия Бергсона» (1914), втором труде в отечественной литературе посвещённом А. Бергсону, очертил главные темы бергсоновской философии, с целью подчеркнуть отличия бергсонизма от собственной концепции. Правда, адекватность трактовки Н.О.

Лосского впоследствии оспаривалась другими русскими философами. Так через самостоятельное восприятие бергсонизма открывался путь новым сравнительным исследованиям, где выявлялась сложность сопоставлений, находились сферы, отделявшие философов. Н.О. Лосский и С.Л.

Франк вскоре перешли на рельсы оригинального творчества, обратившись к этическим и религиозным темам, подхватив темы исходных работ С.А. Аскольдова начала века. В этой перспективе определение влияния А.

Бергсона становится более проблематичным, так как при своей открытости данным вопросам, он не изложил идеи по данному поводу сколько-нибудь последовательно. Русские мыслители интерпретировали это молчание в свете собственных попыток поиска Абсолюта, иногда игнорируя своеобразие идей А. Бергсона.

Таким образом, творчество Анри Бергсона, ценившееся как источник вдохновения, служило стимулом к исследованиям, чуждым его собственной мысли. То есть на русской почве рецепция концепции А. Бергсона могла получить только ограниченное признание.

В целом, на наш взгляд, размышления русских религиозно-философских деятелей по поводу концепции А. Бергсона существенно расширяют контекст его исследований, зачастую выводя на первый план те проблемы, которые сам А.

Бергсон оставлял или затрагивал лишь мимоходом.

Литература

  1. Бабынин Б.Н. Философия Анри Бергсона // Вопросы философии и психологии. М., 1911.
  2. Барсукова Т.И. Проблема «память-время» в гносеологических воззрениях И. Канта и А. Бергсона. Ростов-на-Дону, 1991.
  3. Блауберг И.И. Анри Бергсон. М., 2003.
  4. Лосский Н.О. Интуитивная философия Бергсона. М., 1914.
  5. Франк С.Л. О философской интуиции (критика интуитивизма Бергсона) // Русская мысль. 1912. № 3.

Источник: https://sfi.ru/science/srietienskiie-chtieniia/xix-sretenskie-chteniya/sekciya-filosofii-i-gumanitarnyh-nauk/anri-bergson-i-russkaya-religiozno-filosofskaya-mysl.html

Философия жизни Анри Бергсона

Анри Бергсон и его философия

Французский философ, математик по образованию, лауреат Нобелевской премии по литературе, один из самых выдающихся мыслителей ХХ в. Анри Бергсон (1859–1941) – представитель витализма и философии

жизни, основатель концепций творческой эволюции и интуитивизма.

Основные работы: «Непосредственные данные сознания» (докторская диссертация, 1889), «Материя и память» (1900), «Творческая эволюция» (1907), «Два источника морали и религии» (1932). В своих работах Бергсон обосновывает свободу человека с позиции витализма, эволюционного спиритуализма и интуитивизма.

Онтология. Идея творческой эволюции

Бергсон считает, что основанная на идеях случайной изменчивости и естественного отбора теория эволюции Дарвина не объясняет высокую скорость эволюции жизни на земле – слишком мало времени прошло от появления простейших до высокоорганизованных форм жизни. Вслед за Г. Спенсером Бергсон формулирует собственную идею творческой эволюции.

Философ выдвинул концепцию творческой эволюции, согласно которой первоначально существовало некое Сверхсознание, Жизнь, Дух, Единое Целое. Источником развития органического целого является «жизненный порыв», т.е.

порыв к жизни, цели, творчеству и новым смыслам. В результате жизненного порыва Дух распался на материю и сознание, появились неорганические вещества, растения, животные, люди.

Материя – это дух «отпавший», где напряжение окончательно стало протяжением; механические тела движимы извне. Всякое органическое целое имеет источник развития в самом себе. Живое эволюционирует ко все более возвышенным состояниям.

Таким образом, все есть дух, но на разных ступенях его интенсивности, напряжения. Дух нельзя разложить на отдельные части, ему нельзя приписать детерминизм. Дух свободен.

Гносеология. Длительность. Интуитивизм

Интуитивизм – это основанное Бергсоном направление в гносеологии, в котором утверждается, что в основе познания лежит не опыт и не разум, а интуиция, связывающая данные опыта с данными разума, способная ухватить то, что не способен познать интеллект.

К интуитивизму Бергсон пришел через размышления над апориями Зенона, в которых показывается, что движение мыслить логически невозможно [п. 2.1.3]. Бергсон видит в выводе Зенона ущербность человеческого интеллекта.

Интеллектом Бергсон называл «совокупность дискурсивных способностей ума, изначально предназначенных для того, чтобы мыслить материю» [3, 27]. «Интеллект ясно представляет себе только прерывное» [3, 168].

Аналитичный, дробящий становящееся на части интеллект может постичь лишь неживое, механическое, отдельные фрагменты реальности, описывая их в понятиях, схемах, законах, причинно-следственных связях. Любое движение для интеллекта является лишь набором последовательных положений в пространстве, а факт его непрерывности совершенно необъясним.

«Анализировать можно вещь, но не процесс; можно расчленить протяженность, но не длительность. Если же мы все-таки пытаемся его анализировать, то бессознательно превращаем процесс в вещь, а длительность в протяженность» [2, 145].

Для интеллекта мир подобен рядоположенным кадрам кинофильма, представляющим не саму реальность, а только ее условное изображение. «Сознание, одержимое ненасытным желанием различать, заменяет реальность символом и видит ее лишь сквозь призму символов» [2, 105].

Живое – не вещь, оно определяется не состоянием частей, а целым; под влиянием одинаковых внешних условий живое сегодня поступает иначе, чем вчера. Живое невозможно познать рационально, ибо живое меняется, оно длится.

Таким образом, Бергсон вводит одно из центральных своих понятий – длительность. Не только живое, но и весь мир, по Бергсону, представляет собой длительность – процесс, разнородные элементы которого взаимопроникают, а не рядоположены.

«Длительность – это непрерывное развитие прошлого, вбирающее в себя будущее и разбухающее по мере движения вперед» [3, 43].

Дух в одних существах (животных) проявляется больше инстинктом, в других (людях) – интеллектом.

«Интеллект характеризуется естественным непониманием жизни. Инстинкт же, напротив, принял форму жизни. В то время как интеллект рассматривает все с механистической точки зрения, инстинкт действует, скажем так, органически.

Если бы проснулось дремлющее в нем сознание, если бы он был направлен вовнутрь, в познание, а не вовне, в действие, если бы мы умели его спрашивать, а он мог бы нам отвечать, – он открыл бы нам самые сокровенные тайны жизни» [3, 178].

Существует нечто среднее между инстинктом и интеллектом – интуиция. Интуиция действует изнутри духа, и поэтому способна ухватить длительность. Интуиция – есть «видение духа со стороны самого духа».

Она непосредственна, как инстинкт, и сознательна, как разум. Интуиция находит путь симпатии, а потому совпадает с тем, что уникально и невыразимо в объекте.

Таким образом, Бергсон утверждает новое направление в гносеологии – интуитивизм.

О свободе

Свобода первична и неопределима, ибо «всякое определение свободы оправдывает детерминизм» [1, 13]. В отличие от Канта, исключившего свободу из пространственно-временного мира явлений, Бергсон связал ее с природой самого мира.

Человек, как всякое живое существо, обладает личным началом, персональностью, глубинной природой самого человека – длительностью. Чем более поступки человека выражают индивидуальность, тем менее он предсказуем и тем более свободен.

Таким образом, свобода, по Бергсону, связана с интуитивным постижением своей персональности, «помещением себя в длительность».

Погрузиться в чистую длительность очень трудно, поскольку мы чаще всего живем внешней жизнью; «… мы бываем свободны каждый раз, когда хотим вновь вернуться к самим себе; но мы редко этого хотим» [2, 154-155].

Бергсон утверждает, что есть два различных психических состояния человека. Первое – «пространственное», социальное «я». Второе – состояние погружения вглубь своего сознания, в длительность.

«Наше существование развертывается скорее в пространстве, чем во времени; мы живем больше для внешнего мира, чем для себя; больше говорим, чем мыслим; больше подвергаемся действиям, чем действуем сами. Действовать свободно – значит вновь овладевать самим собой, снова помещать себя в чистую длительность» [2, 151].

«Но моменты, когда мы вновь постигаем самих себя, очень редки, и потому мы редко бываем свободными. Большей частью мы существуем как бы вне самих себя. Мы замечаем только обесцвеченный призрак нашего «я», лишь тень его, которую чистая длительность отбрасывает в однородное пространство» [2, 151].

В противовес детерминистским концепциям свободы как познанной необходимости Бергсон утверждает, что свободное действие недетерминировано, оно «не может быть выражено законом, ибо это психическое состояние – единственное в своем роде и больше никогда не повторится» [2, 154-155].

О философии. Путь к истинной философии, по Бергсону, – это путь к самому себе, к фактам собственного сознания, это путь погружения в собственную длительность.

«Поищем в глубине себя такой пункт, где мы чувствуем себя более всего внутри нашей собственной жизни.

И мы погрузимся тогда в чистую длительность, в которой безостановочно идущее прошлое беспрерывно увеличивается абсолютно новым настоящим» [3, 206].

Этика. Два типа морали и два типа общества

Бергсон в работе «Два источника морали и религии» (1932) ввел в научный оборот понятия: статическая мораль и динамическая мораль, закрытое общество и открытое общество.

Статическая мораль формирует из человека простого исполнителя, элемент некоего социального механизма, члена закрытого общества, направленного на самосохранение, возлагающего на индивида статическую мораль как систему безличных норм, диктуемых требованиями сообщества, общественным прессингом.

Открытая мораль зиждется на свободе, любви, участии и живом примере. Она способствует формированию члена открытого общества, основанного на «любовном порыве», морали творческой эволюции, на признании главной ценностью идеалов целостного человечества, на принципе справедливости, на предельном динамизме общества и его институтов.

Два типа религии. Бергсон различал религию статическую и динамическую. Статическая религия служит сохранению общества и психологической защите индивида.

Суть динамической религии заключена в мистике, цель которой в соединении человека с Творцом.

Святые благородные люди одним своим существованием осуществляли призыв следовать за собой, их мистическое начало способствовало пробуждению мистического начала в других.

Возможность дальнейшего прогресса человеческого общества Бергсон видит лишь в открытом обществе, динамической морали и динамической религии. Философ выделяет в качестве главных принципов развития человечества: любовь к человечеству, «дух простоты», отказ от искусственных потребностей, вызванных преимущественным развитием «тела» человечества в ущерб его духовной культуре.

Критика учения

Т. Адорно: «Интуиции бывают удачными только изредка, временами.

Всякое познание, даже собственное сознание Бергсона, нуждается в рациональности, которую Бергсон презирает; нуждается именно в тот момент, когда познание должно стать конкретным.

Длительность, возведенная в абсолют, чистое становление, actus purus, обернулась бы тем самым отсутствием времени, той самой вневременностью, которую Бергсон порицает в метафизике, начиная с Платона и Аристотеля»[71].

Как отметил Дж. Ролз, у интуитивизма как социальной теории есть один недостаток, состоящий в невозможности единых стандартов для оценки тех или иных социальных концепций. Бергсон предлагал действие с помощью интуиции под руководством того, что кажется правильным, но так как степень развитости интуиции у всех разная, то и согласованность в социальных действиях маловероятна.

Значение учения. Учение А. Бергсона укрепило позиции западной онтологии процесса и иррационализма. Бергсон показал, что рационалистическая методология раскладывания по полочкам малоэффективна в понимании процессов жизни и обосновал необходимость интуиции. Интуитивизм Бергсона значительно повлиял на прагматизм, экзистенциализм и постмодернизм.

Источник: https://studopedia.su/13_118749_filosofiya-zhizni-anri-bergsona.html

Booksm
Добавить комментарий